Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

Первое удар наши противники нанесли по Абрамову. Утром его разбудил настойчивый стук в дверь его номера. Протирая от сна глаза, он открыл дверь номера и был порядком удивлен, когда на порог Виктор увидел двух работников милиции в форме и незнакомого мужчину, который представился ему следователем прокуратуры. Он, молча, сунул Абрамову в лицо санкцию на обыск в номере и, отстранив его в сторону, прошел в помещение.

– Погодите, – удивленно произнес Виктор. – Дайте мне возможность ознакомиться с этим документом? Не каждый же день у меня в номере делается обыск?

Он взял в руки постановление на проведение обыска и прочитал его. Основанием, для проведения обыска, было заявление неизвестного гражданина, который утверждал о вымогательстве им у него денег в сумме пяти тысяч долларов США.

– Ну, что ознакомились? Подпишите вот здесь, – произнес следователь и указал ему пальцем на строку в постановлении. – Сейчас, я предлагаю вам добровольно выдать все запрещенные законом вещи, а именно: оружие, наркотики, деньги.

– У меня табельный пистолет лежит в прикроватной тумбочке. Больше других запрещенных предметов у меня нет.

– Посмотрим, – многозначительно произнес следователь. – Многие ошибаются, отказываясь добровольно выдать нажитое преступным путем имущество или деньги.

Он повернулся к сотрудникам милиции и попросил одного из них пригласить двух понятых для проведения обыска. Сотрудник милиции скрылся за дверью, а Абрамов стал быстро одеваться. Натянув брюки и рубашку, он обратился к следователю:

– Вы не позволите мне сделать один звонок. Я должен предупредить руководителя бригады о своем возможном задержании?

– А, вас пока никто не задерживал, – ответил следователь. – Сейчас проведем обыск, а затем решим, что делать с вами дальше. Так, что еще не вечер.

– Вы знаете, я нисколько не удивлюсь, если вы что-то найдете в моем номере. Думаю, вы не просто так пришли сегодня, чтобы разбудить меня в такую рань. Кстати коллега, обыск, всегда предшествует задержанию человека.

– Зачем же вы так обижаете нас. Это у вас в России, все это так просто прокатывает. У нас здесь все по закону, – улыбаясь Виктору, произнес следователь.

– Вы так говорите у вас в России, что я немного даже засомневался, где я нахожусь в России или нет?

В этот момент в номер вошел сотрудник милиции и с ним две горничные в качестве понятых. По команде следователя, обыск начался.

Пока сотрудники милиции поднимали матрас на кровати, осматривали стол и тумбочку, следователь сразу же направился к платьевому шкафу. Он, молча, открыл его, снял с вешалки светлый пиджак и положил его на кресло.

– Абрамов? Скажите это ваш пиджак? – спросил он Виктора.

– Что за вопрос, товарищ следователь? Здесь не казарма и все вещи, которые находятся в этом номере, принадлежат лично мне.

– Вот и хорошо, Абрамов….

Следователь стал выворачивать карманы пиджака. С каждым вывернутым им карманом, его лицо все темнело и темнело. Наконец, он вывернул последний карман и как-то обреченно опустился на стул.

– Нашел! – радостно произнес один из сотрудников милиции, извлекая из-под матраса, маленький полиэтиленовый узелок, с каким-то сероватым веществом.

– Вот видите, Абрамов, кто ищет, тот всегда находит. А вы говорили, что ничего запрещенного здесь не храните.

– Я не знаю, что это. Это не мое. Во-вторых, сотрудник милиции не зафиксировал внимание понятых на место нахождения этого пакетика. Поэтому я могу в полной уверенности заявить, что этот пакетик он вынул из кармана своих брюк. Прошу вас отметить мое замечание в протоколе обыска.

– Вы, что хотите сказать, что это не ваше? – произнес следователь. – Вот, видите товарищи понятые, этот пакетик с порошком?

– Да, видим, – произнесла одна из горничных.

– Вы видели, где его обнаружил этот пакетик работник милиции?

– Да, – ответила все та же женщина.

– Вот и все, товарищ Абрамов, – произнес следователь, вставая со стула. – Поехали с нами в прокуратуру, там и будем разбираться, что это и кому это все принадлежит.

– Так, вы дадите мне возможность поговорить с руководителем или нет? – спросил Виктор следователя.

– Что за наивный вопрос, Абрамов? Мне просто стыдно за вас. Кто же даст вам возможность звонить своему руководителю?

Виктор встал со стула и направился вслед за следователем из номера. Сзади него шли два работника милиции, разговаривая о чем-то на своем местном языке. Спускаясь по лестнице вниз, Абрамов заметил Обухова Ивана, который, несмотря на столь ранний час, стоял у лестницы и с удивлением смотрел на меня. Виктор сделал ему знак, чтобы он не ввязывался в этот конфликт и прошел мимо него. Они вышли на улицу и направились к ожидавшей их милицейской машине.

***

Абрамова везли довольно долго. Окна у машины были плотно зашторены, и поэтому он никак не мог сориентироваться, где находиться машина, за городом или еще в черте города. Наконец автомобиль несколько раз дернулась и остановилась. Виктор приготовился к самому худшему и стал ждать, когда откроется дверь милицейской автомашины. Она открылась неожиданно, перед машиной стоял следователь.

– Приехали, – произнес он. – Давай, выходи.

Абрамов выбрался из автомашины и зажмурился от солнца, которое било ему прямо в глаза. Он прикрыл глаза ладонью и стал осматриваться по сторонам. Судя по богатому строению, эта явно была не прокуратура, а тем более не следственный изолятор.

– Вы куда меня привезли? – поинтересовался он у следователя. – Вы, можете мне объяснить, где мы находимся?

– Какое это имеет значение. Давайте, не будем задавать лишних вопросов, на которые я не намерен отвечать. Следуйте за мной. Если сделаете попытку оказать сопротивление или бежать, вас застрелят прямо здесь на месте.

Абрамов промолчал. Предпринимать что-то было совершенно бесполезно, а тем более оказывать какое-то сопротивление, ведь за каждой закрытой дверью мог скрываться охранник, который не думая, разрядит в него обойму из пистолета. Он, молча, последовал за ним. Следователь открыл массивную деревянную дверь и, придержав ее рукой, пропустил Виктора вперед. Оперативник оказался в большом и светлом холле обставленный дорогой итальянской мебелью. Боковая дверь открылась, и в холл вышел высокий худощавый мужчина в дорогом шелковом халате.

– Здравствуйте, Абрамов! Не нужно ничему удивляться в этой жизни, просто считайте, что я вас таким хитроумным образом пригласил к себе в гости.

– Если это так, то тогда скажите, кто вы и где я? – задал Виктор ему свой первый вопрос.

– Вы у меня дома, – ответил мужчина. – Вам этого достаточно или у вас есть еще ко мне вопросы?

– Есть! Скажите, что вы от меня хотите и кто вы?

– Видите ли, Виктор Николаевич, вы задаете слишком много вопросов. Вам так не кажется? Я хотел бы узнать, куда вы спрятали одну женщину, а если быть точнее – Сазонову Елену. Я и мои товарищи очень озабочены ее исчезновением?

– Извините меня. Но, я вообще не знаю, кто такая Сазонова? Вы знаете, я не знаком с женщиной, имеющей подобную фамилию.

– Не умно, Абрамов, очень даже не умно. Я просто разочарован в вас. Вы же сами с ней беседовали только с неделю назад, в своем служебном кабинете.

– Извините, теперь я понял, о ком вы меня спрашиваете. Откуда я могу знать, где, сейчас может находиться эта женщина? Я ее опросил по факту нападения на банк. Она мне рассказала, что в этот день после обеда не выходила на работу и все. Может, вы считаете, что я должен был сопровождать ее до дома?

– Вы знаете, я не верю вам. Насколько я наслышан о вас, вы не из таких сотрудников, которым все равно. Вас в Татарстане сравнивают с бульдогом и считают, что если вы вцепитесь в человека, то просто так вы его не отпустите, пока он все вам не расскажет.

– Не скрою от вас, что я весьма польщен, этой кличкой и подобным сравнением. Однако, на этот раз вы ошиблись. Сазонову я отпустил, после того как с ней переговорил.

– Значит, вы не знаете, где сейчас эта женщина?

– Скажите, откуда я могу это знать, да и зачем мне все это нужно? Лучше сами мне скажите, почему вас так заинтересовала эта женщина?

– Она заинтересовала не меня, а моего родственника. Он никак не может ее разыскать, после того, как вы с ней встретились в МВД. Он очень переживает за нее и ее здоровье.

– Скажите, для чего вы разыграли весь этот спектакль? Санкция на обыск, милиция? Не проще было бы просто подойти ко мне после работы и спросить об этом?

– Думаю, что не проще. Если бы к вам подошел мой родственник, то мне пришлось бы сейчас искать не Сазонову, а их двоих.

– Вы, наверное, просто не представляете, что сейчас происходит в городе. Все силы МВД брошены на мой розыск. Это ведь не шутка, похитить заместителя руководителя оперативной бригады МВД России.

– Я в отличие от вас, так не думаю…

– Напрасно, – произнес Абрамов, – если меня не найдут в ближайшие два часа, будет большой шум, от которого пострадают многие, в частности сотрудники милиции, которые предоставили вам свой транспорт.

Незнакомец улыбнулся Виктору, а затем произнес:

– Это были не сотрудники милиции. А, машина, на которой вас сюда доставили, вот уже около месяца стоит в гараже МВД без двигателя.

– Неплохо. Можно отметить хорошую работу режиссера, который написал сценарий этого похищения, – отметил яВиктор

– Вы не переживайте, Виктор Николаевич. Сейчас, вас вывезут отсюда, и я думаю, что вы постараетесь быстро забыть эту историю. Единственно, что я хотел бы пожелать, чтобы вы навсегда забыли о гражданке Сазоновой.

– Интересно, как же вы все это видите?

– Все гениальное, просто. Вы будете изображать кипучую деятельность, при этом ничего не делая и не предпринимая. Вот этого мы и хотим от вас, Абрамов. Если вы этого не сделаете, то нам ничего не останется делать, как только раздавить вас. Приедем и молча, раздавим. Надеюсь, вы поняли меня?

 

– Спасибо за откровенность. Теперь, похоже, мне необходимо поблагодарить вас за гостеприимство и низко раскланяться за доставленное удовольствие.

– Не юродствуйте, Абрамов. Это все серьезно и я хотел, чтобы вы это поняли. Иначе ваша жена получит цинк из Дагестана.

Дверь в холл снова открылась и в проеме двери, Виктор увидел мужчину.

– Стойте и не дергайтесь, – произнес мужчина. – Сейчас, мы вам завяжем глаза и вывезем отсюда.

Абрамов дал им завязать глаза и в сопровождения охранников, сел в автомашину. Минут через сорок, а может быть и раньше, машина остановилась.

– Выходите, – услышал он голос одного из охранников.

Виктор вышел из машины и стал ждать, когда с него снимут черную повязку. Однако, этого почему-то не произошло. Он услышал рев автомобильного двигателя и шум отъезжавшей от него машины. Сорвав с глаз повязку, Абрамов увидел удаляющийся по дороге автомобиль. Осмотревшись по сторонам, он понял, что находится далеко за городом.

Прошло минут двадцать, прежде чем он увидел приближающийся по дороге КамАЗ. Он поднял руку и стал махать водителю. Автомашина с шумом остановилась в метрах десяти от него, подняв облако серой пыли.

– Куда? – поинтересовался водитель.

– В город, – ответил Виктор.

Он махнул рукой. Абрамов быстро взобрался в кабину автомашины, и они поехали в сторону города.

***

Приехав в город, Виктор заехал в гостиницу. Открыв свой номер, он вошел внутрь комнаты. Осмотревшись, подошел к прикроватной тумбе и открыл верхний ящик. В ящике лежал его пистолет и запасная обойма.

«Слава Богу, – подумал он, – хоть оружие не тронули».

Надев кобуру, он сунул в нее пистолет и вышел из номера.

Через полчаса, Абрамов сидел в кабинете Харитонова и подробно докладывал ему о своем необычном приключении.

– Странно все это. Ну, ты сам, что думаешь об этом? Зачем они все это затеяли? – поинтересовался у него Харитонов.

– Не знаю, Юрий Васильевич. Мне кажется, что они просто показали нам свои возможности.

– Почему ты так решил?

– Они показали нам, что если им будет нужно, то они не то, что выкрадут любого из нас, но и просто спокойно убьют прямо в номере гостиницы.

– Ведь все это, прямой вызов всей нашей системе? – удивленно произнес Харитонов.

– В том то и дело, Юрий Васильевич. Здесь в Дагестане уже давно все переплелось. Одновременно работает два закона – федеральный и их, местный – шариатский. Здесь во всю, процветает кровная месть, война кланов и тейпов. В зависимости от обстоятельств, здесь применяться то одни, то другие законы.

– Это я все знаю, Абрамов и без тебя, – ответил Харитонов. – Я сейчас, больше озабочен тем, что мне делать с тобой? Отправлять тебя обратно в Казань или отстранить вообще от всех дел.

–Вы, что говорите, Юрий Васильевич? Меня в Казань? Вот раскрою это дело там и видно будет, что со мной делать? Меня сейчас волнует только одно, кто меня здесь сдал этим людям. Мне этот человек открыто сказал, что Сазонову видели здесь в МВД и то, что она была именно у меня в кабинете.

– Не знаю, Абрамов, я не экстрасенс. Чужие мысли читать не могу. Советовать не буду, но прошу тебя Абрамов, будь осторожней. Больше они тебя предупреждать не станут. Шлепнут и разотрут.

– Это спорный момент, Юрий Васильевич, – ответил Виктор. – Мы еще посмотрим, кто кого шлепнет.

– Давай, не бравируй здесь передо мной. Лучше скажи, что ты в этот раз задумал? – поинтересовался унего Харитонов.

– Да, я так, Юрий Васильевич, чтобы взбодрить себя немного. Хочу сегодня навестить любимый ресторан Гарика и посмотрю, что он предпримет по этому поводу. Прошу вас разрешить меня подстраховать Ивану и Алексею. Парни они боевые, думаю, что подстраховать меня они смогут.

– Рискуешь, Абрамов, все на рожон лезешь? – укоризненно произнес Харитонов и покачал головой.

– Сами знаете, товарищ генерал, кто не рискует, тот не пьет.

– Это старая истина. Хорошо. Будь осторожен, да и ребят под ножи и пули не подставляй.

– Не беспокойтесь, товарищ генерал. Постараюсь оправдать ваше доверие.

Абрамов вышел из кабинета Харитонова. Осмотревшись по сторонам, он не торопясь направился по коридору к себе в кабинет. Только, сейчас, по истечению некоторого времени Виктор понял, какой угрозе, подвергалась сегодня его жизнь. От этой мысли ему стала как-то не по себе. Не знаю почему, но он почему-то не боялся смерти, так как всегда считал, смерть является заключительным аккордом человеческой жизни на земле. Этот процесс был столь неизбежным и столь естественным для всего живого, что от него не было какой-либо панацеи у всего человечества. Однако, не смотря на научную подоплеку всего этого, от сознания, что он был на грани смерти, его почему-то стало немного трясти.

Абрамов потянулся и включил в розетку чайник. Через минуту он зашумел и Виктор стал ждать, когда он закипит. Из-за шума чайника он не услышал тихого стука в дверь его кабинета. Только тогда, когда он выключил вскипевший чайник, оперативник услышал этот стук. Он поднялся с кресла и открыл дверь кабинета. Перед ним, стояла Ольга. Падающий из-за ее спины свет, делал ее фигуру необычайно легкой и воздушной.

– Здравствуйте, Виктор Николаевич, – произнесла она. – Я вот вам принесла немного своего земляничного варенья.

– Извините меня, но я не слышал вашего стука, у меня сильно шумел чайник. Проходите Ольга, мы сейчас с вами будем пить чай с земляничным вареньем.

Он посторонился в сторону, пропуская ее к себе в кабинет. Запах ее волос и тела, моментально ударил Абрамову в голову, от которого у него слегка закружилась голова.

– Спасибо, Ольга за варенье и заботу, – поблагодарил он ее, не узнаваемым ему голосом.

Она взглянула на Виктора и как-то не совсем естественно попыталась обойти его слева. Ее груди коснулись его тела и в тот самый момент по мужскому телу, словно молния пробежала какая-то искра. Ольга словно почувствовала это.

– Извините….

Поставив поднос на стол, она прижалась к нему всем телом. Это было столь неожиданно для Абрамова, что он растерялся от ее порыва. Когда он попытался обнять ее, она отстранила его руки в стороны и ловко выскользнула из его объятий за дверь кабинета.

– Не нужно, Виктор. Здесь, не Россия и такими вещами, здесь не разбрасываются.

– Извините меня, Ольга, – смущенно произнес Абрамов. – У меня, наверное, с утра поехала крыша, и я потерял над собой контроль.

– Это плохо для оперативника. Еще Феликс Дзержинский говорил, что у чекиста всегда должна быть холодная голова. Смотрите, Виктор Николаевич, не потеряйте окончательно свою голову здесь в Дагестане.

– Спасибо….

В этот момент из-за поворота коридора показался Обухов и Андреев.

***

Вечером Абрамов направился в это небольшое приморское кафе. Обухов и Андреев ушли в кафе на час раньше его и сейчас по всей вероятности уже сидели в кафе и потягивали пиво. Виктор подошел к кафе. Недалеко от входа в кафе он заметил припаркованную автомашину Обухова. Народу в кафе в это время оказалось не так много. Выбрав в дальнем углу столик, он присел за него и стал ждать, когда к нему подойдет официант. Недалеко от Абрамова уже сидел в компании молодых красивых девушек Андреев и внимательно наблюдал за обстановкой в кафе. Он взглянул на Виктора, давая понять, что в кафе все в порядке. В ответ он, молча, кивнул головой и посмотрел в сторону направляющегося к нему официанта.

«Ну, сейчас девчонки раскрутят Андрея», – подумал он, прислушиваясь к оглушительному смеху Андреева.

Одна из девушек, сидевшая за столом с Анатолием, заметив Абрамова, поднялась из-за стола и вихляющей походкой направилась в его сторону.

– Мужчина, вы не хотите угостить девушку шампанским?

Абрамов, молча, взглянул на ее густо накрашенное лицо и губы. В какой-то момент он подумал, что эта девушка может стать причиной нежелательного скандала в кафе и, тем не менее, он улыбнулся ей и спокойно произнес:

– Представьте себе, нет. Похоже, вы ошиблись объектом, это бывает у начинающих. Я зашел поужинать, а не отдохнуть.

– Нахал! Разве так можно обращаться с девушкой, – произнесла девица и, крутанув своим большим обтянутым черной кожей задом, направилась обратно к столу, за которым сидел Андреев. Она что-то сказала девчонкам и те весело и громко засмеялись.

Виктор заказал себе немного водки, две небольших шампура шашлыка из баранины, зелени и стал ждать исполнение заказа. Зал потихоньку стал заполняться посетителями. Вскоре заиграла музыка, и в кафе стало заметно веселей.

Закусывая водку вкусным шашлыком, Абрамов краем глаза заметил, как в зал вошел один из охранников Гарика, которого он уже видел раньше. Он внимательно осмотрел зал и исчез в рабочем помещении ресторана. Буквально через минуту, в кафе вошел Гарик. Он был одет в черный импортный костюм. Его манера одеваться, разговаривать и жестикуляция руками, были Виктору ужасно знакомы. Еще раз, взглянув на него, он вспомнил, где все это видел. Все это он видел в фильме «Крестный отец». Теперь, он понял в кого все это время играл Гарик.

Заметив оперативника за дальним столиком, Гарик кивком головы поздоровался с ним и сел за свой столик. Около него села все та же женщина, которую Виктор уже видел в прошлый раз и двое его охранников. Через минуту другую, стол Гарика стал напоминать Абрамову скатерть-самобранку. Выпив рюмки три коньяка, Гарик поднялся из-за стола и направился в его сторону.

– Разрешите присесть, гражданин начальник.

– Садись, Гарик. Это хорошо, что ты начинаешь немного привыкать, как нужно обращаться к старшим.

– Начальник, я не люблю этого слова – садись, – чуть ли, не с вызовом произнес он. – Лучше всего звучит, присаживайтесь.

– Привыкай, Гарик, как говорят у нас в России настоящие воры, вор должен периодически подсаживаться в зону, что ты не забыть запах параши. Это вы здесь покупаете титулы «воров в законе», а в России их зарабатывают на «крытых тюрьмах», в «Черном дельфине», во Владимирском Централе.

Абрамов специально выделил слова настоящий вор, тем самым попытался его спровоцировать на разговор с ним. Для чего он это сделал, Виктор тогда не знал. То ли Гарик своим внешним видом раздражал его, то ли по каким-то иным причинам.

– Это уже интересно, – ответил Гарик. – Я слышал от воров, что это вы Виктор Николаевич, паковали «Донца» и братьев Азраковых, известных воров из Оренбурга.

– Не скрою, было, дело. Интересные были люди, ничего не скажешь. Я иногда с ними спорил по ночам о вашем «воровском законе» и братстве. Интересные были споры, аргументированные.

– Ну и как? Кто из вас победил в этом споре?

– Наверное, победила, как сейчас принято говорить дружба. Каждый остался при своем интересе.

– Да, они известные в России воры, «Донец», «Могила», «Дедушка Хасан», – произнес с уваженьем Гарик.

– Вот, ты мне скажи сам, Гарик? Ты вор или не вор? Вот, гляжу я на тебя и никак не пойму, какой ты масти. Живешь на широкую ногу, занимаешься коммерцией?

– Я, вор! Меня год назад короновали в Тбилиси, грузинские воры.

– Я почему-то так и подумал, что ты Гарик не настоящий вор.

–Это почему? – с явной обидой спросил он Абрамова.

Глаза Гарика стали наливаться кровью. Он сжал кулаки так, что костяшки на руках побелели от гнева.

– Погоди Гарик, не кипятись. Давай, поговорим, а там и посмотрим, кто есть кто, согласен? Нарисоваться перед братвой, ты всегда успеешь. Вот, ты мне скажи Гарик, что трактует «воровской закон»? Чего ты молчишь? А, говорит он о многом. Помнишь эти воровские заповеди: не ломись к «куму», не стучи, не «петушись», мужика не обижать, у своих ребят, не воровать, самому жить и другим не мешать и так далее. Правильно, я говорю или нет?

Гарик задумался. Он, похоже, плохо знал этот «воровской устав» и поэтому боялся проколоться» в беседе.

– Согласен. Я знаю эти заповеди. Думаю, что ты говоришь правильно, Виктор Николаевич.

– Если я говорю правильно, тогда слушай меня дальше. Вот ты мне Гарик, как вор объясни и растолкуй. Если сиделец в тюрьме что-то сделал не так, как трактуют «воровские правила». Другой все это заметил, должен ли он «стукануть» об этом ворам или нет? Ведь, как получается, если он расскажет, то получается, что он нарушил заповедь. Ведь она говорит, чтобы он не стучал. Вот и скажи мне Гарик, как бы ты рассудил этот поступок сидельца? Прав он или нет?

Гарик задумался, не зная, что ответить оперативнику на его вопрос. Почувствовав его не решительность, Виктор продолжал его загонять дальше в угол.

– Или вот другая ваша «воровская заповедь», не «петушись». Представь себе, ты на зоне и решил опустить сидельца за какой-то серьезный поступок. Ты же вор и «воровской закон» тебе это позволяет, сделать спокойно. Но, если ты его опустишь, то ты автоматически также становишься таким же «петухом», как и он и знаешь почему, да только потому, что «петухи» бывают активными и пассивными. Вот ты как вор, как бы ты в этом случае расценил это положение?

 

Гарик сидел и молчал. Абрамову показалось, что он был просто ошарашен его вопросами. Он явно не знал на них ответы, но пока еще боялся признаться в своем поражении.

– Вот, стоит мужик и олигарх. Кого вор должен обобрать? Согласно, воровского закона – не обижай мужика, настоящий вор должен обобрать олигарха, а не мужика. Правильно я говорю или нет?

Гарик закивал головой, давая ему понять, что он согласен с оперативником.

– Тогда скажи мне, Гарик, разве олигарх заработал эти деньги правильным путем? Я думаю, что ты со мной согласишься, что он украл эти деньги у государства, у того же мужика. А, следовательно, это деньги не его, а всех мужиков России. Как, быть в этом случае? И еще, если олигарх – вор, то, как быть с заповедью – не воруй у своих воров?

Гарик сморщил свой лоб, стараясь разобраться во всем этом.

– Что, Гарик? Вижу я, ты окончательно запутался в этих понятиях, а вот «Донец», в отличие от тебя, не путался. Вот, почему я считаю его настоящим вором в отличие от тебя.

Гарик уважительно посмотрел на Абрамова и глубоко вздохнул.

– Мастер ты, начальник, волну гнать. Слушаешь тебя, вроде бы ты прав, а внутри хорошо понимаешь, что это все не так.

– С чем ты конкретно не согласен, Гарик? Ты теперь знаешь, что если попадешь ко мне в МВД, то я быстро тебя верну к народной власти, ты еще успеешь написать не одно заявление о вступлении в партию.

– Не дай, Бог! – чуть ли, не с испугом произнес Гарик.

– И на прощанье Гарик. Даю последний и бесплатный совет – сам живи и другим не мешай жить. Вспомнил эту воровскую заповедь? Вот и придерживайся ее.

Он поднялся из-за стола и поинтересовался у Виктора:

– Где, Бондаренко?

– Наверное, на работе, твой Бондаренко.

В этот момент, Андреев сделал едва заметный жест рукой. Абрамов обернулся и увидел стоявшего у входа в кафе Айвазова Арсена. Оперативник встал из-за стола и вышел из кафе. Заметив не далеко от заведения Ивана, он велел ему взять Арсена под наружное наблюдение.

***

Абрамов поднялся из-за стола и, слегка пошатываясь, направился к выходу из кафе. Выйдя в холл, он остановился и, убедившись, что никто за ним не наблюдает, направился в туалет. Там его ждал Андреев.

– Виктор Николаевич, будем брать Айвазова здесь или нет? – спросил его Анатолий.

– Здесь задерживать не будем. Вдруг у него оружие, начнет палить. Мало ли что, постреляет клиентов, потом отвечай за все это. Короче вот что, Андреев. Давай, расплачивайся и уходи из кафе. Машина наша, ты знаешь, где стоит? Постарайся найти Ивана и вместе с ним, следуй за Айвазовым. Заводите его в адрес и караулите посменно. Завтра, как только он выйдет из адреса, будем брать. Задача ясна?

– Все понятно, Виктор Николаевич.

– Держите меня в курсе. Телефон в гостинице ты надеюсь, знаешь?

Анатолий кивнул и, шатаясь, словно пьяный, вышел из туалета. Виктор вошел в зал кафе и увидел, как он расплачивается с официантом. Сев за стол, Абрамов глазами стал искать Айвазова. Тот спокойно сидел за столиком в противоположном углу зала и, судя по напряженной фигуре, похоже, кого-то ждал. Иногда он бросал свой взгляд на Гарика, словно извиняясь перед ним, за отсутствие этого человека.

Вскоре, ожидание Айвазова было вознаграждено. В ресторан вошел мужчина среднего роста с небольшой черной бородкой и сразу же направился к столику, за которым сидел Айвазов. Поздоровавшись с ним за руку, он присел на стул слева от него. Незнакомец что-то сказал Арсену и, поднявшись из-за стола, сразу же направился к выходу из кафе. Судя по лицу Айвазова, последний был явно растерян поведением мужчины и не знал, что ему делать дальше. К нему подошел Гарик и присел на свободный стул. Они, что-то стали говорить друг другу на родном им языке. В какой-то момент Гарик не выдержал и ударил Арсена по лицу. Тот вскочил со стула и метнулся вон из кафе. Гарик посмотрел на Абрамова и, улыбнувшись своей дежурной улыбкой, направился за свой стол. Виктор подозвал к себе официанта и попросил его рассчитать.

– Извините, за ваш столик расплатился вон тот человек, – произнес официант и рукой указал на Гарика.

– Извините, я сам хочу расплатиться за свой ужин, – твердо произнес Абрамов. – Сколько я должен.

Официант взглянул на Гарика, который попытался улыбнуться Виктору.

– Тогда, с вас тысяча двести рублей.

– Ты, что дорогой! У вас, что шашлык золотой что ли? – спросил его Абрамов.

– Извините, гражданин. Я, вроде бы, немного ошибся. С вас, семьсот восемьдесят рублей, – произнес официант.

Виктор отсчитал девятьсот рублей и положил их на стол. Встав из-за стола, он направился на выход из ресторана. Перехватив машину, он быстро доехал до гостиницы. Уже в номере, Абрамов снял с себя пиджак и, проверив в этот раз все свои карманы, повесил его в шкаф. Осмотрев весь номер и не найдя ничего подозрительного, он лег на кровать. Андреев позвонил ему часа через два. Судя по городскому транспортному шуму, доносившегося из телефонной трубки, он сразу же догадался, что тот звонит из уличного телефона – автомата.

– Виктор Николаевич! Извините за беспокойство. Сейчас, Айвазов находится по адресу: проспект Гаджиева, дом 16, квартира 8.

– Как он вел себя? Проверялся или нет?

– Не знаю, что у вас там произошло в кафе, но он выскочил из заведения, словно ошпаренный. Остановив такси, он приехал по названному мной адресу.

– Андреев! Смотрите там с Иваном в оба глаза. Возможно, это не его берлога. Посидит некоторое время там, а потом может махнуть по новому адресу.

– Все понятно, Виктор Николаевич.

– Смотрите, не потеряйте. Ты лично головой отвечаешь за него, понял?

– Понял, – ответил он и положил трубку.

Услышав гудки отбоя, Абрамов положил трубку. Звонок Андреева окончательно разбудил меня. Он долго лежал в постели, но сон почему-то не шел. Второй раз Андреев позвонил ему через час. Виктор зажег свет и посмотрел на свои часы, которые лежали на тумбе. Они показывали начало четвертого ночи.

– Виктор Николаевич, это снова я. Час назад Айвазов вышел из адреса и, поймав такси, приехал на улицу Маркова. Сейчас, мы с Иваном держим этот адрес. Похоже, эта квартира и есть его берлога. Хата у него на первом этаже и я видел сквозь занавеску, как он разделся и лег спать.

– Хорошо, молодцы, держите этот адрес.

– Понял, Виктор Николаевич.

До рассвета оставалось еще часа три. Он встал и направился в ванную комнату. Приняв душ, Виктор стал не спеша собираться на работу.

***

Абрамов запирал номер на ключ, когда услышал звонок телефона. Звонил Андреев.

– Виктор Николаевич, только что к дому, где остался ночевать Айвазов, подъехала «Волга». Из машины вышел неизвестный нам мужчина и прошел в его квартиру.

– Как он выглядит?

– Кто? – переспросил его Анатолий.

– Конь в пальто. Конечно, этот мужчина? – произнес Абрамов.

– У него небольшая черная бородка.

– Все понял. Сейчас, я выезжаю к вам. Слушай, Анатолий, если он выйдет из квартиры, то вам придется разделиться с Иваном. Их нужно обязательно держать под наблюдением.

– Все ясно, Виктор Николаевич. Ждем вас.

Он быстро направился на улицу. Остановив, проезжающую мимо автомашину, Абрамов поехал на улицу Маркова, где его ждали сотрудники. Остановив машину за два дома от адреса, он направился к указанному дому пешком. Виктор подошел к дому и стал искать глазами своих ребят. Из подъезда дома вышел Иван и направился в его сторону.

– Где объект, Ваня? – поинтересовался он у Ивана.

– Мужик еще в квартире, а вот машина на которой он приехал сюда, уехала.

– Ну, что ребята, будем брать их на выходе из подъезда. Надеюсь, что они не вооружены и не смогут нам оказать достойного сопротивления, – не совсем уверено произнес Виктор. – Передай, Анатолию, он перекрывает верх, ну а мы с тобой, входную дверь в подъезд и окна. Надеюсь, оружие при вас? Зря не палить, они нужны нам живые. Задача ясна?

– Все ясно, – произнес Иван. – Я сейчас вернусь и передам ваше указание Анатолию.

Через пять минут они заняли исходные позиции и стали ждать выхода на улицу Айвазова и незнакомца. Время тянулось мучительно медленно. В подъезде запахло чем-то очень вкусным, и Виктор невольно почувствовал, что проголодался.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru