Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

Они все вошли в кабинет министра и стали рассаживаться вдоль большого стола, который стоял посреди кабинета. Через минуту в кабинет министра вошел заместитель прокурора республики Гарифуллин. Он сел рядом с министром и оценивающим взглядом осмотрел на всех сотрудников милиции, присутствующих на совещании.

– Ну, что, начнем? – произнес министр и посмотрел на своего заместителя. – Кто начнет докладывать?

– Думаю, начнем с сотрудников Приволжского ОВД, – произнес Феоктистов.

– Я согласен, – ответил министр.

Вдруг, неожиданно для всех находившихся в кабинете людей, раздался голос заместителя прокурора.

– Извините меня, но я бы хотел послушать доклад Абрамова. Мне очень интересна роль министерства в организации самой работы по раскрытии этого убийства, – произнес он и пристально посмотрел на Виктора.

– Яшин, докладывайте! – обратился Феоктистов к Яшину.

– Не Яшин, а Абрамов – поправил его заместитель прокурора.

Виктор поднялся с места и, открыв свой блокнот, начал докладывать. Он говорил долго, стараясь отразить в своем выступлении не только отработанные за это время версии, но и коснуться новых перспективных версий, которые возникли в процессе работы по делу. Когда он закончил, в кабинете министра повисла тишина. Все, молча, переваривали озвученные им результаты работы.

– Ну, что? – произнес министр. – Может, кто-то из присутствующих хочет что-то добавить к докладу Абрамова?

Неожиданно для Виктора и заместителя министра, с места поднялся ранее вечно молчавший Яшин. Взглянув, на министра и заместителя прокурора республики, он произнес:

– Я не совсем согласен с выводами, которые озвучил здесь на заслушивании заместитель начальника Управления Абрамов. Все, что он говорил действительно так. Единственно, что он не учел это наличие пятой возможной версии в этом деле.

Министр с нескрываемым интересом посмотрел на него и тихо произнес:

– Ну, и какова эта не озвученная им, пятая версия?

Яшин начал что-то говорить, обращаясь за примерами к делам давно минувших дней. Окончательно запутавшись, он посмотрел сначала на Абрамова, а затем на министра.

– Извините, товарищ министр, – произнес Виктор, – Яшин недавно занимается этим делом и по всей вероятности еще не совсем досконально разобрался во всех тонкостях. При следующем заслушивании, он индивидуально доложит вам всю работу по своей версии, которую я думаю, стоит закрепить за ним лично.

– Хорошо, Абрамов, – ответил он на его реплик и, повернувшись лицом к секретарю, попросил его внести в протокол заслушивания этот вопрос.

Поговорив еще минут пятнадцать и обсудив несколько организационных вопросов, министр разрешил им всем покинуть его кабинет. При выходе из кабинета министра, Виктора за рукав остановил Феоктистов.

– Зайдите ко мне вместе с Яшиным. Хочу разобраться с этой пятой версией.

То, что происходило в кабинете Феоктистова трудно передать словами. Он кричал на Яшина, топал ногами. Такого Феоктистова Абрамов еще ни разу не видел. Выплеснув на голову Яшина весь негатив, он успокоился и когда Виктор с ним остался вдвоем, он устало произнес:

– Тебе не кажется, что Яшин и Вдовин объединились против тебя и сегодня они были готовы к своеобразному перевороту в Управлении?

– Я догадывался, что такое возможно теоритически, но чтобы вот так пойти без соответствующей подготовки на таран, я явно не ожидал. Но как я понял, глядя на министра, тот тоже не был готов к этому перевороту.

– Мне тоже так показалось, – произнес Феоктистов. – Однако, это временная твоя победа.

Абрамов поблагодарил его за поддержку и вышел из кабинета.

***

Ночью Виктора разбудил звонок дежурного по МВД.

– Виктор Николаевич, у нас убийство. Полчаса назад во дворе своего дома застрелен директор туристического агентства «Казань» Рахимов Айрат. Феоктистов уже на месте и ждет вашего приезда.

– Володя, как так, что заместитель министра уже на месте? – поинтересовался он у него.

– Он был в гостях в соседнем доме. По-моему у него там проживает брат, и он задержался в гостях у него.

– Все понятно. Поднимите, Яшина и Гаврилова, – попросил его Абрамов.

– Все будет сделано, – ответил дежурный и положил трубку.

Виктор быстро собрался и направился к двери. В прихожей он набросил на себя куртку и открыл входную дверь. Оглянувшись назад, он заметил жену, которая стояла в дверях спальни и молча, смотрела на него.

– И когда это все закончится? – произнесла она тихо. – Будет покой в этом доме когда-нибудь или нет?

– Иди, отдыхай, – произнес Абрамов. – Мне нужно срочно отъехать ненадолго.

– Не обманывай меня и себя тоже. Я же знаю, что уходишь минимум на сутки, если не больше.

Виктор, молча, повернулся и вышел из квартиры. Постояв секунд десять, он услышал у себя за спиной, шум запирающейся двери. Тяжело вздохнув, Абрамов вышел на улицу, где его уже поджидала дежурная автомашина.

– Ну что, помчались, Виктор Николаевич, – спросил его водитель автомашины.

Он, молча, кивнул головой и машина тронулась.

Доехав до улицы Четаева, машина остановилась около большого девятиэтажного дома. Взглянув в окно автомобиля, Абрамов увидел стоявшего недалеко от них Феоктистова.

– Здравия желаю.

– Давай, Абрамов, занимайся организацией работы, – ответил он на его приветствие. – Сейчас, разговаривал с министром, он разрешил тебе поднимать с постели всех, кого ты сочтешь нужным. Тем, кто проигнорирует его указание, министр грозит увольнением.

–Что так, Михаил Иванович, вроде бы штатное преступление? Сейчас подобных убийств, воз и маленькая тележка?

– Этот человек возвращался от нашего президента, – произнес заместитель министра, – и был убит на пороге своего дома. Он друг семьи самого президента. Вот от этого и пляши. Надеюсь, что ты меня понял?

– А, что здесь не понять? Сейчас, замучают одними заслушиваниями, так что времени на работу, просто не останется.

– Правильно рассуждаешь, – произнес Феоктистов, – а теперь, иди и работай.

***

Виктор направился к месту обнаружения трупа убитого. На месте уже работал судебный медик, он как раз осматривал труп Рахимова. Абрамов обратил внимание на его руки, которые осторожно извлекали из карманов убитого его личные предметы.

– Привет, министерству здравоохранения, – пошутил Виктор. – Все рассчитываешь оживить человека?

– А, это ты, Николаевич? – произнес медик. – Единственно, что меня сдерживает, чтобы не послать тебя в одно место, это твои заслуженные седины на голове. Будь ты мальчишкой, я бы тебя обязательно направил бы в дето рождаемый орган.

Они оба засмеялись и посмотрели друг на друга.

– Ну, что скажешь?

– Что я тебе могу сказать? Судя по разбитым суставам на руках, серьезным гематомам на теле, убийству предшествовала серьезная драка. Со слов друзей и знакомых убитого, покойный длительное время занимался восточными единоборствами и всегда мог постоять не только за себя, но и за других людей. Полученные им в ходе драки травмы говорят о том, что нападавших на него людей было, как минимум трое, если не больше. Они его били арматурой или чем-то схожим на это. Правая рука трупа сломана в двух местах. По всей вероятности он пытался каким-то образом блокировать удары металлических предметов. Голова цела, в основном все удары пришли по рукам и телу.

– Скажи, удары могли привести к потере сознания или ориентации на местности? – задал ему вопрос Абрамов.

– Не думаю, убитый был хорошо подготовлен физически. Судя по полученным травмам, активно сопротивляться он долго не мог, следовательно, не представлял для нападавших на него людей реальной угрозы. Судя по вещам, найденным в его карманах, это не было ограблением. Деньги, золотой перстень, заколка для галстука с драгоценным камнем – все осталось на месте.

– Понятно. Отчего он скончался?

– В него стреляли. Судя по размеру ран, не исключаю, что в него стреляли из мелкокалиберного оружия. Баллисты, ответят на конкретный вопрос, из чего стреляли в убитого.

– У тебя пока все? – спросил он медика.

Медик утвердительно кивнул головой и стал, что-то диктовать сотруднику прокуратуры, который оформлял протокол осмотра места происшествия. Абрамов отошел в сторону и направился к начальнику отдела милиции. Поздоровавшись с ним, он поинтересовался у него, как идет отработка близлежащих домов.

– Есть сложности, – ответил он. – Время позднее, многие жильцы не открывают квартиры, ссылаясь на позднее время.

– Понятно. Как рассветет, необходимо организовать прочесывание местности, может, повезет, и мы найдем орудие убийства. Если сейчас, не бросим все силы на прочесывание, то утром народ пойдет на работу, могут найти пистолет и не сообщить нам об этом.

– Сейчас, подтянутся сотрудники. Поставим всех в цепь и начнем прочесывание местности.

– Хорошо. Старшим от министерства, я оставляю Яшина.

– Я не против этого, – ответил начальник райотдела милиции.

– Анатолий Гаврилович, – обратился Виктор к прибывшему Яшину. – Соберите личный состав и организуйте прочесывание местности. До утра осталось не так много и пистолет, из которого стреляли преступники, нужно обязательно найти. Вряд ли нападавшие преступники забрали его с собой.

– А, как прочесывать? Местность темная, трава густая, – начал ныть Яшин.

– Уже светает, а пока, возьмите фонари и прочесывайте. В конечном итоге задача вам поставлена, вы и решайте, – раздраженно произнес Абрамов, увидев на лице Яшина явное неудовольствие. – Работайте, Яшин, это вам не пятая версия, а конкретное дело.

Через полчаса, началась зачистка местности.

***

Ориентировка, направленная в отделы города, в которых требовалось обращать и проверять граждан с полученными травмами лица и тела, сыграла положительную роль. В штаб по раскрытию преступления, которое организовал Абрамов стали доставлять отдельных людей и группы молодежи, с признаками полученных телесных повреждений.

 

Врач, находившийся при штабе, внимательно осматривал доставленных людей, лишь после оказания им медицинской помощи он сообщал им, могли ли эти люди получить подобные травмы в драке с Рахимовым или нет. Это организованное Виктором сито, рано или поздно должно было сыграть положительную роль в установлении возможной причастности тех или иных лиц к совершенному преступлению. В начале шестого утра, в отдел привезли троих молодых ребят в возрасте двадцати лет. Все трое были, изрядно выпившие и довольно серьезно избиты. Осматривающий их врач, жестом показал сотрудникам оперативной группы, что телесные повреждения на телах этих ребят, могли быть получены ими в драке с хорошо подготовленным человеком, каким был Рахимов. Первым в кабинет Абрамова ввели Воронина Артема. Он осторожно переступил порог кабинета и с опаской посмотрел на него.

– Присаживайся Артем. Скажи, где и когда вашу компанию избили?

– Не парься начальник, мы сами разберемся со своими проблемами, – ответил он.

Парень посмотрел на Виктора, а затем вдруг улыбнулся ему, словно старому доброму другу.

– Похоже, вы нарвались на хорошего бойца. Здорово он вас помял? – продолжил Абрамов, не обращая внимания, на брошенную им ранее реплику. – Как же будете разбираться, если втроем не могли разобраться с одним мужиком.

– А, откуда вы знаете, что он был один? – поинтересовался он.

– От верблюда! – ответил Виктор. – Вы смотались с места драки, а он нет. Лучше скажи, вы, за что его завалили?

– Как так завалили? Это он нас чуть не убил, а не мы его?

– Воронин, скажи, у кого из вас был пистолет?

– Вы о чем меня спрашиваете? Какой пистолет? Вы, что с ума сошли? Сами подумайте, откуда у меня и моих друзей может быть пистолет? Теперь я понял, почему нас сюда привезли? Похоже, вы хотите повесить на нас это убийство?

– Что значит повесить? – переспросил его Виктор. – Ты же сам не отрицал, что между вами и этим мужиком была драка и что он вам накостылял.

– Все правильно, только, причем здесь убийство? Мы его не убивали. И за что нам нужно было его убивать, если мы видели его в первый раз в своей жизни? Вы знаете, я больше ничего вам говорить не буду. Вы специально ставите вопросы таким образом, что мои ответы можно понимать абсолютно по-разному.

– Ну, что я тебе могу сказать Воронин, дело твое. Может, ты потом и вспомнишь этот момент, но будет поздно. У тебя Артем, пока еще есть возможность, добровольно признаться в совершенном преступлении, потом такой возможности больше у тебя не будет.

– Вы знаете, я не один и за всех своих ребят, я отвечать не собираюсь, – произнес он.

Абрамов вызвал дежурного и попросил его отвести Воронина в камеру.

– Ну, что? – спросил Виктор Гаврилова. – Давай, вытаскивай другого и работай. Подключи к этому делу местных оперативников. А я поехал в морг на вскрытие трупа. Если срочно понадоблюсь, найдешь меня в МВД.

– Хорошо, Виктор Николаевич.

Абрамов вышел из кабинета и направился к дежурной автомашине.

***

Абрамов только что вернулся из морга, где присутствовал на вскрытии Рахимова. Подойдя к двери своего кабинета, он услышал, что его в кабинете разрывается от звонка городской телефон. Он быстро открыл дверь и схватил телефонную трубку. Ему звонил Яшин.

– Виктор Николаевич, – кричал ему в телефонную трубку Яшин. – Вы знаете, мы нашли пистолет.

– Какой пистолет? Какой системы?

– Нашли мелкокалиберный пистолет системы Марголина.

– Понятно, Анатолий Гаврилович. Сейчас в отделе милиции трое задержанных людей, с ними работает Гаврилов. Думаю, что это они совершили данное убийство. Займись этими ребятами.

– Все понял, Виктор Николаевич, зажмем так, что запищат, как дети.

– Анатолий Гаврилович! – обратился к нему Абрамов. – Особо давить не нужно. Нам не нужны, в этом деле, ложные показания. Иначе замучаемся, потом проверять их показания.

– Виктор Николаевич! Вы сами знаете, что это за дело? Вы же сами всегда говорили, что победителей не судят.

– Зря, ты так говоришь, – возразил Абрамов. – Сами понимаете, что дело на особом контроле, и я бы не хотел оправдываться перед прокуратурой за действия своих сотрудников. Посадить безвинного человека, это большой грех.

– Виктор Николаевич, что-то я вас не узнаю? Я всегда думал, что вы человек жесткий, рисковый.

– Вы ошибаетесь, Анатолий Гаврилович. Я никогда не терял голову при раскрытии преступлений. Вы помните слова Дзержинского? Он сказал, что у чекиста должно быть горячим сердце, но голова должна быть всегда холодной. По этому принципу я и работал.

– Все понял! Найденное нами оружие, следователем районной прокуратуры уже направлено на экспертизу.

– Анатолий Гаврилович! Чуть не забыл, обязательно сделайте смывы с рук и одежды, задержанных нами ребят на предмет наличия на их руках и одежде, следов пороха.

– Хорошо, – ответил он и положил трубку.

Минут через пять в кабинет вошел Вдовин и присел на стул.

– Ну что, готов к докладу? – поинтересовался он у Виктора. – Сейчас снова начнется аврал. Начнут требовать, чтобы мы бросили все дела и занялись лишь только этим делом.

– Я думал, что ты к этому уже привык за время работы в МВД. Выходит, ошибся, – ответил ему Виктор. – Если будет подобная команда, куда денешься, придется плотно садиться на это дело. Есть правда один выход, попробуй сбросить это дело с Управления на уголовный розыск УВД города. Проще контролировать, чем тянуть это дело самим.

– Я не думаю, что на это пойдет министр.

– А, ты попробуй, ведь ничего не теряем. Если скажет, что нет, значит, мы будем работать, если переложит работу на УВД, то просто будем контролировать это дело.

Вдовин взглянул на часы.

– Давай, вставай, нужно идти, – произнес он.

Виктор, молча, поднялся из-за стола и направился вслед за Вдовиным.

***

Абрамов выходил из кабинета министра немного подавленными. Во-первых, министр сразу же отбросил в сторону предложение Вдовина о передаче этого дела уголовному розыску УВД города.

– Что?! – чуть ли не закричал он во весь голос, – Вы, что с Абрамовым с ума сошли что ли? Это преступление на контроле самого президента, а вы хотите его сбросить на город. Да с меня сразу же снимут погоны, а, я пока, этого не хочу. Я не думаю, что это ты сам придумал Анатолий Герасимович о передачи этого дела. Тебе, наверное, это предложил сделать Абрамов?

– Я предполагал, вашу реакцию по – этому вопрос, товарищ министр, – произнес Вдовин. – Вы правы, это предложение исходило от Абрамова.

«Сдал, – с неприязнью подумал Виктор. – Испугался гнева министра и сразу же подался в кусты».

– Я сразу догадался об этом, – произнес министр. – Абрамов, просто, боится ответственности за это непростое дело. Ну, его понять можно, дело серьезное. Убитый был хорошим знакомым президента. Вчера они встречались в домашней обстановке, ужинали вместе и вот, через час после того, как он уехал, какие-то подонки застрелили его около его же подъезда.

Он окинул взглядом собравшихся на совещание сотрудников. Внезапно он повернулся и, обращаясь к Виктору, произнес:

– Ну, что скажешь, Абрамов? Сможешь, раскрыть это преступление или нет?

Виктор встал с места и, поправил на себе узел галстука.

– Обещать не могу, товарищ министр. Все зависит не только от моего желания раскрыть это преступление. Сейчас есть трое подозреваемых людей в совершении этого преступления, будем работать. День-два покажет они или нет.

– Ты уж постарайся, чтобы эти люди оказались преступниками, – произнес министр. – Главное довести это дело до суда, а там пусть уж суд разбирается в их виновности.

Видно министр смог прочитать его мысли, которые крутились у Виктора в голове, после его высказывания.

– Плохо Абрамов, что ты не понимаешь отдельных вещей. Нельзя же быть таким наивным человеком в современной жизни. Нормальный сотрудник должен понимать своего руководителя с полуслова. Пусть тебе это объяснит мой заместитель Михаил Иванович. Он, наверняка, хорошо понял меня и знает, что нужно делать.

Феоктистов кивнул головой, давая понять министру, что поставленную им задачу хорошо понял.

–Вот и хорошо, – произнес министр, – тогда все свободны.

Они встали и направились на выход из кабинета.

***

– Виктор Николаевич! – доложил ему Яшин. – Похоже, мы раскололи одного из парней.

– Ты, не шутишь? Мне не верилось, что так быстро удалось расколоть этих молодых ребят. Слушай Анатолий Гаврилович, кто начал давать показания?

– Трофимов Сергей, – ответил он. – Эти два брата Воронины, пока идут в отказ. Говорят, что вообще не понимают, о чем идет речь.

– Главное, что хоть один стал говорить. Сейчас, я приеду к вам в отдел и поговорю с ним лично. Если что, сразу пригласим прокурора-криминалиста, пусть добросит его по горячим следам.

– Хорошо, подъезжайте, мы вас будем ждать.

Абрамов поставил в известность Вдовина о своем выезде и поехал в отдел милиции. Он, вошел в кабинет начальника уголовного розыска и увидел Яшина, который сидел за столом и в компании молодого парня пил чай. Взглянув на него, Виктор сразу же догадался, что это был Трофимов Сергей.

– Сергей, я бы хотел с тобой поговорить?

–Спрашивайте, – ответил он. – Я готов к разговору.

Абрамов сел за стол и внимательно посмотрел на этого рыжеватого парня. Ему сразу же не понравились его маленькие карие глазки, чем-то напоминающие глаза мелких грызунов. Он не знал, о чем они говорили с Яшиным, но манера его поведения и постоянная ухмылка, делала его лицо немного глуповатым. Если сказать в двух словах, этот персонаж не внушал Виктору никакого доверия.

– Сережа! Расскажи мне честно, что было вчера на улице Четаева? Как вы оказались там со своими друзьями, и кто из вас застрелил Рахимова? – задал он ему свой первый вопрос.

Трофимов на какую-то секунду замешкался. Он взглянул на Яшина, словно ища у него поддержки.

– Ну, что? Я жду ответы на поставленные вопросы? – произнес Абрамов. – Почему ты молчишь?

Подозреваемый еще раз взглянул на Яшина и, заметив его кивок, начал говорить:

– Мы с ребятами приехали на улицу Четаева в районе шести часов вечера. По дороге мы купили бутылку водки, пиво и закуску.

– Погоди! С какими ребятами ты был?

– Я приехал на улицу Четаева вместе с братьями Ворониными, Артемом и Владимиром, – ответил он на его вопрос.

– Продолжай….

– Так вот, мы сразу же поднялись на лифте на седьмой этаж и позвонили в дверь Лидки. Она проститутка и мы часто с ребятами ныряли к ней, когда у нас появлялись деньги. Мы «бухали»там часов до десяти вечера. Где-то в это время, когда мы все доели и допили, мы решили поехать домой. Выйдя из подъезда дома, мы с ребятами увидели мужика, который подъехал к дому на навороченной иномарке. Артем Воронин направился к нему и попросил у него закурить. Мужик оказался борзым и послал Артема подальше. Ему показалось это обидным, и он схватил мужика за воротник пиджака и попытался его кинуть через себя. Мы не думали, что этот на вид невзрачный мужик, окажет нам такое сопротивление. Он, похоже, занимался восточными единоборствами и моментально разбросал нас всех в разные стороны. В какой-то момент мы пожалели, что связались с ним, но отступать назад нам не хотелось. Он сильным ударом ноги свалил Валентина и повредил ему ногу. Тогда Артем достал мелкокалиберный пистолет системы Марголина и несколько раз выстрелил в этого мужика. После того, как мужик упал на землю, мы бросились бежать в разные стороны. Встретились мы все трое на остановке автобуса. Я поинтересовался у Артема, откуда у него оказался пистолет, однако, он мне на мой вопрос не ответил. Куда он дел пистолет, я не знаю, так как мы тогда побежали в разные стороны.

– Хорошо Сергей, – остановил Виктор его. – Сейчас тебя допросит сотрудник прокуратуры. Мне нужно от тебя лишь одно, чтобы ты назвал номер квартиры этой Лиды?

– Я уже называл ее номер, вашему сотруднику, – капризно произнес он и посмотрел на Яшина.

– Виктор Николаевич, за ней уже уехали местные оперативники. Если она дома, то ее привезут.

– Хорошо, Анатолий Гаврилович. Я не буду вам мешать работать. Позвоните мне. Мне интересно, что скажет эта женщина.

Яшин кивнул головой. Абрамов встал из-за стола и направился к выходу.

***

Вечером к нему в кабинет вошел, а скорей влетел Яшин. Лицо его светилось, и весь вид его говорил, что он совершил что-то героическое в этой жизни. Абрамов никогда не видел Яшина таким возбужденным. Он, радовался так, как радуются молодые оперативники, которые впервые раскрыли преступление.

– Виктор Николаевич! Можете вешать себе третью звезду на погоны, – восторженно заявил он.

Абрамов спокойно посмотрел на него и вполне буднично, поинтересовался у него.

 

– Анатолий Гаврилович, неужели вы лично раскрыли это убийство?

– Вы угадали, Виктор Николаевич. Эта проститутка, полностью подтвердила показания Трофимова. Ее допросил следователь прокуратуры, и она почти слово в слово, подтвердила показания Трофимова. Она дала показания следователю, что эти молодые люди действительно гуляли у нее до десяти часов вечера и когда стали уходить от нее, во дворе дома устроили драку.

– Погодите, Яшин! Вы, что хотите сказать, что она видела эту драку?

– Да, именно так. Она действительно видела всю эту драку из окна своей квартиры. С ее слов, когда началась драка, она выглянула в окно и до конца наблюдала за происходящими во дворе событиями. Эта женщина официально подтвердила, что выстрелил в Рахимова Воронин Артем, а затем, все они побежали в разные стороны. Еще она подтвердила тот факт, что сама лично видела у Артема пистолет еще в своей квартире, когда он повел ее в спальню и где стал раздеваться, перед вступлением с ней в интимную связь.

– Надо же! – удивился Абрамов – Все оказалось так просто и банально. А, что братья Воронины? Молчат, как прежде? Что дали следы с пистолета?

– Да, Бог с ними, с этими братьями Ворониными и со следами на пистолете, – в ответ произнес он. – Куда им деваться, вскоре заговорят и они. Так, что идите Виктор Николаевич, докладывайте Вдовину и Феоктистову о раскрытии этого убийства.

– Анатолий Гаврилович! По-моему докладывать еще рановато, – возразил ему Виктор. – Вот, когда братья Воронины признаются в совершении убийства, вот тогда можно и доложить о раскрытии этого преступления.

– Дело ваше, – ответил мне Яшин. – Скажите, у вас есть какие-то сомнения по этому делу?

– Да, таких сомнений у меня их воз и маленькая тележка. Я не верю во все эти показания, не закрепленные следственными действиями и заключениями экспертизы. Эти люди сегодня говорят одно, а завтра откажутся от этих показаний.

Яшин, молча, выслушал его и направился к двери. Он остановился и, повернувшись к нему лицом, что хотел сказать, однако, Абрамов остановил его жестом руки.

– Идите, отдыхайте, Яшин. Вы с утра на ногах, наверное, сильно устали.

Он вышел из кабинета и плотно закрыл за собой дверь. Оставшись один, Виктор невольно задумался над человеческой судьбой, которая вот так легко играет с человеком. Неожиданно зазвонил телефон заместителя министра. Он невольно посмотрел на часы. Они показывали половину девятого вечера.

– Слушаю вас, Михаил Иванович.

– Ты что, Абрамов, не докладываешь о победе, – произнес он с укором. – У тебя Яшин раскрыл убийство Рахимова, а ты молчишь?

– Михаил Иванович! Я бы не стал торопиться рапортовать об этой победе. Помимо Трофимова, который дал показания у нас есть еще двое задержанных, в том числе и тот, на кого он дает эти показания, а эти люди молчат.

– Ну и что? Работайте, дожимайте их!

– Вы знаете, я что-то не уверен в этих показаниях. Мне совсем верится в это раскрытие. Думаю, что в жизни так не бывает.

– Ты, что Абрамов! Белены, объелся что ли? Человек дает показания, а ты сомневаешься в его искренности.

– Как вам сказать, Михаил Иванович. Интуиция подсказывает, что это ошибка в объекте. Если мы сейчас переключимся на эти показания, то можем просто зайти в такой глухой тупик, что выбраться оттуда будет довольно трудно.

– Вот что, Абрамов! Ты сам знаешь, как я к тебе отношусь. Но здесь, я тебе не товарищ и не друг. Мне твою интуицию, хочется засунуть сунуть в одно место. Так что начинай работать с этими братьями лично. Если не расколешь их сам, то знаешь, что тебя тогда ожидает? Надеюсь, ты меня понял?

Виктор положил трубку и стал собираться домой.

***

Вернувшись с работы около десяти часов вечера, Виктор поужинал и лег спать. Несмотря на усталость, которую он ощущал, Абрамов никак не мог заснуть. Он ворочался с одного бока на другой, стараясь занять телом, наиболее удобное положение в постели, однако, сон по-прежнему не шел к нему. В голове у него крутился его последний разговор с заместителем министра. Феоктистов, хорошо изучил его, и поэтому разговаривал с ним в таком тоне. Он знал, что этот вечерний разговор не оставит ему ничего другого, как ринуться в бой и с пеной у рта доказывать свою правоту. Немного подумав, Виктор решил сам в индивидуальном порядке заняться расследованием этого преступления и доказать им всем что данное преступление совершили совершенно другие люди.

На следующий день он вызвал к себе на работу Валерия Демидова, который был коллегой убитого Рахимова по работе и другом по жизни.

– Проходите, Валерий Николаевич, – произнес Абрамов, когда тот вошел в его кабинет. – Присаживайтесь. Чай, кофе?

Демидов отказался от чая и кофе и, взглянув на Виктора оценивающим взглядом, присел на предложенный им стул.

– Дело вот в чем Валерий Николаевич, насколько я знаю, вы были другом убитого два дня назад Рахимова. Я хотел бы, чтобы вы мне рассказали, каким человеком был погибший.

Демидов задумался и глубоко вздохнув, начал говорить:

– Айрат был хорошим человеком, талантливым руководителем, надежным другом и наконец, удачливым бизнесменом. Он пользовался заслуженным авторитетом среди работников нашей фирмы и все его не только уважали, а скорей всего любили. Если сказать короче, то он был душой всего нашего небольшого коллектива. Два года назад, при поддержке президента республики, он открыл новое туристическое направление – Арабские Эмираты. Помимо туризма ему удалось наладить поставки в Казань японской радиотехники и телевизоров. Реализация этого товара принесла ему неплохие деньги. Он приобрел новую автомашину, купил хорошую квартиру в городе, а также загородный дом в Зеленом бору.

Айрату стали завидовать не только на работе, но и многие бизнесмены в городе. Чем удачнее шли его дела в бизнесе, тем больше и больше возникало у него проблем в нашем коллективе. Многие сотрудники считали себя незаконно обделенными в этом прибыльном бизнесе и затаили обиду на него. Кто-то из них уволился, кто-то, стиснув зубы от злости, продолжал работать. Две недели назад, он поделился со мной новостью. Оказывается, он хотел приобрести большой магазин на проспекте Ибрагимова, в котором раньше находился магазин фирмы «Атлант». Он запросил все документы по этому магазину и выяснил, что этот магазин уже был на днях приобретен буквально за копейки с молчаливого согласия и подачи Комитета по земельным отношениям республики. В день убийства мы вместе с ним заехали в этот магазин, где он попытался переговорить с директором магазина Курмановым. Однако, нормального разговора между ними не получилось. Курманов вел себя вызывающе и вскоре стал открыто провоцировать Айрата к скандалу. Однако, партнер не поддался на эту провокацию и не стал связываться не только с Курмановым, но и с присутствовавшими там ребятами. Когда мы покидали магазин, Курманов догнал его в коридоре, стал открыто угрожать ему убийством.

– Мне глубоко плевать на тебя и твои связи! – кричал ему Курманов. – Если хочешь нормально жить, забудь про этот магазин. Запомни раз и навсегда, этот магазин наш. Если ты этого не усвоишь, то пожалеешь об этом. Здесь есть люди, которые могут не только говорить, но и убивать.

Тогда я не придал этим угрозам особого внимания, мало ли что говорят люди во время скандала. Мы вышли с Айратом из магазина – я поехал на работу, а он поехал к президенту. Вечером он позвонил мне и сообщил, что вопрос о магазине решен в его пользу. Я еще тогда почему-то почувствовал, что в этом вопросе рано ставить точку. Я попытался его предупредить о возможных последствиях этого шага, но он не стал слушать меня. Результат, вам уже известен.

Демидов замолчал и посмотрел на Абрамова. Немного подумав, он спросил его:

– Неужели вы Виктор Николаевич думаете, что Айрат стал жертвой пьяной разборки молодежи?

И не получив от него ответа на свой вопрос, Демидов продолжил:

– Его могли убить по двум причинам. Первая – магазин, а вторая – это враги по бизнесу. Вот, здесь и ищите.

– Спасибо Валерий Николаевич, – поблагодарил его Абрамов. – Вы здорово помогли мне в этом вопросе.

Он еще раз взглянул на него и вышел из кабинета.

***

Узнав о том, что прокуратура проводит следственный эксперимент с выходом на место преступления, Абрамов сразу же выехал в отдел милиции. Заметив стоящего рядом с отделом милиции Яшина и Трофимова, он остановил машину и направился к ним. Руки Трофимова Сергея были спереди скованны наручниками. Он что-то говорил ему в полголоса, склонившись к его уху. Лицо Трофимова было сосредоточено, он иногда кивал ему головой, словно соглашаясь с доводами Яшина. Заметив меня, оперативник отошел в сторону от Трофимова и направился в сторону Абрамова.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru