Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

– Может вы и правы, товарищ генерал, но я рисковать не стану. Слишком большие деньги на кону. Проколешься и все потеряешь.

Виктор кратко передал Харитонову суть его разговора с Гасановым.

– Да, Абрамов, напрягаешь ты местное МВД. Ко мне уже сегодня местный министр обращался с просьбой о твоем переходе сюда на работу хотя бы на полгода, но я без тебя не решился ему что-то ответить.

– Правильно сделали, товарищ генерал. Куда я поеду? Мне до дембеля осталось меньше года.

– Уже решил окончательно уходить из органов? По-моему, ты сильно торопишься с этим решением. Ты же профессионал и мне будет жалко потерять тебя. Думаю, что ты еще не до конца выработал свой потенциал.

– Не мне судить, товарищ генерал. Раньше у меня сами ноги бежали на работу, теперь иду на нее, как на каторгу. Работа перестала приносить кайф и превратилась в каторгу, а это вы сами знаете, плохо.

– Погоди, Абрамов, все в этом мире течет, все изменяется. Может и у вас, произойдут перемены в лучшую сторону.

– Все может быть, единственный вопрос, когда? Через год, два, три. Неизвестно и мне тоже. Я устал ждать положительных изменений. Я чувствую каждый день, как из меня тонкой струйкой вытекает жизнь и здоровье. Может быть, я немного старомоден, но многих вещей, которые происходят сейчас в нашем обществе, я просто не понимаю. А, все то, что я не понимаю, меня всегда сильно пугает и настораживает.

– Ты, просто, сильно устал. Устал не от работы, а от борьбы за место под этим солнцем. Мне даже трудно представить творимую в вашем министерстве чехарду с начальниками Управлений уголовного розыска. По-моему, если мне не изменяет память, у вас был случай, когда в течение одного года поменялось два начальника Управления.

– Да, был такой случай. Представьте, каждый из них приходил со своими людьми, амбициями и уставом. Каждый ломал сотрудников, переделывая их под свои требования.

– Да, трудно в такой обстановке рационально трудиться, – произнес генерал.

– Товарищ генерал! Мы что-то с вами отошли от главного. Я пришел к вам не только доложить о результатах выезда, но и получить ваше согласие на продолжение расследования этого преступления. Завтра я выставлю своего оперативника у дома Масхуда и постараюсь разобраться, чем он занимается.

– Давай, занимайся этим делом до конца и не обращай внимания на местных руководителей.

– А, как там другие группы работают?

– Может, не так удачно, но я их работой тоже доволен.

–Тогда разрешите идти.

– Давай иди, работай. Удачи тебе.

Виктор вышел из кабинета и плотно закрыл за собой дверь.

***

Масхуд сидел в кафе Гарика на Приморском бульваре и маленькими глотками смаковал кофе, сваренное по-турецки. Он любил это время дня, когда спадала полуденная жара, и солнце уже не испепеляло тело, а лишь нежно ласкало его своим теплом. Сделав очередной небольшой глоток, он взглянул на циферблат своих золотых часов, стрелки которых показывали уже начало восьмого вечера.

«Вот сволочь, – подумал Масхуд о Гарике. – Никогда не придет раньше, все время приходится его ждать. Сейчас еще немного подожду и уйду».

Словно услышав его мысли, в зал кафе вошел Гарик. Заметив, сидевшего за дальним столом Масхуда, он кивнул ему головой. Гарик, как обычно занял свой любимый столик, и сделали заказ. Пока официант занимался сервировкой стола и выполнял заказ, Гарик поднялся из-за стола и подошел к нему.

– Здравствуйте, уважаемый, – произнес Гарик. – Как твое драгоценное здоровье?

– Спасибо, Гарик. У тебя есть, что-то новое об Арсене и Рамазанове?

– Пока, ничего, – улыбаясь, ответил он. – Мои люди занимаются розыском Айвазова, но тот словно растворился в воздухе. Вышел из изолятора и исчез. Загид, пока молчит. Он понимает, что единственным человеком, кто может помочь ему, являюсь я. Ты не переживай за него, он тебя не выдаст.

– Плохо, расстраиваете вы меня. Ничего тебе нельзя поручить, ты даже найти Арсена не можешь.

– Ты, кто такой, чтобы отчитывать меня? Тебе не кажется, что ты забываешь, с кем ты разговариваешь? – произнес Гарик, и кривая усмешка исказила его лицо.

– Это ты забыл, кто дал тебе деньги, чтобы ты купил себе эту корону, – тихо произнес Масхуд. – Может, тебе напомнить, кем ты был ранее, пока я тебя не подобрал и не вывел в люди?

Теперь уже недовольная улыбка пробежала по лицу Гарика.

– Не нужно. Что было, то было, – примирительно произнес Гарик. – По-моему, я с тобой уже давно рассчитался, за эти деньги и сейчас, глупо и не осторожно с твоей стороны, кричать об этом на каждом перекрестке.

– Это, хорошо, что ты это помнишь. Вот поэтому, ты и должен найти мне Арсена. Я не хочу, чтобы этот мальчишка зарезал меня в подъезде из-за этих денег.

– Не переживайте, уважаемый. Мы обязательно найдем его, – произнес Гарик. – А, чтобы ты спал без страха, я приставлю к тебе двух своих надежных людей.

Оглянувшись по сторонам, он наклонился поближе к Масхуду и тихо произнес:

– Сегодня милицией были задержаны люди Загида – Ахмедов и Каримов. Вы, уважаемый уверены, что эти люди ничего не знают о ваших отношениях с Рамазановым?

–Я не думаю, что Рамазанов им мог, что-то рассказать обо мне. Он им, похоже, не полностью доверял. Другое дело Айвазов. Мне хоть передали, что якобы тот не в курсе, у кого находятся деньги, тем не менее, я не верю Загиду. Арсен был человеком, которому он верил. Поэтому найди Арсена! Гарик, он не должен жить.

– Хорошо, уважаемый. Я все сделаю, чтобы больше вы не волновались, – произнес Гарик.

***

За этой встречей в кафе наблюдал Андреев, который с утра следил за Масхудом. Он в тот момент еще не знал, что Гарик по совету своего приятеля из правоохранительных органов организовал наружное наблюдение за кафе. Именно, эти люди и обратили свое внимание на Андреева, еще до появления в кафе Гарика. Сейчас, когда Гарик простился с Масхудом и пересел за свой столик, это наблюдение было полностью сконцентрировано на Андрееве.

Оперативник вышел из ресторана и незаметно для окружающих, направился вслед за Масхудом, который на удивление, отказался от своей машины. Масхуд шел медленным шагом. Он изредка останавливался, оглядывался назад, словно проверялся. Зайдя в несколько небольших магазинчиков, он неожиданно для Андреева, свернул в небольшой узкий переулок старого города. Андреев постоял недолго около угла и уверено зашагал за ним, чья спина маячила в метрах семидесяти впереди его. Чтобы не потерять объект наблюдения из вида, он невольно приблизился к нему на недопустимо близкое расстояние. Улочки, по которым двигался Масхуд, становились все уже и уже. Неожиданно для Андреева, объект свернул в какую-то подворотню и, пройдя через проходной двор, вышел на центральную улицу города. Он остановился и стал ловить попутную автомашину. Он остановил машину и поехал в сторону своего дома.

Андреев испугался того, что может потерять Масхуда и стал растеряно бегать по дорогу, пытаясь остановить проезжающий мимо него транспорт. Он подъехал к дому объекта, когда автомашина, на которой уехал Масхуд, отъезжала от его подъезда. Выйдя из машины, Андреев стал наблюдать за окнами дома. Наконец, два окна озарились электрическим светом.

«Значит он дома», – решил Андреев и, заметив не далеко от себя телефон-автомат, направился к нему.

Набрав номер телефона, он попытался связаться с Абрамовым.

– Виктор Николаевич! Гарик встретился с Масхудом в кафе. Говорили минут двадцать, после чего разошлись. Я довел Масхуда до дома.

В телефонной трубке раздались похожие на человеческую возню звуки, трубка ударилась о стенку телефона-автомата и замолчала.

– Андреев! Толя! – закричал Абрамов в телефонную трубку, но ответа не последовало.

Виктор тогда еще не догадывался, что слышал последние слова Анатолия. Нож преступника вонзился в его сердце, оборвав его короткую, но яркую жизнь.

Почувствовав, что с ним произошло что-то неладное, Абрамов схватил с тумбочки пистолет и выскочил в коридор гостиницы. Он поднял первых попавших ему под руку троих отдыхавших оперативников, и они все бросились к дежурной автомашине, которая стояла у дверей гостиницы. Через несколько минут они были у дома Масхуда.

– Гера, свяжись по станции с дежурным по МВД, пусть направит сюда оперативную группу. Подними наших ребят, пусть все едут сюда.

Когда он выполнил указания Абрамова, они стали осматривать дворы, прилегающие дому Масхуда. Однако, отсутствие у оперативников фонарей, не позволило им качественно осмотреть каждый закоулок этих домов. Увидев недалеко от дома будку телефона – автомата Виктор направился прямо к ней. Открыв дверь будки, он увидел большую лужу крови, которая еще не успела свернуться и засохнуть. Увидев кровь, он сразу же догадался, что здесь произошло.

– Ну, что мужики, будем делать? Похоже, они порезали т здесь Андреева. Видно, он недооценил своего противника и за это поплатился своим здоровьем, а может быть и жизнью. Сейчас один из вас поедет в гостиницу и привезет сюда следователя Гришина, ну а мы, пойдем и попытаемся испортить отдых одному человеку.

Они подошли к подъезду дома и стали ждать, когда подъедет оперативная группа МВД. Вскоре к дому с шумом подъехали две милицейские автомашины.

– Гера, вот тебе люди, организуй прочесывание всех дворов и подъездов ближайших домов. Преступники не могли так далеко утащить тело Андреева. Вызови заодно и карету скорой помощи. Если что, найдешь меня здесь.

Через минуту экипажи машин растворились в осенней ночи. Началось прочесывание местности.

– А, теперь слушайте, – обратился Абрамов к оперативникам. – Сейчас начнем обыск. В квартире должны быть деньги, похищенные во время разбоя на банк. Будьте внимательны, возможны провокации со стороны хозяина квартиры. Нужно действовать жестко, но в пределах закона. Все ясно?

Они осторожно вошли в подъезд дома и, стараясь не слишком шуметь, стали подниматься по лестнице. Остановившись у нужной им двери, Виктор отправил на улицу одного из оперативников, чтобы он привел с улицы двух понятых. Минут через десять, он вернулся с молодой парой, которая сидела во дворе около другого подъезда.

 

– Виктор Николаевич, вот понятые, – произнес он.

– Спасибо, сейчас иди на улицу и встань под окнами. Я не исключаю, что Масхуд попытается скрыться через окно.

Он быстро спустился во двор и стал наблюдать за окнами дома. Абрамов позвонил в дверь квартиры. В квартире раздались неторопливые шаги, которые оборвались около двери. Судя по всему, Масхуд выключил в квартире свет и через глазок в двери, стал рассматривать стоящих на площадке людей.

–Открывайте, мы из милиции, – громко произнес Абрамов. – Если вы не откроете нам дверь, то будем взломать ее.

За дверью по-прежнему было тихо.

– Тащи из машины лом! Раз не хочет добровольно открывать дверь, тогда мы сами ее откроем.

Не успел Виктор закончить фразу, как входная дверь открылась. Перед оперативниками стоял хозяин квартиры Евкуров Масхуд, одетый в богатый атласный халат.

– Вы, что глухой Евкуров? – спросил его Абрамов, в довольно раздраженном тоне, давая понять хозяину квартиры, что он не собираюсь извиняться перед ним за столь позднее посещение его квартиры. – Разве я не по-русски сказал, что мы из милиции?

– Откуда я знаю, кто вы такие? Может вы бандиты?

– Отойдите в сторону. Сейчас, мы посмотрим, кто из нас бандит

Виктор оттолкнул его в сторону от двери. Они, молча, вошли в квартиру, которая мало чем напоминала Абрамову привычную городскую квартиру рядового гражданина. Прихожая и зал были заставлены красивой старинной мебелью. Он прошел дальше, внимательно осматривая квартиру. Стены его шести комнатной квартиры напомнили ему экспозицию Третьяковской галереи, так как были все в картинах.

– Богато живете, гражданин Евкуров. Наверняка, не по средствам?

– Как Бог дал, так и живу, – произнес он спокойным голосом и сел в кресло.

– Вы знаете, у русских есть такая пословица – Бог дал, Бог и забрал.

– Это у вас, у русских. Здесь не Россия, здесь Дагестан. У нас не судят за то, что люди хорошо живут.

Абрамов взглянул на него и предложил добровольно сдать деньги, добытые преступным способом.

– У меня, таких денег нет. Все, что здесь находится, принадлежит мне, в том числе и как, выразились вы, деньги.

Виктор дал команду и обыск начался.

***

Обыск шел уже второй час, однако никаких наличных денег пока найти оперативникам не удавалось. Евкуров, по-прежнему сидел в кресле и с отсутствующим видом наблюдал за их усилиями.

Виктор медленно шагал по залу от стены к стене. Его интуиция, по-прежнему подсказывала ему, что деньги где-то рядом, однако, перерыв всю квартиру, они никак не могли найти их.

«Где же он может их прятать? – думал Абрамов. – Так хорошо спрятать четыре спортивные сумки с деньгами в этой квартире было почти не реально, но, тем не менее, мы почему-то по-прежнему не можем найти их».

Виктор выглянул на балкон, он был абсолютно пуст. Закрыв дверь балкона, он хотел пройти на кухню, где гремя посудой, работали оперативники. Однако, неожиданно его внимание привлекли небольшие узлы тоненького шелкового шпагата черного цвета, которые едва виднелись внизу на металлических прутьях балкона. Он снова открыл дверь и вышел на балкон. Оглянувшись назад, он заметил, как неестественно напряглось тело Евкурова. Он готов был вскочить с кресла и броситься на балкон вслед за ним.

– Сидите, не дергайтесь, – произнес Абрамов. – Еще раз дернитесь, то я надолго вас успокою.

Виктор вышел на балкон и подошел к этим прутьям. Ухватившись за шпагат, он стал медленно поднимать, что тяжелое, прикрепленное к другому его концу. Ему пришлось приложить немало усилий, прежде чем удалось вытащить на балкон большую спортивную сумку черного цвета. Открыв сумку, он увидел, что она было полностью забита деньгами.

– Ребята! Быстро ко мне!

Через две минуты на полу зала стояли четыре спортивные сумки черного цвета набитые до верха деньгами.

– Что это? Чьи это деньги?

– Понятия не имею, – в ответ спокойно произнес хозяин. – Меня не было дома, я только что перед вашим приходом приехал из кафе, в котором ужинал. По всей вероятности в мое отсутствие кто-то подбросил мне эти деньги.

Надо отдать ему должное, он держался великолепно. Если бы не выступившая на его лбу еле заметная испарина, то можно было бы подумать, что он не имеет никакого отношения к обнаруженным у него дома деньгам.

– Плохо, играете. Похоже, жадность окончательно вас сгубила. Кто же такие большие деньги, держит у себя дома? Ты помнишь кино «Василий Иванович меняет профессию»? Там один из героев фильма произносит мудрые слова о том, что наличные деньги нужно хранить в сберегательной кассе.

Не успел Виктор произнести эти слова, как в квартиру Евкурова без всякого стука вошли три работника милиции вооруженные автоматами.

– Вы, кто такие? – спросил Абрамов одного из них. – Мы, никого не вызывали и нам сейчас никто не нужен.

– А, вы кто такие? – спросил один из них и, передернув затвор автомата, направил его в сторону Виктора.

– Я, заместитель начальника оперативной бригады МВД России подполковник милиции Абрамов, – произнес он и, достав удостоверение, протянул его старшему лейтенанту милиции.

Старший лейтенант, не читая удостоверения, сунул его во внутренний карман кителя, что Абрамову очень не понравилось.

– Слушайте, старший лейтенант, вы даете отчет своим действиям? Что, звезды давят на плечи?

Неожиданно, Виктор увидел за спинами вошедших в квартиру работников милиции двоих своих оперативников, в том числе и следователя Генеральной прокуратуры Гришина. У всех троих в руках были пистолеты.

– Руки подняли, – тихо, но достаточно строго, произнес Гришин, обращаясь к работникам милиции. – Что, уши заложило или по-русски не понимаете?

Работники милиции стали разоружаться, сняв с себя автоматы, они медленно положили их на пол.

– Давай, доставай свой пистолет, – произнес Гришин, старшему лейтенанту и толкнул его в бок, своим пистолетом.

Тому ничего не осталось, как снять с себя кобуру с пистолетом и бросить ее к себе под ноги. Оперативники быстро собрали валявшие на полу оружие. Они достали из карманов наручники, приковали сотрудников милиции одного к другому.

– А, теперь, все сели на пол. – скомандовал им Гришин.

Они с неохотой сели на пол и стали наблюдать за действиями оперативников.

– Спасибо, Евгений. Похоже, вы вовремя приехали. Посмотри, откуда эти орлы?

Евгений достал из кармана старшего лейтенанта удостоверение Абрамова и вернул его Виктору.

– Виктор Николаевич, они из транспортной милиции, – произнес Гришин. – Интересно, что они забыли в этой квартире?

– Слушайте старший лейтенант, если вы сейчас не сообщите мне, что вас привело в эту квартиру, завтра вас уволят с работы, это я вам обещаю, – пригрозил ему Абрамов.

Старший лейтенант посмотрел на него и отвернулся в сторону.

– Ну, а ты, что скажешь сержант? Может, вы тоже хотите, чтобы вас уволили из органов внутренних дел?

– Нет. Я хочу работать, – ответил сержант. – Мы патрулировали свою территорию, когда нам по рации передали команду, чтобы мы заехали по этому адресу и забрали из него хозяина квартиры. Мы должны были его доставить к нам в отдел.

– Теперь все ясно, почему вы оказались здесь в квартире.

Гришин быстро составил опись изъятых ценностей, понятые расписались и оперативники, опечатав дверь квартиры Евкурова, вышли на улицу. Погрузив сумки с деньгами в машину, Гришин поехал в МВД. В этот момент, к ним подъехала еще одна машина дежурной части, которая привезла кинолога с собакой.

– Что, как долго? – спросил Абрамов водителя.

–Да, прямо с кражи. Там часа два работали.

Собака быстро взяла след. Покружив их по кустам, она повела сотрудников милиции в подъезд дома. Открыв входную дверь подъезда, они обнаружили в подвале бездыханное тело Анатолия. Виктор нагнулся над телом и взял его за кисть руки. Судя по едва прощупываемому пульсу, Анатолий был еще жив.

– Где скорая помощь? Тащите врачей сюда, он еще живой.

Врач и медсестра спустились в подвал минуты через две. Осмотрев Андреева, врач констатировал его смерть.

– Извините, ваш товарищ скончался, – произнес врач. – Если быть точнее, он скончался от потери крови минут тридцать назад, а может быть и раньше. Ранение, нанесенное преступником, оказалось не совместимо с жизнью.

Это сообщение, словно, подкосило Виктора. Внутри его все затряслось и он, чуть сдерживая в себе слезы, молча, вышел из подъезда вслед за носилками, на которых лежало тело Андреева.

– Прости меня Толя. Даю тебе слово, что я найду твоего убийцу и накажу его.

Проводив карету скорой помощи, которая повезла тело Анатолия в морг, они поехали в МВД.

***

Арестованный следователем Гришиным Евкуров, молча, сидел на стуле в кабинете Абрамова. Он иногда переводил свой скучающий взгляд с него на свои полированные ногти рук, словно стараясь найти какой-то изъян в работе специалиста по маникюру. Несмотря на ночное время, вся бригада была на своих рабочих местах, ожидая его дальнейших распоряжений.

– Я вас в который раз спрашиваю, гражданин Евкуров, кто передал вам эти деньги? – спросил его Виктор.

– Знаете, что? Вы мне просто надоели с этими идиотскими вопросами. Я уже в который раз вам говорю, что это деньги не мои. Как оказались эти деньги в моей квартире, мне не известно. Кто мне подбросил эти деньги, я тоже не знаю. Поэтому, не нужно разговаривать со мной в таком тоне. Я не совершал ни каких преступлений и тем более, налетов на банки.

– Хорошо, Евкуров. Я понял вашу линию поведения и надеюсь на то, что вы еще пожалеете о выбранной вами тактике поведения. Вы можете молчать, делать все, что вам позволит камерная этика. Я вас сейчас просто специально посажу с Каримовым и шепну ему, что вы хотели кинуть его на бабки. Думаю, что он вам быстро вправит мозги на место.

Евкуров улыбнулся в ответ на реплику Абрамова. Он хорошо знал работу милиции и был на сто процентов уверен в том, что подельников, как правило, в одной камере не содержат, и поэтому принял его слова, как очередную попытку запугать его. Внезапно в кабинет заглянул Иван.

– Иван! Ты, когда приехал из Астрахани? – поинтересовался у него Виктор.

– Только что. Подъехал к министерству, гляжу, в вашем окне горит свет. Вот я и поднялся к вам.

– Понятно, Иван. У нас большое несчастье. Сегодня вечером бандиты убили Андреева. Сейчас все наши работают по раскрытию этого убийства.

Иван словно застыл на бегу. Улыбка исчезла с его веселого и добродушного лица.

– Отведи этого человека в камеру Каримова. Далеко от камеры не отходи, думаю, что часа через два Евкуров, сам начнет ломиться из камеры и попроситься ко мне на разговор. С волками жить, по-волчьи выть.

– Хорошо, все понял, Виктор Николаевич.

– Ничего ты не понял, Ваня. Ты шепни Каримову, что этот человек хотел швырнуть их на эти бабки, – произнес Абрамов.

– Все, понял.

– Если понял, иди, работай.

Иван подошел к Евкурова и остановился перед ним.

– Давай, вставай. Еще успеешь насидеться, – скомандовал Иван.

Евкуров нехотя поднялся со стула и молча, направился к двери. Он еще не верил, что оперативник, перечеркнув интересы следствия, посадит его в одну камеру с Каримовым. Абрамов присел на стул. Нервное напряжение последних суток все сильнее и сильнее сказывалось на его здоровье. Вот и сейчас, он в очередной раз почувствовал слабость и боль в левой стороне груди. Виктор достал из кармана брюк носовой платок и вытер им свое мокрое от пота лицо. Раздался телефонный звонок, он был до того громкий и противный, что он вздрогнул. Подняв трубку, он услышал голос генерала Харитонова.

– Абрамов! Ты что предпринимаешь? – поинтересовался генерал.

– Пока ребята отрабатывают район. Похоже, Юрий Васильевич, Андреев попал под контрнаблюдение, и они решили его убрать.

– Нужно было работать со страховкой, – произнес он. – Тогда этого бы и не произошло.

– Анатолий работал под страховкой местных сотрудников Управления уголовного розыска, выделенных Бондаренко. Евкуров, похоже, специально завел его старую часть города, и страховавшие его сотрудники потеряли их в этих узких улочках. Все сотрудники, принимавшие участие в этой операции, были мной предварительно проинструктированы. Андреев успел мне позвонить из телефона – автомата о том, что довел Евкурова до дома. Там в будке, они его и порезали.

– Виктор, нужно найти этих людей. Ты сам знаешь, что нужно делать, когда они убивают наших сотрудников. Ничего не бойся, если что, я прикрою тебя.

– Спасибо, товарищ генерал. Мы сделаем все, чтобы раскрыть это преступление.

 

Генерал положил трубку. Виктор достал носовой платок и вытер им вспотевший лоб.

***

Как Абрамов и ожидал, уже через час Евкуров стал стучать в дверь камеры, требуя от него, чтобы его перевели в другую камеру.

– Иван, давай его ко мне, – произнес Виктор в телефонную трубку, когда ему об этом доложил Иван.

Минут через десять, Иван завел в кабинет Евкурова. Под его левым глазом фиолетовым цветом светился огромный синяк.

– Ну, проходи, присаживайся. Вот видишь, я же тебе сказал, что ты и часа не пробудешь в камере, как начнешь из нее ломиться ко мне в кабинет.

Он попытался что-то ответить Абрамову, но из его рта вырвались какие-то звуки, мало напоминающие человеческую речь. Выбитые зубы и спекшиеся от крови губы, сковали его речь. Как он узнал через несколько минут, у него было выбито несколько передних зубов.

– Ну? Ты готов говорить или выбрал в моем кабинете возможность отсидеться от сокамерников?

Он в знак согласия замотал головой, давая понять, что он готов говорить с Виктором. Абрамов налил в граненный стеклянный стакан горячего чая и протянул его ему. Он, молча, взял стакан чая и с жадностью начал пить его маленькими глотками.

– Ну, так что, начнем все сначала. Меня сейчас интересует один лишь вопрос, кто зарезал нашего сотрудника? Не делай вид, что ты просто так, ради интереса гулял сегодня по улочкам старого города? Ты сам знаешь, что бывает с теми людьми, которые причастны к убийству сотрудника милиции, а особенно, сотрудника уголовного розыска?

– Извините меня, но я понятия не имею, начальник, кто это сделал. Меня там, когда резали вашего сотрудника, не было. Я лишь могу лишь догадываться, кто мог это сделать. Но я не убивал вашего сотрудника и вы об этом хорошо знаете. Пусть отвечает тот, кто это сделал.

– Тогда скажи, кто следил за нашим сотрудником?

– Не могу, начальник. Вы знаете, что если я только назову это имя, меня сразу же зарежут в камере, как и твоего сотрудника.

– Слушай, Масхуд? Я не думаю, что моего сотрудника порезал сам Гарик. На это у него кишка тонка. Это сделали его люди, вот ты и скажи, кто из них. Сдаст он мне Гарика или нет, это уже не твоя проблема.

– Слушай, начальник! Ты и так все хорошо знаешь. Ты отлично знаешь, чьи это деньги, а также знаешь, кто их мне передал, иначе бы ты ко мне не приехал. Я бизнесмен, а не бандит. Нельзя судить человека за то, что он умеет делать деньги. Не важно, как я делаю деньги, главное я не ворую и не отбираю их у других.

– Послушай, я что-то не совсем понимаю тебя. То, ты молчишь, из тебя слова даже не вытянешь, а то тараторишь, что не остановишь. Ты, что меня хочешь убедить, что ты бизнесмен? Какой ты бизнесмен, я уже знаю. Да, ты не грабил банк и не убивал там людей, но ты ничуть не лучше тех, кто убивал этих людей из-за этих денег. Если ты считаешь, что деньги не пахнут, ты ошибаешься! На этих деньгах кровь охранника банка, заведующего отделением, кассира и наконец, кровь нашего товарища. Короче или ты мне называешь имя убийцы или я, гружу тебя этим убийством по полной программе. Поверь мне, я это сделаю, чтобы отомстить вам всем за своего сотрудника. У меня свои счеты со всеми вами. Кровь, за кровь! Если вы хотите этой войны, то я вам ее сейчас устрою и ты, будешь первым, кого коснется эта война.

– Начальник! Вы же знаете, я ни в чем не виноват! Почему я должен отвечать за кого-то?

– Слушайте! – закричал на него Абрамов. – Если ты сейчас не назовешь мне имя убийцы, то я из тебя сделаю убийцу сотрудника уголовного розыска. Ты меня понял или нет?

Судя по его лицу, Евкуров пытался принять какое-то важное для себя решение. Наконец, он произнес.

– За вашим сотрудником наблюдали два ингуша – Зазяков и Мальсагов. Кто из них конкретно убил вашего сотрудника, я не знаю.

– Как их зовут? Может, у вас здесь Зазяковых, как в России Ивановых.

– Зазякова зовут Малик, а Мальсагова – Самед. Оба они ранее судимые и вы, их быстро найдете в своей картотеке. Я вас сразу же хочу предупредить, что никаких письменных показаний по ним, я давать не буду.

– Хорошо, писать об этом не будем. Но я тебя должен предупредить, что если ты меня обманул, то ты об этом сильно пожалеешь. Сейчас, Ваня, отведи его обратно в камеру.

– Начальник, но он меня там убьет! Это же зверь, настоящий абрек.

– Посади его в соседнюю хату, – произнес Виктор, обращаясь к Ивану. – Он нам еще пригодится.

***

Как не странно, но Зазяков в эту ночь ночевал у себя дома. Оцепив дом, Абрамов осторожно постучал во входную дверь. Дверь долго не открывали, и он стал немного сомневаться в том, что Малик дома. Наконец, дверь дома приоткрылась и Виктор сквозь образовавшуюся щель, увидел заспанное лицо хозяина.

– Кого нужно? – спросил его Малик.

– Тебя, – коротко ответил Виктор. – Давай, открывай дверь, милиция.

Малик на минуту растерялся. Этого времени нам оказалось достаточно, чтобы ворваться в его дом. Сильным и точным ударом в челюсть, кто-то, из оперативников свалил его с ног, который опрокидывая стулья, повалился на пол. Перешагивая через него, они осторожно вошли в дом. Судя по творившемуся в доме бардаку, им стало понятно, что Малик длительное время проживал в доме один, без женщины. Все стулья в доме были увешаны грязными мятыми рубашками. На грязном и давно не мытом полу комнаты, валялись пустые бутылки из-под водки и коньяка. Стоявший посреди комнаты большой круглый стол, был завален грязной посудой с остатками пищи. Над всей этой былой пищевой роскоши, роились мухи, которые взлетели к потолку, когда они подошли к столу поближе.

– Вроде бы ты Малик мусульманин, а живешь хуже свиньи, – произнес Абрамов, заметив, что тот очнулся и стал приходить в себя от полученного удара. – Не боишься, что вот так умрешь и сгниешь в этой грязи. Кстати, где нож, которым ты сегодня зарезал нашего сотрудника?

– Ты что, начальник? Я не при делах! – произнес он, – Ты, что-то напутал!

– Не гоняй порожняки, Малик. Если бы я не знал, что вы вчера с Мальсаговым пасли нашего сотрудника, я бы к тебе не приехал. Я тебя до этого не знал сто лет, и знать не хотел бы. Мне о тебе рассказал Самед, что именно ты, а не он, порезал моего сотрудника. Извини, но жизнь, есть жизнь. Когда мы на тебя хорошо наедем, ты тоже запоешь словно соловей, продаж не только своего друга, но даже и Гарика.

При слове Гарик, лицо Малика побледнело. Заметив это, он продолжил:

– Зачем ты это все сделал, ведь Гарик не давал вам команды резать сотрудника уголовного розыска? Сейчас у Гарика, из-за тебя Малик, возникнут большие проблемы. Как ты, наверное, догадался, я человек не местный и мне глубоко плевать на все ваши местные законы. Сейчас Малик я вывезу тебя подальше за город и просто зарежу. Зарежу также больно, как ты резал моего сотрудника. Судя по тому, как ты живешь, тебя искать никто не будет. Кому ты нужен? Да и если кто-то и заявит о твоем исчезновении, все подумают, что тебя зарезали по указанию Гарика. Никому в голову не придет, что тебя зарезал я.

От его слов, Малику стало, как-то не по себе.

– Давай, вставай, хватит валяться на полу. Еще успеешь належаться! – произнес Виктор и сильно ударил его ногой в бок. – Я кому сказал, давай, вставай или ты хочешь, чтобы я прямо здесь тебя убил?

Неожиданно для него, Малик завизжал, словно раненный боров. Абрамов с нескрываемым удивленьем посмотрел на него и тоже закричал в ответ:

– Что визжишь? Страшно? Ты не кричи, это только сначала будет больно, а потом все это исчезнет. Нужно было думать раньше, прежде чем хвататься за нож. Ты же знаешь, что за смерть работника милиции, всегда нужно платить своей жизнью. Мы в плен в таких случаях не берем.

Абрамов сдернул со стула его пиджак и бросил ему в лицо. Схватив Малика за шиворот, оперативник потащил его к дверям. Малик стал упираться ногами, все время пытался ухватиться за что-то. Однако, он не давал ему возможности ни подняться на ноги, ни ухватиться за мебель.

– Я не убивал его! Его убил Самед. Если вы мне не верите, я покажу вам, куда он выбросил нож. На ноже только его отпечатки, там моих пальцев нет!

– Это не имеет никакого значения. Я просто решил зарезать тебя, а не его.

Виктор снова схватил его за ворот рубашки и потащил на улицу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru