Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

Эти квадраты Виктор не стал соединять между собой, так как пока не знал, кто с кем из них связан. Он встал из-за стола и, вернув уголовное дело сотруднику прокуратуры, вышел из здания.

Постояв с минуту на крыльце прокуратуры, он направился обратно в милицию.

– Виктор Николаевич? – произнес дежурный по отделу. – Вас разыскивал начальник второго отдела УУР МВД Яшин. Просил вас перезвонить ему в министерство.

Абрамов поднялся к себе на этаж и, войдя в кабинет, сразу же стал звонить в МВД.

– Привет, Анатолий Гаврилович. Как дела в Казани?

– У нас все нормально. Разыскивал вас в связи с вашим поручением. Вы знаете, Виктор Николаевич, вы оказались правы. Настоящая фамилия Тазиева, – Гараев. Он дважды судим, после последнего срока при освобождении взял фамилию жены.

– Анатолий, где он отбывал свой последний срок? – поинтересовался у него Абрамов.

– Последний срок, он отбывал в Свияжке, в пятой колонии. Был осужден за хищение в особо крупных размерах путем мошенничества. Освобожден по отбытию двух третий срока.

– Спасибо, Анатолий, ты мне очень помог.

Не успел Виктор переосмыслить сказанное, как к нему в кабинет вошел начальник ОУР Гафуров.

– Мне дежурный сообщил, что вы разыскиваете меня с самого утра, Виктор Николаевич?

Абрамов посмотрел на него и указал рукой на стул.

– Садись, у меня к тебе целая куча вопросов.

Он сел за стол и приготовился слушать Виктора.

***

– Эдуард, я прочитал твой рапорт. То о чем ты пишешь, я уже знаю. Однако, тем не менее, я рад за тебя, что ты набрался мужества и сообщил мне о том, что здесь происходит.

Гафуров вспыхнул, как красна девица, и опустил свои глаза в пол.

– Ты не переживай Эдуард, твой рапорт никто из местных начальников не увидит. Я не стану тебя подставлять. Ты еще молодой и сумеешь все это осознать и сделать из этого правильный вывод. Эдик я скажу тебе по-честному, что районная прокуратура, в случае ее проверки будет свою беспомощность валить на тебя, как на человека, который по каким-то непонятным им причинам загубил раскрытие этого дела.

– Я это понял еще вчера Виктор Николаевич, при разговоре с начальником милиции. Он сам мне лично предложил стать этим «козлом отпущения». За это он обещал назначить меня на должность начальника службы охраны общественного порядка.

– Вон оно, что? Хорошо они с Фазлеевым это придумали переложить всю ответственность с себя на тебя?

– Вы знаете, где я был сегодня с утра? Если я вам не скажу, вы сами об этом никогда не догадаетесь. Я по приказу начальника милиции ездил в Набережные Челны. В Челнах я нашел Дерябину Римму и опросил ее по вчерашнему вечеру у прокурора района. Он сказал мне, что она готова якобы дать показания о том, что вы ее вчера изнасиловали.

– Что, что? Я, ее изнасиловал? – возмущенно переспросил его Абрамов.

От этой новости у Виктора перехватило дыхание. Подобной подставы от начальника милиции и прокурора района он просто не ожидал.

– Да не смотрите на меня такими глазами, я не вру. Она должна была написать это заявление. Вы представляете, она несовершеннолетняя, а вы крупный милицейский чиновник из Казани. Шум, дым, пока разберутся, вы весь в грязи по уши, попробуйте от этой грязи отмыться! Всё равно, все вас будут считать насильником, как бы потом вы ни оправдывались.

Он был абсолютно прав. Абрамов сидел, молча, задавленный этой новостью. Он не мог поверить, что все это происходит с ним в этом небольшом районном поселке.

– Ну и что, дала она такие показания или нет?

– Вы мне не поверите, но Дерябина категорически отказалась это сделать. Она, попросила меня передать тем людям, кто меня послал к ней в Челны, чтобы больше к ней никого не присылали. Она ни каких показаний давать не будет.

«Интересно! Неужели я ей так понравился, что она плюнула на все и отказалась от денег? – подумал Виктор. – Вчера она была готова кого угодно затащить на себя, лишь бы ей только заплатили за это, а сегодня пошла в полный отказ?»

– Я не знаю, понравились вы ей или нет, но показаний она не дала, – произнес Эдуард, словно прочитав его мысли.

– Эдик! Я просто в шоке от вашего местного руководства. Голливуд просто отдыхает. Это даже хорошо, что они это все замутили. Значит испугались, запаниковали. Значит отсюда растут корни, здесь в поселке, наверняка, посредники и исполнители, а вот в Казани, выходит – заказчики. Кстати, Эдик, что ты мне можешь рассказать об уголовном деле, которое возбуждалось в отношении Хисматова и Сибгатуллина. Где оно, и что в нем?

– Виктор Николаевич, сам я лично не видел этого уголовного дела, но слышал о том, что подобное дело было. Его завели по материалам, которые представил начальник ОБЭП Галиев. Сам начальник милиции не решился возбудить это дело, его возбудила прокуратура и передала в милицию. Я потом ради интереса наводил справки об этом деле, однако, по учетам, оно нигде не значилось. Я хорошо знал покойного Хисматова, и он в свое время обращался ко мне за помощью, только я ничем помочь ему не мог. Этим уголовным делом их шантажировали и требовали, чтобы он продали свои акции главе администрации района. Самое главное, чтобы продали они их по номиналу. После того как они отказались это сделать, у них начались неприятности. Вы, сами знаете, что с главой района лучше не связываться, это не город, здесь все люди на виду, и все зависят от его расположения. Как скажет, так и будет.

– Понятно, Эдик. А что ты можешь сказать о Тазиеве, кто он такой и откуда появился у вас в районе?

– О нем сказать ничего не могу. Просто не знаю, кто он такой. Говорят, что далекий родственник главы, а некоторые люди говорят, что он раньше жил в Казани. Приехал Тазиев сюда после убийства Хисматова и якобы должен был заменить его на этой должности. Я хотел навести в отношении него справки, но мне запретил это делать мой начальник.

Неожиданно дверь кабинета приоткрылась и в дверях показалась фигура Фазлеева.

–Эдуард Рафикович, наконец-то я нашел вас. Вас разыскивает начальник милиции, требует к себе.

Гафуров поднялся со стула и вышел из кабинета.

***

Виктор сидел один в кабинете и старался разобраться в происходящих вокруг него событиях. То, что он своим присутствием в районе расшевелил «осиное гнездо», было неоспоримо. Абрамов встал из-за стола и подошел к окну. За окном, бушевало лето и ему вдруг так захотелось искупаться, что он закрыл глаза и мысленно представил себя на берегу Волги. От этих мечтаний его оторвал телефонный звонок.

Абрамов поднял трубку и услышал знакомый голос начальника уголовного розыска Заинского отдела милиции. Они поздоровались и обменялись приветствиями.

– Альберт! Как идет отработка контингента, есть ли какие-нибудь положительные результаты?

– Пока, ничего реального, Виктор Николаевич. Похоже, что стрелок не местный, иначе бы мы уже вышли на него.

– Правильно, я тоже так думаю. Сейчас, важно Альберт провести баллистическую экспертизу. Думаю, что при убийстве Хисматова и Сибгатуллина преступник использовал один и тот же автомат.

– Почему, вы так думаете?

– Все дело в том, что в прокуратуре района, по неустановленной причине пропали вещественные доказательства, а именно окурки сигарет «Золотая Ява» и гильзы от автомата. Если баллисты дадут положительное заключение, два этих убийства можно объединить в одно уголовное дело. Думаю, что убийца не сбросил свой автомат после первой акции и решил его использовать в деле второй раз, лишь после этого его уничтожить. О том, что в прокуратуре пропали вещественные доказательства, убийца хорошо знал, а это говорит о том, что концы этих убийств находятся в райцентре.

– Виктор Николаевич, я тоже так думаю. Однако, сказать это вам открыто я почему-то не решился. Думал, что вы меня обвините в том, что я хочу перебросить это убийство от нас в другой район.

– Альберт, сейчас все в твоих руках. Все зависит от результатов экспертизы. Кстати, какие результаты у вас по розыску машины?

– Пока машину мы не нашли. Думаю, что она также может быть из поселка.

– Здесь ты явно ошибаешься. Убийца – не идиот, и не станет хранить все яйца в одной корзине. Он специально развел все по разным районам, так проще запутать нас. Ищите машину у себя в районе.

– Вы, когда к нам? – поинтересовался он у Абрамова.

– Хотел бы поехать завтра, но не хочу просить автомашину у начальника милиции. Это не тот человек, у которого стоит что-то просить.

Виктор в двух словах обрисовал ему ситуацию с вечеринкой и с Челнами. Его рассказ вызвал у него неподдельное удивление.

– Похоже, они играют по-крупному, если в размен идет начальник розыска и начальник милиции.

– Так, что присылай машину, поеду на твоей машине, – произнес Абрамов и положил трубку.

***

Переговорив с Абрамовым, Альберт начал звонить в Челны, где сотрудники экспертного отдела, проводили баллистическую экспертизу.

– Антон, привет! Как обстоят дела по экспертизе пуль изъятых из тел Хисматова и Сибгатуллина? Абрамов, считает, что они убиты из одного автомата.

– Альберт, твой Абрамов угадал. Они действительно были убиты из одного автомата. Правда, это только предварительный анализ. Завтра будет более точный, ну а само заключение я думаю, направлю тебе к концу недели.

– Слушай, Антон, а нельзя ли это все ускорить? Если сделаешь, пузырь с меня.

– Мы же не машины. Нужно провести исследование, сфотографировать пули, напечатать заключение. Это же все время, а у меня не десять рук.

– Спасибо, Антон. Как ты догадался провести сравнительный анализ, ведь мы подобную экспертизу не назначали?

– Альберт, здесь тоже не лохи. Это я сделал по собственной инициативе и о ней пока ни кто кроме тебя и Абрамова не знает. Мне нужно направление прокуратуры на эту экспертизу, реши этот вопрос с Абрамовым.

– Антон, большое тебе спасибо за эту новость. Сейчас буду звонить Абрамову, хочу порадовать его.

 

Он поднял трубку и стал звонить. Наконец, трубку поднял дежурный по отделу.

– Это начальник ОУР из Заинска – Зиганшин, мне бы подполковника Абрамова?

– Ни чем помочь не могу, он минут пять, как ушел из отдела, – ответил дежурный и положил трубку.

Абрамов не спеша шел по улице поселка в сторону гостиницы. Недалеко от гостиницы он заметил группу местных жителей, которые столпились около лежащего на земле тела человека.

– Что произошло? – поинтересовался Виктор у мужчины.

– Да, какой-то гад, на машине сбил начальника уголовного розыска Гафурова.

– Что, за машина? Вы хоть номер запомнили?

– Да черт ее знает, какие-то светлые «Жигули», то ли бежевые, то ли светло голубые, без государственных номеров. Он как раз переходил дорогу и этот, откуда не возьмись, мчится прямо на него. Гафуров попытался отскочить в сторону, но тот его все равно зацепил крылом машины.

Через минуту на место дорожно-транспортного происшествия подъехал наряд милиции во главе с начальником криминальной милиции и машина «скорой помощи». Врач осмотрела Гафурова и дала команду на татарском языке. Водитель и кто-то из местных мужчин вытащили из машины носилки и поставили их рядом с телом.

– Что с ним? – спросил я у врача, и показал ей свое удостоверение.

– Пока, сказать затрудняюсь. Необходим рентген и всестороннее обследование. Похоже, сильное сотрясение головного мозга и открытый перелом правой голени. Есть ли внутренние повреждения, пока сказать не могу.

«Вот, тебе Эдик и твоя поездка в Набережные Челны, – подумал Абрамов. – Похоже, здесь началась полная зачистка».

К нему подошел Фазлеев и, встав рядом с Виктором, произнес:

– Как мне сейчас быть? Кого назначить на его должность?

Абрамов посмотрел на него, оно было абсолютно спокойным, словно на земле лежал не человек, а манекен.

– Ничего, свято место не бывает. Найдете временно другого человека. Вы машину с преступником в «перехват» объявили?

– Ой, извините! Растерялся. Сейчас же объявим.

Тело Гафурова осторожно переместили на носилки и занесли в машину. Машина, включив сирену с проблесковым маячком, помчалась по улице, пугая кур и гусей, важно прогуливающих по улице.

***

Абрамов сидел в номере и ждал, когда за ним заедет Сафина. Пока он ее ждал, Виктор дважды спускался вниз и звонил в отдел милиции. Его интересовали результаты розыска автомашины, совершившей наезд на начальника уголовного розыска. Однако, несмотря на предпринятые милицией меры, пока машину обнаружить не удалось.

Со слов дежурного по отделу, состояние Гафурова было устойчиво тяжелым. От сильного удара у него разорвалась селезенка и врачам, пришлось его срочно прооперировать. Каких-либо гарантий врачи не давали. Приходилось лишь рассчитывать на крепкий организм Гафурова. Внимание Абрамова привлекли легкие шаги, которые раздались в коридоре гостиницы. Он встал со стула и направился к двери. Как он и предполагал, это была Сафина. Не останавливаясь, она прошла мимо него и вышла из гостиницы. Вслед за ней вышел и он. Свернув за угол гостиницы, оперативник сел в ее автомашину, и они быстро поехали в сторону трассы. Выехав из поселка, Сафина остановила машину и заглушила двигатель.

– Что вы мне хотели сказать? – задал он ей вопрос.

– Виктор Николаевич! Вы, наверное, обратили свое внимание, что у моего кабинета общая стена с кабинетом Ахметова. Это на самом деле перегородка гипсокартонная, а не капитальная стена. Так вот, когда Ахметов начинает с кем-то говорить по телефону, а тем более нервничать, он начинает слишком громко говорить и в моем кабинете все великолепно слышно. Сегодня утром, когда он разговаривал по телефону, директор стал говорить довольно громко, и я услышала, что он как бы инструктировал главу администрации, как ему поступить в отношении вас. В частности, он предложил ему занести к вам в номер три коробки с водкой, чтобы представить вас пьяницей, который целыми днями только и делает, что пьет, а не занимается своим делом. Вчера со слов главы администрации они вас прощупывали и поняли, что малыми деньгами здесь не обойтись. Вы сильно приблизились к ним, и они сейчас начинают паниковать.

После того, как вы ушли Ахметов вызвал к себе в кабинет Тазиева и о чем-то долго с ним разговаривали. Говорили они довольно тихо и я, не смогла понять, о чем они конкретно говорили. Слышала лишь одно, что Ахметов требовал у Тазиева, что бы тот нашел какую-то автомашину. Для чего нужна была им машина, я не поняла.

Роза замолчала и посмотрела на Абрамова.

– Спасибо, Роза. С такой помощью, я обязательно раскрою убийство не только Сибгатуллина, но Хисматова. Скажи, что ты знаешь об акциях Сибгатуллина? У кого сейчас они?

Она на какой-то миг задумалась.

– Пока, я вам сказать ничего не могу. Мне нужно проверить одну догадку. Если все так, как я думаю, я вам обязательно сообщу в следующий раз при встрече.

– Хорошо Роза. Завтра я уеду в Заинск и появлюсь здесь, дня через два. Вот тогда мы снова с вами, встретимся и поговорим, в том числе и на эту тему.

Она развернула машину и через десять минут, Виктор был уже около гостиницы. Попрощавшись с ней, он направился к себе в номер.

***

Абрамов позвонил дежурному по отделу и попросил его прислать оперативную группу к себе в номер. Минуты через три к гостинице подъехала милицейская автомашина и из нее вышли четыре сотрудника. Услышав шаги сотрудников милиции, он открыл дверь и вышел им навстречу.

– Что произошло? – поинтересовался у него, руководитель оперативной группы.

Судя по его поведению и манере держаться, он знал, кто стоит перед ним. Это было даже очень хорошо и Виктор, прикинувшись обыкновенным обывателем, стал объяснять ему причину своего вызова.

– Я даже не знаю, как вам все это объяснить, товарищ старший лейтенант. Вот захожу к себе в номер, а в номере три коробки с водкой. Откуда она появилась, я не знаю. Могу сказать лишь одно, что утром ее в номере не было.

– Ты, что мужик хочешь сказать, что эта водка упала к тебе в номер с неба?

Виктор, молча, пожал плечами и развел руки в разные стороны, словно, подтверждая его версию о появлении водки в номере.

– Может, сосед по ошибки занес ее к тебе в номер? – поинтересовался у него сержант. – По – пьяни, всякое бывает.

– Я даже не знаю, кто живет в соседнем со мной номере. Я ухожу рано и прихожу поздно. Вы проверьте, может это действительно так.

Сержант вышел из номера. Вскоре он вернулся. На его лице сияла таинственная улыбка. Он отозвал в сторону старшего лейтенанта и о чем-то стал с ним говорить на татарском языке. Переговорив между собой, они снова более подробно стали опрашивать Абрамова о водке номере. Виктору ничего не осталось, как снова повторить свои показания.

– Выходит, ты мужик действительно не знаешь, откуда появилась в номере водка? – спросил его старший лейтенант.

Виктор утвердительно мотнул головой.

– Знаете, что ребята? Время позднее, мне нужно отдыхать. Завтра я с утра уезжаю из гостиницы. Вы заберите водку с собой, а мне дайте расписку об этом.

– А кто еще знает об этой водке? Ты случайно никому об этом не говорил?

– Нет, никому. Я даже дежурному по отделу не сказал об этом.

– Не врешь?

– Зачем мне врать. Я же сказал, что завтра утром я уеду. Зачем мне эта водка? Вдруг объявится хозяин?

Они словно ждали этого. Старший группы сел за стол и, достав лист бумаги, стал писать ему расписку. Закончив, он протянул ее Абрамову. Через минуту от этих коробок с водкой не осталось и следа.

«Что Бог не делает, все к лучшему, – подумал Виктор и стал раздеваться.

Через несколько минут, он уже крепко спал.

***

Утром за Абрамовым приехала из Заинска и он, заскочив на минуту в отдел милиции, предупредил дежурного о своем выезде в Заинск. Заглянув ради любопытства в журнал регистрации вызовов, он не обнаружил записи о том, что он ночью вызывал опергруппу. Он не стал уточнять, почему ее не оказалось в журнале.

– Ну, что, помчались? – Виктор кивтнул головой, и они поехали.

Вскоре поселок остался позади, и машина стала набирать скорость. Абрамов сидел в машине и внимательно рассматривал открывшийся за окном автомашины пейзаж. Внезапно его внимание привлекло светлое пятно, выделяющееся среди зелени.

– Это что там в кустах? А ну, друг притормози, пожалуйста. Вдруг ДТП? – попросил он водителя. – Если зрение мне не изменяет, то в кустах машина.

Водитель резко притормозил автомашину и съехал на бровку, подняв облако серой пыли. Они вышли из машины и направились к придорожным кустам. Действительно, там, среди поломанных кустов орешника они обнаружили бежевую автомашину. Обойдя ее со всех сторон, Абрамов обратил внимание на то, что у машины было сильно повреждено лобовое стекло, помят капот и разбита правая фара. На капоте и крыле отчетливо были видны бурые пятна, похожие на следы засохшей крови. Сомнений не было, преступник совершивший наезд в поселке бросил автомашину на трассе, просто загнав ее в придорожные кусты.

«Неужели это та машина, на которой был совершен наезд на начальника уголовного розыска? – подумал Виктор. – Как же они так искали эту машину, если я ее вот так просто обнаружил?»

Водитель осторожно открыл дверь автомашины, и они увидели, что весь салон автомашины был запачкан кровью.

– Осторожно, не трогайте машину. Нужно срочно вызвать опергруппу, пусть осмотрят машину и прилегающую местность.

– Водитель, похоже, тоже пострадал в этом ДТП. Не исключено, что он разбил лицо при столкновении, – высказал свое предположение водитель.

Пока водитель связывался с отделом милиции, Виктор стал осторожно осматривать прилегающую к машине местность. Его внимание привлекли несколько бурых пятен на придорожной траве и валявшийся около машины окурок. Взяв его в руки, он прочитал на нем надпись «Золотая Ява». Абрамов пометил это место сухой веткой и стал осматривать дальше. Еще один окурок, он обнаружил на другой стороне дороги. Оба окурка были довольно свежими. На обочине дороги отчетливо просматривался след протектора автомашины.

«Похоже, здесь нашего клиента подхватила попутная машина», – подумал он.

Достав из машины начатую пачку с сигаретами водителя, Виктор высыпал их на сиденье, а в пустую пачку положил один из обнаруженных окурков.

Ждать, когда подъедет оперативная группа, пришлось довольно долго. Из подъехавшей автомашины вышли четверо работников милиции, которые приступили к осмотру автомашины и местности.

– Ребята, а что из руководства милиции никто на место обнаружения автомашины не поехал? – поинтересовался Абрамов у них.

– Как, видите, товарищ подполковник, – произнес молоденький лейтенант. – Все кто выехал, все здесь.

– Понятно. Ты, лейтенант, когда будешь писать о вещественных доказательствах, обязательно отметь окурки сигарет «Золотая Ява» в количестве двух штук. Я с твоего разрешения, возьму один из них.

– Все ясно, товарищ подполковник, отмечу.

– Ну, тогда удачи вам ребята, я поехал дальше в Заинск.

***

Они медленно ехали по Заинску. Выехав на проспект Нефтяников, они вскоре подъехали к городскому отделу милиции. На крыльце здания милиции, Абрамова встретил начальник уголовного розыска, они прошли к нему в кабинет.

– А, где руководство отдела?

– Начальник уехал в Казань, а заместитель – болеет. Вот уже третий день не выходит на работу.

– Значит, ты сейчас главный в отделе? Тогда, давай, докладывай. Чувствую, что ты что-то накапал.

Зиганшин довольно заулыбался.

– Во-первых, Виктор Николаевич, как вы и предполагали, эксперты считают, что Хисматов и Сибгатуллин были застрелены из одного и того же автомата. Я считаю, что стрелял в обоих случаях одно и то же лицо. Эту версию подтверждают вещественные доказательства – изъятые с места преступления, а если точнее, то в обоих случаях были обнаружены окурки сигарет «Золотая Ява». Сейчас я жду окончательного заключения баллистической экспертизы.

– Молодец! Это уже кое-что. Похоже, я тоже вышел на предполагаемых заказчиков или посредников этих убийств. Сейчас я знаю только одно, что нужно срочно объединять эти два уголовных дела в одно и передавать его вам. Если, его передадут туда, это будет беда. Там они махом развалят его.

Зиганшин удивленно посмотрел на Абрамова, явно не понимая, о чем он говорит.

– Что ты так на меня смотришь? Не веришь что ли? Слушай меня, Альберт. Кроме нас с тобой об этом пока никто не знает. Не знает ни прокуратура республики, ни МВД. Все, что мы сейчас с тобой имеем по этим убийствам, вертится вокруг акций ликероводочного завода. Именно, из-за этих акций и погибли эти люди. Изначально, при приватизации этой полуживой организации было всего трое акционеров, ими являлись Хисматов, Сибгатуллин и трудовой коллектив. Для того, чтобы поднять это предприятие, эти двое берут довольно большие кредиты в казанских банках. На взятые деньги, они закупают новое оборудование, заключают договора и начинают раскручивать это дело. В течение года им удается не только погасить все долги предприятия перед различными государственными структурами, но и заработать первые небольшие по сегодняшним меркам деньги. Вот эти деньги и стали отправной точкой, всех этих преступлений.

 

Начальник уголовного розыска, молча, слушал Абрамова, стараясь понять ход его мыслей.

– Первым почувствовал эти большие деньги, местный глава администрации района. Он начинает приглашать к себе работников завода и скупать у них акции предприятия по их номинальной цене. Об этом узнают убитые. Так, как по форме организации, предприятие является закрытым акционерным обществом, продажа этих акций главе администрации является не законной. Согласно Устава Общества, первоочередное право на приобретение этих акций принадлежит сотрудникам этого предприятия и не может быть продана ни кому постороннему.

Хисматов встречается с главой администрации и пытается с ним переговорить на эту тему, однако, разговора у него с ним не получается. Глава пытается нанести свой удар по ним. Прокурор района санкционирует возбуждение уголовного дела против убитых. В основу обвинения они закладывают результаты ревизии, которую проводят силами ОБЭП. Что накопало ОБЭП, пока мне не известно. Данных ревизии нигде нет, ни на предприятии, ни в милиции. Это уголовное дело не было зарегистрировано и служило лишь ширмой, для оказания давление на этих людей.

Первым не выдерживает этого Хисматов. Он едет в Казань и пытается найти там правду. До своей поездки, он отправляет письмо на имя прокурора республики, в котором просит у него защиты от нападок главы администрации и прокуратуры района. Ответа, на письмо он так и не получил.

Уже в Казани он узнает, что глава администрации продал акции предприятия одному очень влиятельному государственному чиновнику нашей республики. Набравшись храбрости, он обращается к родственнику чиновника, пытаясь через него повлиять на покупателя акций. Когда он возвращался из Казани, его убивает из автомата, человек который курит сигареты «Золотая Ява».

Он остановился и посмотрел на Зиганшина, который сидел на стуле и словно ребенок, приоткрыв свой рот, слушал его рассказ.

– Жена Хисматова, по всей вероятности мудрая женщина, моментально оценила эту ситуацию и принимает решение о продаже пакета акций предприятия. Она заключает договор о продаже с этим чиновником. Несмотря на незаконность сделки, эти акции остаются за чиновником из Казани. Она получает деньги и с семьей уезжает из поселка, предварительно продав и свой частный дом. Как ты знаешь, право на наследство наступает лишь через шесть месяцев. Об этом знал и убиенный Сибгатуллин, который также предпринимает все попытки приобрести эти акции. Будучи, человеком грамотным, он понимает, что закон на его стороне и в случае его обращения в Арбитражный суд, он реально может стать единственным собственником этого предприятия.

Однако, об его намерениях обратиться в суд, узнает и чиновник из Казани. Он приглашает главу администрации в Казань и обещает ему продвижение по государственной линии. Однако, для этого нужно сделать всего одно дело, это устранить Сибгатуллина. Последний чувствует нависшую над собой опасность и, страхуясь, рассказывает все это своей любовнице, которую просит рассказать это все, в случае его гибели.

Сибгатуллин не ошибся, его действительно, как мы уже знаем, застрели. Однако, в этот раз убийца застрелил Сибгатуллина не у себя в районе, а в вашем в надежде на то, что эти два преступления, ни кто связывать между собой не станет. Вчера они попытались убрать начальника уголовного розыска Гафурова, заметив, что тот пошел на контакт со мной и мог многое рассказать об их компании. Около брошенной преступником на трассе автомашины, я нашел все те же окурки сигарет «Золотая Ява». Вот один из окурков, который я взял с собой.

Виктор достал из кармана костюма пустую пачку из-под сигарет и протянул ее Зиганшину.

– Здесь окурок. Нужно вынести постановление и провести экспертизу. Я не исключаю, что этот наезд совершил один и тот же человек, ранее стрелявший из автомата.

***

– Виктор Николаевич? – обратился к нему Зиганшин, вернувшись от эксперта. То, что вы мне сейчас рассказали, это правда или вы это придумали сами?

– Сказать, что этот рассказ, правда, я не могу, но на восемьдесят процентов уверен, что это где-то так. Вот когда мы найдем отсутствующее в этом деле звено, тогда и проверим насколько составленная мной модель этого преступления, соответствует истине. Сейчас, все усилия, необходимо сосредоточить на розыске исполнителя этих убийств. Найдем его, все встанет на свои места, появятся заказчики и посредники. Ты лучше расскажи мне, как обстоят дела с отработкой ранее судимых мужчин?

– Пока, ничего реального.

– Я не думаю, что он из поселка. Он явно человек не местный, скорей всего из Заинска или Челнов. Вот посредники могут быть из поселка. Ведь сам убийца не мог знать маршрут движения погибших. А это значит, кто – то его наводил на этих людей.

Они еще долго спорили с Зиганшиным, о психологическом портрете убийце и сошлись на одном, что убийца по всей вероятности человек в возрасте не старше тридцати лет, что он, наверняка, имеет боевой опыт. Не исключено, что это был или бывший «афганец», или человек, воевавший в последних военных конфликтах.

За спорами они не заметили, как закончился рабочий день. Они быстро запланировали мероприятия на следующий день и направились из кабинета по домам. Выйдя на улицу, Абрамов попрощался с ним и не торопясь, направился в гостиницу.

Пройдя два квартала, Виктор обратил внимание на то, что за ним неотступно движется мужчина в возрасте около сорока лет. Решив провериться, он сменил направление и пошел в обратную сторону от гостиницы. Мужчина остановился и, покрутив головой по сторонам, направился вслед за ним.

Выбрав по темнее переулок, Абрамов быстро свернул в него и походу движения, стал доставать из-за пазухи пистолет. Он взвел пистолет и резко повернув, направился навстречу следовавшему за ним мужчине. Они столкнулись лицом к лицу. Виктор уперся в его живот своим пистолетом и тихо произнес:

– Ты, кто такой и чего ты меня преследуешь? Что тебе от меня нужно?

Мужчина вздрогнул и, заикаясь, произнес:

– Скажите вы, правда, из Казани? Если это так, то мне нужно вам, сообщить что-то очень важное.

– Вы угадали. Я действительно из Казани, – ответил Абрамов, по-прежнему упираясь в его живот своим пистолетом.

– Давайте, отойдем куда-нибудь в сторону и поговорим, – предложил мужчина.

– Хорошо, – произнес Виктор и убрал свой пистолет в карман.

Пройдя метров сорок, они увидели беседку в одном из дворов и направились к ней.

– Так, что вы хотели мне сказать?

Мужчина посмотрел на Абрамова и попросил его предъявить ему свое служебное удостоверение личности. Убедившись, что он действительно из МВД, мужчина, произнес:

– Дайте, мне слово, что то, о чем я вам сейчас расскажу, останется только между нами.

– Пока я не услышу вашего рассказа, ни каких обещаний давать не буду. Мало ли, что вы мне расскажите.

– Поймите, у меня семья и я боюсь за своих детей. Пока вы не дадите этого слова, я ничего говорить не буду. То, что я вам расскажу, думаю, стоит подобного обещания.

– Хорошо, я даю вам свое слово. Теперь, рассказывайте, время позднее и я очень устал.

– Тогда слушайте, – произнес мужчина.

***

– Меня зовут Виктор Иванович Кузин. Десять лет назад, я отдыхал в Махачкале в одном из санаториев. Там я познакомился с молодым человеком по фамилии Костоев. Он то ли чеченец, то ли дагестанец, точно сказать не могу. Однажды в разговоре со мной он проговорился и сообщил, что совсем недавно вернулся из Баку. Дальше в своем разговоре со мной, он рассказал, что когда начался Карабахский конфликт он, как истинный мусульманин, воевал на стороне Азербайджана. После полученного легкого ранения в ногу, на фронт больше не вернулся. Ему удалось, каким-то образом, перейти границу и он оказался здесь, в Махачкале. Я тогда был немного удивлен этим, так как он был еще таким молодым, что я просто не поверил всем его рассказам о его участии в войне.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru