«Чёрная мифология». К вопросу о фальсификации истории Второй мировой и Великой Отечественной войн

Игорь Юрьевич Додонов
«Чёрная мифология». К вопросу о фальсификации истории Второй мировой и Великой Отечественной войн

Задачи фронтов были сформулированы максимально конкретно. Так, Западному фронту в рамках этой операции предстояло ударом войск левого крыла (4-я армия) в общем направлении на Седлец, Радом способствовать Юго-Западному фронту в разгроме врага в районе Люблина, а для обеспечения действий на главном направлении нанести вспомогательный удар в направлении Варшавы, овладеть ею и «вынести» оборону на р. Нарев. Ближайшей задачей фронта являлось овладение районом Седлец, Луком и захват переправ через р.Вислу. В дальнейшем имелись в виду действия в направлении Радома с целью окружения во взаимодействии с Юго-Западным фронтом люблинской группировки немецких войск [1; 18], [50; 113].

Есть все основания считать, что «Уточнённый план…» завершил эволюцию советских планов развёртывания, заключающуюся в смещении основного района сосредоточения советских войск с севера на юг2. Если Б.М. Шапошников отстаивал приоритет «северного» варианта, а «Соображения…» К.А. Ме-

__________________________________

1 Можно его условно назвать планом Г.К Жукова. Так же, как существовал план Б.М. Шапошникова, план К.А. Мерецкова. Каждый из трёх предвоенных начальников Генштаба внёс свой вклад в военное планирование СССР.

2 Интересная подробность: «Уточнённый план…» утверждён Сталиным не был. Более того, его не пописывал и нарком обороны СССР С.К. Тимошенко [15; 16].

рецкова при смещении центра тяжести развёртывания на юг были всё же дуалистичны, то план Г.Г. Жукова окончательно закреплял приоритет направления к югу от Полесья.

Планы эволюционируют, но неизменным в них остаётся одно: положение о том, что агрессором выступит Германия. Наступление советских войск – ответ на агрессию.

Из этого правила в разряд исключений обычно относят один очень интересный документ. Речь идёт о «Соображениях по плану стратегического развёртывания Вооружённых Сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками» от 15 мая 1941 года.

Известны эти «Соображения…» сейчас только в черновом варианте докладной записки, направленной Сталину С.К Тимошенко и Г.К. Жуковым. По утверждениям Д. Волкогонова и В. Карпова, документ этот изначально находился в личном деле Г.К. Жукова, хранящемся в Министерстве обороны [88; 183].

«Соображения…» написаны рукой А.М. Василевского, на тот момент заместителя начальника оперативного управления Генштаба. В тексте имеется редакторская правка рукой Н.Ф. Ватутина (напомним, тогда он был первым заместителем начальника Генштаба). Хотя в конце обозначены фамилии С.К. Тимошенко и Г.К. Жукова, подписей нет. В тексте есть ссылки на прилагаемые карты, но карты отсутствуют [9; 314. 341], [72; 464-472].

Можно предположить с большой долей вероятности, что чистовой вариант с картами, подписанный наркомом обороны и начальником Генштаба, был предоставлен Сталину и впоследствии затерялся в архивах или был уничтожен. Впрочем, заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых Сил СССР в 1991 году генерал-полковник А. Клеймёнов утверждал, что данный документ не был подписан и никогда не обсуждался [88; 183]. Наверное, у генерала были основания так заявлять. С ним согласен современный российский историк О.В. Вишлёв. Более того, этот исследователь полагает, что «документ (т.е. «Соображения…» от 15 мая 1941 года – И.Д., В.С) никогда не выходил из стен Генштаба. Он так и остался черновым рабочим документом» [15; 15]. Своё мнение О.В. Вишлёв основывает на том, что нет ни прямых, ни косвенных документальных подтверждений не только того, что план был утверждён и подписан Сталиным, но и того, что он вообще ему направлялся на рассмотрение [15; 15]. Нет также свидетельств подписания его С.К Тимошенко и Г.К Жуковым [15; 15]. С полной уверенностью можно лишь утверждать, что его с учётом своих правок одобрил Н.Ф. Ватутин. Наконец, как считает О.В. Вишлёв, «заслуживает внимания…и тот факт, что этот документ долгое время (до 1948 года) хранился в личном сейфе Василевского – не в бумагах Сталина, Тимошенко, Жукова либо…Н.Ф. Ватутина, где ему, казалось бы, надлежало находиться, если бы он был утверждён или хотя бы рассмотрен, и именно из сейфа Василевского перекочевал в архив» [15; 15].

Документ довольно объёмный (15 листов, с четырьмя приложениями) [75; 199], [72; 464-472]. Три приложения содержали в общей сложности семь карт. Одно приложение («Схема соотношения сил») карт не имело.

Приведём выдержки из данного документа, позволяющие говорить о его сути. Заметим, что некоторые авторы этот документ приводят в сокращённом варианте, зачастую очень удобно для себя его сокращая. Мы так поступать не будем. Наши сокращения никоим образом не помешают правильному пониманию документа.

«СООБРАЖЕНИЯ ПО ПЛАНУ

СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАЗВЁРТЫВАНИЯ

ВООРУЖЁННЫХ СИЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

НА СЛУЧАЙ ВОЙНЫ С ГЕРМАНИЕЙ И ЕЁ СОЮЗНИКАМИ.

май 19413

Народный комиссар обороны СССР

Только лично.

Экземпляр единств.

Председателю Совета Народных

Комиссаров СССР

Тов. Сталину.

Докладываю на Ваше рассмотрение соображения по плану стратегического развёртывания Вооружённых Сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками.

I. В настоящее время, по данным разведывательного управления Красной Армии, Германия имеет развёрнутыми около 230 пехотных, 22 танковых, 20 моторизованных, 8 воздушных и 4 кавалерийских дивизий, а всего около 284 дивизий. Из них на границах Советского Союза, по состоянию на 15.5.41г., сосредоточено до 86 пехотных, 13 танковых, 12 моторизованных и 1 кавалерийской дивизии, а всего до 120 дивизий.

Предполагается, что в условиях политической обстановки сегодняшнего дня Германия, в случае нападения на СССР, сможет выставить против нас – до 137 пехотных, 19 танковых, 15 моторизованных, 4 кавалерийских и 5 воздушно-десантных дивизий, а всего до 180 дивизий.

[…] (далее идут соображения по поводу того, где будут развёрнуты оставшиеся 104 дивизии вермахта – И.Д., В.С.).

Вероятнее всего главные силы немецкой армии в составе 76 пехотных, 11 танковых, 8 моторизованных, 2 кавалерийских и 5 воздушных, а всего до 100 дивизий будут развёрнуты к югу от линии Брест-Демблин для нанесения удара в направлении – Ковель, Ровно, Киев.

_________________________________

3 Необходимо отметить, что датировка «Соображений…» 15-м мая условна, ибо на документе конкретное число не проставлено, указан только месяц (май) и год (1941). В своей датировке документа историки исходят из следующих соображений. Во-первых, он адресован Сталину, как Председателю Совета Народных Комиссаров СССР. А эту должность Сталин занял только 6 мая 1941 года. Во-вторых, в «Соображениях…» имеется ссылка на разведданные от 15 мая 1941 года. Следовательно, работа над «Соображениями…» велась в промежутке от 6 до 15 мая, причём, не факт, что 15-го она была закончена. Даже более того: скорее всего, она 15-го не была закончена, и документ был завершён позже. Но поскольку 15 мая – это единственная вероятная дата, которая может быть конкретно названа как дата появления «Соображений…», то историки остановились на ней. Мы не будем отклоняться от принятой датировки.

Одновременно надо ожидать удары на севере из Восточной Пруссии на Вильно и Ригу, а также коротких, концентрических ударов со стороны Сувалки и Бреста на Волковыск и Барановичи.

На юге – надо ожидать ударов:

а) в направлении Жмеринка, Румынской армии, поддержанной германскими дивизиями,

б) в направлении Мункач, Львов и

в) Санок, Львов.

Вероятные союзники Германии могут выставить против СССР: Финляндия до 20 пехотных дивизий, Венгрия – 15 пд, Румыния – 25 пд.

Всего Германия с союзниками может развернуть против СССР до 240 дивизий.

Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развёрнутыми тылами, она имеет возможность предупредить (подчёркнуто в тексте – И.Д., В.С.) нас в развёртывании и нанести внезапный удар.

Чтобы предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому Командованию, упредить (подчёркнуто в тексте – И.Д., В.С.) противника в развёртывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развёртывания и не успеет ещё организовать фронт и взаимодействие войск.

II. Первой стратегической целью действий Красной Армии поставить – разгром главных сил немецкой армии, развёртываемых южнее Брест-Демблин и выход к 30-му дню севернее рубежа Остроленка, р.Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц.

Последующей стратегической целью – наступать из района Катовице в северном или северо-западном направлении, разгромить крупные силы центра и северного крыла Германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Ближайшая задача – разбить германскую армию восточнее р. Висла и на Краковском направлении, выйти на р.р. Нарев, Висла и овладеть районом Катовице, для чего:

а) главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков-Катовице, отрезав Германию от её южных союзников;

б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести на Варшаву – Демблин с целью сковывания варшавской группировки и овладения Варшавой, а также содействия Юго-Западному фронту в разгроме люблинской группировки противника;

в) вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии, Румынии и быть готовыми к нанесению ударов против Румынии при благоприятной обстановке.

Таким образом, Красная Армия начинает наступательные действия с фронта Чижев-Людовлено силами 152 дивизий против 100 германских, на других участках государственной границы предусматривается активная оборона.

 

[…] ( весь III-ий раздел «Соображений…» посвящён подробной росписи сил РККА, находящихся в различных частях СССР (не только в западных округах, но и на Дальнем Востоке, в Закавказье, Средней Азии – И.Д., В.С.).

IV. Состав и задачи развёртываемых на Западе фронтов (карта 1: 1 000 000):

Северный фронт (ЛВО) – 3 армии, в составе – 15 стрелковых, 4 танковых и 2 моторизованных дивизий, а всего 21 дивизия, 18 полков авиации и Северный военно-морской флот, с основными задачами – обороны г. Ленинграда, порта Мурманск, Кировской желдороги и совместно с Балтийским военно-морским флотом обеспечить за нами полное господство в водах Финского залива…

Северо-Западный фронт (ПрибОВО)– три армии, в составе 17 стрелковых, 4 танковых, 2 моторизованных дивизий, а всего 23 дивизии и 13 полков авиации, с задачами: упорной обороной прочно прикрыть Рижское и Виленское направления, не допустив вторжения противника из Восточной Пруссии; обороной западного побережья и островов Эзель и Даго не допустить высадки морских десантов противника…

Западный фронт (ЗапОВО) – четыре армии, в составе 31 стрелковой, 8 танковых, 4 моторизованных и 2 кавалерийских дивизий, а всего 45 дивизий и 21 полк авиации. Задачи: упорной обороной на фронте Друскеники, Остроленка прочно прикрыть Лидское и Белостокское направления;

– с переходом армий Юго-Западного фронта в наступление, ударом левого крыла фронта в общем направлении на Варшаву и Седлец, Радом разбить Варшавскую группировку и овладеть Варшавой, во взаимодействии с Юго-Западным фронтом разбить Люблинско-Радомскую группировку противника, выйти на р. Висла и подвижными частями овладеть Радом…

Юго-Западный фронт – восемь армий, в составе 74 стрелковых, 28 танковых, 15 моторизованных и 5 кавалерийских дивизий, а всего 122 дивизии и 91 полк авиации, с ближайшими задачами:

а) концентрическими ударами армий правого крыла фронта окружить и уничтожить основную группировку противника восточнее р.Вислы в районе Люблин;

б) одновременно ударом с фронта Сенява, Перемышль, Лютовиска разбить силы противника на Краковском и Сандомирско-Келецком направлениях и овладеть районом Краков, Катовице, Кельце, имея в виду в дальнейшем наступать из этого района в северном или северо-западном направлении для разгрома крупных сил северного крыла противника и овладения территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии (т.е. Восточную Пруссию предполагается брать не «в лоб», а, так сказать, «с подбрюшья» – И.Д., В.С.);

в) прочно оборонять госграницу с Венгрией и Румынией и быть готовыми к нанесению концентрических ударов против Румынии. Из района Черновцы и Кишинёв с ближайшей целью разгромить сев. крыло Румынской армии и выйти на рубеж р. Молдова, Яссы.

Для того, чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговременно провести следующие мероприятия, без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику как с воздуха, так и на земле:

1. Провести скрытое отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса;

2. Под видом выхода в лагеря произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе, в первую очередь сосредоточить все армии резерва Главного командования;

3. Скрыто сосредоточить авиацию на полевые аэродромы из отдалённых округов и теперь же начать развёртывать авиационный тыл;

4. Постепенно под видом учебных сборов и тыловых учений развёртывать тыл и госпитальную базу.

V. Группировка резервов Главного командования. В резерве главного командования иметь 5 армий.

[…] (далее идёт описание мест сосредоточения резервных армий: 3 армии предполагалось расположить в полосе за Западным фронтом (причём, две на значительном удалении от границы, вплоть до Вязьмы), две – за Юго-Западным фронтом – И.Д., В.С.)

VI. Прикрытие сосредоточения и развёртывания. Для того чтобы обеспечить себя от возможного внезапного удара противника, прикрыть сосредоточение и развёртывание наших войск и подготовку их к переходу в наступление, необходимо:

1. Организовать прочную оборону и прикрытие госграницы, используя для этого все войска приграничных округов и почти всю авиацию, назначенную для развёртывания на западе;

2.Разработать детальный план противовоздушной обороны страны и привести в полную боевую готовность средства ПВО.

По этим вопросам мною отданы распоряжения и разработка планов обороны госграницы и ПВО полностью заканчивается к 1.6.41г.

Состав и группировка войск прикрытия – согласно прилагаемой карте.

Одновременно необходимо всемерно форсировать строительство и вооружение укреплённых районов, начать строительство укрепрайонов на тыловом рубеже Осташков, Почеп (просим обратить внимание на этот рубеж; для информации: находится он к востоку… от Смоленска! – И.Д., В.С.) и предусмотреть строительство новых укрепрайонов в 1942 г. на границе с Венгрией (обратите внимание на дату – 1942 год! – И.Д., В.С.), а также продолжать строительство укрепрайонов по линии старой госграницы.

VII. Задачи Военно-морскому флоту поставлены – согласно ранее утверждённых Вами моих докладов.

VIII. Развёртывания войск и их боевые действия имеющимися запасами обеспечиваются:

[…] (далее идёт описание сроков, на которые действия РККА обеспечены теми или иными видами боеприпасов и горючего – И.Д., В.С.).

Запасы горючего, предназначенные для западных округов, эшелонированы в значительном количестве (из-за недостатка ёмкости на их территории) во внутренних округах.

IX. Прошу:

1. Утвердить предоставляемый план стратегического развёртывания Вооружённых Сил СССР и план намеченных боевых действий на случай войны с Германией;

2. своевременно разрешить последовательное проведение скрытого отмобилизования и скрытого сосредоточения, в первую очередь всех армий резерва Главного командования и авиации;

3. потребовать от НКПС (Народный Комиссариат путей сообщения – И.Д., В.С.) полного и своевременного выполнения строительства железных дорог по плану 41 года и особенно на Львовском направлении;

4. обязать промышленность выполнять план выпуска материальной части танков и самолётов, а также производства и подачи боеприпасов и горючего строго в назначенные сроки;

5. утвердить предложение о строительстве новых укрепрайонов.

Приложения:

1. Схема развёртывания на карте 1: 1 000 000, в 1 экз.;

2. Схема развёртывания на прикрытие на 3-х картах;

3. Схема соотношения сил, в 1 экз.;

4. Три карты базирования ВВС на западе.

Народный Комиссар Обороны

СССР Маршал Советского Союза

С. Тимошенко

Начальник Генерального Штаба КА

Генерал Армии

Г. Жуков»

[72; 464-472], [47;526-529].

Мы отдельно поговорим о трактовках документов советского военного планирования, осуществлявшегося в предвоенные годы, борцами за «историческую истину». В частности, коснёмся и «Соображений…» от 15 мая 1941 года. Эту тему надо затронуть хотя бы уже для того, чтобы показать, какими приёмами пользуются господа «борцы», чтобы «притянуть за уши» факты к своим насквозь идеологизированным теориям. Сейчас же скажем о другом. Даже исследователи здравые, противостоящие разгулу огульного «демократического правдоискательства» всегда видели в майских «Соображениях…» попытку советских генштабистов нанести превентивный удар по германским войскам, изготовившимся к нападению на СССР. Точнее, попытку убедить Сталина разрешить им сделать это. Другими словами, совершить политический акт агрессии, нападение на другую страну. Казалось бы, сторонники теории агрессивных замыслов СССР могут потирать руки от удовольствия: вот он – пресловутый предсказанный Резуном план «Гроза». Некоторые из них, и впрямь, руки потирают (только почему-то не делает этого сам Резун). А здравомыслящие учёные начинают в ответ говорить вполне здравые вещи, доказывая, что «Соображения…» от 15 мая хотя и представляли из себя план удара по Германии, но были лишь самым общим наброском, над которым надо было ещё работать и работать. А на это нужно время. Не говоря уже о том, что время нужно для подготовки к реализации разработанного во всех мелочах и утверждённого политическим руководством страны плана. Но на календаре-то была уже середина мая 1941 года. Как же советская сторона могла успеть сделать всё к 6 июля 1941 года, т.е. к дате нападения, декларируемой Резуном (см., например, А. Бугаёв «День «N». Неправда Виктора Суворова», М., 2007, стр. 314-3184)?

Всё верно. Немцам на разработку «Барбароссы» понадобилось почти пять месяцев (с конца июля до 18 декабря 1940 года). Ещё полгода ушло у них на подготовку вторжения в соответствии со своим планом. В случае же с советскими военными времени меньше двух месяцев.

Вся эта ситуация напоминает разговор, в котором рьяный «демократ-правдоискатель» обвиняет, а здравомыслящий учёный оправдывается.

– Ага! Мы же говорили! – кричит «правдоискатель».– Вот же! Вот!

– Да что вы?– оправдывается учёный.– Оно с виду, вроде бы, и так. Но на деле-то… Посмотрите…

Но «правдоискатель» ничего и слышать не хочет, т.к., по его мнению, «правду» он уже нашёл.

Мы же хотим спросить: «А надо ли оправдываться?»

Во-первых, в самом факте появления «Соображений…» от 15 мая 1941 года не было ничего особенного. В задачи генерального штаба любой армии входит изучение всех возможных сценариев войны с вероятным противником (в том числе и сценария нанесения превентивного удара).

В той сложной ситуации, которая складывалась на советско-германской границе к лету 1941 года, советские генштабисты были просто обязаны как-то отреагировать. Иначе – они «зря ели свой хлеб».

Но военные, как известно, лишь готовят предложения. А для того, чтобы запустить какой-либо из их планов в действие нужно решение политического руководства страны. Без него любой из планов – просто бумага. Сведений о том, что Сталин одобрил, утвердил, подписал «Соображения…» от 15 мая нет. И, собственно, уже поэтому говорить не о чем. Все «гениальные» догадки остаются лишь догадками. Догадка – это интересно, но это не аргумент.

Во-вторых, продолжая считать «Соображения…» от 15 мая 1941 года предложением о нанесении удара по Германии, т.е. о нападении на неё, зададимся вопросом: «А в чём тут грех? Чего надо стыдиться?» Совершенно понятно, что это не пресловутый резуновский план «Гроза», к исполнению которого, по утверждению Резуна, Красная Армия готовилась чуть ли не с начала 30-х годов [80; 446]: дата «15 мая 1941 года» и отсутствие данных об утверждении «Соображений…» говорят сами за себя. Кроме того, по тексту очень хорошо видно, что всё предлагаемое этим планом – реакция на сосредоточение германских войск у советских границ. Т.е. если считать, что советский Генштаб всё-

_____________________________

4 Заметим, кстати, что Андрей Бугаёв не является поклонником Сталина, коммунистом и сторонником советского строя. Напротив, он – антисталинист, антикоммунист и антисоветчик. Но только совесть свою на так называемую «правду», усиленно провозглашаемую всякого рода «демократами», этот автор разменять не захотел. Потому и пишет вполне здравые вещи.

таки предлагал первыми напасть на Германию, то чисто с субъективных позиций, без учёта того, к чему в реальности готовились немцы, предлагался превентивный удар. Высшие советские военачальники оценивали намерения немецкой армии, как агрессивные. Но сейчас-то мы знаем, что и в действительности намерения эти оказались таковыми. Другими словами, и в объективном плане предлагаемый Генштабом удар носил превентивный характер. Вспомним, что немецкий исследователь М. Мессершмидт так высказался по поводу ситуации, сложившейся на западной советской границе накануне германского вторжения:

«…Если бы Сталин нанёс удар перед 21 июня 1941 года, он начал бы превентивную войну в подлинном смысле понятия «praevenire» – предотвращать» [88; 183].

Даже западные исследователи признают в той ситуации за Советским Союзом право напасть на рейх первым. Постыдного ничего в этом не видят. Поэтому абсолютно не ясны «демократические истерики» российского происхождения по поводу, якобы, агрессивных «Соображений…» от 15 мая 1941 года.

На наш взгляд, совершенно прав один из ведущих современных российских историков Второй мировой войны М. Мельтюхов, отметивший:

«…Если не закрывать на неё (историческую реальность 1941 года – И.Д., В.С.) глаза, то возникает вполне резонный вопрос, почему Советский Союз не должен был готовить нападение на Германию? Что, Германия была большим другом советского народа? Или Гитлер и Сталин были близнецы-братья? Ведь в тот момент именно Германия являлась наиболее серьёзной угрозой не только для внешнеполитических интересов Советского Союза, но и для самого существования Советского государства и населявших его народов. Поэтому советское руководство не только имело полное право, но и обязано было предпринять все доступные для него меры, которые позволили бы максимально эффективно нанести поражение своему противнику (выделено автором – И.Д., В.С.)» [51; 71-72].

 

Наконец, в- третьих. Скажи, уважаемый читатель, ты безоговорочно уверен в том, что «Соображения…» от 15 мая 1941 года – это предложение совершить агрессию против Германии? Если да, то, может быть, твою уверенность поколеблет мнение известного российского историка А. Исаева:

«Назвать это планом превентивного удара может только совершенно безграмотный человек. В «Соображениях…» нет предложения напасть первыми, т.е. совершить политический акт агрессии» [34; 91].

«Как же так? – можете вы спросить.– Ведь там же чёрным по белому написано: «…упредить противника…и атаковать», «…мероприятия, без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику…»».

Такие слова в «Соображениях…», и впрямь, есть. Но что они значат. Давайте разбираться.

Прежде всего, посмотрим, как аргументирует своё мнение А. Исаев:

«Там (т.е в «Соображениях…» – И.Д., В.С.) есть предложение сократить время на развёртывание войск Красной Армии, которое позволит в идеальном случае опередить немцев в гонке переброски войск к границе. Но реализация этого плана возможна, только если политическое руководство СССР нажмёт «красную кнопку» и запустит процесс выдвижения на исходные позиции» [34; 91].

Поясним мысль исследователя. А. Исаев ссылается на заключительные положения раздела IV «Соображений…», начинающиеся со слов: «Для того чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговременно провести следующие мероприятия…» (см. выше). И далее идут предложения о скрытом отмобилизовании войск под видом учебных сборов, о скрытом же сосредоточении их, включая авиацию, ближе к западной границе и о постепенном развёртывании под видом учений войсковых тылов.

В этих положениях А. Исаев и видит главное назначение «Соображений…». В остальном они, по его мнению, – лишь версия «Соображений…» 1940 года [35; 319]5.

Дело в том, что сосредоточение войск для первой операции представляло большую проблему.

Обычно армия страны располагается на её территории неравномерно, несколько уплотняясь на направлениях, с которых возможно вторжение. Строго говоря, у армейских объединений мирного времени есть два центра притяжения: границы с потенциальными противниками и крупные промышленные и экономические центры, являющиеся поставщиками людей и техники, поднимаемых по мобилизации.

Понятно, что невозможно постоянно держать у границ полностью отмобилизованную по штатам военного времени армию. Это нереально как по экономическим, так и по политическим соображениям. Скажем, по последнему предвоенному мобилизационному плану (МП – 41), развёрнутая по штатам военного времени на западе армия должна была насчитывать более 6,5 млн. человек [34; 84]. Такую массу людей надо кормить, обмундировать, где-то размещать. Большие затраты нужны на содержание техники. Надо учесть и то, что в отмобилизованную армию будет отвлечено значительное количество мужского трудоспособного населения. Другими словами, для экономики это очень большая нагрузка.

Столь мощный «кулак» на границе может вызвать опасения в твоих намерениях у любого соседа. И подобные опасения чреваты разного рода последствиями: от международных осложнений до прямого военного конфликта. Истории такие случаи известны.

Также проблематично держать поблизости от границы полный комплект «полуфабрикатов» – крупные массы соединений в штатах мирного времени. Все вышеуказанные проблемы хоть и в меньшей степени, но остаются. А сверх того появляется и другая проблема: для укомплектованных по штатам военного времени войсковых соединений, стоящих у границ в большом количестве, в приграничных областях просто не найдётся контингента запасников для наполне-

_______________________________

5 А. Исаев не упоминает мартовский 1941 года «Уточнённый план…», очевидно, потому что он так и не был утверждён. Таким образом, действующими были только «Соображения…» К.А. Мерецкова.

ния штатов (даже если эти запасники на 100% лояльны, что неверно ни в случае СССР, ни в случае Российской империи). Людей и технику всё равно придётся везти из глубины страны, а перевозки отдельно от частей и соединений неизбежно привели бы к хаосу и перемешиванию войск.

Вследствие этого в непосредственно прилегающих к границе областях дислоцируется меньшая часть армии, слабость которой несколько компенсируется усиленными штатами мирного времени. Эти силы предназначаются только для отражения сравнительно слабых ударов в ожидании выдвижения к границам основных сил для первой операции.

Все советские предвоенные планы, за исключение майских «Соображений…», исходили из положения о начальном периоде войны, когда мобилизация и сосредоточение основных сил армии, предназначенных для первой операции, прикрывается приграничными войсками. Разумеется, войска прикрытия действуют не против полностью отмобилизованной и уже собранной в ударные группировки армии противника, а против таких же войск прикрытия, которые прикрывают мобилизацию и развёртывание вражеской армии. Иными словами, будет определённой длительности начальный период войны, характеризующийся мобилизаций и сосредоточением основных сил и боевыми действиями между армиями прикрытия, примерно равными друг другу по силам. Именно по такому сценарию начиналась Первая мировая война.

Однако к 1941 году положение в этом вопросе изменилось. Немцы изобрели и на полях сражений (в войне с Польшей и Францией) уже опробовали принципиально новую стратегию: бронированный танковый кулак совместно со штурмовой авиацией пробивает в слабом месте противника брешь, не втягиваясь при этом в затяжные бои. А далее в эту брешь устремляется лавина машин, главной задачей которых является не столько захват территории, сколько уничтожение войск противника, нарушение управления армией, достигаемые посредством глубоких охватов и окружений. Никаких приграничных сражений армий прикрытия. Всё развёртывание осуществлялось ещё до начала войны, и уже с первых часов нападения вводились в действие большие массы танков, авиации и живой силы.

Нельзя сказать, что советские военные теоретики не заметили этой новизны. «Германо-польская война началась самим фактом вооружённого вторжения Германии на земле и в воздухе, – писал преподаватель Академии Генерального штаба Г.С. Иссерсон. – Она началась сразу, без обычных для практики прошлых войн предварительных этапов» [1; 6].

Новые явления в содержании начального периода войны отмечал и С.Н Красильников в труде «Наступательная армейская операция», изданном в Академии Генерального штаба в 1940 году. Мнение С.Н Красильникова было таково:

«Начальный период войны не является ныне подготовительным этапом войны, так как подготовительным этапом становится предвоенный более или менее длительный период, в который могут быть проведены полностью или частично все мероприятия, ранее составлявшие содержание начального периода войны… Начальный период непосредственно и постепенно перерастает в период главных операций, а грань между этими периодами стирается» [1; 6-7].

Однако эти и другие подобные обобщения передовой военно-теоретической мысли не стали в полной мере официальными взглядами, не были учтены в практике военного строительства и подготовке вооружённых сил, о чём убедительно свидетельствуют как известные ныне материалы советского военного планирования (см. выше), так и доклады и выводы, сделанные на декабрьском 1940 года совещании высшего командного состава РККА, проходившем в Москве. На этом совещании совещались уже военные-практики: работники Генштаба, руководящие чины Наркомата обороны, командующие и начальники штабов военных округов. В общем, те люди, от которых зависело практическое обновление советской военной доктрины. До чего же они договорились?

Наряду с другими важными вопросами обсуждалось и нападение Германии на Польшу, Бельгию, Голландию и Францию. При этом были отмечены внезапность нападения, решающая роль авиации и танковых войск в ведении маневренной войны и нанесении мощных ударов по противнику в самом её начале. В то же время считалось, что внезапное нападение заранее отмобилизованными силами возможно лишь в войне с небольшим государством. Для нападения же на Советский Союз противнику потребуется определённое время, чтобы отмобилизовать, сосредоточить и развернуть основные силы [1; 7], [71; 300]. Вот что говорил, например, в своём выступлении начальник штаба Прибалтийского Особого военного округа генерал П.С. Клёнов:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43 
Рейтинг@Mail.ru