Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

Свободного времени у меня было много, и мы стали регулярно встречаться с ним – много гуляли по городу, купались, часто сидели в небольших кафе, где пили кофе по-турецки. Если короче, мы были молоды и хорошо проводили время. Костоев рассказал мне, что живет сейчас у своего дяди, у которого большой дом за городом.

Однажды, при очередной встрече, он рассказал мне, что у него есть кровник, которого он должен убить по их старым обычаям.

– Ты в каком государстве живешь? Сейчас не средние века, а социализм. О каком кровнике ты мне рассказываешь?

Я не поверил ему, так как у нас в России никогда не было подобных законов. Один раз, когда мы с ним гуляли по городу, он словно специально показал мне этого человека. Этим человеком был сотрудник милиции в звании полковника. Вскоре, у меня закончился отпуск, и я собрался уезжать домой, в Заинск. При расставании мы с ним обменялись адресами, и я вскоре забыл об этой встрече.

Однако, в начале этой зимы, я неожиданно встретил Костоева в Заинске. Его трудно было узнать, все-таки с нашей с ним встречи прошло более десяти лет, однако, он меня узнал. Мы оба были рады этой встрече, и словно не было прожитых лет, снова стали часто встречаться. Однажды, он пожаловался мне, что у него нет паспорта, в результате чего, он никак не может устроиться на работу. Хорошо зная местных предпринимателей, я попытался его устроить в один из кооперативов города, но он, проработав там всего дня два, он уволился.

В ноябре прошлого года, я в Чувашии у своего знакомого купил старую японскую автомашину «Тойоту» белого цвета. Машина, несмотря на солидный возраст, была на ходу. Покупали мы ее вместе с Костоевым.

Приехав в Заинск, я решил прокатиться на машине и поставить ее на учет в ГАИ, однако, на дороге меня остановили сотрудники ГАИ. Я был в тот день с похмелья, и они обвинили меня в управлении транспортом в нетрезвом состоянии. Они отобрали у меня автомашину и поставили ее на штрафную стоянку, а меня лишили права управлять автомашиной на два года. Заплатив штраф, я забрал автомашину и отогнал ее в деревню, где проживают родственники жены. В этом году, в конце мая ко мне пришел Костоев и попросил у меня на время машину. Говорил, что ему срочно нужно съездить в Челны и там встретить своего родственника, который прилетает к нему в гости. Мы с ним поехали в деревню, и я отдал ему машину.

Ровно через два дня, он вернул мне машину. Я снова отогнал ее в деревню и на время, забыл о ней. Недели две назад, ко мне вновь приехал Костоев и стал снова просить у меня машину. Я не смог отказать ему и снова дал ему машину. Он вернул мне машину в тот же день. У машины оказался оторванным глушитель и он, именно по этой причине, якобы и вернул ее мне. Когда дня через два, я стал мыть салон машины, то под резиновым ковриком я случайно обнаружил две автоматные гильзы.

В тот же день я узнал, что на трассе был убит директор ликероводочного завода соседнего района, его машину якобы обстреляли из автомата. Тогда я сильно испугался за семью. Я сразу понял, для чего Костоеву нужна была моя машина. Я хотел пойти в милицию, но не решился. От своего соседа я узнал, что в отдел приехал человек из Казани, который занимается раскрытием этого преступления. Я все медлил, но вчера утром, я снова увидел Костоева. Он стоял на улице и разговаривал с каким-то незнакомым мне человеком. Я стоял не так далеко от них и до меня доносились обрывки их разговора. Судя по их разговору, я понял, что они были хорошо знакомы. Этого мужчину, Костоев называл Рустемом. Переговорив с Костоевым, Рустем пошел в сторону автовокзала, а он, сел в светлые «Жигули» и куда-то поехал.

Я сегодня с самого утра караулил вас у милиции и вот только поздно вечером, смог с вами переговорить на эту тему. Кузин закончил свой рассказ и, достав из кармана пиджака сигареты, закурил.

– Спасибо, Виктор Иванович. Вы, даже не представляете, как нам помогли. Теперь скажите, по какому адресу проживает ваш знакомый Костоев.

Кузин испугано посмотрел на меня и как-то поежился, словно от озноба.

– Что с вами Кузин? Я же дал вам слово. Если вы не верите мне, то для чего пришли сюда?

– Пишите, – произнес он и подождав, когда Абрамов достал из кармана пиджака блокнот и ручку.

– Скажите, что мне будет? Я ведь не знал, для каких целей, он брал у меня машину?

– Не переживайте, Виктор Иванович, все будет хорошо. Сейчас идите домой и не кому не рассказывайте об этой встрече, – посоветовал ему оперативник, записав адрес Костоева.

Он встал со скамейки и, не оглядываясь, направился вдоль улицы. Проводив его взглядом, Абрамов быстрым шагом направился обратно в милицию.

***

– Дежурный! Срочно поднимите начальника уголовного розыска, – приказал Виктор, входя в дежурную часть. – Пусть срочно едет в милицию.

Зиганшин жил недалеко от отдела милиции и появился у меня в кабинете минут через десять-пятнадцать.

– Что случилось? – произнес он, входя в кабинет. – Я только поужинал, хотел раздеться и лечь спать.

– Как у нас говорят в министерстве, выспишься на пенсии. Есть сведения об убийце. Его зовут Костоев Анвар, живет он на улице Строителей. Нужно срочно направить наряд, для его задержания, пока тот не успел скрыться. Вторую оперативную группу, нужно направить в деревню, где стоит эта белая «Тойота». Ее необходимо внимательно осмотреть и по возможности снять с нее все имеющиеся следы.

Пока дежурный по городскому отделу поднимал сотрудников уголовного розыска, Абрамов кратко рассказал ему о встрече с Кузиным.

– Виктор Николаевич, – произнес Зиганшин, выслушав мой рассказ. – Я ведь этого Кузина, хорошо знаю, но он почему-то решил рассказать это все вам, а не мне.

– Альберт, это ты сам с ним разбирайся на эту тему. Пока о нем никто не должен знать, кроме нас двоих.

Через полчаса в кабинете собралось человек десять оперативников. Многие были недовольны этим ночным вызовом, но глядя на суровое лицо представителя МВД, быстро прекращали свои недовольные высказывания по этому поводу.

Виктор кратко поставил перед ними задачу о необходимости задержании Анвара Костоева. Старшим группы, выезжавшей по адресу его проживания, он назначил Зиганшина. Быстро получив оружие, группа выехала по месту жительства Костоева.

Было около часа ночи, когда оперативная группа незаметно подъехала к небольшому двухэтажному дому барачного типа. Сотрудники милиции вышли из машины и молча, двинулись в сторону дома, в котором снимал квартиру Костоев. Окна дома были темны, время было позднее и люди уже давно отдыхали после трудового дня. Расставив сотрудников под окнами дома, Зиганшин и двое оперативников тихо вошли в подъезд дома.

Квартира, в которой Анвар Костоев снимал комнату, находилась на втором этаже. Ребята достали оружие и, стараясь не шуметь, стали осторожно подниматься по ступенькам деревянной лестницы. Они поднялись на второй этаж и остановились напротив двери, на которой золотом сверкала цифра восемь.

Он поднял руку и осторожно нажал на кнопку звонка. Звонка за дверью оперативник не услышал, то ли он не работал, то ли дверь имела хорошую звуковую изоляцию и поэтому, через какое-то время, снова нажал на звонок.

Внезапно дверь отворилась. От неожиданности все они вздрогнули. На пороге квартиры стояла женщина довольно преклонного возраста, плечи которой укрывал рваный шерстяной платок черного цвета.

– Что вам нужно? – спросила она сотрудников милиции. – Вы, что не знаете, сколько сейчас времени?

Начальник уголовного розыска отодвинул ее в сторону и первым шагнул в квартиру. Моментально разобравшись в планировке квартиры, он сразу же рванулся к той дальней комнате, в которой по его расчету должен был находиться Костоев. Он резко открыл дверь в комнату и ворвался в нее, роняя на пол какие-то предметы обихода. Однако, к его большому разочарованию, комната оказалась пустой.

– Бабуля, где твой квартирант? – строго спросил ее Зиганшин.

– Анвар, что ли? Так он уехал часов в шесть вечера. Сказал, что поехал к себе на родину, – ответила старушка. – А, что он натворил что-то?

– Нет, бабушка, просто мы решили среди ночи передать ему большой привет, вот, и приехали к вам.

Повернувшись к оперативникам, он произнес:

– Ребята, тщательно осмотрите его комнату, может, что-то и найдете.

– Понятых приглашать будем или нет? – спросил его один из оперативников.

– Пока, обойдемся без них. Вот если, что-то найдем, тогда пригласим.

Они разошлись по комнатам и приступили к обыску. Бабуля прошла на кухню и поставила на газовую плиту чайник.

– Бабуля? А, к твоему квартиранту друзья приходили или нет? – поинтересовался у нее Зиганшин.

– А, он что, мертвый? Конечно, приходили. Раза-два приходил один такой солидный мужчина, похожий на начальника. Одетый, так по модному, вежливый такой. Он мне всегда приносил шоколадные конфеты «Мишка на севере». О чем они говорили, я милый, не слушала. Они обычно уходили к себе в комнату и тихо о чем-то там беседовали.

– Бабушка, а ты сможешь его опознать, если мы тебе покажем фотографию? – спросил у нее Зиганшин.

– А, почему не опознать? Я его хорошо запомнила, вежливый такой, улыбчивый.

– Альберт Каримович! – позвал Зиганшина один из оперативников. – Я вот здесь обнаружил фотографию какого-то мужчины. Спросите бабулю, кто этот мужчина?

Он взял в руки фотографию и прошел на кухню, где бабушка, заваривала чай.

– Бабуля, это кто? – спросил он и протянул ей фотографию.

– А это и есть мой постоялец. Это он фотографировался, хотел паспорт новый получить. Старый паспорт, говорит, украли у него на вокзале в Москве.

– Ну, и как, получил?

– А, я откуда знаю, получил он его или нет? Мне милый, все равно. Для меня главное, чтобы за комнату вовремя платил. Чай-то пить будете?

– Ты, что, бабуля? Ты, посмотри, сколько времени нам сейчас не до чая.

Он дал команду и оперативники, один за другим вышли из квартиры.

 

– Бабуля, то, что мы к тебе приходили никому ни слова. Поняла? А то оштрафую – произнес Альберт, последним покидая квартиру старушки.

– У меня, лишних денег нет, чтобы вам штрафы платить, – проворчала старушка, закрывая за ними дверь.

***

– Значит, успел сорваться? – произнес Абрамов, высушив доклад Зиганшина. – Жалко.

– Так точно, Виктор Николаевич. Старуха говорит, уехал в шесть часов вечера. Единственно, что нам удалось обнаружить в ходе обыска, это его фотографию.

Он протянул фотографию Абрамову. Он взял ее в руки и преподнес к глазам. С фотографии на него смотрел мужчина в возрасте тридцати пяти лет, с пышной шевелюрой на голове. Его довольно близко посаженные глаза придавали его лицу какую-то едва заметную жестокость.

«Суровый мужик, – подумал Виктор про него. – У такого пощады не выпросишь».

– Считай, Альберт, нам с тобой крупно повезло. Теперь мы знаем, по крайней мере, как выглядит этот убийца, – произнес Абрамов.

– Что толку в этом, если он уже смотался из города. Где теперь его искать?

– Вот что, дай, людям немного отдохнуть и часов в пять утра выдвигаемся в деревню. Не забудь дать ориентировку о розыске Костоева. Вдруг нам повезет, перехватят где-нибудь. Не исчез же он по воздуху. Наверняка, передвигается на поезде или автомашине.

– Хорошо. А, сами то, как? В гостиницу поедите?

– За меня, Альберт, не беспокойся. Я человек привычный к неудобствам, отдохну на стульях.

Он вышел из кабинета. Абрамов приставил стулья один к другому, прилег на них.

Виктор открыл глаза, почувствовав, что кто-то дотронулся до его плеча рукой. Перед ним стоял Альберт. Абрамов поднялся со стульев и потянулся. Спина и ребра ныли от неудобного ночлега. Посмотрев на стоявший стол, он увидел на нем чашки с кофе и бутерброды.

– Сколько сейчас времени?

– Половина пятого утра, – ответил Зиганшин. – Давайте, перекусим, Виктор Николаевич и поедим изымать автомашину. До деревни далеко, часа полтора езды.

Они сели за стол и приступили к завтраку. Быстро перекусив, оперативники вышли из кабинета на улицу. Солнце уже взошло, и туманная дымка медленно таяла под его лучами. Сев в автомашину, они быстро выехали за пределы города. Трасса была абсолютно пустой и машины, набрав приличную скорость, устремились по ней в сторону Нижнекамска.

Вскоре, справа по дороге, показались первые жилые дома.

– Вот и приехали, – произнес Альберт.

Вдалеке показались первые дома нужной им деревни. Сбросив скорость, машина въехала в населенный пункт. Деревня уже давно была на ногах. Люди выгоняли на улицу скот, где ее сгоняли в стадо несколько пастухов. Под разноголосый хор коров и овец, они подошли к дому родственников Кузина. Дождавшись местного участкового, оперативники все вместе вошли во двор и сразу же направились к сараю, в котором стояла машина.

Хозяин дома беспрекословно открыл сарай, и они увидели в нем «Тойоту» белого цвета. Машину осторожно вытолкнули из сарая, и эксперты приступили к ее осмотру. Абрамов присел на завалинку и стал внимательно наблюдать за работой экспертов.

– Ну, как? – поинтересовался он у эксперта.

– Плохо, – ответил специалист. – Основная масса следов размазана и не пригодна для идентификации. Постараемся, что-то вытянуть, но гарантию дать не могу.

– А вы откройте багажник, там должен лежать оторванный глушитель. Может, на нем, вы что-то найдете стоящее, – посоветовал ему Виктор.

Эксперт открыл багажник и вытащил из него глушитель. Положив его на капот, он приступил к работе. Пока тот работал со следами, Альберт успел опросить родственников Кузина. Закончив осмотр, все направились обратно в Заинск.

***

Костоев Анвар сидел в кабине грузового «Мерседеса», который направлялся из Набережных Челнов в Саратов. Добравшись на попутке до Набережных Челнов, он сразу же направился на железнодорожный вокзал. Встав в очередь за билетами, он обратил внимание, что кассир при оформлении билета требовала с каждого пассажира паспорт. Раньше, насколько он помнил, при приобретении билета, подобной процедуры не было.

«Что делать? – подумал он. – Сказать, что забыл паспорт дома? А вдруг, кассир позовет сотрудников милиции? Нет, рисковать не стоит».

Он покинул очередь и вышел на улицу. Достав из пачки сигарету, он затянулся и с удовольствием выпустил из своих легких дым. Он не заметил, как к нему подошли два молоденьких милиционера срочной службы. Увидев рядом с собой работников милиции, Костоев внутренне напрягся и приготовился к обороне. Рука его машинально скользнула в карман, где у него находился финский нож.

– Извините, – произнес один из сотрудников милиции. – У вас закурить, случайно, не найдется?

Он с облегчением вздохнул и молча, протянул милиционеру пачку «Золотой Явы».

– Берите ребята, курите. У меня еще есть сигареты.

– Спасибо, – ответил милиционер и сунул пачку в карман кителя.

«Пронесло. Нужно делать быстрее ноги, иначе, можно легко «запалиться», – подумал он.

Подняв с земли спортивную сумку, Анвар вышел на проходящую не далеко от вокзала дорогу и стал голосовать. Ему несказанно повезло, первая остановившаяся около него машина, направлялась в Саратов. Они быстро сговорились по цене с водителем «Мерседеса» и быстро взобрался в кабину, где облегченно вздохнул. Водитель машины, взглянув на Мустаева и улыбаясь, спросил у него:

– Слушай друг, а почему выбрал машину, а не поезд?

– Много будешь знать, плохо будешь спать, – ответил Костоев и, отвернувшись от водителя, молча, уставился в боковое стекло машины.

«Не хочешь разговаривать, Бог с тобой, – подумал водитель. – Лишь бы с деньгами не обманул».

Усталость и нервное напряжение дали о себе знать и вскоре Анвар закрыл глаза и незаметно для себя задремал. Очнулся он от того, что в глаза ему било восходящее на востоке солнце. Он плотно закрыл свои глаза и перед ним, словно в немом кино, кадр за кадром поплыли воспоминания.

Котоев родился в небольшом ауле, в пригороде Махачкалы. До Махачкалы было километров сорок и вся их семья, насколько ему помнилось, занималась выращиваньем ранних фруктов и овощей, которые его отец продавал на рынке города. Этот небольшой семейный бизнес, позволял их семье, довольно, неплохо существовать. В семье, кроме Анвара, было еще три брата и сестра. Когда ему исполнилось тринадцать лет, его подозвал к себе отец и, поглаживая его по голове, произнес:

– Сын, ты стал взрослым человеком и теперь, ты должен сам зарабатывать себе на жизнь. Мы с матерью становимся старыми и не можем больше работать так, чтобы прокормить тебя и твоих братьев и сестер.

– Папа, но я нечего не умею делать? Ты, же знаешь, что я учусь только в школе, и никакой рабочей специальности у меня нет?

– Школа тебя сынок не научит зарабатывать деньги. Наши родители вообще не могли не читать, не писать, но это им не мешало построить хороший дом. Вот тебе деньги, завтра поедешь к дяде Гасану. Он давно просил меня, чтобы я направил тебя к нему. Он сейчас живет один, хозяйство у него большое и ему нужен хороший помощник. Думаю, что он научит тебя, как надо жить в этой жизни.

Утром Анвар на автобусе выехал к своему дяде. Дядя Гасан жил в небольшом горном селении, не далеко от города. Его большой каменный дом был окружен высоким каменным забором. Издали этот дом, был похож на средневековый замок. Что творилось за этим высоким забором, ни кто не знал. Здесь не принято было заглядывать за чужие ворота, если сам хозяин не пожелает этого. Дом стоял на отшибе селения и мало кто из сельчан когда-либо бывал в нем. О хозяине дома ходило немало слухов, один страшнее другого. Где была правда, а где вымысел, никто толком не знал. Местные люди стороной обходили этот дом, и это по всей вероятности вполне устраивало его хозяина.

Дядя Гасан был уважаемым в округе человеком. У него было крупное хозяйство, на котором, как узнал позже Анвар, трудились десятки русских батраков. Батраки у дяди жили в большом каменном сарае, который примыкал одной стеной к его дому. Эти люди целыми днями обрабатывали большой приусадебный участок, некоторые из них следили за большим стадом коров и овец, которые паслись на горных склонах. Что тогда поразило еще подростка, это то, что все они были в металлических оковах, которые не давали им возможности покинуть двор дяди. Кроме трех охранников, вооруженных автоматами, дом стерегли пять огромных кавказских овчарок, специально натасканных на охрану людей.

Сам Гасан, мужчина в возрасте шестидесяти пяти лет, вот уже несколько лет жил один. Его семья погибла около десяти лет назад, попав под горную снежную лавину. Он очень обрадовался приезду Анвара и теперь, не отпускал его от себя ни на шаг.

– Дядя, а кто эти люди? – поинтересовался Анвар у дяди.

– Это не люди сынок, это скот, который я купил в Ташкенте за какие-то жалкие рубли, – произнес дядя. – Их не стоит жалеть. В России, таких как они пьяниц и лодырей, много.

Прошло три года, как Анвар жил у дяди. Однажды один из работников, молодой еще мужчина в возрасте тридцати лет, сумел освободиться от оков и ночью, преодолев каменный забор, устремился в сторону федеральной трассы, которая проходила в семидесяти километрах от селения.

Подняв двух охранников и спустив собак, Гасан вместе с Анваром устремился по следу беглеца. Настигли они его лишь на вторые сутки. Беглец выбился из сил и уже не мог бежать дальше.

– Фас! – скомандовал Анвар и спустил громадных псов.

Псы сбили с ног беглеца и стали рвать его буквально на куски. Увидев это, дядя дал команду и псы, отойдя от мужчины, мирно легли на траву недалеко от него.

Дядя Гасан, молча, достал из-за голенища сапога нож и протянул его Анвару.

– Иди и прикончи его, – буднично произнес он. – Не видишь, что ли, что он мучится.

– Я не могу, – дрожащим голосом произнес Анвар. – Это же человек!

– Это не человек, а скотина. Если ты его сейчас не зарежешь, то тоже станешь таким же безвольным, как и он. Возьми нож и убей его. Аллах потом разберется, кто из нас прав в этом.

Анвар взял в руки нож и направился в сторону мужчины, который уже пришел в сознание и со страхом смотрел в их сторону. От страха, у Анвара затряслись руки, и ему показалось, что нож вот-вот, выпадет из его рук.

– Чего смотришь? Убей меня! – закричал окровавленный мужчина. – Я все равно уже не жилец на этом свете. Не бойся, пожалей меня, убей меня не больно.

Анвар хорошо помнил этот момент, как он от страха закрыл глаза и ударил мужчину ножом в шею. По всей вероятности он угодил в сонную артерию и струя крови, вырвавшись из глубокой раны, ударила ему в лицо. От запаха и вкуса крови, которая оказалась на его губах, Анвар закричал и, схватившись за лицо, упал в высокую зеленую траву.

– Вот и все, – произнес, дядя Гасан и протянул ему вместо платка, кусок пестрой ткани.

Он вытер тряпкой лицо и посмотрел на убитого им мужчину. От вида и запаха свежей крови, его стало мутить. Отбежав в сторону, Анвар упал на колени. В какой-то миг он почувствовал, что его стало выворачивать, словно на изнанку. Когда рвота прекратилась, он обессилено поднялся на ноги и направился в сторону дяди. Дядя протянул ему фляжку с водой.

– Давай, Анвар, попей воды и умойся, – произнес он. – Нужно возвращаться. Дорога у нас дальняя.

***

Анвар тяжело переживал первое совершенное им убийство этого немолодого русского мужчину. Он замкнулся и старался, как можно реже попадаться на глаза своему дяди.

– Ты, что меня избегаешь Анвар? – спросил его однажды дядя. – Разве я обидел тебя чем-то?

– Не знаю дядя, что со мной. Но, во мне, что-то произошло после того случая, словно, во мне что-то сломалось. Дядя я никогда раньше не видел, как убивают людей, а здесь я сам убил человека.

– Не переживай, Анвар. Я тоже, когда первый раз убил человека, сильно переживал, а затем привык, – изрек дядя. – Ты, становишься настоящим мужчиной и вскоре поймешь, что в этом мире, нет места слабости. Настоящий мужчина должен быть сильным, а это значит, жестоким, способным постоять за себя. Запомни, Анвар, если хоть раз в жизни станешь на колени перед человеком, то так и будешь стоять на коленях всю оставшуюся жизнь. Ты горец, а это значит, что ты рожден быть свободным человеком. Зачем свободному человеку знания, условности, ему нужна лишь сильная рука, зоркий глаз и хорошая надежная винтовка, чтобы прокормить себя и свою семью.

Дядя сделал паузу и, глядя в глаза племяннику, продолжил:

– Ты знаешь, почему твой отец живет плохо? Потому, что он оказался тряпкой и не смог стать настоящим мужчиной, который может постоять за себя и за честь своего рода. Слушай, меня Анвар и я сделаю из тебя настоящего мужчину. На следующей неделе мы поедим с тобой в Ташкент. Нам нужно с тобой прикупить новых работников. Эти уже измотаны и не могут хорошо работать. Я их отдам своему знакомому, пусть он их хоронит.

 

– Скажите, а разве людей продают? – спросил у него Анвар.

Дядя потрепал его по голове своей рукой и, улыбаясь, произнес:

– Анвар, тебе уже скоро шестнадцать лет и ты должен хорошо усвоить некоторые истины. Одна из них – все в этой жизни продается. Что-то стоит дешево, что-то стоит дороже. Нет того, что нельзя купить за деньги, просто необходимо найти человека, которому нужны твои деньги.

После этого разговора прошло около двух недель. В Ташкент они приехали поздно вечером. Гасан вместе с Анваром, переночевали в небольшой довольно грязной гостинице, недалеко от городского рынка. Утром, дядя повел его на Центральный рынок города. Вокруг их сновали сотни людей, которые толкались, что-то выкрикивали на своем узбекском языке. Воздух был густым от запахов пряностей, фруктов и узбекского плова, который разносили для продажи, босоногие мальчишки. Дядя заметил в толпе молодого толстого узбека и сразу же направился к нему.

– Привет, Халил. Как жизнь, как здоровье и успехи? – произнес он, протягивая ему свою руку.

– Здравствуй, дорогой Гасан. Что-то давно я тебя не видел в наших краях, не хорошо забывать своих друзей. Иногда бывает друг, дороже родственника, – произнес назидательно Халил.

Его мокрое от пота лицо, расплылось в улыбке, обнажив гнилые передние зубы.

– Халил! Ты, наверное, уже догадался, почему я снова приехал в Ташкент? Мне нужны хорошие и сильные работники. Прошлый раз, ты мне продал плохой товар. Пока я вез его в Махачкалу, двое из них умерли.

– Дорогой Гасан, ты меня знаешь давно. У меня всегда первоклассный товар. В том, что они умерли по дороге, моей вины нет, я же не доктор, чтобы разбираться в их болезнях. Так, что бери у меня людей, не пожалеешь.

– Хорошо, давай Халил, показывай свой товар, – попросил его Гасан и направился вслед за ним.

Удивленный этим разговором Анвар, последовал вслед за своим дядей. Они шли минут двадцать-двадцать пять, лавируя между рядами с товарами. Около небольшого дома, Халил остановился и трижды постучал в дверь деревянных ворот. Спустя минуту ворота отворилась, и они втроем вошли во двор дома. Во дворе дома вдоль стены, в тени айвы сидело восемь мужчин и одна женщина.

– Вот, дорогой Гасан, выбирай, – произнес Халил. – Эти люди готовы работать день и ночь, лишь бы им хорошо платили.

Гасан медленно прошелся вдоль строя мужчин, внимательно вглядываясь в лица стоящих у стены людей.

– Ну что, мужики? – обратился к ним дядя. – Хотите хорошо заработать? Если, хотите, то я готов вас взять с собой. Поедим в Дагестан. Мне нужны хорошие работники. Будем выращивать фрукты и овощи. Тот, кто будет хорошо работать, тот не пожалеет сделанным им выбором.

Мужики заволновались, и каждый из них стал предлагать себя, наперебой рассказывая о своих достоинствах. Из девяти человек, Гасан отобрал лишь пятерых мужчин и женщину. Все они вместе направились на железнодорожный вокзал. Дядя накормил их в привокзальной чайхане и купил всем им билеты. Через три дня в Махачкале их встретил один из охранников дяди. Они все забрались в кузов грузовой автомашины и поехали.

– Вот мы и дома, – произнес дядя, открывая большие тяжелые ворота. – Заходите.

Мужчины, радостно улыбаясь и переговаривая между собой, вошли во двор. За их спинами плотно закрылись ворота. Из-за угла дома появились двое вооруженных автоматами людей.

– Лежать! – закричал один из работников и дал длинную очередь вверх.

Мужчины упали лицом на пыльную землю. Когда все работники замолкли и замерли на земле, охранник скомандовал:

– А теперь, по одному в сарай. Кто дернется, убьем на месте.

Мужчины один за другим стали подниматься с земли и исчезать внутри сарая. В сарае, каждому из мужчин надели на ноги оковы.

– Что вы делаете? – выкрикнул один из прибывших мужчин. – Мы, свободные люди.

– Были, – ответил горец и ударил его в лицо кулаком. – Теперь вы скоты или иначе рабы. Тот, кто будет плохо работать, пищу получать не будет. Тот, кто из вас задумал бежать, должен знать, поймаем, зарежем на месте.

Анвар стоял в стороне и наблюдал, как некогда свободные люди, становились рабами в доме его дяди.

***

Юноша стал потихоньку привыкать к жестокости, культивируемой в доме его дяди. Когда одна из женщин заболела воспалением легких. Утром не могла встать с топчана и пойти на дойку коров, дядя вызвал к себе племянника и велел ему зарезать ее. Теперь он уже хорошо знал, что говорить здесь о человечности нельзя, иначе можно самому стать такой же жертвой, как и приговоренный к смерти человек.

– Хорошо дядя, я сделаю это, – послушно произнес Анвар и вышел из комнаты, в которой его родственник, расстелив коврик на полу, стал совершать намаз.

Он спустился в сарай, где пинками и толчками в спину, поднял больную женщину с грубо сколоченного топчана.

– Давай, двигайся, корова! – приказал он ей. – Сейчас я быстро тебя вылечу.

Он вывел ее за ворота дома и повел по узкой горной тропе. Женщина, несмотря на довольно молодой возраст, двигалась с большим трудом. Она часто останавливалась, чтобы перевести дыхание и немного отдохнуть. Сильный кашель и высокая температура, лишала ее сил. Ей все трудней и трудней было двигаться вслед за Анваром. Внезапно она поняла, куда ведет ее этот совсем молоденький паренек и тихо заплакала.

– Не убивай меня, сынок. У меня дома остался сын с больной матерью. У них кроме меня, никого больше нет. Я обещала им вернуться, как только заработаю немного денег, – обратилась она к нему, присев на камень.

Анвар остановился и, вынув нож из-за голенища своего сапога, направился к ней. Когда он подошел, женщина упала на колени и стала целовать его пыльные сапоги.

– Вставай, свинья! – произнес Анвар и ножом толкнул ее в спину. – Ты, тварь, а не человек. Нормальная женщина не оставит своего ребенка и не поедет так далеко зарабатывать деньги. Ты не можешь называть себя этим святым словом мать, ты хуже суки.

Схватив женщину за волосы, он оттянул ее голову назад и словно овце перерезал ей горло. Из горла женщины раздался хрип, и кровь окрасила землю. Убедившись, что женщина мертва, он направился обратно в дом. Он вызвал охранника и приказал ему взять с собой работников, чтобы закопать труп женщины. Поднявшись в комнату, он доложил Гасану об исполнении его поручения.

– Молодец, Анвар. Я горжусь тобой, ты стал настоящим мужчиной. Теперь я знаю, что передам свое дело в надежные руки. Завтра ты поедешь в Баку, к моему старому и хорошему другу. Зовут его Анас Нагиев. Это очень уважаемый в наших кругах человек.

– А, что я там буду делать, дядя? – спросил он его.

– Что скажут, то и будешь делать, – ответил дядя. – Я надеюсь, ты меня сынок не подведешь, и мне старому человеку не придется за тебя краснеть перед уважаемыми людьми.

– А, как я туда попаду, дядя?

– Есть надежные люди, они тебе помогут. Завтра они прибудут с утра ко мне, ты с ними и поедешь.

– Хорошо, дядя, – произнес Анвар и вышел из его комнаты.

***

Он добрался до Баку через неделю. Все это время ему приходилось прятаться от пограничников в трюме рыболовного сейнера. Судно несколько раз осматривали, как российские, так и азербайджанские пограничники, однако, ему повезло, никто из них его не обнаружил. Не исключено, что этому способствовали большие деньги, переданные хозяином этого суденышка одному из офицеров пограничных войск.

Нагиев оказался довольно известным вербовщиком добровольцев для осуществления диверсионной деятельности в тылах армянской армии в период активных боевых действий в Нагорном Карабахе. Костоев, пройдя трехмесячные курсы на одной из воинских баз, оказался в рядах одного из подобных подразделений. За год службы он не однократно в составе подразделения принимал участие в рейдах по тылам армянской армии, сея панику и страх, своей жестокостью. Их рейды в тылы, больше напоминали налеты бандитов, чем рейды регулярной армии. Во время рейдов их подразделение, как правило нападало на мирные армянские деревни, в которых они не щадили ни кого, ни детей, ни стариков. Анвар убивал армян хладнокровно с особой жестокостью, вызывая у его сослуживцев страх и какой-то животный трепет. Вскоре за ним закрепилась кличка «Мясник», которой он очень гордился. Командование специальными подразделениями ставили его в пример другим, поощряли деньгами и наградами. Армянские же спецслужбы вынуждены были объявить на него охоту, как на лютого зверя.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru