Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

– Привет, «Чеченец»! Как хорошо, что ты не уехал к себе в Дагестан. Мы только недавно разговаривали с моим родственником о тебе, вспоминали тебя добрыми словами. Как у тебя с деньгами? Трудновато? Вот тебе деньги, не стесняйся, бери! Считай, что я вернул тебе свой долг.

Анвар, взял в руки доллары США, и радостно пересчитав их. Он положил их к себе в нагрудный карман куртки и взглянул на Рустема. Деньги ему были нужны, как воздух человеку. Месяц назад он позвонил в Казань Рае и узнал от нее, что она беременна от него и сейчас, у нее сложное финансовое положение. В связи с этой беременностью ее уволили с работы, и теперь она без работы сидит дома, перебиваясь случайными заработками. Получив от Рустема деньги, он впервые за последние дни вздохнул с облегчением. Сейчас у него были средства, которые он мог направить ей.

– Ты, что молчишь, «Чеченец»? – произнес Рустем, хлопнув его по плечу. – Я тебя спрашиваю, тебе нужны деньги или нет?

– Кому сейчас не нужны деньги? Здесь в Заинске, таких денег в жизни не заработаешь.

– В этом и дело. Ты все это правильно понимаешь. Такие деньги просто так не заработаешь, за них нужно вкалывать и вкалывать.

– Ты скажи Рустем, у тебя есть работа для меня или нет, а то все нарезаешь и нарезаешь круги? – открыто спросил его Костоев.

– Угадал, работа для тебя у меня есть, – подумав немного, заявил Рустем. – Мне просто сейчас после нашей встречи с тобой, нужно все обговорить с родственником. Теперь, «Чеченец», придется работать другим инструментом. Скажи, тебе приходилось хоть раз держать в руках автомат Калашникова?

– Ты меня просто обижаешь. Я из него лет десять назад десятками клал людей. Я за сто пятьдесят метров, в спичечный коробок попадал, а ты мне такие глупые вопросы задаешь?

– Извини, я не хотел тебя обижать «Чеченец». Могу сказать одно, что в этот раз у тебя будет два помощника.

– Зачем мне помощники? – обиженно произнес он. – Я, что один не справлюсь с этим?

– Нет, «Чеченец», ты не прав. Здесь без помощников едва ли обойдешься, – убеждал его Рустем. – Ты не переживай, это мои люди, проверенные и надежные. Верю им, также как и тебе.

– Хорошо, – ответил Костоев. – Скажи, сколько я за это получу лично?

– Лично ты получишь за это десять тысяч долларов США. По-моему, эта хорошая цена за подобную работу.

– А, что эти двое не могли без меня справиться с этой задачей?

– Может, и смогли бы, но мне нужна сто процентная гарантия в успехе. Второго случая может и не быть. Эти люди – подсобники, а ты, мастер. Поэтому я и разыскивал тебя в этом Заинске.

– Хорошо. Мне нужно фото и инструмент.

– Фото тебе сейчас не понадобится. Этот человек будет один в машине. Тебе передадут о его движении за пятьсот метров до твоей точки. Тебе хватит времени, чтобы приготовиться?

– Времени достаточно….

– Тогда на сегодня все. Встречаемся завтра, на этом месте, – произнес Рустем, прощаясь с «Чеченцем».

***

На следующий день Рустем встретился с «Чеченцем» в небольшом кафе на окраине Заинска. Войдя в кафе, он по привычке оглядел всех присутствующих людей в зале, и лишь убедившись в своей безопасности, направился к Анвару, который сидел за дальним столиком и ужинал. Перед ним на столе стояла початая бутылка водки и два стакана.

– Привет, «Чеченец», как у тебя дела?

– Неплохо, – ответил Костоев. – Ты, Рустем, водку пить будешь?

–Извини, я за рулем, так, что пей один.

Анвар, молча, налил себе в стакан сто грамм водки и выпил.

– Я вот зачем приехал, – начал Тазиев, – сегодня я переговорил с родственником, он согласен, чтобы ты принял участие в этом деле.

Увидев кивок головы Костоева, он продолжил:

– Нужно будет убрать одного человека. Завтра за тобой заедут на машине двое моих людей. Они доставят тебя на место акции и передадут тебе автомат. Этот человек будет возвращаться из Заинска в райцентр. На месте засады, дорога делает крутой поворот, и водители там как обычно тормозят, чтобы не вылететь в кювет. Вот на этом месте ты и должен будешь его убрать. Патроны не жалей. Самое главное, чтобы все это сделано на сто процентов. Ты, понял меня «Чеченец»? На сто процентов! Промаха быть не должно.

– Почему не понятно? Я все сделаю в лучшем виде. Краснеть за меня, тебе не придется.

Тазиев посидел еще с ним минут десять, а затем, взглянул на часы, стал быстро собираться. Когда за ним закрылась дверь, Костоев снова налил себе в стакан еще сто грамм водки. Выпив ее, Анвар вышел из кафе и направился к себе домой. Вот уже около месяца он снимал небольшую комнату у старушки, которая проживала не так далеко от кафе.

Утром за ним заехала машина и он, в сопровождении мужчины направился к стареньким «Жигулям» светлого цвета. Сев на заднее сиденье, Костоев закрыл глаза и на какой-то миг задумался. То, чем ему приходилось заниматься после освобождении из колонии ему не нравилось, однако, делать что-то другое, кроме как убивать людей, он не мог. Он совсем недавно сфотографировался на паспорт, однако пойти добровольно в милицию для оформления паспорта, так и не решился, так как боялся всевозможных проверок.

– Слушай, как тебя там? – произнес худощавый мужчина. – Ты, давно знаком с Тазиевым?

– Это, с каким таким Тазиевым? – переспросил его Костоев, прикидываясь простаком.

– Как, с каким? Я имею в виду, с Рустемом?

– А тебе это зачем?

– Просто интересно? – произнес мужчина. – А, что спросить нельзя, что ли?

Костоев схватил мужчину за волосы и, оттянув его голову назад, уперся в его горло ножом.

– Если ты еще раз меня спросишь об этом, то я тебя просто зарежу, как свинью, – произнес Анвар.

У мужчины от страха расширились глаза и лицо на какой-то миг, стало походить на голову совы с ее огромными глазами. Он захрипел, чувствуя холод стали у себя на горле. Костоев отпустил его волосы, и словно ничего не произошло, повернулся от него в сторону и стал рассматривать зимний пейзаж, который мелькал за окном их автомобиля.

– Ты, что сука черномазая? Да, ты знаешь, что бывает за подобные шутки? – произнес мужчина, косясь на него.

Анвар пропустил эту реплику мимо своих ушей и молча, продолжал смотреть в окно автомобиля. Ему не нравились эти двое мужчин, которые сидели перед ним на переднем сиденье. Он не любил, когда кто-то проявлял несвойственный интерес в подобных делах. Однако, не он здесь правил бал и нужно было подстраиваться под чужие правила игры. Проехав еще километров двадцать, машина остановилась у небольшого придорожного кафе. Пока водитель их автомашины сидел в кафе, Анвар и мужчина направились на исходную позицию. Пройдя метров триста по дороге, мужчина остановился около большой раскидистой елки.

– Вот место. Видишь поворот дороги, так вот здесь все машины, как правило, всегда притормаживают. Трасса не загружена, машины здесь ездят редко, особенно зимой. Наш объект хорошо знает эту дорогу и обязательно здесь притормозит перед поворотом. Вот тебе радиостанция, она настроена, ничего не крути. Когда его машина покажется на дороге, я тебе сообщу по станции. Только я прошу тебя, не крути на ней ничего, она настроена на мою волну. Ты понял меня или нет?

Костоев, молча, кивнул и, взяв из рук мужчины автомат, замотанный в мешковину, направился на исходную позицию в лес.

***

Выбрав на его взгляд самую удобную позицию для стрельбы, Анвар достал из кармана сигареты и закурил. Было довольно холодно, и дым сигареты не мог согреть его. Почувствовав, что пальцы рук и ног стали замерзать, он потихоньку встал с лежанки и сделал несколько спортивных упражнений. Эти несложные упражнения позволили ему немного разогреться. Время шло, но долгожданной машины, почему-то все не было и не было. Анвар выкурил уже несколько сигарет, прежде чем его рация изначально зашипела, а затем мужской голос сообщил ему, что на дороге показалась нужная им автомашина.

Костоев передернул затвор автомата, и плотно прижав приклад автомата к своему плечу, стал внимательно всматриваться в приближавшуюся к нему автомашину. Джип стремительно несся по трассе, приближаясь к повороту дороги. Внезапно машина резко сбросила скорость и стала плавно входить в поворот дороги. Поймав в прицел силуэт водителя, Анвар затаил дыхание и плавно нажал на спуск автомата. Короткая автоматная очередь вспорола тишину зимнего леса. Слетевший с веток снег упал на разгоряченное лицо Анвара и он, жмурясь от этого, закрыл свои глаза. Через секунду другую, он открыл глаза и увидел, как джип вильнул на дороге и съехал в кювет в метрах пятидесяти от него. Машина уперся бампером в дерево и остановился, зарывшись в снег. Выждав еще несколько секунд, Костоев встал на ноги и направился к автомашине.

Он подошел к автомашине и открыл водительскую дверь. Увидев окровавленное лицо водителя, он толкнул его стволом автомата в плечо. Голова водителя безжизненно мотнулась и упала на грудь мужчины. Одна из выпущенных им пуль, попала водителю в голову и вышла из затылка. Грудь водителя тоже оказалась прострелянной в двух местах. Оглянувшись назад, Анвар заметил, как к нему подъезжает автомашина. Он поднял автомат и приготовился стрелять, однако, внимательно приглядевшись, он заметил за рулем знакомое мужское лицо. Машина остановилась в метрах пяти около него. Из машины выскочил мужчина и, схватив его за рукав куртки, потянул его в машину.

– Чего раскрыл рот, давай быстро садись!

Костоев сел в автомашину. «Жигули», взревев мотором, стрелой устремились прочь от места убийства.

– Ну, как? – поинтересовался мужчина у Анвара. – Все нормально?

– Да, он мертв. Мертвей не бывает.

Анвар, снова замолчал и, повернувшись в сторону, уставился в окно. Вскоре, машина миновала пост ГАИ и въехала в Заинск.

– Тебя куда подбросить, «Чеченец»?

– Давай, поближе к дому.

Машина остановилась в метрах ста от дома, в котором снимал комнату Анвар. Он, молча, вышел из машины и, не дожидаясь, когда машина скроется за поворотом, направился домой.

 

Около дома, его ждал необычный сюрприз. Около подъезда стоял уже знакомый ему мужчина, с которым он был на акции.

– Послушай, – произнес мужчина. – Как-то все не так у нас с тобой. Ты хоть скажи, как тебя зовут. Пойми меня правильно, не могу же я с тобой, как с «чуркой» разговаривать. Меня вот зовут Латыпов Ринат, а тебя?

– Зачем тебе мое имя? – произнес в ответ Костоев. – Может, мы с тобой больше никогда и не увидимся. Зови «Чеченцем», мне нравится это имя.

Не останавливаясь, Анвар прошел мимо него и вошел в подъезд дома.

Костоев постоял еще с минуту в подъезде, а затем, вышел из подъезда и направился в сторону кафе. В кафе он заказал двести пятьдесят грамм водки и закуску. Выпив водку, он направился домой.

***

Костоев вот уже вторую неделю ждал встречи с Тазиевым. Он часами бродил по городу в надежде встретить Рустема на какой-нибудь тихой улочке, но чуда не было. Ему срочно нужны были деньги, которые обещал ему Рустем за совершенное им убийство.

«Неужели он меня обманул? – думал Анвар. – Если это так, то я найду его и убью».

– Эй, мужчина! Постойте! – услышал он за спиной незнакомый мужской голос. Анвар оглянулся назад и увидел, что к нему приближается наряд милиции. Бежать было бесполезно, так сотрудники были уже в двух метрах от него.

– Ты, что встал на дороге? – спросил его один из работников милиции, отстраняя его рукой.

Только сейчас до него дошло, что сотрудники милиции обращались не к нему, а к совершенно другому человеку, идущему в метрах трех впереди его. С души Анвара упал камень, и ему стало вдруг так легко, что он готов был запеть. Он впервые в этой жизни улыбнулся сотрудникам милиции, и словно извиняясь перед ними, произнес:

– Проходите, пожалуйста, я вам не помешаю.

Он отошел в сторону, пропуская работников милиции мимо себя. Милиционеры миновали его и устремились вслед за каким-то мужчиной, который бросился почему-то бежать по улице.

«Хватит дрожать! Ты же мужчина, а не женщина. Вспомни, что тебе говорил при встрече Рустем? Вспомнил? Он тебе сказал, что сейчас живет в райцентре и работает на ликероводочном заводе. Так, что езжай в райцентр и забери у него свои деньги» – подумал про себя Костоев.

Он прошел на автовокзал и, купив в кассе билет, стал ожидать отправления автобуса.

Дорога до райцентра заняла часа два с половиной. Дождавшись полной остановки автобуса, Костоев не спеша вышел из автобуса. Автовокзал в райцентре, представлял собой, какой-то старый одноэтажный деревянный барак. Спросив у прохожего, как добраться до ликероводочного предприятия, он направился на вдоль улицы. Только сейчас, шагая по поселку, он обратил внимания, что наступает весна. Улицы в отдельных местах напоминали большие водоемы, которые невозможно было преодолеть в обычной для города обуви. Плохо ориентируясь в райцентре, Анвар неоднократно останавливался и переспрашивал прохожих, правильно ли он двигается к заводу. Наконец, он увидел вывеску, на которой крупными буквами было написано наименование предприятия.

Заметив охранника, стоявшего около больших металлических ворот, Анвар направился к нему.

– Помоги дорогой, где я могу найти Тазиева Рустема?

– Тизиева? – переспросил его охранник. – Ты сынок, пройди вдоль этого забора метров сто, там увидишь склад готовой продукции. Вот там ты и найдешь своего товарища.

Костоев, перепрыгивая через огромные лужи, направился вдоль высокого каменного забора, как ему посоветовал это сделать охранник. Вскоре, дорога уперлась в большие металлические ворота склада. Оглядевшись по сторонам, он толкнул ворота и вошел внутрь помещения. После яркого солнечного света, он не сразу увидел помещение, в котором находились работники склада.

– Молодой человек? Вы, что здесь делаете? – спросила его женщина. – Сюда посторонним вход воспрещен.

– Извините, мне нужен, Рустем? – обратился к ней Костоев. – Где я могу его найти?

– Заходите в помещение, – произнесла женщина, – Рустем Абдуллович, там.

Анвар осторожно толкнул дверь и вошел внутрь каптерки. Он сидел за столом и подписывал товарные накладные. Увидев вошедшего Костоева, мужчина побледнел. Он вскочил из-за стола, направился в его сторону.

– «Чеченец»? Ты как здесь оказался? Поверь мне, я в эту субботу собирался приехать к тебе в Заинск и рассчитаться с тобой, – стал оправдываться перед ним Рустем.

– Не гони пургу! Где мои деньги? – спросил его Костоев. – Я чего-то не понял? Ты, что Рустем решил меня «кинуть» на бабки?

– Не кричи! Ты, что разорался, как на рынке? Давай, не будем поднимать здесь шум. Лучше выйдем из склада и там поговорим на свежем воздухе, – предложил ему Рустем. – Не шуми, я сейчас тебе все объясню.

Он взял Анвара под руку и потянул на выход из склада. Выйдя на улицу, они направились в дальний конец двора.

– Ты знаешь «Чеченец», я даже в голове не держал мысли, чтобы «кинуть» тебя. Пойми, просто, так получилось. Просто у родственника на тот момент не оказалось свободных наличных денег. Я действительно, в эту субботу хотел приехать к тебе, чтобы с тобой рассчитаться, – стал снова оправдываться Рустем.

– Ты знаешь, я тебя уважал. Ты, один из немногих кто помог мне в зоне и я тебе за это очень благодарен. Однако, мне не совсем понятно, почему ты решил все-таки меня «швырнуть» с деньгами? Я честно отработал, а ты почему-то решил мне не платить за эту работу. Ты же не крыса, Рустем? Ты же всегда был честным сидельцем!

– Ты ошибаешься «Чеченец», – произнес Рустем. – Падлой буду, но я не хотел тебя обманывать и действительно хотел в эту субботу с тобой рассчитаться.

Костоев демонстративно достал из кармана нож и приставил его к горлу Рустема.

– Давай, не будем ждать субботы, – прохрипел он ему в ухо. – Отдай, мне мои деньги сегодня, а лучше прямо сейчас.

– «Чеченец»! Убери нож! Сейчас, я освобожусь на работе, и мы поедим ко мне домой, там я с тобой и рассчитаюсь.

– Смотри Рустем, со мной шутить не нужно! Я не люблю тех людей, которые хотят меня «кинуть», – произнес Костоев и направился за ворота склада.

Рустем проводив взглядом Анвара, достал из кармана брюк носовой платок и вытер им вспотевший лоб и шею.

«Сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит», – подумал Рустем и медленно направился внутрь склада.

***

Рустем вышел из дома минут через тридцать – тридцать пять. Оглядываясь по сторонам, он направился к Костоеву, который стоял недалеко от ворот.

– «Чеченец»! – оправдываясь перед ним, произнес он. – У меня дома всего лишь пять тысяч долларов. Возьми, остальные привезу в субботу.

– Не прибедняйся, не будь крохобором. Сидишь верхом на водке, а жалуешься на отсутствие денег. Если менты тебя потрясут, наверное, такие деньги повалятся из тебя, что все просто удивятся этому количеству?

– С чего это ты взял? Ты думаешь, что у меня куры денег не клюют, что ли? Я от всего этого имею лишь крохи, все деньги там! – произнес он и указал пальцем наверх.

– Я не лох, за которого ты меня принимаешь, Рустем. Ты знаешь, я вижу, кто и чем дышит и что пьет. Ты совсем зажрался! Ты стал таким толстым, что перестал видеть своих друзей, за счет которых ты «поднялся» в этой жизни. Деньги тебя просто испортили, при таких деньгах, ты не хочешь «греть» зону, друзей кидаешь. Короче иди и займи, но отдай мне сегодня деньги иначе ты об этом пожалеешь. Я не хочу больше искать тебя и как нищий просить у тебя свое.

– Но у меня действительно сейчас нет таких денег, – чуть ли не застонал он. – Почему ты мне не веришь?

– Потому, что ты врешь! Ты всегда хотел казаться намного беднее, чем о тебе думали люди. Ты всегда хотел от людей жалости и сострадания.

Анвар вытащил нож. Они вошли в дом Тазиева. Костоев, был в шоке от увиденного им в квартире своего приятеля. Он рассчитывал, что увидит добротно обставленную квартиру, однако квартира Рустема скорей напоминала притон в общежитии, чем квартиру.

– Проходи, не стой у порога. Давай, присаживайся, – произнес Тазиев. – Сейчас я поищу, может, что-то и найду еще.

Анвар сел на стул, а Рустем не снимая обуви, прошел в другую комнату. Он рылся там минут пять, прежде чем произнес:

– «Чеченец», тебе сильно повезло. Вот тебе твои деньги, – произнес он и протянул ему пачку денег, перетянутых банковской резинкой.

Анвар взял деньги и, не считая их, сунул к себе в карман. Молча, повернувшись, он направился к двери.

– Слушай, «Чеченец», давай без обиды. Может, посидим где-нибудь, выпьем немного. У нас с тобой есть, что вспомнить, о чем поговорить, – предложил ему Рустем.

– Можешь пить со своими друзьями, я с тобой пить не собираюсь, – ответил Анвар. – Ты, «крыса» Рустем, а с «крысами» нормальные люди не пьют, они их просто убивают.

– Это кто, «крыса»? – с угрозой в голосе спросил его Тазиев. – Это я «крыса»? Да, я тебя из грязи вытащил, а ты меня в «крысы» записал? Ты знаешь, что за такой базар нужно отвечать? Ты понял меня?

– Понял, – ответил он. – Если нужно будет, то я и перед братвой отвечу за этот базар, пусть они тогда рассудят нас. Теперь, вот, что? Есть деньги – есть работа, нет денег – нет работы. Я больше не хочу, чтобы ты наживался на мне.

Костоев вышел из дома и направился прямо на автовокзал. Он опоздал, последний автобус на Заинск ушел пятнадцать минут назад. Посмотрев по сторонам, он заметил одинокого водителя стоявшего около «Жигулей».

– До Заинска подбросишь? – спросил его Костоев.

Водитель посмотрел на него с головы до пят и произнес:

– До Заинска? А деньги у тебя есть, мужик? Если есть, то поехали, но при условии двойной оплаты.

Костоев открыл дверцу и стал садиться в машину.

– Постой, мужик, не гони! Сначала покажи деньги, – попросил его водитель.

Анвар достал из кармана деньги и, вытащив из пачки купюру, бросил ее на сиденье водителя. Через минуту машина тронулась и вскоре, исчезла в сумерках.

***

Костоев Анвар сидел в кафе и не спеша потягивал пиво из бокала. Пиво было плохое, теплое, но он уже осилил одну кружку и сейчас не торопливо допивал вторую порцию. Перебирая в голове адреса своих знакомых, Костоев вдруг неожиданно для себя вспомнил о Кузине Викторе Ивановиче, с которым его судьба свела еще до ареста. Они познакомились чисто случайно, Кузин отдыхал в Махачкале. Весь отпуск Кузина, они тогда практически провели вместе. Мужчины целыми днями гуляли по городу, изучали его достопримечательности. Тогда Анвар готовил покушение на «кровника» и, гуляя с ним по городу, он просто изучал пути возможного отхода с места преступления.

Вскоре ему удалось разыскать Кузина. Несмотря на прошедшие годы, они сразу же узнали друг друга. После этой встречи, в жизни Костоева появилась небольшая отдушина. Кузин был старше его, однако, разница в возрасте не мешала им общаться и встречаться в городе. Вскоре Кузин попросил его помочь приобрести подержанную автомашину. Костоев не заставил себя долго уговаривать, они вместе поехали с ним в Чебоксары, где тот приобрел белую «Тойоту».

С месяц назад, Анвар вернулся домой вечером и застал свою хозяйку чем-то серьезно озабоченной.

– Что случилось бабушка? – обратился он к ней. – Кто-то вас обидел?

Из рассказа хозяйки он узнал, что днем к ней домой приходил участковый инспектор и интересовался ее постояльцем. С ее слов, участкового инспектора интересовало, где работает ее постоялец и на какие деньги он живет.

– Ты бы, сынок, сходил к нему сам. Ведь замучает он меня своими визитами. Он у нас настырный, пока не добьется своего, не отстанет. Тем более он, тоже с Кавказа.

– Хорошо, бабушка, не переживай. Я обязательно схожу к нему и поговорю, – пообещал ей Костоев.

Утром при выходе из дома, он «случайно» столкнулся с участковым инспектором. Тот стоял недалеко от кафе и, судя по окуркам сигарет, валявших около его ног, ждал он Анвара довольно долго.

– Это ты квартирант бабушки? – спросил его милиционер. – Пойдем со мной, нужно поговорить?

– Слушайте, лейтенант! Сейчас я не могу, тороплюсь на работу. Давайте, я зайду к вам вечером в опорный пункт, там и поговорим.

– Ты, мне мозги не пудри. Я же знаю, что ты нигде не работаешь. Зачем ты мне врешь, что где-то работаешь? – проронил участковый, прихватив его за рукав куртки.

– Скажите, товарищ лейтенант! Кто вам сказал, что я нигде не работаю? Пусть язык того человека отсохнет за это.

– Вот, мы и посмотрим, у кого язык отсохнет, – в ответ произнес участковый инспектор. – У тебя или у него.

Опорный пункт милиции был не далеко от дома, и они вместе направились прямо туда. Открыв входную дверь, участковый инспектор пропустил Костоева первым, а затем вошел в кабинет и сам.

– Документы у тебя с собой? – поинтересовался у него участковый инспектор.

 

– Понимаешь, начальник, паспорт у меня украли две недели назад на автостоянке, где я мыл машины, – стараясь каким-то образом разжалобить участкового, ответил ему Костоев. – У меня лишь только справка об освобождении и осталась.

Порывшись у себя в кармане, Анвар протянул справку участковому и стал внимательно наблюдать, как тот стал вписывать его данные в какой-то журнал. Закончив писать, участковый инспектор поднял на него глаза и ехидно улыбаясь, произнес:

– Ты мне «порожняки» с паспортом, не гоняй. Если бы ты получал паспорт, то у тебя бы не было на руках этой справки. Ты понял меня или нет? Кстати, почему ты приехал в Заинск, а не поехал к себе в Махачкалу? – спросил его лейтенант милиции.

– Скажу, честно земляк, врать не буду. У меня действительно никогда не было паспорта, однако, это не мешало мне нормально жить, начальник. Скажите, откуда вы родом? Вы случайно не азербайджанец?

– Зачем тебе место моего рождения? Если мы оба с Кавказа, это еще ни о чем не говорит. Выходит, ты так и жил всю жизнь без паспорта Костоев? Вот, что, милый, – произнес участковый инспектор, – даю тебе месяц. Если через месяц у тебя не будет паспорта, я сделаю все, чтобы ты покинул этот город. Мне бомжи на участке не нужны, у нас здесь и своих доморощенных хватает.

– Не нужно ругаться земляк. Я до того как сесть, воевал за твою республику в Карабахе, а ты, пристал со своим паспортом.

– Мне плевать, за кого ты воевал. Запомни, не будет паспорта, посажу.

Костоев вышел из опорного пункта милиции и, посмотрев по сторонам, направился на ближайшее отделение почты.

***

Отправив денежный почтовый перевод Рае, Костоев вышел с почты и направился на местный рынок. Рынок по сравнению с казанским был совсем маленьким и скудным. Он не спеша обошел его, а затем остановился около торговца южными фруктами. Внезапно его внимание привлек мужчина, который шел по рынку, расспрашивая о чем-то продавцов. Приглядевшись внимательней, он признал в нем Латыпова Рината, своего недавнего напарника по преступлению.

«Интересно, кого он здесь разыскивает?», – наблюдая за ним, подумал Анвар.

Увидев его, Ринат растерялся от неожиданности. Он как-то неестественно засуетился и стал оглядываться по сторонам, делая вид, что не видит его, а разыскивает среди редких покупателей рынка своего знакомого. Он быстро справился со своей неловкостью и направился в его сторону.

– Привет напарник, – поздоровался с ним Латыпов, – ты, что здесь делаешь?

– Интересный ты человек, что можно делать на рынке? Наверняка или торговать или покупать. Тебя какой ответ устраивает? Ты что, как шакал по рынку рыщешь?

– Да, дела, – уклончиво ответил Ринат и снова, втянув голову в плечи, посмотрел по сторонам.

– Какие у тебя на рынке могут быть дела? Ты, что туман нагоняешь? – с легкой усмешкой, произнес Костоев. – Знаю я ваши дела с Рустемом.

– Слушай зверек! Ты язык-то свой придержи, а то смотри, отрежут его тебе, – с угрозой в голосе ответил ему Латыпов, продолжая осматриваться по сторонам.

Костоев засмеялся и посмотрел на своего собеседника.

– Слушай Ринат! Ты, что все время дергаешься, словно украл курицу? Скажи Рустем, здесь в городе или все бутылки с водкой у себя на складе перебирает?

– Ты фильтруй свой базар. Кто ты по жизни? Сявка безродная, солома, пропущенная через лошадь. Если бы не Рустем, ты давно бы опять месил грязь на зоне. Он тебе шанс дал подняться в этой жизни, а ты его здесь передо мной «парафинишь», как мальчишку.

– Так он здесь или нет? Ты, что ерзаешь, ответить, не в состоянии что ли? Если здесь, веди его сюда, поговорим о жизни.

Ринат повернулся и моментально исчез за спинами покупателей. Через минут двадцать он вернулся в сопровождении Рустема.

– Давай, отойдем в сторону, утрясем «непонятки» друг к другу.

– Давай, я не против этого. У меня к тебе много будет вопросов.

Они отошли в сторону от прилавков и Рустем, окинув взглядом рынок, начал говорить в полголоса.

– Слушай меня, «Чеченец»! Ты знаешь, что живешь на этом свете лишь благодаря мне. Если бы я тебе тогда не помог на зоне, тебя опустили эти москвичи или же закопали где-нибудь в навозе. Вспомни это! Когда ты откинулся, кто тебе протянул руку помощи, может твои друзья по воле? Нет, снова этим человеком оказался я! Скажи, кто тебя познакомил с Раей? Я! Это я дал тебе путевку в новую для тебя жизнь! Скажи, что это не так? Скажи мне, что ты сам мог подняться с колен в этой жизни, и я уйду и больше не стану предъявлять к тебе претензий?

– Извини! То, что ты для меня сделал, это я все с лихвой уже отработал. А теперь, давай, вернемся к нашей зоне. Кто поддерживал твой авторитет на зоне, мне кажется, что ты забыл об этом. Этим человеком, был я. Я решал за тебя на всех этих «сходняках», кого щадить, а кого резать. Я был твоей тенью, которая отводила от тебя все угрозы и оберегала тебя как от администрации колонии, так и от зеков. Только благодаря мне, ты выскочил из зоны условно-досрочно. Если ты все это забыл Рустем, то могу тебе об этом напомнить? Я сделал для тебя то, что не делал бы и не сделает ни кто другой. Ты помнишь, что ты мне говорил на зоне, когда учил меня воровским законам? Что самый страшный воровской грех, воровать у своих ребят. Так почему же ты, забыл об этом на воле?

– Ты что-то путаешь рамсы, «Чеченец». Я ни у кого и ничего не воровал, тем более у таких сидельцев и бедолаг, как ты, – словно оправдываясь перед ним, ответил Рустем.

– Может я бы и поверил бы тебе в очередной раз, если бы ты не попытался швырнуть меня на деньги.

– Здесь ты не прав, «Чеченец». Я же говорил тебе, что собирался приехать к тебе и рассчитаться с тобой. Поверь мне.

– Хорошо, пусть будет так, – произнес Костоев. – В последний раз поверю тебе.

– Тогда давай, пожмем, друг другу руки и будем считать, что конфликт улажен.

Они пожали друг другу руки и по-братски обнялись. Рустем обнял его за плечи и тихо заговорил:

– «Чеченец», есть одно дело. Плачу сразу же вперед наличными. Нужно срочно убрать одного человека. Цена – пятнадцать зеленью.

– Двадцать и деньги вперед, – твердо произнес он. – Нет денег, нет разговора. Можешь, тогда стрелять лично сам или вместе с Ринатом.

– Не шуми. Все понял. Двадцать, так двадцать, – ответил Рустем. – Я найду тебя. Будь в городе.

Он повернулся и направился к выходу. Вслед за ним, расталкивая покупателей локтями, устремился Латыпов.

***

Прошло несколько дней после последней встречи Костоева и Рустема. Каждый день Анвар приходил на рынок в надежде встретиться с Рустемом, но тот по какой-то причине в городе не показывался. В один из таких дней, он возвращался с рынка домой, так никого и не встретив. Около дома его неожиданно остановил участковый инспектор.

– Костоев, ты не забыл какое сегодня число? – спросил его сотрудник милиции. – Если забыл, то я могу тебе это напомнить.

– Нет, товарищ лейтенант, я все помню. Дайте мне еще недельку, и я решу эту проблему.

– Пойдем, поговорим, – предложил ему участковый. – Есть одно неплохое для тебя предложение.

Они вошли в полутемный подъезд дома и остановились на лестничной площадке. Оглядевшись и убедившись, что их никто не слышит, лейтенант произнес:

– Вот что, Костоев. Хочешь, чтобы я отстал от тебя, гони деньги, – произнес участковый инспектор. – Теперь, ты должен будешь каждую неделю платить мне по сто долларов США. Будешь платить исправно, я закрою глаза на то, что ты ранее судим, не работаешь и не имеешь паспорта, если нет, посажу. Надеюсь, ты понял мою доброту?

– Лейтенант, побойся Аллаха! Где я возьму такие большие деньги? Вы же знаете, из-за чего я не могу устроиться на работу? Зачем же вы меня душите? Мы же с вами почти земляки?

– Погоди джигит, какой я тебе земляк. Я смотрю, ты не особо бедствуешь. Платишь за съемную квартиру, питаешься в кафе. Не ври мне, что живешь на полученное наследство, я все равно тебе не поверю. Выбирай или деньги, или тюрьма. Я шутить с тобой, не собираюсь.

Костоев задумался. Новый срок и зона, его явно не устраивали и он, сделав паузу, произнес:

– Хорошо, я согласен, но у меня сейчас таких денег нет. Если подождешь до конца этой недели, то я отдам тебе эти деньги.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru