«Чёрная мифология». К вопросу о фальсификации истории Второй мировой и Великой Отечественной войн

Игорь Юрьевич Додонов
«Чёрная мифология». К вопросу о фальсификации истории Второй мировой и Великой Отечественной войн

Ясно, что Cоветскому Cоюзу, впрочем, как и другим соседям, особо любить Польшу было не за что. Тем не менее, наша страна стремилась нормализовать свои отношения с Польшей. Но создаётся такое впечатление, что главными мотивами действий польской правящей элиты по отношению к СССР были ярый антикоммунизм и махровая русофобия.9 Они настолько засели в мозгах её представителей, что лишали возможности здраво мыслить.

Судите сами. С 1921 года, сразу же после заключения Рижского мирного договора, Советская Россия стала добиваться, чтобы Польша заключила с ней торговый договор. Нашей стороной при этом применялись даже не очень корректные методы. Например, РСФСР (позже СССР) должна была платить Польше репарации, как страна, проигравшая в войне. СССР намеренно срывал выплаты, мотивируя это тем, что репарации – это деньги, а деньги можно получить только торговлей, а Польша с ним торговать не хочет. Поляки терпели, но договор не заключали. Более того, они даже транзиту советских товаров через свою территорию препятствовали [58; 39-40]. «Смилостивились» они и заключили торговый договор с СССР только…в январе 1939 года! Подумать только, с Советами тогда торговали и «сверхдемократичные» США и Англия, и фашистская Италия, и даже, хоть и по минимуму, нацистская Германия (и это при том, что Гитлер не скрывал, что война с Россией является его заветной целью). И только Польша до 1939 года торгового договора с нами не имела. Так, может быть, ей это было экономически выгодно? Отнюдь. Польша была преимущественно сельскохозяйственной страной. Именно продукцию сельского хозяйства (свинину, лён, кожи и т.п.) она в основном и могла предложить своим соседям. И Советский Союз готов был это у поляков покупать. А вот другие соседи не очень. Из Прибалтийских стран с Польшей граничили Латвия и Литва. И той, и другой особо торговать вообще было не чем, с Польшей в частности. Страны были бедные и аграрные. Они и сами могли предложить полякам то, что поляки могли предложить им (т.е. продукты сельского хозяйства). К тому же Литва, как уже отмечалось, с начала 20-х годов знаться с Польшей не хотела.

Немцы до прихода Гитлера к власти из-за польских захватов попросту выкидывали поляков со своего рынка.

Торговля с Румынией не могла быть крупномасштабной по тем же причинам, что и с Латвией.

Вот с Чехословакией торговать было можно. Чехословакия, будучи в промышленном отношении значительно более развитой, чем Польша. Вполне могла экспортировать полякам промышленную продукцию, а закупать продукцию сельскохозяйственную. Да вот беда: отношения с чехами тоже были «не на высоте». Поляки и с ними изрядно «повздорили» из-за территорий в начале 20-х годов. А посему и торговые связи оставляли желать много лучшего.

В таких условиях советский рынок был просто необходим полякам. И тем не менее, они до 1939 года слышать о торговом договоре с СССР ничего не хотели. Умно? Нам кажется, что нет.

С 1926 года Советский Союз неоднократно предлагал полякам заключить пакт о ненападении. Поляки «снизошли» до нас только в 1932 году и заключили пакт на целых три года. В 1934 году они продлили его действие ещё на десять лет. Скажите, это нормальный подход к отношениям с соседним государством? Причём, польская верхушка должна бы была понимать, что СССР – не Литва. Иметь хотя бы сносные отношения с таким соседом – вопрос жизненно важный. Но до 1932 года, судя по всему, не очень понимала. И более того, имела некоторые виды на определённые советские территории (Украину). При таком подходе пакт о ненападении с СССР, и впрямь, зачем был нужен Польше?

В течение 1932 года в Женеве шла конференция по разоружению, которая в итоге свелась к поиску формулы, позволявшей Германии получить равные права на вооружение. В ходе конференции Польша старалась добиться гарантий своих границ с Германией, но эта цель так и не была достигнута. В то же время в Германии существовала реальная угроза прихода к власти Гитлера, который своей воинственной риторикой внушал польским лидерам немалые опасения за свои западные рубежи. Всё это заставило их несколько пересмотреть свои позиции. Они решили подстраховаться и обезопасить себя с Востока. Поэтому в 1932 году поляки пошли на подписание пакта с СССР [53; 130], [58; 24].

В июле 1933 года Польша после долгих препирательств подписала предложенную СССР региональную конвенцию об определении агрессии [53; 132]10. Но на этом желание улучшать отношения с СССР у поляков, фактически, и закончились. Не то, что бы они собирались их ухудшать, но и улучшать точно не собирались.

1 сентября 1933 года польский политик князь Сапега в публичной лекции о международном положении критиковал подписанную с СССР конвенцию об определении агрессии и утверждал, что главной целью польской внешней политик должно стать германо-польское сближение. По его мнению, для Польши выгоден аншлюс, поскольку это снимет давление германского национализма на польские границы [53; 133]. «Перед нами встал вопрос, – вещал Сапега, – будем ли мы форпостом Европы, расширяющейся в восточном направлении, или мы будем барьером, преграждающим путь европейской экспансии на Восток. Господа, история уничтожит этот барьер, и наша страна превратится в поле битвы, на котором будет вестись борьба между Востоком и Западом. Поэтому мы должны стать форпостом Европы, и наша внешнеполитическая задача заключается в том, чтобы подготовиться к этой роли и всячески содействовать европейской солидарности и европейской экспансии…» [53; 133].

История иногда выкидывает интереснейшие шутки: ровно через шесть лет после этой речи Сапеги, день в день, поляки «на своей шкуре» ощутили, каково это быть на практике «форпостом…европейской экспансии». Но пока «на дворе» год 1933-й. И то, что сказал Сапега, отнюдь не было мнением частного лица. Озвученные князем идеи вполне разделялись польской правящей элитой.

В ноябре 1933 года польский представитель, сообщавший советской стороне о нормализации отношений с Германией, заявил, что отношения с СССР завершены подписанием договора о ненападении, а с Германией только начинают развиваться [53; 134].

Вопрос о германо-польских отношениях в период от прихода Гитлера к власти до начала польского кризиса в 1939 году и о поведении Польши в это время на международной арене чрезвычайно интересен. Если в советское время его хоть в какой-то мере освещали, мы бы сказали – «аккуратненько», ибо боялись обидеть поляков, которые тогда были «типа друзья», то с приходом «демократии», когда везде и всюду вдруг стал виноват Советский Союз, разговоры на эту тему «правдолюбцами» были прекращены. Оно и понятно: из СССР усиленно делали «злодея», а из Польши, уже в силу первого обстоятельства, стали лепить «агнца». Да только на деле у «агнца» «зубки были волчьи», а «душонка была продажной».

Примечательно, что отношения Польши с демократической Веймарской республикой были гораздо хуже, чем первоначально складывались с рейхом: «догитлеровские» немцы не признали и не простили захвата поляками своих земель. А вот Гитлер первоначально, казалось, позабыл об этом захвате.

В сентябре 1933 года начались германо-польские переговоры о прекращении таможенной войны, шедшей с конца 1931 года [53; 129, 133].

16 ноября было опубликовано германо-польское коммюнике, в котором обе стороны обязались не «прибегать к насилию для разрешения существовавших между ними споров» [53; 134].

14 декабря 1933 года советское правительство в связи с агрессивными планами Германии в отношении Прибалтики предложило польскому правительству опубликовать совместную советско-польскую декларацию (Балтийская декларация), в которой указывалось бы, что обе страны заявляют о твёрдой решимости защищать мир в Восточной Европе, и что в случае угрозы Прибалтийским странам они обсудят создавшееся положение. Опубликование этой декларации могло иметь существенное значение в деле сохранения мира в Прибалтике [58; 25].

19 декабря 1933 года польское правительство, с одной стороны, сообщало, что оно в принципе принимает советское предложение, но, с другой стороны, вело переговоры с Германией, закончившиеся подписанием 26 января 1934 года польско-германской декларации о мирном разрешении споров и неприменении силы. Стороны объявили о мире и дружбе (вот тут бы господину М. И. Семиряге и прочим «иже с ним» «покричать» об одиозности формулировок; ан, нет, молчат почему-то), была свёрнута таможенная война и взаимная критика в прессе. Германии удалось добиться того, что вопрос о границе был обойдён молчанием [58; 25], [ 53; 135].

Здесь надо остановиться и вернуться немного назад, чтобы ответить на вопрос: «А чего это вдруг Гитлер «воспылал» такой дружбой к полякам?»

19 октября 1933 года Германия вышла из Лиги Наций, но при этом заявила о готовности подписать пакты о ненападении со всеми желающими [53; 133]. Демонстрируя, несмотря на выход из Лиги Наций, подобным заявлением своё миролюбие, немцы преследовали им и более прагматичную цель: заключение соглашения с Польшей нанесло бы удар по системе французских союзов в Восточной Европе. То есть немцами двигал холодный политический расчёт, что вполне естественно. Но надо отметить и следующее: судя по всему, первоначально Гитлер склонен был рассматривать поляков как будущих союзников в осуществлении своей «Восточной программы» (разумеется, союзников младших, подчинённых), а не «убаюкивал» их видимостью хорошего отношения, как удав кролика. Вот что писал в своём дневнике Геббельс в 1935-36 годах (выделения произведены самим Геббельсом):

 

«18 августа 1935 года…Фюрер счастлив. Рассказал мне о своих внешнеполитических планах: вечный союз с Англией. Хорошее отношение с Польшей. Зато расширение на Восток…

29 декабря 1935 года. Воспоминания Пилсудского. Жизнь бойца! Что за время, в котором живут такие люди! Я прямо горд, что я современник этого великого человека…

9 июня 1936 года. Фюрер предвидит конфликт на Дальнем Востоке. Япония разгромит Россию. Этот колосс рухнет. Тогда настанет и наш великий час. Тогда мы запасёмся землёй на сто лет вперёд» [58; 87].

Ясно, что личный дневник Геббельса не предназначался для целей пропаганды и дезинформации. Потому можно не сомневаться в том, что там написано. Видно, какое отношение к Польше царило тогда в руководстве рейхом: отношения с Польшей мыслятся, как хорошие. Но при этом от агрессии против Советского Союза никто не отказывается. Однако, как Германия могла осуществить эту агрессию, если Польша должна была существовать как суверенное государство? Пути три: 1) через Прибалтику; 2) через Румынию; 3) через Польшу. Польша в последнем случае – союзник Германии. Собственно, к третьему варианту Гитлер и вёл дело ещё в начале 1939 года (ниже мы это увидим).

Поляки, заключая договор о ненападении с Германией, не могли не понимать, что это исключает Польшу из любых систем коллективной безопасности. Также они наносили удар и по своему союзнику Франции, система союзов которой в Восточной Европе, направленная против Германии, давала трещину. Справедливости ради надо заметить, что подобный «некрасивый» шаг Польши в отношении Франции имел некоторые оправдания. Дело в том, что французы сами повели себя по отношению к своему союзнику не очень порядочно: в 1932 году они на конференции в Женеве согласились с равноправием Германии в сфере вооружения, несмотря на то, что поляки не получили от немцев гарантий своих западных границ; а в июле 1933 года подписали совместно с Англией, Италией и Германией пакт согласия и сотрудничества (так называемый «Пакт четырёх»), несмотря на возражения не только Польши, но и других восточноевропейских союзников Франции (стран Малой Антанты) [53; 130-131].

Тем не менее, дружба с Германией воспринималась польскими лидерами не только как средство обеспечения безопасности страны. Как верно отмечает М. И. Мельтюхов, Варшава в ней видела хорошее средство для «интенсификации великодержавных устремлений». [53; 135]. Поляки это быстро начали доказывать.

Прежде всего, ещё в 1933 году у них существовали иные пути укрепления безопасности своей страны. Во-первых, это сближение с СССР, который всячески демонстрировал Польше своё желание такового (СССР высказывался против стремления Германии к ревизии границ на Востоке, отрицательно относился к «Пакту четырёх») [53; 132]. Во-вторых, вхождение Польши в Малую Антанту. За это высказалась ведущая страна данной коалиции – Чехословакия. [53; 131]. Однако, ни сближение с СССР, ни сближение с Чехословакией Варшаву не устраивало. Почему? Ответ один: сближение с ними не давало возможности удовлетворения польских великодержавных амбиций, а вот сближение с Германией давало, причём, и за счёт СССР (Украина), и за счёт Чехословакии (Тешинская область).

Посему не приходится удивляться, что Польша, в конечном итоге, отказалась и от подписания с СССР декларации по Прибалтике, и от подписания регионального соглашения о взаимной защите от агрессии со стороны Германии (Восточного пакта), в котором, по мысли СССР, должны были участвовать вместе с Советским Союзом и Польшей также Франция, Чехословакия, Литва, Латвия, Эстония, Финляндия и Бельгия [53; 135], [58;25]11.

В дальнейшем польско-германские отношения развивались по начертанному князем Сапегой сценарию: поляки всеми силами стремились укреплять дружбу с западным соседом. Делали они это чрезвычайно добросовестно. Польская дипломатия добровольно взяла на себя защиту интересов гитлеровской Германии в Лиге Наций, которую Германия, как уже отмечалось, в 1933 году покинула. С трибуны Лиги Наций польские дипломаты оправдывали наглые нарушения Гитлером Версальского и Локарнского договоров: введение в Германии всеобщей воинской повинности, отмену военных ограничений, вступление гитлеровских войск в Рейнскую демилитаризованную зону в 1936 году [58; 26]. Польское правительство занимало благоприятную по отношению к агрессивным государствам позицию во всех крупных международных конфликтах в предвоенный период, будь то захват Италией Эфиопии, гражданская война в Испании, нападение Японии на Китай [58; 26], [63; 123].

Себя поляки, впрочем, тоже не забывали. Периодически правящие круги Польши выступали с требованиями о предоставлении колоний. И требования эти находили поддержку у немцев [58; 26].

Но со всей очевидностью и польско-германское взаимодействие, и экспансионистские устремления Польши проявились в ходе событий, связанных с аншлюсом Австрии и чехословацким кризисом.

Как мы помним, Гитлер 12 марта 1938 года ввёл войска в Австрию. Ни Англия, ни Франция на это не отреагировали. Но если Англия не реагировала «принципиально», то с Францией дело обстояло сложнее: она побоялась отреагировать.

И вот почему. 10 марта на польско-литовской границе кем-то был убит польский солдат. Польша отклонила попытки Литвы создать совместную комиссию для расследования инцидента, тут же выдвинула ей ультиматум, развернула в прессе кампанию с призывом похода на Каунас (тогдашнюю литовскую столицу) и начала готовиться к захвату Литвы. Германия дала согласие Польше на захват Литвы и лишь заявила, что её в Литве интересует только Клайпеда [58; 77].

Французов усиление Германии за счёт Австрии пугало. Но англичане заявили о своей незаинтересованности в этом вопросе. Франция начала зондировать позицию СССР. Принципиально СССР был готов прийти на помощь Франции в случае конфликта с Гитлером. Но здесь как нельзя кстати «на сцене появились» поляки со своими угрозами Литве. Первым следствием этого явилось отвлечение внимания Советского Союза от австрийской проблемы. 16 и 18 марта 1938 года нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов вызывал польского посла и заявлял, что в случае нападения Польши на Литву СССР безучастным не останется, что хотя у СССР и нет военного договора с Литвой, но он ведь может и появиться уже в ходе войны [58; 77].

Польша «охланула», но дала Франции понять, что и речи не может быть о пропуске советских войск через польскую территорию [58; 78]. То есть мало того, что поляки оставили свою союзницу Францию без поддержки, они ещё и исключили всякую возможность активного советского вмешательства в австрийскую проблему. СССР ограничился заявлением, осуждающим аншлюс.

Один на один французы на конфликт с Гитлером не пошли. Все попытки французов образумить Варшаву в марте 1938 года потерпели неудачи.

Хотя сами поляки, вследствие позиции СССР, остались, «не солоно хлебавши», и Литва «им улыбнулась», но на руку Германии они сыграли на все сто процентов. Хотим ещё раз подчеркнуть, что именно защита нашей страны спасла тогда Литву от польской агрессии. На позицию Франции, пытавшейся подвинуть Польшу к урегулированию конфликта с Литвой, польские лидеры попросту наплевали (звучит грубо, но зато верно). Мало того, наглость поляков была такова, что они ещё и отчитали французов за их действия. Вот строки из доклада польского посла в Париже Лукасевича о беседе с министром иностранных дел Франции Боннэ, состоявшейся 26 мая 1938 года:

«Я заметил, что в польском обществе ещё живы досадные воспоминания о недоброжелательном отношении к нам всей французской прессы в момент больших трудностей, которые испытывала Польша во время инцидента с Литвой. Я помню неслыханное поведение французской дипломатии при разрешении столь важной и жизненной для Польши проблемы. У нас хорошо сохранилось в памяти впечатление о том, что в тот важный для Польши момент Франция не только не была рядом с нами, а наоборот, пренебрегая нашими интересами, она была поглощена вопросом о возможном проходе советских войск через чужие территории в случае войны с Германией. В этих условиях какие-либо новые атаки французской прессы были бы более чем нежелательны.

В этом месте беседы министр Боннэ попытался меня уверить, что Франция, однако же, советовала Литве примириться с нами, на что я ответил, что я не желал бы начинать дискуссию на эту тему, потому что это было бы слишком тяжело, и я хотел бы иметь возможность забыть об этом деле» [58; 78].

Поляки пособничали Гитлеру и в ходе чехословацкого кризиса. Причём, пособничество это не было случайным или спонтанным. Ещё 14 января 1938 года Гитлер принял министра иностранных дел Польши Ю. Бека. «Чешское государство в его нынешнем виде невозможно сохранить, ибо оно представляет собой в результате гибельной политики чехов в Средней Европе небезопасное место – коммунистический очаг», – сказал на встрече фюрер [63; 135]. Как сказано в официальном польском отчёте о встрече, «пан Бек горячо поддержал фюрера» [63; 135]. Эта аудиенция положила начало польско-германским консультациям по поводу Чехословакии [63; 135]. Не приходится сомневаться, что в ходе этих консультаций действия Польши и Германии были вполне согласованы, и поляки заняли такую позицию, которая сыграла не последнюю роль в подталкивании Франции к подписанию Мюнхенского соглашения. Когда в 1938 году германия предъявила претензии чехам, в интересах Франции было, чтобы Польша и Чехословакия заключили между собой военный союз. Но Польша категорически воспротивилась этому. Дело дошло до того, что Франция попыталась воздействовать на поляков, чтобы они убрали с поста министра иностранных дел Ю. Бека, который руководил международными связями Польши. Поляки не убрали Бека и военного союза с чехами не заключили. Более того, они заявили, что не объявят войну Германии, если французы, выполняя свой союзнический долг перед чехами, вступят в столкновение с немцами, напавшими на Чехословакию. Не объявят потому, что в этом случае не Германия нападёт на Францию, а Франция на Германию. Естественно, поляки отказались пропускать и советские войска через свою территорию. Теперь СССР, чтобы прийти на помощь чехам, должен был силой пройти через территорию Польши, а это означало для него войну не только с Польшей, но и Румынией, которая была связана с поляками военным союзом, направленным против СССР. Впрочем, Советский Союз готов был и к такому развитию событий. Причём, даже в том случае, если бы чехам отказались помогать и французы, т.е. наша страна готова была воевать за Чехословакию в союзе только с самой Чехословакией. Чехи испугались. Но до них испугались французы. Отказ поляков помочь им обескуражил и обезоружил французов, и Франция «поплелась в хвосте» англичан, ведших дело к «сдаче» Чехословакии Гитлеру [58; 79-80].

Однако этим негативная роль Польши в чехословацком кризисе не исчерпывается. Её поведение в ходе этого кризиса была, и впрямь, подобно поведению гиены. Недаром У. Черчилль записал по этому поводу, что Польша «с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства» [63; 139].

29 сентября 1938 года главы Германии, Италии, Франции и Великобритании подписали в Мюнхене соглашение, по которому Судеты отторгались от Чехословакии. Но ещё до этого, 21 сентября, Польша предъявила Чехословакии ультиматум о «возвращении» ей Тешинской области12. 27 сентября последовало повторное требование. В стране нагнеталась античешская истерия. От имени так называемого «Союза силезских повстанцев» в Варшаве была совершенно открыто развёрнута вербовка в «Тешинский добровольческий корпус». Формируемые отряды «добровольцев» отправлялись к чехословацкой границе, где устраивали вооружённые провокации и диверсии. Весь конец сентября на польско-чешской границе фактически велись боевые действия. Российский историк Ю. И. Мухин называет подобные действия Польши нападением на Чехословакию [58; 82]. С ним можно согласиться.

 

Одновременно польские дипломаты в Лондоне и Париже настаивали на равном подходе к решению судетской и тешинской проблем, а польские и немецкие военные договорились о линии демаркации войск в случае вторжения в Чехословакию [63; 137].

Даже заявление советского правительства, последовавшее 23 сентября 1938 года о том, что если поляки вступят в Чехословакию, СССР денонсирует советско-польский договор о ненападении, на сей раз горячие польские головы не остудило («гиена» почувствовала добычу и уже не боялась, находясь под защитой стаи «львов» – Англии, Германии и Франции). Более того, поляки «поиграли мускулами» перед Советами, устроив на польско-советской границе крупнейшие в своей новейшей истории маневры [63; 137-138].

Однако случилась некоторая неувязка. «Большая четвёрка», решившая в Мюнхене судьбу Чехословакии, ничего не разрешила «отхватить» от последней полякам и венграм (Венгрия требовала себе Карпатскую Украину, находившуюся тогда в составе Чехословацкой республики). Их требования внесли в четвёртое, последнее дополнение к Мюнхенскому соглашению:

«Главы правительств четырёх держав заявляют, что если в течение ближайших трёх месяцев проблема польского и венгерского национальных меньшинств в Чехословакии не будет урегулирована между заинтересованными правительствами путём соглашения, то эта проблема станет предметом дальнейшего обсуждения следующего совещания глав правительств четырёх держав, присутствующих здесь» [58; 82].

После такого решения венгры «утихомирились» и терпеливо подождали событий марта 1939 года. Когда Чехословакия перестала существовать, Венгрия получила «в подарок» от немцев столь желанную Карпатскую Украину.

Но не таковы были поляки. Они не собирались ждать три месяца или о чём-то договариваться с чехами по-хорошему. Уже 30 сентября Варшава под грохот боестолкновений, проходивших на польско-чешской границе, предъявила Праге новый ультиматум, требуя немедленного удовлетворения своих требований. Надо полагать, что чехословацкое правительство было в конец деморализовано мюнхенскими событиями: оно не только согласилось на отторжение Судет, но и уступило полякам Тешин уже 1 октября 1938 года [63; 138]. В результате к Польше отошла область, где на тот момент проживало 80 тыс. поляков и 120 тыс. чехов [63; 138] (по другим данным – 77 тыс. поляков и 156 тыс. чехов [58; 82]). Кроме того, в Тешинской области был сосредоточен значительный промышленный потенциал. Достаточно сказать, что предприятия области давали 41 % выплавляемого в Польше чугуна и почти 47% стали (данные на конец 1938 года) [63; 138-139].

Но вот что любопытно: поляки, выдвигая ультиматум 30 сентября, наглели при полной поддержке немцев. 1 октября 1938 года польский посол в Берлине сообщил в Варшаву о своих встречах с руководством рейха (Риббентропом и Герингом):

«Затем он (Риббентроп – И. Д., В. С.) изложил позицию правительства рейха… он заявляет следующее:

1. В случае польско-чешского вооружённого конфликта правительство Германии сохранит по отношению к Польше доброжелательную позицию.

2. В случае польско-советского конфликта правительство Германии займёт по отношению к Польше позицию более чем доброжелательную. При этом он дал ясно понять, что правительство Германии оказало бы помощь.

Затем я был приглашён к генерал-фельдмаршалу Герингу… он особо подчеркнул, в случае советско-польского конфликта польское правительство могло бы рассчитывать на помощь со стороны германского правительства. Совершенно невероятно, чтобы рейх мог не помочь Польше в её борьбе с Советами.

…Во второй половине дня Риббентроп сообщил мне, что канцлер сегодня во время завтрака в своём окружении дал высокую оценку политики Польши.

Я должен отметить, что наш шаг был признан здесь как выражение большой силы и самостоятельных действий, что является верной гарантией наших хороших отношений с правительством рейха (выделено нами – И. Д., В. С.)» [58; 87-88].

В Польше присоединение Тешинской области рассматривалось как национальный триумф. Ю. Бек был награждён орденом Белого орла. Благодарная польская интеллигенция поднесла ему звание почётного доктора Варшавского и Львовского университетов [63; 140-141]. Пресса «захлёбывалась» от восторга. Вот что писала, например, в эти дни «Газета Польска»: «… открытая перед нами дорога к державной, руководящей роли в нашей части Европы требует в ближайшее время огромных усилий и разрешения неимоверно трудных задач» [63; 141].

Очень показательные слова. Присоединение Тешина – не просто реванш. Это важная веха на пути к руководящей роли в Восточной Европе. Вот к чему стремилась в тот момент Польша.

Поэтому не приходится удивляться, что на «достигнутом» поляки не успокоились. Когда в середине марта 1939 года немцы оккупировали оставшуюся часть Чехословакии, они вынуждены были принять против поляков кое-какие шаги, потому что те вознамерились «хапнуть» ещё и металлургические предприятия в Моравско-Остравском выступе. Как вспоминал фельдмаршал Кейтель:

«Ещё вечером 14 марта личный полк СС Гитлера вторгся в Моравско-Остравский выступ, чтобы заранее обезопасить витковицкие металлургические заводы от захвата поляками»[58; 83].

Операцию по оккупации Чехословакии немцы вообще-то начали 15 марта. Но в указанном регионе стали действовать ещё 14-го числа по причине польских «больших аппетитов». Кстати, немцы передали полякам, по их настоянию, город Богумин, находившийся в Тешинской области, но остававшийся после её отторжения поляками в Чехословакии [58; 83].

Теперь посмотрите, Польша и Германия не имели никаких явных официальных союзных договоров. Но как согласованно они действовали. В пору бы поговорить о наличии незавершённого германо-польского военно-политического союза. Но почему-то полякам в вину этого никто не ставит. Как же! Ведь Польша – «несчастная жертва».

1939 год, который ознаменовался нападением немцев на Польшу, начинался для Варшавы вполне успешно. Столь выгодная «трогательная» дружба с Гитлером продолжалась. Вот запись бесед Риббентропа с Беком, происходивших в январе 1939 года. Записи сделаны самим Риббентропом:

«6 января 1939 года. Мюнхен.

…Я заверил Бека в том, что мы заинтересованы в Советской Украине лишь постольку, поскольку мы всюду, где только можем, чиним русским ущерб, так же как и они нам, поэтому, естественно, мы поддерживаем постоянные контакты с русской Украиной. Никогда мы не имели никаких дел с польскими украинцами, напротив, это строжайше избегалось. Фюрер ведь уже изложил нашу отрицательную позицию в отношении Великой Украины. Всё зло, как мне кажется, в том, что антирусская агитация на Украине всегда оказывает, разумеется, некоторое обратное воздействие на польские нацменьшинства и украинцев в Карпатской Руси. Но это, по моему мнению, можно изменить только при условии, если Польша и мы будем во всех отношениях сотрудничать в украинском вопросе. Сказал Беку, что, как мне кажется, при общем широком урегулировании всех проблем между Польшей и нами можно было бы вполне договориться, чтобы рассматривать украинский вопрос как привилегию Польши и всячески поддерживать её при рассмотрении этого вопроса. Это опять-таки имеет предпосылкой всё более явную антирусскую позицию Польши, иначе – вряд ли могут быть общие интересы.

В этой связи сказал Беку, не намерен ли он в один прекрасный день присоединиться к Антикоминтерновскому пакту.

Бек разъяснил, что сейчас это невозможно, деятельность Коминтерна подвергается в Польше судебному преследованию, и эти вопросы всегда строго разделяли от государственных отношений с Россией. Польша, по словам Бека, делает всё, чтобы сотрудничать с нами против Коминтерна в области полицейских мер, но если она заключит по этому вопросу политический договор с Германией, то она не сможет поддерживать мирные добрососедские отношения с Россией, необходимые Польше для её спокойствия. Тем не менее, Бек пообещал, что польская политика в будущем, пожалуй, сможет развиваться в этом отношении в желаемом нами направлении (выделено нами – И. Д., В. С.).

Я спросил Бека, не отказались ли они от честолюбивых устремлений маршала Пилсудского в этом направлении, то есть от претензий на Украину (выделено нами – И. Д., В. С.). На это он, улыбаясь, ответил мне, что они уже были в самом Киеве, и что эти устремления, несомненно, всё ещё живы и сегодня (выделено нами – И. Д., В. С.).

Затем я поблагодарил господина Бека за его приглашение посетить Варшаву. Дату ещё не установили. Договорились, что господин Бек и я ещё раз тщательно продумаем весь комплекс возможного договора между Польшей и нами» [58; 88-89].

«26 января 1939 г. Варшава.

…Затем я ещё раз говорил с г. Беком о политике Польши и Германии по отношению к Советскому Союзу и в этой связи также по вопросу о Великой Украине; я снова предложил сотрудничество между Польшей и Германией в этой области.

Г-н Бек не скрывал, что Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю (выделено нами – И.Д., В. С.), он тут же указал на якобы существующие опасности, которые, по мнению польской стороны, повлечёт за собою для Польши договор с Германией, направленный против Советского Союза. Впрочем, он, говоря о будущем Советского Союза, высказал мнение, что Советский Союз либо развалится вследствие внутреннего распада, либо, чтобы избежать этой участи, заранее соберёт в кулак все свои силы и нанесёт удар.

9Думаем, не будет преувеличением сказать, что второй мотив и по сей день определяет поведение польских политиков в отношениях с Россией. Россия изменилась, а вот отношение к ней польских лидеров всех мастей, пожалуй, нет.
10СССР, собственно, предлагал открытую конвенцию. На её региональном варианте настояли поляки, которых открытый вариант не устраивал [53;132].
11Об окончательном отказе от подписания советско-польской декларации по Прибалтике Варшава заявила 3 февраля 1934 года. От участия в Восточном пакте она отказалась 27 сентября 1934 года, после того, как провалились все попытки привлечь к подписанию этого регионального соглашения о безопасности Германию [53; 135], [58; 25].
12В 1919 году Тешинская область оказалась спорной территорией. Между Польшей и Чехословакией в 1919-1920 годах споры из-за неё переросли в военное столкновение. 28 июля 1920 года, во время наступления Красной Армии на Варшаву, поляки признали своё поражение и подписали с чехами в Париже соглашение, по которому Польша уступала Чехословакии Тешинскую область в обмен на нейтралитет в советско-польской войне [63; 134], [70; 112].
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43 
Рейтинг@Mail.ru