Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

– Молодец! Теперь Костя, иди, отдыхай.

Гаврилов вышел из кабинета, оставив Виктора одного в кабинете. Он посмотрел снова на распечатку и подчеркнул номер фирмы «Казань». Абрамов пододвинул к себе телефонную книжку и, порывшись в ней, нашел там аналогичный номер. Он принадлежал секретарю этой организации.

Виктор хорошо знал руководителя фирмы «Казань» Наиля Ахметова. Он длительное время поддерживал с ним деловые отношения. Ахметов «поднялся» в бизнесе после развала Советского Союза. Крупное вливание партийных денег позволили ему заметно активизировать работу своей фирмы. У него на фирме стали отовариваться практически все бывшие работники советских и партийных органов. Он выполнял отдельные заказы жен членов правительства, что способствовало росту рейтинга его фирмы. Радиотехника, ткани, обувь, парфюмерия заполнили магазины фирмы «Казань». Зажиточные жители близлежащих республик потянулись в Казань за японскими телевизорами, музыкальными центрами и другими импортными вещами.

Дружить с Ахметовым становилось модным, и каждый уважающий себя бизнесмен города хотел с ним дружить. Вскоре, в его окружении появились и люди из числа руководителей МВД и Налоговой полиции. По его просьбе ему разрешили на базе Управления вневедомственной охраны создать специальное подразделение, которое стало нести охрану баз и складов, принадлежащих его фирме, а отдельные сотрудники милиции стали личными охранниками Ахметова.

«Абрамов, ты сходишь с ума, – подумал он. – Ты пытаешься прыгнуть выше головы. Разве ты не знаешь, чем это может закончиться для тебя лично?»

От этих мыслей, у него по спине пробежал холодок. В нем снова стали бороться два чувства – чувство долга и чувство самосохранения, которое из них победит, он в тот момент не еще знал.

Виктор пододвинул к себе телефон и поднял трубку. Он набрал номер фирмы «Казань», указанный в распечатке ГТС. В трубке раздались длинные гудки. Держа трубку около уха, он посмотрел на часы, они показывали начало восьмого вечера. Абрамов хотел положить трубку, как вдруг на том конце провода мне ответил приятный женский голос:

– Алло, говорите. Фирма «Казань» слушает вас.

– Девушка, вы мне не поможете разыскать Ильдара? – обратился он к ней.

– Какого Ильдара, их у нас несколько? – поинтересовалась она у Абрамова.

– Извините, я фамилии его не знаю, – произнес Абрамов. – Он говорил, что возит вашего шефа.

– А, вон кого? Так ему фамилия Валиев. Его сейчас нет, он выехал с шефом и по всей вероятности сегодня уже не будет.

– Большое спасибо, – поблагодарил ее Виктор и положил трубку.

«Вот и еще один клиент появился, которого просто так не возьмешь голыми руками», – подумал Абрамов.

Накинув на плечи пиджак, он направился на выход. Выйдя на улицу, Виктор осмотрелся по сторонам и, заметив свою служебную автомашину, направился к ней. Пока он садился в автомашину, около их машины остановился автомобиль заместителя министра. Из нее вышел Феоктистов и направился в министерство. Вслед за ним из его машины показался Яшин. Он подошел к автомашине Абрамова и, открыв дверцу машины, поздоровался с ним

– Что Виктор Николаевич, сегодня принято решение о работе с братьями Ворониными. Я думаю, что через день или два, вопрос по раскрытию убийства Рахимова снимется автоматически.

– Флаг вам в руки, Анатолий Гаврилович. Артем и Владимир, это не Трофимов с Гараниной и вам едва ли удастся уговорить их подписать под это убийство.

– В каком это смысле уговорить? – задал вопрос Яшин.

В его голосе Абрамов заметил определенную тревогу.

– В самом прямом смысле этого слова. Вы ради любопытства съездите к Гараниной домой, и посмотрите, могла ли она видеть эту драку из окна своей квартиры? Вас же, на суде любой адвокат на лопатки положит, с подобными показаниями. Что, тогда будете делать?

– А ничего, – улыбаясь, ответил он. – Феоктистов правильно сказал, что самое важное сейчас это передать данное уголовное дело в суд, а там пусть суд решает, виновны они или нет. А вы, что с Гараниной общались?

– Да. Встретился ради интереса, поговорил с ней по душам. Чепуха все ваши доказательства, все шито белыми нитками, Анатолий Гаврилович.

Яшин растеряно посмотрел на Абрамова и отошел от машины. Через полчаса, Виктор был уже дома.

***

Утром Абрамов подготовил письменное задание на наружное наблюдение за гражданином Валиевым Ильдаром. Написав задание, он направился с ним к заместителю министра.

– Ты меня извини Абрамов, но я вообще перестаю понимать тебя. Тебе, что одного приказа министра мало? Я тебе сказал, что ты отстранен от дела, чего ты лезешь ко мне с этим заданием?

Феоктистов с усмешкой посмотрел на Виктора и, взяв листы с письменным заданием на Валеева, протянул их ему обратно.

– Если хочешь, чтобы я тебе их подписал, пусть они будут от другого человека, а не от тебя. Надеюсь, ты меня понял?

– Спасибо, – ответил Абрамов ему и вышел из кабинета.

Проходя по коридору министерства, Виктор столкнулся с Яшиным, который судя по лицу, был не в лучшем расположении духа. Поздоровавшись с ним, он произнес:

– Виктор Николаевич, хотел бы с вами посоветоваться. Когда я могу к вам зайти?

– В любое удобное вам время, Анатолий Гаврилович.

Вызвав к себе Гаврилова, Абрамов попросил его переписать задание на Валеева.

– Виктор Николаевич, а здесь что-то не правильно? – поинтересовался он.

– Здесь все правильно. Просто перепиши все это один к одному и подпишись.

Он вышел из кабинета. Абрамов сел в кресло и стал готовиться к вечернему заслушиванию в прокуратуре по убийству. Изучение материалов наблюдательного дела, прервал вошедший в кабинет Яшин.

– Вы знаете, Виктор Николаевич, – начал он. – Сегодня с утра мне доложил дежурный по ИВС МВД, что Артем Воронин ночью попытался покончить жизнь самоубийством. Он в камере вскрыл себе вены оплавленным фильтром от сигареты. Короче, он потерял много крови и сейчас его перевели во вторую колонию в больничный корпус.

– Что, вы хотели услышать от меня, Анатолий Гаврилович? Это не первый случай в моей практике, когда арестованный вскрывается в камере. Нужно следить за арестованными, а не хлопать ушами.

– Дело в том, что через три месяца у меня истекает срок, и я рассчитывал, что смогу получить полковника за раскрытие этого преступления.

– Извините меня, но я так и не понял, какой совет вы ждете от меня лично? В кадрах я не работаю и звания не присваиваю.

– Вы не можете переговорить с начальником Управления кадров в отношении меня?

– Не понял? О чем я должен говорить с ним?

– Понимаете, к любому вопросу можно подойти с разных сторон, – произнес Яшин. – Если вы его попросите рассмотреть этот вопрос в индивидуальном плане, то этот вопрос, я думаю, будет решен положительно. Ведь занимаемая мной должность начальника отдела, это должность подполковника.

Абрамов невольно засмеялся.

– Мне кажется, Анатолий Гаврилович, что вы обратились ко мне явно не по адресу. У вас есть надежный союзник в этом деле в лице начальника Управления, советуйтесь с ним по этому вопросу, а не со мной.

– Но, он посоветовал мне обратиться к вам лично, – произнес растеряно Яшин. – Ведь вы мой непосредственный начальник, а не он.

– Вот вы и обратились? Если у вас больше ко мне нет вопросов, то не мешайте мне работать, – жестко произнес Виктор.

Абрамов пододвинул к себе контрольное дело и снова углубился в его изучение.

***

Вечером, после заслушивания в прокуратуре, Абрамова попросил задержаться заместитель прокурора республики Гарифуллин.

– Присаживайтесь поближе, я не кусаюсь, – предложил он Виктору, указывая на стоявший около его стола стул.

Оперативник встал со своего стула и молча, пересел ближе к его столу.

– Абрамов, я вас знаю где-то десять лет, – начал он. – За все время нашего с вами знакомства, у меня никогда не возникало ни каких претензий к вашей работе. Сейчас же, вас словно сглазили. Что не дело, то целая куча претензий и проколов.

Виктор, молча, слушал эту вступительную речь прокурора, ожидая того, когда он перейдет в окончательное наступление на него.

– Вот и в этот раз, я не могу не удержаться от того, чтобы не вынести вам официального предупреждения.

Он замолчал и посмотрел на Абрамова, словно приглашая его к этой полемике. Однако, Виктор выдержал его взгляд, продолжая молчать.

– Скажите, Абрамов, что вам не нравится в деле Рахимова? Почему вы стараетесь сломать это дело? Обида на то, что раскрыл это преступление другой человек, а не вы?

– Извините меня, Хамит Сайфуллович, но я считаю, что следствие идет по ошибочному пути, который приведет его в тупик. Мы просто теряем время и даем возможность настоящим преступникам замести за собой следы.

– Выходит, все окружающие вас сотрудники глупцы, лишь вы один умный. Почему же вы так не уважительно относитесь к своим коллегам по цеху. Я Яшина знаю давно и могу вам сказать, что он достаточно умный и опытный сотрудник. Люди работают, раскрывают хорошо замаскированное убийство, а вы стараетесь помешать этой работе. Кстати, кто вам дал право перепроверять показания лиц, допрошенных следователем прокуратуры?

Он остановился и, достав из кармана брюк носовой платок, вытер им лицо.

– Хамит Сайфуллович! Я не передопрашивал этих людей, я просто с ними разговаривал. Представьте себе, что все эти люди в приватной беседе, рассказывали мне совершенно другую картину, совершенно противоположную от показаний допроса. Вы знаете, у меня нет оснований не доверять их рассказам, если они добровольно сообщали мне, что данные ими сведения на допросах, были полученные следователем путем угроз и психологического давления, как на них, так и на свидетелей.

– Виктор Николаевич, даю вам бесплатный последний китайский совет, не лезьте в это дело. Вам, что мало одной жалобы этого чеченца. Если здесь будет аналогичная жалоба, то вы сначала расстанетесь со своей работой, а затем можете пополнить армию осужденных. Поверьте моему большому жизненному опыту, был бы человек, а статью для него мы всегда подберем.

 

– Спасибо, за добрый совет. Вы меня уже не первый раз наставляете на путь истинный, предупреждаете. Я все понял. Разрешите откланяться, мне нужно идти.

– Я вас больше не задерживаю.

Встав со стула, Абрамов вышел из кабинета.

***

Валеев Ильдар выехал из СТО и направился за Ахметовым. Он работал водителем у него более пяти лет и за это время, стал, чуть ли не членом их семьи. Сам Ахметов привык к этому молчаливому и услужливому парню. Ильдар был проверен временем и поэтому не вызывал у хозяина не малейшего сомнения. Он часто перевозил деньги и ценности, возил любовниц шефа, других государственных мужей республики и заслуженно пользовался авторитетом хорошего водителя и надежного человека, которому можно было доверять практически все.

Дорога от Белого Безводного до работы заняла минут сорок. Он остановился около больших металлических ворот. Дважды просигналив, он стал ждать, когда откроют ворота. Через минуту они со скрипом открылись, и он въехал в большой двор, огороженный высоким забором. Металлические ворота с грохотом закрылись за ним, огораживая его и людей, работавших здесь от внешнего мира. Ильдар вышел из машины и поднялся на второй этаж. Здороваясь с коллегами по работе, он направился в приемную шефа.

– Привет, Наташа! – поздоровался он с секретарем. – Если шеф будет спрашивать меня, я буду во дворе.

– Хорошо. Кстати, Ильдар, что у тебе запланировано на вечер? Может, заедешь ко мне, посидим немного.

Он мило улыбнулся ей и пальцем указал на дверь своего шефа, давая ей понять, что все зависит от этого человека. Он повернулся и направился во двор, где открыв капот машины, стал что-то подтягивать в двигателе.

– Привет, Ильдар! – услышал он за спиной мужской голос. – Что случилось? Неужели у твоего «Мерина» движок стал барахлить?

Ильдар поднял глаза и увидел подошедшего к нему молодого охранника. Охранник работал в фирме чуть больше недели, однако за этот небольшой период, хорошо прижился в коллективе. В фирму он пришел из органов внутренних дел. По ходившим в фирме слухам, он не сработался с новым начальником отделения милиции и, высказав тому в лицо, все, что в нем накопилось за это время, написал рапорт об увольнении и ушел из органов внутренних дел.

– Это ты, Петруха? Здорово, друг. Как у тебя дела?

– Дела в верхах, а у нас делишки, – улыбаясь, шуткой ответил он.

– Слушай, Ильдар, что это тебя который день пасет милиция?

– Кто, кто? – произнес удивленно водитель. – Какая милиция?

– Как, какая? Российская милиция. Я ее еще вчера срисовал, когда ты с шефом вернулся с обеда. Сначала думал, что ошибся, а сегодня смотрю в машине те же люди, что и вчера. Сейчас, их машина стоит в метрах ста от наших ворот. Если ты мне не веришь, выйди и посмотри на них сам, у них серебристая девятка.

– А, откуда ты взял, что она пасет именно меня, а не какую-нибудь другую автомашину?

– Все просто, Ильдар. Пока тебя не было здесь, их тоже не было. Это ты притащил их с собой. Это, раз. А, во-вторых, кто кроме них, кто может следить за вами с шефом, не ребята же с Первых Горок или еще откуда-то? Ты на всякий случай переговори с шефом, мало ли что? А если это не менты, а какие-нибудь другие люди, к примеру, наемники?

Ильдар вздрогнул от этих слов и испуганно посмотрел на охранника.

– Слушай, Петр. Это ты серьезно или решил пошутить надо мной. Если это шутка, то она тебе считай, удалась.

– Ильдар, я уже давно разучился шутить на эту тему. Ты же знаешь, где я раньше работал. Опыт брат, не пропьешь.

– Спасибо тебе, Петя, – поблагодарил его Ильдар. – Я обязательно расскажу об этом шефу.

– Погоди, только не гони волну раньше времени, – посоветовал ему Петр. – Давай, перепроверим все это на всякий случай. Когда вы с шефом поедите куда-нибудь, то я поеду за вами позади этой машины. Если она «пасет» вашу тачку, то я срисую ее сразу же. Вот тогда, ты и доложишь об этом шефу.

– Хорошо, договорились. Когда мы поедим, я скажу тебе об этом.

***

Ильдар проводил взглядом удаляющуюся фигуру Петра, опустил понятый капот автомашины и не спеша вышел за ворота организации. Улица была плотно забитой стоящими автомашинами. Он не сразу заметил ту автомашину, про которую ему говорил Петр. Серебристая «девятка» стояла в метрах ста от ворот организации. Постояв с минуту у ворот, он медленным шагом направился к киоску «Союзпечать», который находился на улице. Шагая к нему, он неожиданно для себя, вдруг вспомнил первый попавший на ум детективный фильм, в котором разведчик, нагнувшись и, поправляя развязавшийся шнурок на обуви, внимательно наблюдает за следившим за ним врагом. Проделав то же самое, что и разведчик в кино, он попытался глазами найти человека, который, как считал он, должен был двигаться следом за ним. Однако, сколько он не вглядывался в толпу двигавшихся мимо него людей, найти подобного человека ему не удалось. Мимо него не спеша шли, разговаривая люди.

«Интересно, кто же из этих людей может следить за мной?»

Остановившись около киоска, он снова стал пристально рассматривать проходящих мимо него людей. В какой-то момент ему показалось, что один из парней, который двигался по улице в его сторону, повел себя как-то не совсем естественно.

«Наверняка, это и есть тот человек, который следит за мной», – решил он и стал пристально рассматривать этого парня.

Однако, парень, не обращая на него никакого внимания, прошел мимо и, пройдя метров пятнадцать сел в припаркованную автомашину. Через минуту, машина тронулась и, набрав приличную скорость, поехал в сторону площади имени Вахитова.

«Вот видишь Ильдар, просто так и не отгадаешь, кто за тобой наблюдает, – подумал. – Правильно люди говорят, что у страха глаза велики. Если все время думать, что за тобой следят, то наверняка, можно и загнаться и до психбольницы».

Купив в киоске пачку сигарет, Ильдар не торопясь, направился обратно к себе на работу. В этот раз, он не стал разыгрывать из себя разведчика и не пытался определить лиц, следящих за ним. Во дворе организации его уже разыскивали охранники.

– Ильдар, готовность пять минут, – произнес Петр. – По-моему, шеф уже выходит.

Ильдар подошел к «Мерседесу» и сел в кресло водителя. Через минуту, из дверей офиса показался Ахметов, который направился к ожидавшей его автомашине. Он по привычке выскочил из машины и услужливо открыл ему заднюю правую дверцу автомашины. Ахметов сел в автомашину, а он, обогнув машину, быстро сел за руль.

– В правительство, – коротко бросил Ахметов и откинулся на кожаное кресло машины.

Ильдар завел машину и осторожно выехал за ворота фирмы. Проезжая мимо серебристой девятки, он невольно обратил внимание на лица сидевших в машине людей.

«Посмотрим, что скажет Петр», – подумал про себя Ильдар, наблюдая в боковое зеркало автомашины за тем, как из ворот фирмы выезжает, синея «семерка» Петра.

– Ильдар, что с тобой? – поинтересовался у него Ахметов. – Ты, что головой крутишь? За дорогой следи, а не крути головой по сторонам!

– Все нормально, шеф. Просто, немного задумался о жизни, – ответил Ильдар.

– За рулем нужно думать о дороге, а не о жизни. О жизни будешь думать в больнице, после того, как совершишь ДТП.

– Извините, Наиль Эдуардович. Больше такого не повторится.

– Хорошо. Следи за дорогой.

Машина поднялась по улице Университетской и, повернув налево, выехала на улицу Ленина.

***

Ахметов, пробыл в кабинете министров не долго. Он вышел из здания в сопровождении мужчины. Переговорив с ним у дверей, он попрощался и направился к автомашине.

– Ну, что Ильдар? Давай, поехали обратно на работу. В пять часов вечера у меня встреча с руководством МВД.

– Что, поедем в министерство?

– Нет. Они приедут ко мне в офис. Посидим у меня, поговорим.

Минут через тридцать, «Мерседес» Ахметова въехал в ворота фирмы. Он вышел из машины, потянулся так, что у него захрустели кости кистей рук и медленным шагом, направился в офис. Ильдар заглушил двигатель и вышел из машины. Найдя глазами Петра, он направился в его сторону.

– Ну, что, скажешь? – спросил он у Петра. – Сопровождали они нас или нет?

– Ты знаешь, я ничего не понял. Сначала мне показалось, что они упали вам на хвост, а затем, когда вы повернули на улице Ленина, они поехали прямо по Лобачевского.

– Ну и что мне делать, Петя? Докладывать своему шефу о слежке или нет? Здесь проколоться нам с тобой нельзя. Ты сам знаешь, если это окажется чепухой, он нам с тобой не простит?

– Тогда вот, что, – произнес Петр. – Шефу пока лучше ничего об этом не говорить. Я все же поезжу за тобой денька два.

Ильдар отошел от Петра и сел в тенек на лавочку. Через несколько минут металлические ворота с шумом распахнулись, и в ворота въехала иномарка. Из машины вышли два человека в гражданской одежде, и проследовал в офис. Ильдар поднялся с лавки и направился к иномарке.

– Привет! – обратился он к водителю машину. – Как жизнь? Надолго к нам?

– Привет, откуда я знаю, может на полчаса, а может и до утра. Все зависит от твоего шефа, как будет принимать гостей.

– Понятно. Скажи ты случайно не в курсе убийства Ахметова? Как там, идет работа или это очередной «глухарь».

– Спроси, что-нибудь другое, Ильдар? Откуда я могу это знать? Я же вожу не начальника Управления уголовного розыска. Если по-честному, то мне абсолютно все равно, раскрыли это убийство или нет. Пусть у других об этом болит голова. А, ты Ильдар, почему интересуешься этим убийством?

– Просто я хорошо знал этого Ахметова. В принципе, он был не плохим человеком. Мне даже жалко его.

– А, что жалеть его? Пожил человек в свое удовольствие, все имел в этой жизни, что хотел. Ты бы видел, какая крутая машина была у него?

– Человек много работал, вот заработал все это.

– Заработал? – ехидно ответил ему водитель. – Я вот всю жизнь кручу баранку, вожу больших людей, однако и маленькой части этого добра за всю жизнь так и не заработал. А, ты говоришь, заработал! Сам знаешь, если бы не связи, так бы и всю жизнь просидел бы в спортивном зале в должности тренера.

– Ты, что какой сегодня злой? Разве можно завидовать мертвым? Сейчас бы Ахметов, наверное, все бы добро отдал, чтобы пожить еще немного.

– Ладно. Видишь, руководство появилось, сейчас опять куда-нибудь поедем.

Сотрудники министерства поздоровались с Ильдаром и сели в автомашину. Металлические ворота открылись, и иномарка скрылся за воротами.

***

Абрамов сидел в кресле и читал сводку наружного наблюдения.

«Да, не богато, – подумал он. – Работа, дом и никуда более. Так можно за ним работать месяцами и ничего существенного не добыть».

Вызвав к себе Гаврилова, Виктор попросил его привести к нему гражданку Гаранину. Тот быстро вышел из кабинета, и уже через сорок минут вернулся обратно в МВД, сопровождая Лидию Гаранину.

– Проходите, Лидия, присаживайтесь, пожалуйста.

Гаранина осторожно присела на стул и выжидающе посмотрела на него.

– Вы что, так Лида смотрите на меня, словно, за эти три недели, что-то произошло такого, что сильно изменило мою внешность? – поинтересовался у нее Абрамов.

– Вы, знаете, Виктор Николаевич, меня все эти три недели замучили прокурорские сотрудники. Допрос за допросом, угроза за угрозой. Я сейчас в таком состоянии, что не знаю, кому и что рассказывать. Прокуратура требует одно, вы другое.

Абрамов ухмыльнулся про себя и подумал, что маленькая ложь, всегда провоцирует большие сложности.

– Ну что, Лида, приступим к нашему разговору? Давайте, вернемся к нашим баранам, – шутя, произнес он. – Вот перед вами с десяток фотографий различных мужчин. Посмотри внимательно, кого из них вы узнаете?

Лида взяла в руки фотографии и стала внимательно их рассматривать. Неожиданно, рука ее мелко задрожала. Она отложила одну фотографию в сторону и произнесла тихим голосом:

– Вот этого мужчину я знаю. Его зовут Ильдар.

Присутствующий при опознании следователь из следственного управления МВД, зафиксировал это в протоколе.

– Скажите, пожалуйста, когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с этим человеком? – задал вопрос следователь.

– С этим человеком я познакомилась более месяца назад. Знакомство произошло в магазине.

– Скажите, вас просил этот человек установить график работы покойного Рахимова, и каким путем вы выполнили его просьбу?

Гаранина на какой-то миг словно застыла. Ее красивые большие глаза забегали по моему кабинету. Немного подумав, Лидия Владимировна, уверено произнесла:

– Да, это он попросил меня, чтобы я установила, когда тот уходит и приходит с работы. Эти сведения я получила от жены Рахимова, которая является моей приятельницей и передала именно этому человеку.

 

– Скажите, Гаранина, этот человек попросил вас, чтобы вы спровоцировали скандал с Рахимовым и кого вы привлекли к этому?

– Да, так и было. В одну из встреч, Ильдар попросил меня, чтобы я попросила своих знакомых ребят спровоцировать драку с Рахимовым.

– С кем конкретно вы договаривались?

– Я лично разговаривала на эту тему с Трофимовым Сергеем. За триста долларов США, он организовал драку в нашем дворе около стоянки автомашин, – ответила она.

Абрамов поблагодарил ее и попросил Гаврилова, чтобы он отвез ее обратно домой. Когда они вышли из кабинета, Виктор обратился к следователю:

– Антон, скажи свое мнение по этому вопросу. Ты опытный следователь и поэтому, оно очень важно для меня.

– А, что здесь говорить, Виктор Николаевич, здесь все лежит на поверхности. Просто одни хотят повесить это преступление на одних людей, а ты, насколько я тебя понял, стараешься найти настоящего убийцу.

– Ты, угадал. Только моему руководству, первый вариант подходит больше второго. Говорят, пусть суд решает, виновны они или нет.

– Вы уж сами разбирайтесь со своим руководством, Виктор Николаевич, – произнес следователь. – Но, я за вас. Это грех, сажать невинных людей, притом, что настоящие преступники будут гулять на воле.

– Я тоже, подобного мнения. Спасибо тебе Антон, за помощь.

– Не стоит, – ответил он и вышел из кабинета.

***

Валиев Ильдар узнал об убийстве Ахметова на следующий день. Это известие шокировало его в буквальном смысле слова. Когда Ахметов сел в машину, Ильдар повернулся к нему лицом и задал вопрос:

– Наиль Эдуардович, вы меня для этого направляли в дом Ахметова, чтобы через меня узнать все о нем, а затем убить его? За что вы подставили меня под это убийство?

Ахметов мельком взглянул на растерянное лицо своего водителя и, стараясь успокоить его, произнес:

– Ильдар, ты чего испугался? Давай, без концертов и истерик! Ты думаешь, что сотрудники милиции когда-нибудь выйдут на тебя? Я в этом, не особо уверен и поэтому оснований для паники, пока у тебя нет. То, что ты имеешь какое-то отношение к этим событиям, кроме тебя и меня, никто не знает. Поверь мне в этом. Сейчас, главное не паниковать и быть спокойным.

– Шеф, скажите мне правду? Когда вы мне поручали это дело, вы уже знали, что убьете Ахметова? Вы же сами понимаете, у меня семья и я не хочу сесть лет на десять за то, чего в принципе не совершал.

– Тебе не кажется, что ты начинаешь меня напрягать? Я же тебе сказал, что все будет нормально, значит так и будет, – произнес раздраженно Ахметов. – Кстати, вот возьми деньги, они твои.

– Мне не нужны ни какие деньги, – испуганно произнес Валиев, – тем более, за эту работу!

– Зря, Ильдар. Деньги еще никому не мешали, – произнес Ахметов, пряча деньги в карман костюма. – Я думал, что ты мужик, а ты сейчас мне напоминаешь больше бабу, чем мужика. Во-вторых, советую тебе засунуть свой язык по глубже и больше меня не доставать этими вопросами. Мы теперь с тобой, одной цепью связаны. При этом ты не забудь, что это ты организовывал это преступление с самого начала, а не я. Ты никогда не докажешь, что я обращался к тебе с подобной просьбой, а то, что ты лично все организовывал это, подтвердит и та проститутка, которая тебе помогала в этом деле.

Удар пришелся ниже пояса. Валеев заскрипел зубами, по его спине потекла струйка холодного пота. Только сейчас, он окончательно понял, куда он вляпался. Шеф, похоже, был прав, что он никогда не сможет доказать тот факт, что выполнял указание своего начальника, так как разговор между ними был один на один. От этой догадки, ему стало не по себе. Стараясь, успокоится, он тронул машину и поехал в офис фирмы.

Дорога до офиса, заняла как обычно сорок минут. Въехав во двор фирмы, он остановил автомашину и по привычке, выскочив из нее, открыл пассажирскую дверцу. Из машины вышел Ахметов и, взглянув на растерянное лицо водителя, тихо произнес:

– Ильдар запомни, что я тебе сказал. Не заставляй меня принимать не популярные ныне для меня решения. Если не заткнешься, исчезнешь навсегда. Надеюсь, ты это хорошо понял.

– Я все понял, Наиль Эдуардович, – так же тихо ответил Валеев. – Простите меня за эту минутную слабость.

– Хорошо, считай, что я уже забыл этот разговор, – произнес Ахметов и направился в офис.

Шли дни и тревога, некогда мучившая Ильдара, стала постепенно исчезать. Все шло как обычно, если бы не информация Петра о том, что за его машиной установлено наружное наблюдение. Эта информация, снова повергла Ильдара в шок. Он запаниковал, как некогда ранее. Однако, несмотря на охвативший его страх, Ильдар сумел сдержать себя в руках. Теперь, он больше боялся Ахметова, чем милицию.

«Бежать, бежать и бежать», – стучало у него в голове.

С большим трудом, он отработал свой рабочий день. Разговаривая с водителем из министра внутренних дел, своим старым знакомым, он немного успокоился. Зайдя после работы в небольшое кафе на улице Кирова, он выпил двести грамм водки и направился пешком к себе домой.

***

Валиев Ильдар отвез шефа на одну из его квартир, которая находилась на улице Карла Маркса. Дом, где находилась квартира Ахметова, находилась напротив дворца культуры имени Менжинского. Оставив шефа на квартире, Ильдар поехал домой. Проезжая по улице Пушкина, он решил зайти за продуктами в супермаркет «Континент». Припарковавшись рядом с магазином, он вышел из машины и направился за покупками.

Ильдар достал из кармана листочек бумаги с записями необходимых продуктов и стал ходить вдоль заполненных товарами прилавков. Купив продукты, он вышел из магазина. Осмотревшись по сторонам, он направился к своей автомашине. Открыв багажник автомашины, он аккуратно сложил продукты в багажник «Мерседеса» и сев за руль машины, стал осторожно выруливать со стоянки. Откуда взялась эта белая «шестерка» он так и не понял. Его «Мерседес» уперся в передний бампер «шестерки» и выдавил ей левую фару.

Из машины вышел мужчина преклонного возраста и стал раздраженно высказывать ему свои претензии:

– Буржуи недорезанные, дожили, теперь они не только людей не замечают, но уже и машины. Я ему сигналю, сигналю, а он все «прет» на меня, словно слепой.

– Извини, мужик, я действительно не заметил твою машину, – растеряно произнес он.

– Какой я тебе, мужик! – заорал на него мужчина. – Я значит мужик, а ты, барин выходит?

– Давайте, успокоимся. У меня в сервисе хороший знакомый работает, он вмиг решит все эти проблемы.

– Зачем, мне твой знакомый? Давай, вызывай ГАИ, разбираться будем.

– Может, без ГАИ разберемся? Зачем нам ГАИ? Я же не отрицаю, что это моя вина. Я честное слово вам даю, что отремонтирую вашу машину за свой счет.

– А, куда, ты денешься? Неужели думаешь, что ты будешь бить машины, а люди будут их восстанавливать за свой счет? Вот лишат тебя прав, тогда узнаешь, как вертеть головой на дороге. А, если бы это была не машина, а человек?

Увидев проезжавшую мимо них автомашину, мужчина выскочил на дорогу и стал отчаянно замахать руками, привлекая внимание водителя и пассажиров этой машины.

– В чем дело отец? – спросил его молодой мужчина, сидевший за рулем.

– Вот этот гад, подавал назад и не убедился в безопасности маневра, въехал мне задком в машину. Накажите его, пусть будет внимательней следующий раз.

– Вот, что, – произнес мужчина, обращаясь к Валееву. – Я родственник этого человека, давайте поехали отсюда куда-нибудь, там и разберемся, кто из вас прав, а кто виноват. Не здесь же разбираться?

Они все сели по своим машинам и поехали.

***

Валиев ехал в машине и невольно анализировал весь разговор, который состоялся с ним в районном отделе милиции. В том, что мужчина в штатском не был работником ГАИ, он теперь ни на минуту не сомневался. Сейчас, его больше тревожил последний вопрос этого мужчины о его поездках на улицу Четаева.

«Интересно, почему он мне задал этот вопрос?», – подумал он.

О том, что кто-то обратился с заявлением в ГАИ, о разбитой на этой улице машине, было явно сшито белыми нитками.

«Почему он задал мне этот вопрос? – снова подумал он. – Неужели, кто-то срисовал его там, когда он навещал Гаранину?»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru