Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

Мамаев полез в карман и вытащил тетрадный листочек, который протянул Абрамову. Он развернул листочек и взглянул на изображение преступника. С листочка на Виктора смотрело молодое лицо кавказкой национальности. Приглядевшись к рисунку, он неожиданно для себя почувствовал легкое волнение. Изображенный на листе молодой человек ему показался почему-то знаком. Он попытался вспомнить, где он мог видеть этого парня, однако, никак не мог вспомнить.

Поговорив, еще минут тридцать со свидетелем, Абрамов попросил сотрудника внимательно опросить его. Сделав отметку в его пропуске, он передал его сотруднику. Оставшись один в кабинете, Виктор снова взял в руки листочек с портретом преступника и стал его внимательно рассматривать.

«Неужели, все жители Кавказа на одно лицо? – подумал он. – Раньше, я почему-то этого не замечал».

Абрамов моментально вспомнил свой разговор с задержанным вьетнамцем. Так, вот этот вьетнамец при допросе его просто огорошил. Он заявил ему довольно интересную для него информацию, что мы русские для них, все на одно лицо, словно братья-близнецы. Он тогда очень удивился этому, и теперь разглядывая изображение преступника на этом листочке, он невольно подумал о высказывании этого вьетнамца.

Виктор, молча, отодвинул от себя этот небольшой листочек и, взяв в руки телефонную трубку, позвонил.

– Иван! Зайди ко мне в кабинет вместе с Анатолием.

Через минуту дверь его кабинета открылась, и в нее вошел Иван и Анатолий.

***

Ребята сидели на стульях и внимательно слушали Абрамова.

– Вот что, мужики. Вы не первый день работаете в розыске и поэтом, свой выбор я остановил на вас, – произнес Виктор и посмотрел на них. – Пред нами стоит задача раскрыть большое резонансное преступление, а это большая работа. Нам с вами ничего не остается делать, как выполнить ту часть работы, что не сделали в свое время местные сотрудники. Необходимо провести по квартирный обход трех домов, расположенных напротив сберегательного банка на проспекте Кирова. Дома не очень большие, обычные панельные на шестьдесят квартир. Итого, сто восемьдесят квартир. Прошу вас отнестись к этому дело серьезно. Постарайтесь опросить жильцов этих домов, как можно подробнее. В помощь вам выделили местного участкового инспектора, только вы особо не доверяйтесь ему. Они люди местные, все друг друга хорошо знают, и я не исключаю того, что здесь в милиции многие из них могут работать сразу на двух хозяев, на государство и преступников. При опросе соблюдайте тактичность, бойтесь провокаций, так как они я думаю, не исключены. Все ясно или нет?

Оперативники, молча, кивнули, давая ему понять, что хорошо усвоили его инструктаж. Абрамов посмотрел на них и моментально понял, их внутренние состояние.

– Не нужно делать обиженные лица. Что сделаешь, если местные товарищи не выполнили эти простые и элементарные требования. Направлять местных сотрудников я не стал по двум причинам. Первое. Они обидятся, так же как и вы оба. Во-вторых, я не верю им, и на это есть основания. Кстати, мне нужны сотрудники банка, которые были в момент нападения преступников в самом помещении банка. Иван или ты Анатолий, пригласите их ко мне на беседу.

– Разрешите идти, – спросил Абрамова Анатолий.

Виктор махнул им рукой. Ребята встали со стульев, и вышли из кабинета. Прошло минут пять и в дверь кабинета, кто-то постучал. Решив, что это вернулись ребята, Абрамов крикнул:

– Заходите, дверь открыта.

Дверь открылась и на пороге кабинета, Абрамов увидел Ольгу, которая держала в руках поднос, на котором стоял большой заварочный чайник и вазочка с печеньем.

– Ольга? – удивленно произнес Виктор. – Давайте, я вам помогу!

– Не нужно, я сама справлюсь, – произнесла она и вошла в кабинет.

Женщина поставила поднос на стол и, по-хозяйски, достав из тумбы стола чайные чашки, налила в одну из них ароматный чай.

– Оля, может, вы присядете и попьете со мной чайку?

– Спасибо, Виктор Николаевич. Здесь живут мусульмане, у которых не принято пить чай вместе с женщинами.

–Здесь, в кабинете, нет мусульман и я, как русский мужчина, предлагаю вам чай.

– Спасибо, как-нибудь в другой раз. Меня и так здесь держат, только ради памяти к моему мужу. Они не очень-то уважают русских, а тем более женщин, считая всех их продажными.

Абрамов невольно улыбнулся этим словам, пытаюсь разглядеть в Ольге, ту самую продажную женщину.

– Хорошо, Ольга. Настаивать я не буду, вам виднее. Ловлю вас на слове, что мы вместе попьем чая.

Она мило улыбнулась Виктору и вышла из кабинета.

***

Отведав чая, он снова взял в руки рисунок и в который раз стал его рассматривать. Чувство, что этого человека он где-то видел, по-прежнему не покидало его.

«Где же я тебя парень, мог тебя видеть?» – уже в который раз, спрашивал он себя.

Его размышления прервал стук в дверь. Абрамов встал из-за стола и направился к двери. Открыв ее, он увидел стоявшую перед ним незнакомую ему женщину, которая сжимала в руках черную кожаную сумку.

– Извините, мне нужен Виктор Николаевич Абрамов, – произнесла она.

– Я, Абрамов, проходите, пожалуйста, присаживайтесь на стул.

Женщина не уверено прошла вперед, и села на свободный стул. Он тоже присел в кресло и стал внимательно рассматривать женщину.

– Значит, вы и есть, Абрамов, – произнесла женщина.

– Извините, а вы кто будете? – спросил ее, Виктор.

– Моя фамилия Газаева Маргарита Ришатовна. Я работаю в отделении сберегательного банка на проспекте Кирова, – произнесла она. – Меня прислали к вам, ваши сотрудники.

Теперь Абрамову все стало ясно, кто находится перед ним.

– Маргарита Ришатовна, я бы хотел услышать от вас, что же все-таки произошло там, в вашем банке, в момент налета? Меня интересует, почему ваш начальник отделения не нажал тревожную кнопку, а добровольно отдал все наличные деньги бандитам?

Газаева закрыла глаза. Судя по напряжению ее лица, она снова возвратилась в своей памяти к этим страшным для нее минутам. Ее пальцы мелко задрожали. Она достала из сумочки носовой платок смахнула им выступившие у нее на глазах слезы и, пересилив себя, стала рассказывать.

– За три дня до нападения на наше отделение бандитов, наш начальник заказал в центральном банке Махачкалы очень крупную сумму денег. Раньше он никогда не заказывал подобных сумм. Деньги предназначались для выдачи заработной платы нескольким предприятиям города, в том числе и работникам морского порта.

– Скажите, пожалуйста, кто из сотрудников вашего отделения и банка знал об этом заказе?

– У нас об этом знали всего три человека, это я, начальник отделения и старший кассир. Деньги инкассаторы привезли к нам после трех часов дня. Деньги были в банковских мешках, их занесли в кассовое помещение, после чего инкассаторы уехали на своей автомашине. Через час, инкассаторы снова приехали. Они дополнительно привезли еще нам деньги, которые мы не заказывали.

– Скажите, пожалуйста, сколько сотрудников работало в вашем отделении? – спросил ее Виктор.

– Всего восемь человек, но в тот день, одна из сотрудниц с утра отпросилась у начальника отделения и ушла с работы на два часа раньше, то есть где-то в начале четвертого дня.

– Как фамилия этой сотрудницы?

– Сазонова Елена Витальевна. Она у нас работала недавно, где-то с января месяца.

– Понятно, – произнес Абрамов и записал ее данные к себе в блокнот. А, почему работала? Что сейчас она не работает? Скажите, а Сазонова Елена замужем или нет?

– Официально она разведена, однако насколько я знаю, она встречалась с одним мужчиной.

– Понятно, если можете, рассказывайте дальше.

– Так вот, в шестнадцать сорок пять в банк вошли трое мужчин. Они были вооружены автоматами и пистолетами. Лица всех троих были закрыты трикотажными масками. Наш охранник попытался оказать им сопротивление, но не успел даже вытащить свой пистолет из кобуры. Один из них его тут же застрелил. Когда охранник упал замертво, в банк вошел еще один мужчина с большими спортивными сумками в руках. Этот бандит, сразу же направился к начальнику отделения банка, который стоял у стойки с поднятыми вверх руками.

– Где деньги?! – закричал на него вошедший бандит и приставил к его голове пистолет. – Чего стоишь? Открывай хранилище или разнесу твою голову на мелкие куски!

Начальник отделения отказался открыть помещение кассы и тогда этот мужчина, выстрелил ему в голову. Старший кассир от ужаса, упала в обморок. Бандит, который застрелил начальника отделения, взял в руки графин с водой и вылил его содержимое ей на лицо. Когда она пришла в себя и поднялась с пола, он схватил ее за волосы и потребовал у нее ключи от кассы. Она, молча, передала ему ключи и снова потеряла сознание. Открыв кассовое помещение, они быстро переложили деньги из банковских мешков в спортивные сумки и направились к выходу. Старший кассир в этот момент очнулась и попыталась закричать. Один из мужчин достал из-за пояса пистолет и трижды выстрелил ей в грудь.

– Скажите, бандиты еще стреляли в отделении, или только стреляли в служащих вашего отделения.

– Стреляли. Одному из бандитов показалось, что кто-то заглянул во входную дверь отделения и он не задумываясь, выпустил по ней очередь из автомата.

Она на секунду замолчала и облизнула высохшие от волнения губы.

– Милиция приехала минут через двадцать после ухода бандитов. Они собрали нас всех в кабинете начальника отделения и предупредили, чтобы мы никому не рассказывали о том, что произошло в банке. В тот же вечер, нас всех допросили сотрудники прокуратуры. Я им рассказала то же самое, что и вам, практически слово в слово. Больше они меня на допрос не вызывали.

Женщина замолчала и тихо заплакала. Абрамов налил полстакана воды и протянул ей. Она сделала глоток и поставила его на журнальный столик.

– Скажите, после этого вы видели Сазонову Елену? – поинтересовался у нее Абрамов.

 

– Вы, знаете, Виктор Николаевич, Леночка на другой же день подала заявление об увольнении. Как не странно, ее отпустили почему-то сразу, без всякой отработки.

Он взял в руки нарисованный на листочке портрет преступника и протянул его Газаевой.

– Маргарита Ришатовна, посмотрите внимательно, вам не знаком этот человек?

Она взяла в руки этот рисунок и внимательно посмотрела на человека, изображенного на этом листе бумаги.

– Вы знаете, Виктор Николаевич, сто процентов утверждать не берусь, но, по-моему, на этом рисунке изображен мужчина, с которым встречалась Сазонова. Я могу и ошибиться, так как видела его всего один раз и то, мельком, но определенное сходство с ним есть.

Абрамов еще поговорил с ней минут десять, а затем, предупредив ее о том, чтобы она никому не рассказывала о разговоре, проводил ее до выхода из министерства.

***

Вернувшись обратно в кабинет, Виктор сел за стол и стал писать справку о результатах беседы с гражданкой Газаевой. Закончив писать, он положил ее к себе в сейф. В этот момент в кабинет вошел начальник Управления уголовного розыска МВД Дагестана. Несмотря на то, что бригада работала в Махачкале уже несколько дней, Абрамову еще ни разу не приходилось встречаться непосредственно с ним. Они смотрели друг на друга, стараясь по внешнему виду определить характер своего возможного товарища или наоборот врага. Перед Виктором стоял мужчина в возрасте около сорока лет одетый в красивый импортный костюм черного цвета. Ворот белоснежной рубашки стягивал шелковый галстук с золотой булавкой. Черные лакированные полуботинки словно подчеркивали его безупречный вкус.

Он вальяжно протянул Абрамову свою правую руку, словно специально демонстрируя ему, большой перстень из желтого металла в центре, которого сверкал черный агат.

– Здравствуйте, – произнес он. – Вы, наверное, и есть тот самый Абрамов Виктор Николаевич, о котором мне прожужжал все уши Бондаренко?

– Да, вы не ошиблись. Я действительно Абрамов. А, вы я думаю, Гасанов Казбек Булатович, начальник Управления уголовного розыска.

Он пожал Виктору руку и присел на свободный стул.

– Можно у вас поинтересоваться? Скажите, Виктор Николаевич, как вам этой весной удалось прорваться через заслоны нашей милиции? Мне тогда показалось, что через такие плотные милицейские посты не может пролететь даже муха?

Абрамов улыбнулся.

– Помогли друзья. Всю нашу группу они перебросили на самолете. Не воевать же мне с родной милицией из-за этого убийцы.

– Вон оно что? – удивленно произнес он. – Вы не поверите мне, но я являюсь дальним родственником убитого заместителя мэра города. Это его, тогда застрелил Костоев Анвар.

– Надо же, как тесен мир. Скажите мне, Казбек Булатович, что вам известно о судьбе этого человека? Насколько я знаю, это ваши родственники внесли в прокуратуру залог за его освобождение. Его дядя никогда бы не сделал это, да и по состоянию здоровья, он просто не мог приехать к нам в город. Думаю, что здесь просто так не обошлось, наверное, пришлось выходить на больших людей из нашей республики.

– Вы не глупый человек, Виктор Николаевич, чтобы вам все это объяснять. Его действительно выкупили из прокуратуры мои родственники. Договорились за деньги и не малые. Простые связи в этом вопросе, практически ничего не решали. Если по-честному, то и ваше руководство в прокуратуре хотело от него избавиться. Если бы дело дошло до суда, многие бы ваши руководители в республике, почувствовали бы себя не совсем уютно.

– Выходит, на этом и нашлись общие точки соприкосновения интересов Дагестана и Татарстана.

– Выходит, что так, – улыбаясь, произнес он. – Все остались при своих интересах.

– Так вы его сюда, похоже, не доставили и не судили?

– Конечно, нет. Костоев погиб при этапировании в Дагестан. Он попытался совершить побег, и был убит. Мы горцы всегда любили свободу, вот и он тоже подтвердил эту любовь к свободе.

– Понятно….

– Как сейчас у вас дела? Что-то есть существенное, поэтому разбою на отделение сбербанка?

– Пока реального ничего нет. Вот послал людей делать по квартирный обход, но надежды практически никакой нет. Во-первых, прошло достаточно много времени, во-вторых, люди, наверное, боятся бандитов и не станут разговаривать с моими сотрудниками на эту тему. Сегодня мы здесь, а завтра нас нет, а им здесь жить дальше.

– Вы правы, Виктор Николаевич. Плохо мы тогда сработали, не профессионально. Я уже не раз говорил об этом Бондаренко, однако пятками назад не ходят. Время ушло. Судя по дерзости нападавших людей, я думаю, что это были чеченцы. Только они способны на такие дерзкие дела. Если бы это совершили наши местные бандиты, мы бы об этом уже знали наверняка, а здесь, тишина.

Они еще немного поговорили и он, пожав Виктору руку, вышел из кабинета.

***

Абрамов снова остался один в кабинете. Посидев и подумав, он достал из кармана пиджака свой блокнот и записал в нем:

1. Найти бывшего оперуполномоченного УУР МВД Дагестана, который ранее работал поданному делу;

2. Разыскать и опросить Сазонову Елену Витальевну и опросить ее в отношении ее любовника.

Записав эту фразу, он моментально вспомнил, где он видел человека, изображенного на листочке. Это был тот самый парень, что разговаривал с «вором в законе» Гариком в тот вечер, когда они были в ресторане вместе с Бондаренко.

«Показать этот рисунок Бондаренко или не стоит? – подумал он. – А, вдруг они здесь все повязаны и моя откровенность приведет к тому, что он скроется из города?»

Он сидел за столом, размышляя над своими дальнейшими действиями. Неожиданно для него, в кабинет вошел Бондаренко.

– Привет, Виктор. Как, дела?

– Да, как тебе сказать, Остап? Вот познакомился с твоим начальником. Не поверишь, но был приятно удивлен его непосредственностью и искренностью. Интересно, у вас все здесь такие руководители?

– Я бы на твоем месте, ничему не удивлялся. Можно подумать, что у вас в республике положение лучше, чем здесь. У кого есть бабки, тот и командует. Он тебе случайно не сказал о том, что является дальним родственником убитого полковника милиции Алаева и его двоюродного брата – Дудаева. Судя по твоему лицу, сказал. Ты знаешь, что это самый влиятельный тейп в Дагестане. В их руках сосредоточено практически все, что есть в Дагестане.

– Понятно. Ты, мне лучше расскажи Остап, как тебя хохла занесло в этот Дагестан?

– После Афганистана встретил девушку и приехал сюда. Думал жениться, но не получилось. Отдал ее отец за другого мужчину, чтобы породниться тейпами. Вот, так и оказался я здесь.

– Ты, что Остап, до сих пор не женатый?

–Да, я так и не женился….

– Слушай, поехали к нам в Казань. Ты знаешь, какие красивые девушки живут в нашем городе? При виде их, у тебя голова пойдет кругом.

– Спасибо, Виктор. Может и приеду, если ничего не случится.

–Что так обреченно? Ты, что Остап, никак умирать собрался? Тебе еще жить, да жить!

– Не знаю Виктор, но у меня какое-то нехорошее предчувствие, – произнес он. – У меня даже в Афганистане, подобного никогда не было. Ты понимаешь, о чем я говорю?

– Ты в Афганистане был еще мальчишкой и не знал, что такое смерть, поэтому ничего и не чувствовал. А сейчас, ты взрослый человек и хорошо знаешь, что смерть в своей работе весьма не разборчива. Да и работа у тебя такая, что всегда напоминает тебе о бренности жизни.

Внезапно взгляд Бондаренко упал на стол. Он замер от неожиданности, а затем протянул руку и взял лежащий на столе рисунок.

– И давно рисуешь? – поинтересовался он у Абрамова.

– Да, как тебе сказать, – уклончиво произнес Виктор. – Так от случая к случаю, когда придется. Вот нарисовал по памяти парня, которого видел тогда в ресторане. Однако, не знаю похож на него или нет? Сумел ли я схватить его основные черты или нет?

– Почему же не похож, Виктор, это же вылитый Айвазов. Не думал я, что у тебя такая фотографическая память на лица? – удивленно произнес Бондаренко.

– А, ты что знаком с этим человеком?

– Да. Он раньше работал в Советском отделе милиции, но похоже, на чем-то там серьезно сгорел, – произнес Бондаренко.

– А, сейчас, он чем промышляет? Судя по тому, как он был одет в тот вечер, деньги у него водятся и деньги, похоже, не плохие.

– Не знаю, – ответил Бондаренко. – У него какие-то дела с этим Гариком.

– А, что у вас Гарик, такой неприкасаемый? Почему он до сих пор на воле?

– А, за что его сажать? Закон он не нарушает, не ворует, ведет правильный образ жизни. Он даже спонсирует органы внутренних дел, помогает бумагой, канцелярскими товарами. Я в свое время попытался его немного поджать, но ничего не вышло. За ним такие большие люди стоят, что все попытки предпринять в отношении его что-то, становится равносильно, самоубийству. А, что, тебя так заинтересовал этот Гарик?

– Просто, довольно колоритная личность. Живет в свое удовольствие, помогает милиции, не удивлюсь, если он окажется почетным гражданином города.

– Все может быть. У тебя есть ко мне вопросы? Если нет, то я поехал домой.

– Вопросов нет, Остап, езжай, отдыхай.

Бондаренко пожал руку Абрамову и вышел из кабинета.

***

Абрамова разбудил настойчивый звонок телефона. Он машинально зажег свет и взглянул на часы. Они показывали начало третьего часа ночи. Телефон, не смолкая все звонил и звонил, и ему показалась, что еще минута другая, и он просто взорвется от нетерпенья. Виктор протянул руку и схватил трубку.

– Да, я слушаю вас. Говорите же! Я вас слушаю! – прокричал он в трубку.

Абрамов отчетливо слышал дыхание звонившего ему человека, шум работающего двигателя машины. Однако, звонивший человек не спешили ему ответить.

– Да, говорите же! – не выдержал Виктор и еще раз закричал в телефонную трубку.

В трубке раздались какие-то не понятные ему звуки, напоминавшие бульканье воды, а затем раздались сигналы отбоя. Абрамов положил трубку.

Он повернулся на бок и закрыл глаза, однако, сон, похоже, ушел от него. Повалявшись в кровати, еще минут двадцать, он встал и направился в ванную комнату. Виктор быстро привел себя в порядок и, разложив на столе свои бумаги, стал рисовать приблизительную картину нападения на отделение банка.

«И так, что мы имеем,– прикидывал Абрамов. – Сазонова, являясь любовницей одного из бандитов, наводит их на банк, в момент, когда в хранилище банка находится небывалая для отделения сумма денег. Зная о возможном нападении, отпрашивается с работы и уходит домой. Остальное протекает уже по известному сценарию. Налет, убийства, хищение этой огромной суммы денег».

Виктор отложил ручку в сторону и еще раз посмотрел на свою схему. Схема, на его взгляд, была абсолютно безупречной, если в ней фигурировала Сазонова.

«А, если она не знала о нападении и отпросилась с работы по какой-то бытовой причине? Ведь ее могли и не отпустить с работы, что тогда? Был бы налет или нет? Ведь преступники могли узнать о деньгах из других источников? Ведь о наличии таких больших денег в хранилище знали всего три человека, а она в этот список не входила. Могла ли она знать об этих деньгах или нет? Если да, то от кого?»

Чем больше он задавал себе вопросов, тем больше их возникало. Абрамов встал из-за стола и подошел к окну. Постояв около окна, он пришел к мысли, что рисуемая им схема не безупречна и в ней множество пробелов и условностей. Все эти пробелы должна была восполнить лишь одна фигура и этой фигурой должна стать Сазонова.

Закрыв свой номер на ключ, Виктор отправился завтракать в кафе. Съев на завтрак глазунью из двух яиц и, запив это все холодным компотом, он вернулся к себе в номер. Войдя в номер, он сразу же почувствовал терпкий запах мужского одеколона. Запах был настолько сильным, что он достал из оперативной кобуры пистолет и осторожно осмотрел свой номер. Однако, номер был пуст, никаких посторонних лиц ни в номере, ни на балконе не было.

«Откуда этот запах? Неужели мне показалось?», – подумал Виктор

Абрамов не знал, что его заставило, но он стал лихорадочно осматривать все свои вещи. Перебрав все что было в спортивной сумке и, не найдя там ничего лишнего, он перешел к шкафу. Открыв створки, где висел его светлый костюм и куртка, Виктор обратил внимание, что кто-то перевесил его костюм с одного места на другое. Заметив это, он снял костюм с вешалки и стал его тщательно осматривать.

«Странно, – подумал он, – кому мог понадобиться мой костюм»?

Виктор быстро ощупал карманы и в одном из них обнаружил небольшой сверток, перетянутый банковской резинкой. Он осторожно вытащил его и положил на кровать.

«Что это такое? – первое, что он подумал. – Кто сунул мне в карман этот сверток и для чего?»

Абрамов смотрел на сверток, не решаясь снять резинку. Сверток, словно магнит, приковывал его взгляд. Он осторожно снял банковскую резинку. В свертке оказались деньги.

 

«Интересно, сколько же здесь?», – подумал он, раскладывая деньги на кровати.

Пересчитав деньги, Виктор был несколько шокирован суммой, в свертке было пять тысяч долларов США. Он встал с кровати и вышел на балкон. Улица была пуста, лишь одинокие прохожие, спешили к началу первой смены в морском порту.

Погода на улице стояла отличная: восходившее на востоке солнце еще не успело раскалить стены каменных домов. Однако, обнаруженные Абрамовы деньги, испортили ему настроение. Накинув на себя легкую куртку, он прихватил с собой сверток и направился на работу. Проходя по коридору, он столкнулся с горничной, которая шла навстречу ему.

– Извините, вы ко мне в номер случайно не заходили, пока я завтракал в кафе? – поинтересовался он у нее.

– А, какой у вас номер?

– Триста семнадцатый….

– Нет, я только что пришла на работу и еще не приступала к уборке номеров. А, что случилось?

– Извините. Мне показалось, что кто-то входил в мой номер в мое отсутствие.

– Такого не может быть, наверное, это вам показалось. Ключи от номеров у меня и никто посторонний не мог к вам просто так войти, – ответила горничная.

Абрамов еще раз извинился и проследовал к выходу. Выйдя из гостиницы, он увидел ожидавших его оперативников.

– Ну, как вы вчера отработали? – поинтересовался он у них.

– Похоже, глухо, Виктор Николаевич. Люди боятся говорить, ссылаются, что не видели нападавших и о преступлении узнали лишь из средств массовой информации.

– Это и следовала ожидать. Прошло больше месяца после разбойного нападения и людям свойственно забывать негативные для них моменты. Вот, что ребята. Продолжайте работу по обходу квартир и дальше, а мне найдите Сазонову Елену Витальевну. Это женщина ранее работала в этом отделении сберегательного банка. Нужен мне и Гайсин Артур, это оперативник, который до своего увольнения из Управления, вел дело по данному преступлению.

– А, что с ним произошло? – поинтересовался Иван. – Его, что уволили?

– Официально, он уволился по собственному желанию, но я почему-то, не особо в это верю. Скорей всего, его уволили, вот за что, я и хочу узнать?

– Все понятно, Виктор Николаевич, если возникнет что-то интересное, мы вам позвоним.

– Хорошо, ребята.

***

Часа через два, Виктору позвонил Андреев и сообщил, что Гайсин Артур отказался приехать на встречу с ним.

– Если, я так нужен вашему руководителю, то я готов с ним встретиться, сегодня вечером в сквере имени Кирова, который находится не так далеко от вашей гостиницы. Лучше всего, если это произойдет около фонтана, – заявил он Анатолию.

– Толя! Свяжись с Артуром еще раз и скажи, что я согласен на встречу с ним.

Ближе к вечеру Абрамову снова позвонил Анатолий.

– Виктор Николаевич, вас страховать нужно или нет? Мы с Иваном готовы вас подстраховать. Артур нас ни разу не видел и поэтому не знает, кто мы. Мы сядем недалеко от вас и будем контролировать ситуацию.

– Хорошо ребята, подстрахуйте меня на всякий случай. Однако, ведите себя очень осторожно. Артур не должен догадаться, кто вы и что там делаете.

Не успел я положить трубку после разговора с Анатолием, как Абрамову позвонил Обухов и сообщил, что Сазонова Елена по указанному мной адресу не проживает уже более месяца. Куда она могла выехать, соседи не знают. Полученная от Ивана информация, сильно озадачила Виктора, так как он еще утром, рассчитывал, что сможет с ней встретиться, поговорить еще до вечера. Однако, как говорится, мы полагаем, а Бог располагает.

«Что делать дальше, если мне не удаться найти Сазонову?» – подумал он.

Абрамов достал из кармана куртки блокнот и стал его листать. Он быстро нашел в нем записанный им телефон Газаевой. Он поднял телефонную трубку и стал набирать записанный им номер. Когда на том конце провода подняли трубку, Виктор произнес:

– Добрый день, Маргарита Рашитовна. Приношу свои извинения, это Абрамов из МВД. Решил вас побеспокоить, так как рассчитываю на вашу помощь. Помогите мне найти Сазонову Елену. По указанному вами адресу, она уже не проживает более месяца. Соседи тоже не знают, куда она съехала.

– Виктор Николаевич! Она могла уехать к своей матери. Мать у нее живет в пригороде Махачкалы. Если вы подождете, то я, сейчас поищу адрес ее матери.

– Хорошо, я подожду у телефона….

Ждать пришлось минут пять. Найдя адрес, Газаева подошла к телефону. Услышав ее голос, Абрамов взял в руки ручку и быстро записал в блокнот надиктованный ей адрес. Перед тем как положить трубку, он поинтересовался у нее, откуда она знает адрес матери Сазоновой.

– Однажды, я по ее просьбе звонила по этому телефону, а затем направляла за ней автомашину, чтобы привести ее на работу. Тогда у нас была проверка из Центрального Банка, и Елена накануне сообщила мне адрес, по которому я могу найти ее в случае необходимости. Вот с тех пор он у меня и записан в записной книжке.

Абрамов поблагодарил Газаеву и положил трубку.

«А, вдруг ее и там нет, – подумал он, – что тогда делать дальше?»

Через полчаса с ним связался Иван. Виктор озвучил ему новый адрес, по которому может проживать Сазонова и попросил его ему проверить. Разделавшись с этими делами, он вытащил из внутреннего кармана куртки сверток с деньгами. Немного подумав, Абрамов взял в руки телефонную трубку и стал набирать номер.

– Харитонов, – услышал он голос заместителя начальника Главного управления уголовного розыска МВД России.

– Здравствуйте, товарищ генерал, – обратился он к нему. – Вы не могли бы принять меня?

– Что-то случилось? – встревожено спросил он Виктора.

– Это не телефонный разговор, товарищ генерал.

– Хорошо, Абрамов. Я сам сейчас зайду к вам.

Через минуту Харитонов был уже в кабинете и с удивлением рассматривал деньги, лежавшие у Виктора на столе.

– Вот это да! Откуда у тебя такие большие деньги, Абрамов? Сколько здесь?

– Пять тысяч долларов.

Виктор в двух словах доложил ему о посещении моего номера неизвестным, который оставил в кармане его пиджака сверток с деньгами.

– Фантастика! Как думаешь, за что эти деньги? – спросил его Харитонов. – Наверное, не за красивые же глаза?

– Если честно, товарищ генерал, то не знаю, за что. Я и так прежде, чем позвонить вам, долго думал, за что могли мне подкинуть эти деньги? Самое удивительное, что мне никто не звонил и ничего у меня не просил и не требовал, – откровенно произнес Виктор. – Ведь никому из наших ребят эти люди не подсунули деньги, кроме меня. Вот я до сих пор и соображаю, кто это сделал и за что? Если вы не в курсе, то я совсем недавно был здесь в Дагестане, где-то месяца три назад. Задерживал здесь серийного убийцу, который в Махачкале когда-то застрелил полковника милиции. После задержания и при конвоировании его в Казань, у меня возникли большие сложности с местными органами внутренних дел, которые заблокировали все дороги, не давали мне возможности вывести арестованного с территории республики. Вчера вечером, я разговаривал с начальником Управления уголовного розыска Гасановым. В разговоре с ним, он, то ли случайно, то ли специально обмолвился, что он является дальним родственником убитого этим преступником полковника милиции и принимал непосредственное участие в блокировке этих дорог. Для чего он мне все это сообщил, я так и не понял?

– А, что случилось потом с этим убийцей? – неожиданно для Абрамова поинтересовался Харитонов.

– Они, похоже, выкупили его у нашей прокуратуры и по дороге в Дагестан, просто убили.

– Вон оно, что? – удивленно произнес Харитонов. – Значит, твоя личность известна местному руководству республики.

– Выходит, что так. Мне кажется, Юрий Васильевич, что они затеяли какую – то провокацию против меня, не исключаю того, что целью этих людей является дискредитация работы нашей бригады. А, что вы сами думаете по этому поводу?

– Вполне возможно, но в каких целях? Не знаю как ты, но я не вижу мотива?

– Не знаю. Думаю, время покажет. А сейчас я считаю, что мне необходимо эти деньги каким-то образом сдать в местную бухгалтерию.

– Согласен. Делай, как считаешь нужным, – произнес Харитонов и вышел из кабинета.

***

После обеда, в министерстве появился Обухов. Впереди его не спеша шла женщина в возрасте около тридцати лет, одетая в белую шелковую блузку и юбку синего цвета. В руках женщины была небольшая белая кожаная сумка с длинным тонким ремешком. Иван довел ее до кабинета и, оставив ее на время в коридоре, вошел к Абрамову в кабинет.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru