«Чёрная мифология». К вопросу о фальсификации истории Второй мировой и Великой Отечественной войн

Игорь Юрьевич Додонов
«Чёрная мифология». К вопросу о фальсификации истории Второй мировой и Великой Отечественной войн

Наконец, нельзя не сказать и о выборах в Народные собрания Западной Белоруссии и Западной Украины. Эти собрания должны были: «1) Утвердить передачу помещичьих земель крестьянским комитетам; 2) Решить вопрос о характере создаваемой власти, т.е. должна ли быть эта власть советская или буржуазная; 3) Решить вопрос о вхождении в состав СССР, т.е. о вхождении украинских областей в состав УССР, о вхождении белорусских областей в состав БССР; 4) Решить вопрос о национализации банков и крупной промышленности» [58: 31], [53: 381].

Выборы проводились на основе всеобщего, прямого и равного избирательного права. Правом выбора в Народное собрание обладали все граждане, достигшие 18 лет. Никаких цензов предусмотрено не было. Один депутат выбирался от 5 тысяч избирателей [53: 381].

На выборы депутатов, которые должны были положительно ответить на вышеуказанные вопросы, из 7 538 586 избирателей пришло 94,8 %. Из пришедших «за» предложенных кандидатов проголосовало 90,8 %, «против» – 9,2 % [53: 383-384], [58: 31].

Если брать раздельные цифры по Западной Украине и Западной Белоруссии, то они выглядят так:

Западная Украина:

Явилось – 92,83 % избирателей

Из явившихся проголосовало «за» – 90,93 % [63: 189].

Западная Белоруссия:

Явилось – 96,71 % избирателей

Из явившихся проголосовало «за» – 90,67 % [63: 189].

22 октября 1939 года Народные собрания были избраны.

27 октября 1939 года Народное собрание Западной Украины единогласно приняло декларации об установлении Советской власти и вхождении в состав СССР.

29 октября аналогичные решения приняло Народное собрание Западной Белоруссии.

Рассмотрев эти просьбы, 5-я внеочередная сессия Верховного Совета СССР 1-го ноября приняла постановление о включении Западной Украины в состав Украинской ССР, а 2-го ноября – о включении Западной Белоруссии в состав Белорусской ССР.

Имея в виду результаты выборов, даже М.И. Семиряга был вынужден признать:

«Итоги выборов показали, что подавляющее большинство населения этих регионов согласились с установлением Советской власти и присоединением к Советскому Союзу» [73: 54].

М.И. Смиряга – профессиональный историк и понимает, несмотря на свои новые политические убеждения, что исторический факт есть исторический факт, и опровергать его бессмысленно. Но находятся такие «ретивые ребята», которые и результаты выборов, прошедших в октябре 1939 года в Западной Украине и Западной Белоруссии, объявляют недостоверными. Ссылаются они при этом на репрессии со стороны НКВД, которые якобы и обеспечили столь благоприятные для Советского Союза результаты голосования [58: 31].

Хорошую отповедь подобным «обличителям» дал Ю.И. Мухин:

«Для того чтобы силой заставить население определенным образом проголосовать, нужно репрессиями запугать народ, что при тайном голосовании вообще-то нереально, или нужно во все избиркомы (а их была масса – избирался один депутат на 5000 населения, т.е. около 1500 депутатов) подобрать своих людей для подтасовки выборов, а всех кандидатов соответственно обработать. А вот для этого нужно время даже НКВД, поскольку его работникам нужно сначала создать агентурную сеть, выявить противников, арестовать их, выявить покладистых, рекомендовать их в избирательные комиссии, заставить собрания за них проголосовать, подобрать нужных депутатов, обеспечить их выдвижение и т.д. и т.п. Такое теоретически возможно, но для этого, повторяю, нужно очень много времени. К примеру, в СССР, проститутки были не в почете, и их высылали в отдаленные области СССР, избавляясь от специалисток ненужной профессии. И проститутки из западных областей УССР и БССР тоже были высланы, но только через 7 месяцев после присоединения. Оцените, сколько времени потребовалось НКВД, чтобы выявить проституток и составить список этих особ, действовавших легально.

А с присоединением западных областей дело происходило в таком темпе: 17 сентября 1939 года Красная Армия с небольшими боями стала входить в эти области, беря в плен польские армию, полицию и жандармов, 1 октября СССР перед народом этих областей поставил перечисленные выше вопросы, а 22 октября этого же 1939 года избиратели голосовали. Ну как за 3 недели в стране, в которой по лесам ещё слонялись неразоружённые войска Польши, НКВД мог организовать и провести работу по запугиванию населения?

Теперь о реальных репрессиях по запугиванию избирателей. За три с половиной месяца (сентябрь – декабрь 1939 года) НКВД арестовал 19 832 человека, из которых 72,1 % были арестованы за уголовные преступления и за нелегальный переход границы. Но положим, что все они были арестованы до 22 октября и с целью – запугать население перед выборами. Много это или мало? Из расчета 7,5 млн избирателей это один арестованный на 375 человек. А в нынешней России в тюрьмах сидит более миллиона заключенных при, примерно, 100 млн. избирателей, а это один репрессированный на 100 человек. И никто не боится, и все считают нынешнюю Россию самой демократической страной в её истории» [58; 31-32].

Те, кто при описании событий сентября-октября 1939 года, связанных с действиями в Западных Украине и Белоруссии Красной Армии, словосочетание «освободительный поход» берут в кавычки, намекая, что никаким освободительным этот поход не был, либо не знают всех обстоятельств дела, либо (что более вероятно) свои идеологические убеждения ставят выше фактов (ничего не поделаешь, подобный подход – главный принцип исторических изысканий «демократических» авторов).

* * *

Мы намеренно сделали столь обширное отступление от действий РККА на польской территории в 1939 году, чтобы дать читателям представление, что являло собой Польское государство в 20-30-е годы прошлого столетия. Межвоенная Польша – государство малосимпатичное. Обвиняющие Советский Союз в том, что он вводом своих войск в западные области Украины и Белоруссии попрал все нормы международного права, должны иметь ввиду, что Польша сама данные нормы ни во что не ставила, неоднократно их нарушая. Это во внешнеполитической деятельности. Что до внутригосударственной жизни, то скажите, разве можно назвать нормальным государство, в котором 40% населения фактически считаются гражданами второго сорта, потому что они не принадлежат к титульной, как сейчас говорят, нации?

По отношению к Советскому Союзу Польша в 20-30-е годы была настроена враждебно. Антикоммунизм и русофобия были основными принципами внешнеполитической деятельности польской правящей элиты.

Советскому Союзу любить Польшу было не за что.

Сталин имел все основания заявить на встрече с руководством Коминтерна, состоявшейся 7 сентября 1939 года, что Польша – это фашистское государство, угнетающее другие народности, «что уничтожение этого государства в нынешних условиях означало бы одним буржуазным фашистским государством меньше!» [53; 279]. Далее Сталин продолжил: «Что плохого было бы, если в результате разгрома Польши мы распространим социалистическую систему на новые территории и население» [53; 279].

Вот, казалось бы, прямое указание и на агрессивные замыслы вождя, и на германо-советское взаимодействие в уничтожении Польского государства.

Но не будем торопиться. Во-первых, эти слова не надо вырывать из контекста всей речи Сталина, в которой он, в частности, сказал (и слова эти предшествовали словам о польском фашистском государстве):

«Война идёт между двумя группами капиталистических стран (бедные и богатые в отношении колоний, сырья и т.д.) за передел мира, за господство над миром! Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга. Неплохо, если руками Германии будет расшатано положение богатейших капиталистических стран (в особенности Англии). Гитлер, сам этого не понимая и не желая, расстраивает капиталистическую систему… Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, что бы лучше разодрались. Пакт о ненападении в некоторой степени помогает Германии. Следующий момент – подталкивать другую сторону» [53; 278], [63; 154].

«Польский вопрос» поднят в речи, как частный. Польша – лишь одно из капиталистических государств, которые будут в ходе новой мировой войны ослаблены, что будет содействовать победе социализма. Ясно видно, что Сталин стремиться к тому, чтобы СССР оказался в этой войне в позиции «третьего смеющегося». Как определил действия Советского Союза в ходе германо-польской войны У. Черчилль: «Россия проводит холодную политику собственных интересов» [63; 187]. То есть ни о каком союзе с Германией Сталин речи не ведёт, в том числе и в «польском вопросе». Вопреки первому впечатлению Сталин вовсе не говорит, что Польша перестанет существовать как государство. Он говорит лишь о том, что, возможно, перестанет существовать «буржуазная фашистская» Польша. В речи нет указания на желание оккупировать часть польской территории. Указывается лишь на стремление советизировать области, попавшие по пакту Молотова – Риббентропа в советскую сферу интересов. Это не означает автоматической оккупации. У нас есть основания утверждать, что первоначальным намерением Сталина было сохранение польского государства восточнее Писсы, Нарева, Вислы и Сана. Разумеется, находясь в советской сфере интересов, это государство должно было стать не просто дружественным СССР, а рано или поздно социалистическим. Другими словами, воспроизведение в меньшем масштабе панской Польши нам было не нужно. За такую трактовку говорят события, развернувшиеся в конце августа – начале сентября 1939 года.

29 августа, за три дня до войны, посол Германии в СССР Шуленбург попросил В. М. Молотова его принять. Стенографистки зафиксировали повод для встречи:

«Шуленбург сообщил, что сегодня ночью и утром ему лично позвонил Риббентроп и просил передать следующее.

В последнее время в нескольких газетах появились слухи о том, что якобы Советское правительство отводит свои войска с западной границы. Такого рода слухи, служащие агитационным целям, неприятны германскому правительству. Поэтому Риббентроп по поручению Гитлера просит Советское правительство опровергнуть эти слухи в форме, которую оно сочтёт удобной. Лучше, если бы это опровержение было сделано в положительной форме, т.е. что Советское правительство не отводит своих войск с границы, а, наоборот, усиливает военные силы на границе. Или желательна такая форма опровержения, в которой было бы указано, что об отводе войск с границы не может быть и речи, так как в такое тревожное время всякое правительство не уменьшает войск на границе, а усиливает их.

 

Молотов спрашивает, верит ли этим сообщениям германское правительство.

Шуленбург отвечает отрицательно.

Молотов говорит, что он посоветуется, как это сделать, и подчёркивает серьёзность, с которой мы относимся к заключённому нами пакту с Германией. Уже один факт появления такого рода слухов показывает серьёзность нашего отношения к пакту» [58; 125-126], [53; 277].

Тут требуется пояснение. Что так взволновало Риббентропа, что он посередь ночи кинулся поднимать с постели посла в Советском Союзе, да ещё и утром сделал «контрольный звонок»? Отвод советских войск от восточной границы Польши означал, что Польша может снимать с неё войска и перебрасывать на запад – навстречу немцам. И немцы поняли эту угрозу, начав просить, чтобы СССР объявил, что он, наоборот, подтягивает к польской границе войска. Хорош же «союзничек» Советский Союз. Можно утверждать, что СССР преследовал собственные интересы, позволяя полякам перебрасывать войска на запад. Можно заявлять, что независимо от своих намерений, от своего отношения к Польше, он создавал условия, при которых она могла оказать Германии максимально сильное сопротивление. Нельзя только сказать, что Советский Союз выполнял союзнические обязательства перед рейхом.

Впрочем, В. М. Молотов сдержал слово, данное Шуленбургу: 30 августа в советской прессе появилось опровержение, но какое? ТАСС сообщал, что «ввиду обострения положения в восточных районах Европы и ввиду возможности всяких неожиданностей советское командование решило усилить численный состав гарнизонов западных границ СССР» [53; 277], [58; 127].

Но ведь гарнизоны – это не полевые войска. Они главную ударную силу наступления никогда не составляют и используются, как правило, только для обороны. Формально Советский Союз выполнил обещанное немцам, по существу же, сигнализировал полякам: «Продолжайте перебрасывать войска на запад и сражайтесь на здоровье». Разумеется, немцы были не дураки и тоже это поняли, но тут, как говориться, придраться было не к чему.

Возникает вопрос: зачем же Советский Союз, так не любя Польшу, так стремился ей помочь? Ответ прост: гораздо удобнее и дешевле, чтобы участок твоей границы от главного противника был прикрыт другим государством. А уж если есть возможность сделать это последнее тебе дружественным, то и подавно: в любой момент мы сможем защитить свою границу на дальних к ней подступах. Всегда предпочтительнее для страны, чтобы боевые действия на её территории не велись.

3 сентября 1939 года германское посольство в Москве получило задание министра иностранных дел И. Риббентропа прощупать намерения СССР относительно возможного вступления Красной Армии в Польшу. На этот вопрос В. М. Молотов только 5 сентября дал ответ, что советское правительство согласно, что ему в подходящее время «обязательно придётся…начать конкретные действия. Но мы считаем, что этот момент пока ещё не назрел», а «торопливостью можно испортить дело и облегчить сплочение противников» [53; 278].

«Демократические» авторы трактуют эти слова буквально: мол, Советский Союз выжидал всего лишь удобного момента, чтобы ударить по Польше. Однако на тот момент никакого решения об ударе по Польше советское руководство ещё не приняло. Мы полагаем, что оно ещё рассчитывало на более или менее долгое и упорное сопротивление польской армии, при котором непосредственное вмешательство Красной Армии не понадобится.

Ясно видно, что в первых числах сентября между советскими и германскими дипломатами шёл диалог отнюдь не союзников. Немцы зондируют советскую сторону, не намерена ли она вводить войска в Польшу. То есть никаких определённых обязательств перед Германией на этот счёт советский Союз не имел, и немецкая сторона совсем не была уверена в его действиях.

Однако «обвальное» развитие событий в Польше заставило советское правительство принять решение о вступлении Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию.

Но обо всём по порядку. Прежде всего, надо отметить, что польская правящая элита с началом войны, почуяв, что дело «пахнет жареным», во всей полноте проявила ещё пару черт, исторически присущих польской шляхте: безответственность и трусость. Уже в первый день войны из Варшавы скрылся президент Польши Мостицкий, а 5-го удрало и всё правительство. Но этому предшествовала директива, которую дал польской армии сменивший на посту диктатора Польши Пилсудского маршал Рыдз-Смиглы, главнокомандующий польской армией. 3 сентября он приказал Главному штабу:

«В связи со сложившийся обстановкой и комплексом проблем, которые поставил ход событий в порядок дня, следует ориентировать ось отхода наших вооружённых сил не просто на восток, в сторону России, связанной пактом с немцами, а на юго-восток, в сторону союзной Румынии и благоприятно относящейся к Польше Венгрии…» [58; 149], [53; 235].

Шёл третий день войны, а в приказе говорится не об уничтожении прорвавшихся немецких колонн и даже не об отводе войск на рубеж Нарев-Висла-Сан, а просто о бегстве. Возможность организовать оборону на линии рек Нарев, Висла и Сан у поляков была. Эти реки представляли собой сильную естественную преграду. Кроме того, бывшие русские укрепления, хотя и устарели, но могли служить хорошими опорными пунктами. Ещё цари укрепили указанную линию для защиты от немцев крепостями Вильно, Гродно, Осовец, Ломжа, Остроленка, Рожаны, Пултуск, Загреж, Новогеоргиевск (Модлин), Варшава, Ивангород (Демблин) [58; 125]. То, что поляки перенесут оборону на рубеж Нарев-Висла-Сан, полагали французы, полагали немцы (и этого они очень опасались, уже с первого дня войны высылали авиаразведку в тревоге, не ведутся ли окопные работы на данном рубеже), полагал и Сталин (в секретном протоколе к пакту Молотова–Риббентропа недаром границей советской сферы влияния служили эти реки) [58; 124-125; 150].

Ошиблись французы, ошиблись немцы, ошиблись русские. Никому из них не дано было проникнуть в потаённые глубины души и сознания польского шляхтича. Маршал Рыдз-Смиглы плюнул на оборону страны уже в третий день войны и отдал приказ войскам драпать в Румынию.

Можно, конечно, попытаться оправдать бравого маршала: мол, удара в спину от Советов он боялся, а у границ дружественной Румынии хотел организовать оборону. Увы, тезис критики не выдерживает. Напомним, Советский Союз демонстрировал полякам, что предоставляет им возможность спокойно сражаться с немцами, спокойно перебрасывать войска на запад. Дураком Рыдз- Смиглы не был и этот сигнал хорошо понял, потому что на восточных рубежах Польши оставил минимум войск. Далее. Отведя основные силы польской армии на рубеж Нарев-Висла-Сан, он вполне мог часть их них переориентировать на оборону против войск Советов, если бы возникла угроза их вторжения и удара в спину польской армии. На войне, как на войне. И даже ударь с тыла по полякам Красная Армия, когда те обороняли от немцев линию по Нареву, Висле и Сану, даже сложи под двойным ударом (немцев и русских) Войско Польское свою голову в неравной борьбе, и вместе с ним погибни его храбрый главнокомандующий Рыдз-Смиглы (поднимая ли солдат в отчаянную контратаку, как это позже делали наши комкор Петровский и маршал Ворошилов, пустив ли себе пулю в лоб, когда всё будет кончено, как это сделал в Первую мировую наш генерал Самсонов), никто и никогда не осудил бы Рыдз-Смиглы и его солдат, ибо они сделали всё что могли, до последней возможности обороняя свою страну. И честь им, и слава!

А какие возможности имела польская армия, отходя к румынской границе? «Закуток» (а иного слова и не подберёшь) территории Польши, граничащий с Румынией, был шириной едва ли 120 км и не имел ни естественных, ни искусственных рубежей обороны. Какую Польшу могла защищать там армия? И как она могла это там сделать? Кроме того, союзной Румыния была для Польши против СССР, а не против Германии. Рыдз-Смиглы не мог этого не знать. Что же получается? Загоняя свою армию к румынской границе, Рыдз-Смиглы думал не об обороне страны, а об уходе армии в Румынию. Но там она неизбежно была бы интернирована. Вот такой «гениальный» полководческий ход.

Впрочем, как не думал главнокомандующий о Польше, так не думал и о польской армии. Не её он спасал, а свою шкуру. Он не мог не понимать, что единственно верным со стратегической точки зрения решением является организация обороны по рубежу Нарев – Висла – Сан. Но в случае чего, бежать оттуда ему, Рыдз-Смиглы, было затруднительно, ибо в Советской Союз не побежишь, а до Румынии при идущих боевых действиях добраться будет сложно, если вообще возможно. Потому к румынской границе надо было переместиться заблаговременно. Но самому поехать к польско-румынской границе, а армию направить сражаться на рубеж Нарева, Вислы и Сана – это, право же, даже по-польски было слишком. Достоинство шляхтича требует, чтобы даже при плохой игре мина была хорошей. Другими словами, какое свинство не совершай, но внешне всё должно быть прилично. Вот Рыдз-Смиглы и соблюл внешние приличия: сначала армию отправил к румынской границе (при этом его не смущало, что польские дивизии из западных районов страны, отступая на юго-восток, должны были двигаться вдоль фронта наступающих немцев, а те дивизии поляков, которые отходили от границ Восточной Пруссии, шли прямо навстречу немцам [58; 149-150]), а потом и сам туда удрал.

Из Варшавы Рыдз-Смиглы убежал в ночь на 7 сентября (для сравнения: советское посольство отправило своих женщин и детей из польской столицы 5 сентября, само продолжая работать) [58; 153]. Можно «гордиться» «смелостью» маршала: он на сутки с лишним «пересидел» в Варшаве детей советских дипломатов.

Рыдз-Смиглы отправился в Брест, оставив в Варшаве начальника Главного штаба генерала Стахевича. Последний сносился с главнокомандующим посредством курьеров (Брест находился в 180 км от Варшавы), т.к. связи ни с польскими армиями, ни даже с Варшавой Брестская крепость не имела. При такой постановке дела беспорядок в управлении сражавшейся польской армией ещё более возрос (особого порядка и ранее не наблюдалось).

10 сентября Рыдз-Смиглы покинул и Брест и через Владимир-Волынский и Млынов прибыл к польско-румынской границе (в Куты). Границу пересёк 17 сентября.

Причём, удирая из Варшавы, Рыдз-Смиглы отдал приказ об отводе к Бресту истребительной авиабригады и значительной части артиллерии ПВО. Теперь они должны были защищать в Бресте ценную персону маршала, а не готовящуюся к обороне столицу страны. В итоге немцы бомбили Варшаву практически беспрепятственно, основная масса варшавян погибла в результате именно бомбовых ударов с воздуха (всего погибло во время обороны Варшавы 20 тыс. жителей столицы) [ 58; 154].

Фактически с 5 сентября Польша осталась без правительства, ибо какое реальное управление страной могут осуществлять министры, которые только тем и заняты, что бегают по стране. Судите сами: покинув Варшаву, правительство направилось в Люблин. Уже 9-го числа оно отправилось из Люблина в Кременец, а 13-го – из Кременца в Залещики (это на самой румынской границе) [58; 155]. По официальной версии, на румынскую сторону оно перешло 17 сентября. Впрочем, Ю. И. Мухин полагает, что его в Польше не было уже 16-го [58; 160]. Ну, как при таком темпе передвижения можно реально чем-то управлять? Остаётся согласиться с Ю. И. Мухиным:

«Польское государство окончилось не тогда, когда «гнуснейшие из гнусных» (выражение, употреблённое У. Черчиллем по отношению к польской правящей элите – И. Д., В. С.) перебежали мост на румынской границе в Залещиках, а тогда, когда они бросили Варшаву» [58; 145].

С ночи с 6 на 7 сентября нормального централизованного командования была лишена польская армия. Можно ли назвать нормальным такой вот способ получения донесений Рыдз-Смиглы в Бресте и отдачи оттуда распоряжений по управлению войсками: генерал Стахевич в Варшаве получал от войск донесения и с помощью мотоциклиста по забитым беженцами дорогам отправлял их в Брест. Здесь Рыдз-Смиглы принимал решения, эти решения отправлялись в штаб Бугской военной флотилии, в котором была радиостанция (собственная радиостанция маршала сначала бездействовала, потому что впопыхах забыли (!) захватить в Варшаве шифры и коды, а затем радиостанция вышла из строя в результате немецкой бомбёжки [58; 154]). С помощью радиостанции флотилии распоряжения главнокомандующего передавались в штаб Военно-морского флота в Варшаве, оттуда доставлялись Стахевичу, а он передавал их в войска [58; 154]. Нетрудно понять, что к моменту получения в войсках «мудрых» приказов Рыдз-Смиглы нужны они были там как «корове седло» или «рыбе зонтик».

 

Вот как охарактеризовал положение в Бресте заместитель начальника Главного штаба Яклич:

«У нас целый день постоянные поиски войск и высылка офицеров для восстановления связи… С внутренней организацией в крепости Брест большой балаган (выделено нами – И. Д., В. С.), который я должен сам ликвидировать. Постоянные налёты авиации. В Бресте бегство во все стороны» [53; 254].

Но и «брестская идиллия» закончилась 10 сентября, т.к. Рыдз-Смиглы в этот день покинул Брест и двинулся к румынской границе, совсем потеряв управление войсками. Французский представитель при польском генштабе генерал Арманго в этот день докладывал в Париж:

«Здесь царит полнейший хаос. Главное польское командование почти не имеет связи с воющими армиями и крупными частями… Не имеет ровно никакой информации о продвижении неприятеля и даже о положении собственных войск информировано очень не полно или вовсе не информировано. Генеральный штаб распался на две части… Польская армия собственно была разгромлена в первые же дни» [53; 263].

Практически в каждой работе, повествующей о событиях сентября 1939 года в Польше, можно встретить текст последней директивы Рыдз-Смиглы, отданной в связи с переходом границы советскими войсками:

«Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей. Задача для Варшавы и Модлина, которые должны защищаться от немцев, без изменений. Части, к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию» [53; 301-302].

Неизвестно, какие части, соединения и гарнизоны Войска Польского на востоке страны данную директиву получили. Во всяком случае, у нас сложилось впечатление, что польские командиры оказывали или не оказывали Красной Армии сопротивление на свой страх и риск.

Не удивительно, что при таком положении дел немцы уже 8 сентября заявили о взятии Варшавы. Это было ошибкой [53; 287]. Бои за город только начинались. Но ошибка выглядела весьма правдоподобно.

Из Берлина в Москву был вызван советский военный атташе комкор М. А. Пуркаев для доклада о положении в Польше. [53; 287]. 9 сентября Риббентроп послал Шуленбургу указание возобновить беседы «с Молотовым относительно военных намерений советского правительства» в Польше [53; 287]. В тот же день Молотов ответил на зондаж Шуленбурга, что «советские военные действия начнутся в течение ближайших дней» [53; 287].

8-9 сентября немецкие группировки стали выходить к Нареву, Висле, Бугу, стремительно двигались к Сану. То есть вступали в советскую сферу влияния. Создавалось впечатление, что польский фронт попросту разваливается на куски (впечатление во многом верное), и немцы вскоре могут оказаться и у советских границ.

В этих условиях 9 сентября нарком обороны маршал К.Е. Ворошилов и начальник Генштаба командарм 1-го ранга Б. М. Шапошников подписали приказы № 16633 Военному совету Белорусского Особого военного округа и № 16634 Военному совету Киевского Особого военного округа, согласно которым следовало «к исходу 11 сентября 1939 года скрытно сосредоточить и быть готовым к решительному наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска противника» [53; 287].

Однако эти приказы не были переданы в округа, поскольку в тот же день выяснилось, что Варшава не занята немцами. В этой ситуации в 16 часов 10 сентября Молотов пригласил к себе Шуленбурга и заявил, что Красная Армия застигнута врасплох быстрыми успехами вермахта в Польше и ещё не готова к действиям [53; 287]. Далее В. М. Молотов заявил, что «советское правительство намеревалось воспользоваться дальнейшим продвижением германских войск и заявить, что Польша разваливается на куски, и что вследствие этого Советский Союз должен прийти на помощь украинцам и белорусам, которым угрожает Германия. Этот предлог представит интервенцию Советского Союза благовидной в глазах масс и даст Советскому Союзу возможность не выглядеть агрессором» [53; 289]. Сославшись на сообщение германского агенства ДНБ, из которого можно было сделать вывод о возможном германо-польском перемирии, В. М. Молотов сказал, что последнее, безусловно, закрывает дорогу для советских действий [53; 289]. Шуленбург пообещал сделать запрос относительно возможности перемирия и уверил Молотова, что действия Красной Армии очень важны в данной ситуации.

Диалог очень интересный. Как правило, исследователи слова нашего наркоминдела трактуют прямо, не усматривая в них никакой дипломатической игры. Мы же призываем взглянуть на них именно с этих позиций. Узнав, что Варшава не пала, и польская армия ещё дерётся, что у неё ещё есть возможность закрепиться на рубеже Вислы, Советский Союз тут же отложил своё вторжение. При том объёме информации, которым владело советское правительство, вполне могло показаться, что события развернутся по сценарию, первоначально и прогнозируемому Москвой: поляки «упираются» восточнее Вислы, союзники разворачивают боевые действия на Западном фронте (французы как раз 9 сентября начали продвижение к линии Зигфрида [53; 246, 289]). В такой ситуации вмешательство Советского Союза было не нужно. Всё и так шло в нужном ему направлении.

Хотелось бы затронуть и такой момент. На запрос Шуленбурга о возможности перемирия с поляками Риббентроп ответил 13 сентября. Смысл ответа был таков: вопрос о перемирии не ставился. Однако мы уже знаем, что это не так. Этот вопрос стоял ещё 7 сентября. Более того, судя по дневниковым записям Гальдера, вопрос о «независимом украинском государстве» поднимался у главнокомандующего 9 и даже 10 сентября [58; 140-141] Приходится думать, что при обсуждении этого вопроса предполагалось заключение перемирия с польским правительством. Увы (для поляков), польское правительство слишком быстро бегало. Немцам вести переговоры было просто не с кем. Ну, а потом стало ясно, что и договариваться уже не надо: Польша проигрывает войну, причём, с треском. Недаром того же 10-го числа в дневнике Гальдера появилась запись о «баснословных» успехах вермахта [58; 140].

Таким образом, советское правительство сделало из сообщения агенства ДНБ совершенно правильный вывод. Риббентроп же дал опровержение якобы слухам только 13 сентября, когда вопрос о перемирии уже был снят с повестки дня. А раз речь о перемирии всё же шла, то вполне естественно, что лезть в «польскую заваруху» нам было не к чему.

В очередной раз видно, что Советский Союз преследует исключительно собственные интересы, которые заключаются в том, чтобы максимально обезопасить свои восточные рубежи. Нет никакого оголтелого стремления к захватам территорий. И уж тем более нет взаимодействия с немцами, ни союзного, ни «полусоюзного», в смысле, «незавершённого».

К середине сентября, однако, стало ясно, что Польшу всё-таки постигла военная катастрофа.

Союзники на Западе активных действий не предпринимали. Ещё 12 сентября они пришли к выводу, что Польше ничем уже помочь нельзя, и Высший военный совет союзников принял решение о приостановлении наступления против линии Зигфрида [53; 246-247], [58; 151].14

Немцы стремительно продвигались вперёд. 14 сентября они заняли Брест (бои за крепость продолжались до 17 сентября) [53; 268]. С 15 сентября соединения 4-ой немецкой армии начали продвижение с целью достичь линий Волковыск – Гродно (это 150 км от советской границы) и Барановичи – Слоним (это 50 км от советской границы) [53; 268-269].

14Между тем, ещё 14 сентября французский генерал Гамелен заверил польского военного атташе в Париже, что «последнее заседание Верховного совета союзников определило твёрдую решимость Франции и Великобритании обеспечить Польше всю возможную помощь…я могу вас заверить, что ни одна из возможностей прямой помощи Польше и её армии не будет оставлена без внимания». [53; 246-247]. Генерал попросту лгал. Союзники на тот момент уже бросили Польшу на произвол судьбы.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43 
Рейтинг@Mail.ru