Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

Это страшная догадка парализовала его волю и разум. Он на какой-то миг потерял дорогу и чуть не вылетел с нее в кювет. Он вовремя успел нажать на тормоз, машина резко остановилась. Валиев вышел из машины, его трясло от нахлынувшего на него страха. Внутри его все задрожало и его потянуло в кусты. Закрыв дверь автомашины, он скрылся в кустах.

Вскоре он вышел из кустов и, оглянувшись по сторонам, направился к своей автомашине. Он быстро сел в автомашину и поехал к себе домой. В этот вечер, он не стал оставлять служебную автомашину на работе.

«Неужели милиция вышла на меня? – размышлял он. – Тогда почему меня до сих пор не задержали?»

Он снова вспомнил слова Петра. Сомненья отпали сразу же. За ним действительно следили, а то, что они с Петром не заметили эту слежку, говорило о том, что она была организована на высоком уровне.

«Завтра нужно срочно проверить свои предположения. Петр должен мне помочь в этом. А, если подтвердится, что за ним действительно следят, что делать тогда?»

От всех этих мыслей, у него сильно заболела голова. Он въехал во двор своего дома и, увидев свободное место на парковке, припарковал свою машину. Забрав продукты и закрыв дверь автомашины, он включил сигнализацию и медленным шагом направился в сторону своего подъезда. Он шел к подъезду медленно, стараясь не привлекать к себе внимание старушек, которые сидели у подъезда и кого-то обсуждали. Поравнявшись с ними, он приветливо улыбнулся им и поздоровался.

– Ильдар? – обратилась одна из бабушек. – Ты не боишься оставлять свою дорогую машину здесь во дворе?

– Нет, а что ей будет? – ответил он ей. – Кому она нужна?

– Как, кому она нужна? Я еще вчера хотела тебе сказать об этом, что около твоей машины, которую ты оставил на ночь, утром толкались какие-то подозрительные люди.

– Спасибо, что вы хоть присматриваете за моей автомашиной, – произнес он.

– А, что нам еще остается делать, вот, и присматриваем за всем во дворе, – произнесла она и засмеялась.

– Спасибо за заботу, – произнес он и прошел в подъезд.

***

Утром, перед тем как выйти из дома, Валиев около часа следил за двором, стараясь отыскать среди проходящих мимо дома людей, работников милиции. Однако, как не старался он выявить хоть одного сотрудника, у него ничего не получилось.

«Что это такое? – подумал он. – Может, я излишни, паникую или милиция так искусно работает, что я не могу опознать среди этих прохожих работников милиции».

Он вышел из подъезда и медленно направился в сторону стоянки. Подойдя к «Мерседесу», он внимательно осмотрел свою машину. Царапина на заднем бампере была не столь большой, и он решил, что сам попробует заполировать эту царапину. Он сел в автомашину и поехал на мойку. Помыв машину, он сразу же поехал за шефом домой. Ахметов был уже одет и, судя по его внешнему виду, с нетерпением ждал автомашину.

– Почему задержался? – раздраженно спросил он Валеева. – Что, работа стала в тягость?

– Шеф, да я опоздал то всего на две минуты.

– Какая разница насколько ты опоздал? – произнес Ахметов. – Главное, что ты опоздал. Ты же знаешь, я не люблю ждать. Если еще раз опоздаешь, займешь место на бирже, как безработный.

Валеев обиженно надул губы и замолчал. Он знал, что оправдываться перед Ахметовым бесполезно. Он никогда не изменит своего мнение о человеке. Они миновали Белое Безводное и машина, увеличив скорость, направилась в сторону трассы.

– Наиль Эдуардович, – обратился к нему Валеев. – Скажите, пожалуйста, милиция еще не закрыла это уголовное дело?

– Какое дело? – спросил его Ахметов.

– По убийству Рахимова?

– А, почему ты этим делом интересуешься? Я же сказал тебе, что паниковать не стоит. Там все схвачено и за все оплачено.

– Просто мне вчера показалось, что за моей машиной следили, – как бы, между прочим, произнес Валиев.

– Если, кажется, креститься или молиться надо, – раздраженно произнес Ахметов. —Если бы это было на самом деле, то я бы об этом знал. Это раз. Во-вторых, ты сам знаешь, какие отношения у меня с МВД? Они бы никогда не позволили бы это делать в отношении моей автомашины.

Все эти вопросы в отношении дела Рахимова исходящие от Валиева, раздражали его. Он уже сто раз пожалел, что доверился этому человеку и уже не сомневался в том, что в случае вызова его в милицию, тот сразу же расколется и выложит все, что ему известно об этом убийстве. В последние время, он уже не раз думал, что делать со своим водителем. Уволить его с работы, было проще простого, но это не решало вопрос, а обозленный увольнением он мог стать страшнее израненного зверя.

– Меня вчера вечером задерживали сотрудники милиции, – обыденно произнес Валеев.

– Что ты вообще делал в милиции? За что, ты там оказался?

– Да, я вчера заехал в магазин за продуктами, стал подавать назад, а тут мужик на «Жигулях», – стал оправдываться Валиев.

– Ты, что машину побил? – первое, о чем спросил его Ахметов. – Да ты знаешь, сколько стоит моя машина? Все Ильдар, сейчас приедем на работу, напишешь заявление на увольнение. Я смотрю, ты совсем обнаглел, полей уже не видишь.

– Шеф! Там маленькая царапина, можете посмотреть. Я ее сам заполирую, и вы даже не догадаетесь, где она была. За что вы меня увольняете? Я же, как собака предано служил вам все эти годы. Как же я без работы?

– Ты знаешь, что я своих решений никогда не меняю? А, машину ты и так отполируешь, куда ты денешься.

Валиев замолчал. Решение Ахметова об его увольнении, выбило мужчину из состояния равновесия. Заехав в ворота организации, он заглушил мотор «Мерседеса» и, повернувшись лицом к Ахметову, молча, передал ему ключи от автомашины.

***

Каждый вечер, Абрамов проводил заслушивания по нераскрытым убийствам в различных районных отделах милиции города Казани. Ночные выезды на обнаруженные трупы граждан, ежедневная текучка, не позволяла ему вплотную заняться делом Рахимова. Прошло около недели и неожиданно для него образовалось достаточно большое окно в графике заслушивания. Воспользовавшись этим, Абрамов снова обратился к работе по раскрытию убийства Рахимова. Вызвав к себе Гаврилова, он попросил его занести к нему в кабинет все материалы по этому делу.

Через полчаса, все документы лежали на столе. Выбрав свободное время перед обедом, Абрамов приступил к изучению материалов. Просмотрев их, он снова пригласил к себе Гаврилова.

– Костя! Не в службу, а в дружбу, вытащи ко мне Валиева. Если получится сегодня к шести вечера, если нет, то завтра к десяти часам дня.

– Понял, Виктор Николаевич.

«Вот и хорошо, – подумал Абрамов, – похоже, настало время для разговора с ним».

Гаврилов привез Валиева в шесть часов вечера. Когда он вошел в кабинет и сел на предложенный мной стул, Виктор заметил, что у него уже мелко дрожали руки. Перехватив его взгляд, он демонстративно сунул их в карманы пиджака.

– Что, с вами Валиев, почему трясетесь? Нужно было бы раньше тебе прийти ко мне, а не держать свой страх в себе. Так можно и с ума сойти, думая о возмездии закона.

Валиев посмотрел на Абрамова и отвернулся в сторону, словно обидевшись на него за эти слова. Посидев в таком положении минуту-другую, он повернулся и в упор посмотрел Виктору в лицо. Что он хотел разглядеть в нем, оперативник не знал.

– Что, вы так на меня смотрите Валиев? Ведь это вы, а не я помогал убийце свершить убийство Рахимова. Это вы, вообразив себя разведчиком, выведывали через Гаранину Лидию расписание трудового дня Рахимова. Вот и настало время, ответить за все эти дела.

– Вы мне можете не верить, но когда я это все делал, я не задумывался, что это может привести к убийству, – ответил он. – Если бы я тогда знал, я бы не за что не стал бы этого делать.

– Скажите Валиев, кто вам поручил это сделать?

Он отвернулся в сторону и замолчал. Виктор смотрел на него, стараясь отгадать, назовет он фамилию заказчика или нет. Однако, время шло, а он упорно молчал.

– Валиев, если вы по-прежнему будете молчать, то я вас отправлю в камеру. Вот там вам точно, разговаривать будет не с кем, – произнес Абрамов.

– Знаете, я вам больше ничего не скажу, – ответил он. – Я не враг себе. У меня семья, дети. Им ничего не стоит замочить и меня и всю мою семью.

– Может, не стоит драматизировать все это? Я и без вас практически все знаю.

– Если вы все знаете, то зачем я вам нужен?

– Валиев, все упирается только в одно, кто стрелял в Рахимова? Вы или кто-то другой? – спросил он его.

– Лично я не убивал никого, в том числе и Рахимова. Поэтому, я и не хочу отвечать за кого-то. В том, что я интересовался режимом работы Рахимова, я не отрицаю этого и готов ответить перед законом за данное любопытство. Однако, говорить за кого-то, я не буду.

Абрамов позвонил Гаврилову и попросил его оформить все документы на задержание Валиева.

Гаврилов «забрал» от него подозреваемого и повел его к себе в кабинет. У дверей кабинета Валиев остановился. Повернувшись к Виктору лицом, он произнес:

– Вы знаете, почему я не хочу отвечать на ваши вопросы, да потому что я не верю в справедливость закона. Вы уже сегодня арестовали и готовы судить совершенно не виновных людей, в то время, когда настоящие организаторы и убийцы находятся на воле. Мое задержание не принесет вам ничего нового. Вы не достанете настоящих убийц.

– Зря вы так, Валиев. Закон, он и есть закон, перед которым все равны.

– Это в идеале, а в жизни, все по-другому, – ответил он. – Я не верю ни вам, ни вашему закону.

Он открыл дверь и вышел из кабинета, оставив Абрамова один на один со своими размышлениями.

***

Валиев, был третьим задержанным, кто находился в этой небольшой камере, рассчитанной на четыре человека. Он, молча, вошел в камеру и, забросив матрас на верхнюю койку, сел за стол. За ним, неотрывно наблюдали двое арестантов, лежавших на койке.

– Ты, кто такой?

– Человек, – коротко ответил Ильдар.

 

– Мы видим, что ты не обезьяна, а человек, – произнес все тот же арестант.

Второй мужчина, был намного моложе своего соседа. Судя по его лицу, он находился в камере не так давно. Пальцы его правой руки украшали наколотые в местах лишения свободы перстни.

– Ты, «Старый»! – обратился он к пожилому арестанту. – Ты, что здесь права качаешь? Тебе кто такие полномочия дал?

– Толя, ты, что на меня накатываешь? Что поинтересоваться у человека его именем нельзя что ли? Я и не думал на него накатывать, нужен он мне, как собаке пятая нога.

Арестант справил маленькую нужду и, вымыв руки в умывальнике, повернулся и направился шаркающей походкой, к своей койке. Толя поднялся с койки и сел на лавку, напротив Валиева.

– Что, бродяга, первый раз в камере? – поинтересовался он у. – Не переживай, у нас половина страны сидела в тюрьмах, а вторая половина, охраняла первую. Все пройдет и все это можно нормально пережить. Главное в жизни, оставаться человеком, даже за колючей проволокой.

– Меня зовут Ильдар, – произнес Валиев и протянул ему руку.

Толя крепко пожал ему руку, и немного задержав ее в своей руке.

– За что тебя закрыли Ильдар?

– Подозревают в пособничестве убийце, – ответил Валиев. – Говорят, что я помогал убийце.

– Кого завалили пацана или коммерсанта? – поинтересовался у него он. – Если пацана, трудно тебе будет на тюрьме. Там могут быть его друзья или знакомые. Они могут тебе предъяву сделать.

– Что это такое?

– Это когда ты один, а их много и они правы, – ответил он. – Вот, тогда в лучшем случае опускают ниже канализации, а в худшем, загоняют в лямку.

– Да, хорошего здесь явно мало. На воле могут убить, да и в тюрьме, похоже, не слаще.

– А, кто тебя может убить на воле, если ты сам не совершал, как говоришь этого убийства?

Валиев готов был поделиться своими соображениями с ним, но заметив, что с койки стал подниматься «Старый», прекратил свой рассказ. Старик поднялся с койки, и сел за стол.

– У тебя случайно сигареты нет? – поинтересовался он у Валиева. – Давно не курил, голова кружится, как курить хочется.

– Я не курю, – произнес Валиев.

– Жалко, – произнес «Старый».

– А, ты парень, язык свой придержал бы, а то метешь им словно помело, – произнес «Старый». – Здесь в камере даже стены имеют уши.

Валиев посмотрел на него и замолчал. В принципе он был согласен с замечанием. Кто такой Анатолий, Валиев не знал и только сейчас понял, что слишком много наговорил ему о себе. Развернув матрас, он забрался на верхнюю койку и закрыл глаза.

***

О том, что Валиева задержали сотрудники уголовного розыска, Ахметов узнал через три дня от его родственников. Он в тот же день приехал в Кабинет министров, чтобы через своих знакомых поинтересоваться причинами задержания своего бывшего водителя. Несмотря на показное бесстрашие, Ахметов оставался совершенно обычным человеком, который, как и все боялся возмездия действующего закона. Именно это чувство и погнало его в Кабинет министров, а не праздное любопытство судьбой своего бывшего водителя.

Уже находясь в кабинете одного из чиновников и потягивая из хрустального стакана виски, он, словно случайно, обмолвился своему собеседнику о задержании водителя сотрудниками МВД.

– Извини, но я впервые слышу о задержании твоего водителя. Ты, что так за него переживаешь, словно это не водитель, а твой ближайший родственник. Ну, мало ли за что его могли задержать? Может, он не правильно переходил улицу и еще, что-то там натворил?

– Извини, но этот человек слишком много знает не только обо мне, но и о тебе тоже. Ты не задумывался над тем, что он может это рассказать кому-то еще? Я не поверю, если ты мне скажешь, что у тебя вообще нет врагов, которым будет не интересно послушать его истории о твоих похождениях. А, вдруг этими людьми окажутся сотрудники КГБ?

Лицо чиновника побледнело. Удар, нанесенный Ахметовым, угодил ему в самое болезненное место. Он пододвинул ему телефон и предложил позвонить министру.

– Ты, что сам не можешь ему позвонить? У тебя же не плохие отношения с ним?

– Ты заместитель председателя правительства или нет? Ты, что так напугался, словно тебя закрыли, а не его.

Он поднял трубку и набрал номер телефона министра внутренних дел. Они говорили минут пять, прежде чем он задал свой вопрос о задержании бывшего водителя Ахметова. Похоже, что министр внутренних дел впервые слышал об этом задержании.

– Слушай, я тебя не спрашиваю за республику, а лишь интересуюсь, с чем связано задержание бывшего водителя Ахметова сотрудниками центрального аппарата? Сними трубку и поинтересуйся у своего заместителя, он, наверняка, знает об этом больше, чем ты.

– Ты, что так волнуешься и переживаешь, словно закрыли тебя, а не его? Какое отношение к тебе имеет это задержание? Думаю, что у меня сотрудники в состоянии разобраться в этом деле. Разберутся и отпустят его домой, – ответил ему министр. – Хорошо, я сейчас разберусь и позвоню.

– Михаил Иванович? – обратился министр к своему заместителю. – Кто из твоих сотрудников задержал Валиева? Разберись, пожалуйста, и доложи мне в течение десяти минут.

– Хорошо, товарищ министр. Сейчас разберемся.

Положив трубку на рычаг аппарата, он тут же связался с дежурным по МВД и попросил его навести справку. Не прошло и трех минут, как ему позвонил дежурный по МВД.

– Товарищ заместитель министра, Валиева в ИВС нет. Задерживал его заместитель начальника Управления уголовного розыска Абрамов.

– За что он его задерживал? – поинтересовался он у дежурного по МВД.

–Я не знаю. В постановлении о задержании, причина не указана.

– Так, ты свяжись с ним и узнай ее! – чуть ли не закричал в трубку Феоктистов. – Вообще обленились, элементарного дела сделать не могут, без подсказки.

Феоктистов раздраженно посмотрел на часы. До окончания установленного министром срока, оставалось минуты три.

Снова зазвонил телефон.

– Да! – раздраженно произнес Феоктистов. – Слушаю!

– Валиева задерживал по статье 122 Абрамов. Основание – уголовное дело по убийству Рахимова, – четко отрапортовал ему дежурный по МВД.

Подняв трубку, он доложил министру все, что ему стало известно о задержании Валиева. На том конце провода, возникла не большая пауза.

– Плохо, очень плохо, если вы не знаете, чем занимаются ваши подчиненные.

Министр набрал телефон чиновника.

– Ну, что? – спросил чиновник у министра.

Выслушав министра внутренних дел, он произнес:

– Вы, знаете, я хорошо знаю вашего Абрамова. Он упертый человек и будет упираться до последнего, пока не почувствует перед собой преграду. Вы, знаете, я даже немного боюсь его. Он может наломать столько дров, что нам с вами потом их будет сложно сложить. Вы же сами знаете, что многие из нас ничего не скрывали от этого водителя.

– Вы не переживайте, я разберусь с Абрамовым, – произнес министр. – Завтра же найду повод и уволю, тем более у него плохие отношения с целым рядом руководителей МВД.

– Вы знаете, я бы не советовал этого вам это делать. У него сейчас, наверняка, полные карманы всевозможного компромата не только на нас, но и на вас и на других уважаемых людей. Вы лучше отправьте его на месяц – полтора в командировку, куда-нибудь подальше, а затем, переведи его на другую равную должность, подальше от всяких раскрытий, – предложил министру заместитель премьера.

– А, что? Это не плохая идея, – отметил вслух министр. – И волки сыты и овцы целы. Однако, перед тем как это сделать, я сниму с него немного стружки. Пусть почувствует руку руководства.

– Дело ваше, но я бы не стал этого делать. Зачем обострять это дело. Пусть все идет, так как мы с вами договорились. Пусть уедет куда-нибудь подальше и на дольше.

***

Утром Абрамов, как обычно, зашел в дежурную часть. Поздоровавшись с дежурным по МВД он поинтересовался у него оперативной обстановкой в городе.

– Да, вроде бы ничего особенного. Есть убийства, разбойные нападения, но они все раскрыты по «горячим следам». Кстати, вчера вечером руководство министерства почему-то очень интересовалось твоим человеком, которого ты закрывал на днях.

– Это Валиевым, что ли?

– Точно. Интересовались мотивами задержания. Похоже, ты Виктор Николаевич, на пороге, большого скандала. Сам знаешь, ни Феоктистов, а тем более министр, просто так интересоваться простым смертным не будет. Думаю, по всей вероятности была большая жалоба.

– Не думаю, – ответил Виктор и, попрощавшись с дежурным, направился к себе в кабинет.

Сев за рабочий стол, он открыл папку, в которой были собраны все материалы по делу Рахимова. Открыв ее, Виктор достал из нее два агентурных сообщения, в котором агент сообщал, что Валиев Ильдар по личной просьбе своего шефа Ахметова, осуществлял работу по уточнению рабочего графика Рахимова. Именно по его подсказке, он познакомился в магазине с гражданкой Гараниной, через которую за деньги и узнал график работы убитого.

Во второй записке, источник сообщал, Валиев ранее неоднократно рассказывал о том, что видел в рабочем кабинете Ахметова малокалиберный пистолет системы Марголина. В последнее время, этот пистолет из кабинета Ахметова куда-то исчез. Откуда у него взялся этот пистолет и кому он мог его отдать, Валиев в разговоре, не уточнял.

Отложив в сторону агентурные записки, Абрамов взял в руки лист с показаниями самого Валиева. Его показания в корне отличались от сообщений источников. За все время работы с ним, Валиев ни разу не обмолвился о наличия оружия у своего шефа.

«Интересно, чем вызван подобный интерес министра к факту задержания Валиева? – подумал он. – Неужели, к нему с этим вопросом обратился сам Ахметов? Значит, он внимательно отслеживает процесс расследования. Выходит, запаниковал гражданин Ахметов. Испугался!»

Раздался стук в дверь. Виктор оторвался от документов и, сложив их в папку, произнес:

– Заходите, дверь открыта.

В кабинет вошел Гаврилов и остановился около двери.

– Что у тебя Костя? – спросил его Абрамов.

– Виктор Николаевич! Сейчас, мне позвонила Гаранина Лидия и сообщила, что сегодня утром, когда она шла в магазин, к ней подошел незнакомый молодой человек и настоятельно посоветовал ей прекратить свое общение с вами. В случае, если она не последует его совету, то она может пожалеть об этом.

– Ты, Костя съезди к ней. Успокой ее. Она, наверное, очень напугана, – попросил его Абрамов. – Ну, сам там решишь на месте, что конкретно делать. Расспроси ее об этом парне, как выглядел и так далее.

– Все понял, Виктор Николаевич. А, что сказать Яшину?

– Если будет интересоваться, скажи, что я послал тебя привести мне все материалы по делу Кузнецова.

– Все ясно. Разрешите идти….

Виктор махнул рукой, и он быстро исчез за дверью кабинета.

***

Абрамов вышел из кабинета и направился в кабинет начальника отдела «А». Не успел он дойти до его кабинета, как его окликнул начальник Управления уголовного розыска Вдовин.

– Виктор Николаевич! Вас срочно вызывает к себе заместитель министра.

– А, по какому вопросу, не скажите? – поинтересовался он у него.

– Я не знаю, но просил вас срочно спуститься к нему в кабинет.

Абрамов вернулся в кабинет и, взяв со стола папку с документами, направился в кабинет к Феоктистову.

– Разрешите? – произнес Виктор, входя к нему в кабинет. – Мне передали, что вы меня разыскивали.

Феоктистов, молча, указал ему на стул, а сам встал из-за стола и прошелся по кабинету. Виктор смотрел на него, предчувствуя серьезность предстоящего разговора.

– Ну, что, допрыгался? – спросил его Феоктистов. – Я же тебя предупреждал, говорил с тобой и по-хорошему и по-плохому, но ты как глухой, не хотел никого слушать.

– Михаил Иванович, вот при мне все документы, которые свидетельствуют о том, что заказчиком этого убийства, является руководитель фирмы «Казань» Ахметов Наиль Эдуардович.

– Кто, кто? – удивленно переспросил Виктора Феоктистов.

– Ахметов Наиль Эдуардович….

– Ты понимаешь, о чем ты говоришь, Абрамов? Ты знаешь, кто он? – закричал Феоктистов.

– Я не только знаю, кто такой Ахметов, но до определенного времени считал его своим хорошим товарищем. Он год назад приглашал меня к себе на работу, сулил большие деньги, но я отказался от его предложения.

– Вон оно, что?

– Разработанный мной Валиев, рассказал о том, что это он по поручению Ахметова производил разведку в доме Рахимова накануне его убийства. Вот почитайте это сообщения, – произнес Абрамов и протянул ему материалы и личные показания Валиева.

Феоктистов взял из его рук бумаги и углубился в чтение. Прочитав их, он вернул Виктору бумаги. Подняв на него глаза, он тихо произнес:

– Ты, знаешь, кто стоит за спиной Ахметова? У этих людей неограниченные возможности. Они тебя в порошок разотрут и развеют по ветру. Для чего ты это все нарабатывал? Тебе же никогда и никто, не позволит задержать и разработать Ахметова.

 

– Вы сами знаете, что меня заставило это делать. Сейчас в следственном изоляторе сидят двое ни в чем не повинных людей. Кому-то просто захотелось по быстрому отрапортовать о задержанных преступниках, и теперь эти люди не под каким предлогом не хотят признать свои ошибки.

Он поднял телефонную трубку и, дождавшись ответа, положил трубку на рычаг телефона. Он посмотрел в сторону Виктора, и словно жалея его, произнес:

– Сейчас пойдем к министру. Зачем он тебя вызывает, я не знаю. Думаю, не для того чтобы тебя благодарить за службу. Выворачивайся сам, я тебя защищать не собираюсь.

– Спасибо. Думаю, что дальше фронта не пошлют, меньше роты не дадут.

– Я бы на твоем месте воздержался от шуток.

Абрамов, молча, стоял перед министром и смотрел, как он нервно шагал по своему кабинету, поглядывая то на него, то на Феоктистова. Наконец он остановился и пристально посмотрел на Виктора. Он выдержал его пристальный взгляд. Заметив это, министр махнул рукой и уже тихо произнес:

– Вот, что Абрамов. МВД России формирует оперативно-следственную группу для оказания практической помощи нашим товарищам на Кавказе. Считай, что ты включен в состав этой группы. Завтра получишь приказ министра России и вперед, на Кавказ. Вот там и будешь проявлять свои недюжинные способности в раскрытии преступлений. Понял?

– Понял, товарищ министр. Кавказ, так Кавказ.

– Раз понял, идите и выполняйте…..

Абрамов развернулся через левое плечо и вышел из его кабинета. Минут через десять, из кабинета министра вышел Феоктистов. Увидев Виктора, ожидавшего его в коридоре, он махнул ему рукой и он, молча, последовал за ним в его кабинет.

– Скажи, спасибо, что так легко отделался от всего этого, – произнес Феоктистов.

– Кого поблагодарить? Его?

– Ты давай, Абрамов, не придуривайся. Вопрос по тебе стоял вполне серьезный. Министр хотел тебя даже уволить с работы, но в какой-то момент, видимо передумал это делать.

– И за что интересно, он мог меня уволить? Вы же знаете, что в руках у меня были одни козыри, – произнес Виктор. – Он ведь не самоубийца и отлично все это понимает.

– Ой, Абрамов, Абрамов! Рассуждаешь, словно школьник. Сам же знаешь, у кого больше прав, тот и прав. Ну, уволил бы он тебя, что дальше? Ты думаешь, эти твои козырные карты кому-то сейчас нужны? Поверь мне, никому кроме тебя. Ты, что думаешь, что ты с этими оперативными бумагами в суд пойдешь против министра? Да тебя прямо из этого суда отвезут или в изолятор номер один, или в психбольницу. Усвоил?

– Я уже все это понял, с первых слов министра. Правду, редко кто любит. Ну, я пошел, буду ждать приказа о выезде.

– Иди, Дон Кихот, – произнес заместитель министра и махнул рукой.

Часть четвертая.

Приказ, как и обещал министр, Абрамов получил на следующий день. Согласно ему, Виктору предписывалось прибыть в Москву в распоряжение заместителя начальника Главного управления уголовного розыска МВД России. Собрав дома вещи, он купил билет на самолет до Москвы и на другой день вылетел в столицу.

Прибыв в Москву, Виктор сразу же поехал в Главк. Заместитель начальника Главного управления уголовного розыска, генерал-майор милиции Харитонов Юрий Васильевич с улыбкой встретил Виктора на пороге своего довольно большого кабинета.

– С прибытием, Абрамов. Не стой у порога, давай проходи. Расскажи мне, за что тебя отправили в эту ссылку? Раньше на Кавказ отправляли в ссылку за инакомыслие, а теперь за что?

– Теперь, Юрий Васильевич, за то же самое, что и при царе. Чем не царь наш министр?

– Ладно, Абрамов. Мне в принципе без разницы, за что тебя направили в мое распоряжение. По-честному, я рад нашей встречи, ты мне очень поможешь в этой непростой для нас всех командировке. Скрывать перед тобой не стану. Рядом с Дагестаном, Чеченская республика, которая на днях провозгласила свою не зависимость от России. Регион насыщен оружием, растет число вооруженных нападений на государственные объекты. Местная милиция, можно сказать, просто дезорганизована и морально подавлена. Вот ей мы и должны помочь.

– Задача ясна, Юрий Васильевич. Раз надо, значит надо.

– Насколько я знаю, тебе пришлось повоевать в Афганистане?

– Да, – коротко ответил Виктор. – Восемь месяцев был там, прошел большую жизненную школу.

– Эта школа была не только для тебя одного, но и для всего нашего народа. Сколько хороших ребят оставили там, как подумаешь, страшно становится.

– Где остановился? – поинтересовался он у Виктора.

– Пока нигде, товарищ генерал. Прямо с самолета, к вам в Главк.

– Езжай на Вернадского. Там забронированы для вас номера в гостинице, – произнес он.

– Юрий Васильевич, если не секрет? Бригада большая?

– Двадцать пять человек со мной вместе, – ответил он.

Он пожал Виктору руку, давая понять, что аудиенция закончена. Абрамов в ответ крепко пожал ему руку и, взяв свой небольшой багаж, вышел из кабинета.

До гостиницы, что на проспекте Вернадского, Виктор добрался сравнительно быстро. Харитонов был прав, он без всякого труда устроился в одноместном номере. Приняв душ, он сел за столик и стал набирать номер начальника 5-ого отдела МУРа, Григория Привалова. Ему не повезло, Привалов вот уже неделю, как находился в отпуске и со слов его заместителя, по всей вероятности находился у себя на даче в Подмосковье.

«Да, не повезло, – подумал Абрамов, – а, так хотелось увидеться с ним и просто поговорить».

Одевшись, он спустился на первый этаж и направился в кафе. Ему вновь не повезло, кафе было закрыто на санитарный час. Виктор вышел из гостиницы и направился на обед в небольшое кафе, которое находилось не так далеко от гостиницы. Заказав себе обед, он достал из кармана пиджака купленную по дороге газету. Абрамов развернул ее и быстро пробежал глазами по названию статей. Остановившей на одной из них, он углубился в чтение газеты. Внезапно его внимание привлекла небольшая криминальная заметка из города Махачкалы, в которой корреспондент газеты подробно информировал о бандитском нападении на отделение сберегательного банка. В конце статье сообщалось, что результате налета бандитам удалось завладеть крупной суммой денег.

«Вот и придется тебе Абрамов бороться с подобными преступлениями,– подумал он. – Бандиты, похоже там не щадят никого, ни детей ни женщин».

Его внимание отвлек подошедший официант, который принес обед. Свернув газету, он приступил к обеду. Несмотря на небывалую по казанским мерам дороговизну обеда, поданные официантом блюда, были не очень вкусными. Недоев обед, он вышел из кафе и медленно направился вдоль проспекта Вернадского.

***

Через два дня, вся наша в принципе небольшая бригада, вылетела в Дагестан. Полет протекал в штатном режиме и в принципе ничем особым не запомнился. Самолет мягко приземлился и, пробежав по бетонной полосе несколько километров, остановился напротив выхода в город. Нашу бригаду в аэропорту встретил заместитель министра внутренних дел Дагестана. Мы быстро погрузились в комфортабельный автобус и направились в здание министерства внутренних дел.

Поднявшись на второй этаж министерства, сотрудники оказались в небольшом актовом зале. Перед нами выступил министр внутренних дел, который вкратце ознакомил их с криминальной обстановкой в регионе. Затем заместитель начальника Главка Харитонов поделил прибывших оперативников на две равные бригады. Одну из бригад возглавил Абрамов. В его подчинении оказалось двенадцать сотрудников уголовного розыска из различных регионов России. Все попавшие в его бригаду сотрудники имели большой опыт оперативной работы и этот факт, не мог не радовать Виктора. Его группе предстояла оказывать практическую и методическую помощь оперативному составу столице Дагестана, а второй группе сотрудников достались пригородные районы Махачкалы, где в основном промышляли бандитские группы из Чечни.

Обсудив еще несколько организационных вопросив, Абрамов попросил заместителя министра внутренних дел Дагестана дать команду о подготовке к завтрашнему дню уголовных дел, которые они хотели бы передать в работу его группе. Когда все вопросы были обговорены, они вышли из актового зала и направились на улицу, где их ожидали оперативные автомашины, закрепленные за группами.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru