Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

– Если, что, можем попытаться заправиться, лишь только здесь в этом населенном пункте. Наверняка, там есть частные машины, и мы сможем купить у частников горючее.

– А если не продадут? Не силой же будем изымать? Это раз. А во-вторых, моментально засветимся и едва ли сможем вырваться из района?

– Посмотрим.

Абрамов открыл дверь автомобиля и вывел Костоева из машины, чтобы он немного размялся. Он сделал несколько спортивных движений корпусом, а затем сел на землю и, повернувшись головой на восток начал молиться. Скованные сзади его руки, не позволяли ему совершать намаз по закону, но он все равно молился. Прошло минут двадцать, он встал с колен и, посмотрев в его сторону, произнес что-то злобное на своем языке.

– Анвар! Давай, договоримся, – произнес Абрамов, не обращая внимания на его злобные взгляды. – Ты мне сейчас все расскажешь, кто тебя нанял на эти преступления и кто тебе помогал их совершать. Если откажешься отвечать, то я просто передам тебя Дудаевым или сдам в ближайшее отделение милиции. Ты знаешь или догадываешься, что они с тобой сделают? Они тебя просто зарежут и все.

– Вы меня не пугайте, – ответил Костоев, – мне какая разница, от чего умереть? Убьют ли они меня или закон убьет меня, все равно жить мне осталось не так много. Так что, если ты начальник рассчитываешь, что я в знак благодарности к тебе должен тебе все рассказать, то ты глубоко заблуждаешься в этом.

– Понятно, Костоев. Сразу видно, отлегло от зада, и ты снова распустил свой хвост. Ты думаешь, что я поверю тебе, что ты не боишься смерти? Да, не смеши меня Костоев? Я за свою жизнь видел не таких, как ты храбрецов, однако, когда им мазали зеленкой лоб, все они плакали и делали себе в штаны. Так, что Костоев, все это бравада, жизнь одна и второй у тебя больше никогда не будет.

– Ты, что начальник меня агитируешь за Красную Армию, мне плевать на тебя хотелось. Ты понял это или нет!?

– Ты не ори на меня, щенок! Нужно было бы отдать тебя Дудаевым за сто тысяч долларов, как, никак большие деньги. А так придется тебя самому застрелить, не подставлять же своих ребят под пули местных милиционеров, защищая твою жизнь. Давай, вставай, пошел вперед по тропинке.

Абрамов толкнул его стволом автомата в спину. Сделав шаг, он остановился и посмотрел на Виктора, словно не веря в его намерения.

– Что не понял, что ли? Давай, шевели ногами. Юра! – крикнул он сотруднику. – Возьми из машины лопату, нужно будет закопать труп.

Юра нагнулся к багажнику и, взяв в руки лопату, направился не спеша вслед за ними по тропинке.

– Ну, вот и пришли, – остановил Абрамов шагавшего впереди него Костоева. – А, теперь вставай, на колени.

Костоев побледнел, ведь он еще никак не мог поверить, что Виктор решил его застрелить. Он оглянулся назад и, заметив шагавшего с лопатой в руках Юрия, побледнел еще больше. На его лбу выступили мелкие капельки пота. Анвар остановился и снова посмотрел на шагавшего вслед за нами сотрудника с лопатой в руках. Абрамов ткнул его стволом автомата в спину.

– Ты, что не понял меня? Я сказал стать на колени! – крикнул Виктор и передернул затвор автомата.

– Ты не сделаешь это, – заикаясь, произнес Костоев. – Я не верю в это!

– Я не святой, чтобы ты мне верил, Костоев.

Абрамов, молча, поднял автомат и выстрелил над его головой. Он от испуга вжал свою голову в плечи и присел, словно старался увернуться от пуль.

– Ну, говори сука или иначе разнесу твою голову на мелкие куски! – закричал ему в ухо Виктор.

– Не стреляйте! Я все расскажу! Только дайте слово, что вы меня живым довезете до Казани.

– Договорились, – коротко бросил Абрамов. – Если ты начнешь крутить и я пойму, что ты говоришь мне неправду, то я застрелю тебя прямо на месте.

– Все понял. Зачем мне вам врать. Зачем мне защищать этих чужих мне людей.

– Тогда пошли обратно к машине, там ты мне все и расскажешь.

Они подошли к машине и сели на заднее сиденье. Виктор достал из сумки портативный магнитофон и, проверив его, приступил к беседе с Костоевым.

***

– Когда я освободился из пятой колонии, я просто не знал, что мне делать дальше, куда идти, – начал Костоев. – Так как я в колонии придерживался воровских взглядов и не работал, то на момент освобождения в карманах у меня не было ни копейки денег. Я стоял на станции Нижние Вязовые и не знал, не только, как мне добраться до Дагестана, но и как доехать до Казани. Немного подумав, я сел в подошедшую электричку и добрался на ней до Казани. Мне тогда повезло, что в вагонах не оказалось контролеров. У меня было достаточно друзей в Казани, с которыми я отбывал наказание на зоне. Однако, к моему большому сожалению, ни кто из них не мог помочь мне деньгами. Все оказались на тот момент абсолютно без денег. Пропьянствовав с ними два дня, я направился на центральный колхозный рынок города в надежде, что мне там повезет, и я смогу найти земляка, который поможет мне деньгами. То ли люди стали другими, то ли времена изменились, но мне никто из них помочь не захотел. И вот, когда волна отчаяния готова была накрыть меня с головой, я чисто случайно на рынке столкнулся с Сабировым Рустемом, с которым я отбывал свой срок в Нижних Вязовых. Рустем взглянул на меня и все понял без слов.

– Ну, что «Чеченец», на мели? – спросил он меня. – Это не хорошо, когда брат не хочет поделиться с братом куском хлеба и кровом. «Чеченец», ты, где остановился? Давно с «зоны» откинулся?

– Вот уже неделю, как я на свободе. Ты не поверишь Рустем, но я очень рад, что встретил тебя в этом большом городе. Я разыскивал тебя, но не мог найти. В том адресе, что ты оставил мне перед освобождением тебя не оказалось. Соседи не знали, куда ты выехал.

– Все правильно, «Чеченец». Я не мальчик бегать с битой и крушить черепа местным воротилам. Я женился с год назад и поменял свою фамилию. Теперь я стал Тазиевым, человеком без прошлого. У моего дальнего родственника оказались неплохие прихваты в городе, и я с его подачи, стал смотрящим на рынке за рубщиками мяса. Дело хорошее, все в шоколаде и городские чиновники, и мясники с рубщиками, ну, конечно и я.

– Рустем, помоги мне деньгами. Аллахом клянусь, отдам тебе взятые взаймы деньги, – обратился Костоев к нему. – Мне очень нужны деньги, я бы смог добраться до дома. Я верну тебе деньги, ведь ты меня знаешь?

– «Чеченец», деньги нужно не просить, а зарабатывать. Человек, который просит деньги, похож на нищего, которого все гонят вон от ворот дома.

– Рустем! Я никогда в жизни не работал, – произнес в отчаянье «Чеченец». – Ты же знаешь, я прошел войну, а затем меня осудили за убийство. У меня нет ни какой специальности.

– Сейчас твоя специальность достаточно востребована и если все это, делать с умом, то можно заработать неплохие деньги.

– Друг! Войди мое положение. Я готов на любую работу, лишь бы заработать денег и не побираться по этому рынку.

– Вот и хорошо. Считай, что ты уже принят на работу. Сейчас, мы с тобой определимся, где ты будешь жить, а все остальное потом.

Костоев был доволен подобным решением и последовал вслед за товарищем. Они вошли в крытый лабаз, и Рустем сразу же направился к одной из женщин, работавшей в киоске по продаже мяса.

– Рая! – обратился он к одной из них. – Подойди, пожалуйста, есть разговор.

Из киоска вышла женщина в возрасте двадцати пяти лет и, виляя крутыми бедрами, направилась в их сторону. На ее лице с обильно нанесенной косметикой, сияла милая улыбка.

– Рая, чтобы ты вечерами не скучала в полном одиночестве, я решил к тебе подселить своего старого надежного друга. Пусть он поживет у тебя немного, пока не подберет себе квартиру. Думаю, что он парень горячий, молодой и голодный до женщин, скучать тебе не даст.

Рая, с ног до головы осмотрела «Чеченца» своим оценивающим взглядом и, улыбнувшись, произнесла:

– А, что Рустем, я не против такого постояльца. Посмотрим, на что он годится.

Она засмеялась и, виляя бедрами, направилась обратно в киоск.

– Вот видишь, «Чеченец», как все хорошо пока складывается, – произнес Рустем. – Скоро у тебя будет столько денег, что ты ими сможешь свободно оклеить туалет своего дяди.

– Все в руках Аллаха, – произнес Костоев и закатил свои глаза к небу.

***

Вечером Анвар встретил Раю, и они вместе поехали к ней домой. Она жила в поселке «Северный» в частном доме. Вот уже три года, как она жила одна в большом новом доме. Ее муж, водитель-дальнобойщик, погиб в дорожно-транспортном происшествии под Москвой, оставив на ее руках маленькую девочку. Вскоре, когда девочке исполнилось пять лет, ее у Раи забрала мать мужа. Она не стала препятствовать желанию свекрови и вскоре, девочка перебралась на постоянное проживание к своей бабушке. Рая, будучи неплохой матерью, почти каждую неделю навещала свою дочку и поэтому, всегда была в курсе всех проблем не только дочки, но и свекрови. Как-то совсем недавно, свекровь в разговоре с ней, посоветовала ей найти хорошего мужчину и связать с ним свою будущую жизнь.

– Рая, ты еще молода, и на жизнь глядеть из окна своего дома, не стоит. Своего мужа, моего сына, ты этим не воскресишь и тем более, не воскресишь. Наверное, он бы сказал тебе, то же самое, что и я, если бы он смог это сделать.

– Спасибо, мама, но, у меня пока нет мужчины, с которым бы я могла связать свою жизнь.

– Ничего дочка, придет еще время и он у тебя появится.

И вот сегодня проходя по этой небольшой улицы поселка, она, как магнит притягивала к себе любопытные взгляды соседей. Кто-то понимающе смотрел ей вслед, кто-то мысленно осуждал ее за этот поступок. Она открыла ворота, пропуская вперед Анвара, а затем проследовала за ним во двор.

– Вот и мой дом, – промолвила она, открывая дверь в дом. – Проходи не стесняйся.

Костоев, осторожно ступая, переступил порог дома и вошел в этот светлый чисто убранный дом. Первое, что бросилось ему в глаза, была идеальная чистота во всех комнатах. Все в этом доме сверкало чистотой, начиная с пола и кончая белоснежным потолком. Дом бы заставлен современной многофункциональной мебелью. Несмотря на свой возраст, Анвар еще ни разу не видел подобного в своей жизни, и осторожно ступая вслед за ней, прошел на кухню.

 

– Идите, мойте руки, – крикнула ему Рая. – Сейчас, будем ужинать.

Минут через двадцать они сели за стол ужинать. Несмотря на то, что стол бы собран на скорую руку, он был настолько изобилен, что Анвар невольно удивился этому. Впервые за последние десять лет он ел такую вкусную пищу. Рая достала из шкафа бутылку коньяка и разлив его по рюмкам предложила ему выпить за их знакомство. В какой-то миг он засомневался в необходимости алкоголя, но затем, махнув рукой, опрокинул вместе с ней рюмку коньяка.

Они еще долго говорили между собой, рассказывая друг другу о своей жизни. Перед тем как постелить постель, Рая натопила баню и чуть ли не силой заставила его вымыться. Выйдя из бани, он обратил внимание на новые трусы и майку, лежавшую на лавке в предбаннике. На крючке висела новая отглаженная рубашка и брюки.

– Чего так удивленно смотришь? – услышал он ее голос. – Не стесняйся, все это новое, ни разу не надеванное.

Одевшись, он вышел из бани.

– Теперь на человека вроде стал походить, – со смехом произнесла Рая.

Костоев зашел вслед за ней в дом. Они допили бутылку коньяка и она, взяв его за руку, повела в спальню, где была расправленная кровать.

***

Утром Костоев приехал на рынок вместе с Раей. Издали увидев Рустема, он не спеша направился к нему.

– Ну, как дела «Чеченец»? – поинтересовался у него Рустем.

– Хорошо, спасибо друг, – ответил Анвар.

– Ну, а сама как она?

Однако, заметив не понимающий взгляд «Чеченца», он снова спросил его.

– Рая, то как? Ничего баба или так себе?

– Баба, как баба, – ответил Костоев.

Ему не хотелось признаваться Рустему в том, что до Раи у него не было ни одной женщины и поэтому, он не мог сравнивать ее с кем-то другой.

– Вот что, «Чеченец». Есть заказ и его необходимо исполнить в течение трех ближайших дней. За выполнение этого задания, ты получишь пять тысяч долларов США.

– Сколько, сколько? – переспросил его удивленный Костоев.

– Пять тысяч долларов США, – повторил Рустем. – Что, мало?

Анвар промолчал, не зная, как ему ответить на вопрос Тазиева. Тот словно не замечая растерянности Костоева, продолжал говорить дальше.

– Слушай меня внимательно. Тебе нужно будет выехать в город Ижевск, это не так далеко от Казани и найти вот этого человека, – произнес он и протянул ему фотографию мужчины.

Он взял в руки фотографию и стал внимательно рассматривать фотографию мужчины. С фотографии на него смотрел уже не молодой мужчина в возрасте около пятидесяти лет в черных роговых очках. На высоком лбу слева был едва заметен небольшой шрам размером в полтора сантиметра.

– Запомни его «Чеченец». Этот козел кинул моего шефа на очень большие бабки. Вчера мы с ним разговаривали по телефону, и представь себе, вот этот урод отказался возвращать нам деньги обратно. Пришлось дать ему на раздумье еще одни сутки. Если сегодня до часу дня он не позвонит, его необходимо будет наказать.

– В каком смысле, наказать? – задал вопрос Анвар. – Убить, что ли?

– Ты, не ори на весь рынок, – прошипел Рустем, – здесь и у стен есть уши.

– Так бы и сказал, что нужно человека убрать, а то, наказать, да наказать, – ухмыляясь, произнес Костоев.

– Будь здесь на рынке и никуда не уходи. Я скоро принесу тебе инструмент, – пояснил Рустем ему и отправился дальше к рубщикам мяса.

Костоев, проводив взглядом сутуловатую фигуру Рустема, он направился к киоску, где работала Рая. Он, молча, стал ей помогать убирать помещение. После обеда на рынке снова появился Рустем. Увидев Костоева, стоявшего около киоска Раи, он сделал ему знак рукой, чтобы тот подошел к нему.

– Вот, здесь все: билет до Ижевска и обратно на электричке, аванс и инструмент, – произнес он. – Инструмент после дела сбрось, он больше тебе не пригодиться. Не вздумай возить паленое оружие с собой, сам сгоришь и нас всех подставишь под вышку.

– Все понял. Когда выезжать? – спросил его «Чеченец».

– Сегодня. Автобус в восемь вечера, – ответил Рустем. – Оправляется автобус с автовокзала. Знаешь где автовокзал или нет?

– Не маленький, найду. Ты же говорил про электричку?

– Я попутал. Едешь на автобусе.

Рустем внимательно посмотрел на Анвара и, не сказав ему больше ни слова, повернулся и пошел вдоль торговых рядов.

Костоев подошел к киоску и обратился к Рае.

– Ты знаешь, я сегодня должен уехать, – произнес он. – Меня не будет всего три дня.

– Это тебя Рустем откомандировал что ли? – поинтересовалась она у него.

– Да, теперь мы вместе с ним работаем, – ответил он ей.

– Смотри Анвар, как бы тебе с этой работой не прогореть снова, – предупредила его Рая. – Рустем очень опасный человек и я бы тебе посоветовала, как можно реже общаться с ним.

– Не бойся Рая, я буду осторожен, – успокоил он ее. – Дай, мне ключи от дома, я хочу переодеться в рабочую одежду.

Она, молча, протянула ему ключи от дома.

– Погоди, Анвар. Никуда не уходи, я сейчас отпрошусь, и мы вместе с тобой поедим домой, – промолвила она и побежала вдоль киосков, к своему руководителю.

***

Ночь Костоев провел на автовокзале Ижевска. Рано утром, он вышел из здания вокзала и направился по адресу, указанному на листочке бумаги. Жители города, спешившие на работу в столь ранний час, помогли ему найти нужную ему улицу. Пройдя несколько домов, он остановился напротив пятиэтажного дома.

– Извини мужик, ты сигаретами случайно не богат? – обратился он к дворнику, который подметал двор дома.

Судя по измятому лицу дворника, было видно не вооруженным глазом, что тот находится в не лучшем расположении духа, так как был с сильного похмелья.

– Нет, – ответил мужчина, продолжая подметать двор. – Сам бы сейчас с удовольствием покурил чего-нибудь.

– Слушай, я дам тебе денег. Сгоняй в магазин за водкой, а заодно купишь и сигареты, – предложил ему Костоев.

– Ты, что сам не можешь сгонять?

– Да не могу я, дорогой, боюсь нарваться на жену. Она знаешь, какая у меня, сразу же поднимет скандал.

– Ладно, давай деньги, так и быть схожу за водкой, – ответил дворник, снимая с себя синий рабочий халат.

– Вот, возьми, подержи, пока я сбегаю, – произнес дворник, передавая халат Анвару.

Он взял синий рабочий халат в руки. Когда фигура дворника исчезла за углом дома, Костоев быстро надел на себя халат и, взяв в руки метлу, начал не спеша подметать двор. Минут через пять из подъезда дома вышел мужчина и, не обращая внимания на работавшего дворника, направился к своей припаркованной во дворе автомашине. На носу мужчины были массивные роговые очки, а на лбу слева, виднелся небольшой ели заметный шрам. Сняв машину с сигнализации, мужчина сел в автомашину и не торопясь завел двигатель. Анвар, молча, подошел к автомашине со стороны дверцы водителя и постучал в лобовое стекло.

– В чем дело? – произнес мужчина, опуская боковое стекло.

Костоев не торопясь достал пистолет из-за пояса брюк и в упор выстрелил мужчине в голову. Голова мужчины дернулась в сторону. Пуля прошла на вылет и впилась в каменную стенку дома. Убедившись, что мужчина мертв, он обтер пистолет полой халата и, просунув его в щель бокового окна автомашины, бросил его на колени убитого. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что никто из окружающих не обратил на него никакого внимания, он снял с себя синий халат, положил его на капот машины и быстро направился за угол дома.

– Мужик! Ты куда? – крикнул ему в след дворник, появившись из-за угла дома. – А, водка?

Выскочив из двора, Костоев быстро перебежал дорогу и вскочил в проходящий мимо него трамвай. Проехав одну остановку, он сошел с трамвая и, выйдя на дорогу, стал ловить попутную автомашину, так как ехать обратно на автовокзал, он не решился. Костоеву повезло, ему быстро удалось остановить проезжавшую мимо него машину.

– Куда? – спросил его водитель, опустив стекло кабины.

– Мне, в сторону Челнов.

– Не могу, друг, – ответил водитель. – Я только до Малой Пурги. Если хочешь, садись, подброшу.

Он быстро сел в автомашину и водитель, прибавив звук магнитолы, направился в сторону выезда из города.

Женщина, живущая на первом этаже дома, около десяти минут смотрела в окно и, чертыхаясь, стала надевать на себя халат. Она вышла из подъезда и направляясь к стоявшей во дворе автомашине.

– Вот, паразит! – закричала она. – Попросила, как человека выгулять собаку отказался, говорит, тороплюсь на встречу, а сам вот уже минут десять, как стоит под окнами с заведенным мотором и похоже, не собирается никуда ехать.

Женщина подошла к автомашине и открыла дверцу. Глаза женщины от удивления полезли из орбит.

– А, а, а…. – закричала она, увидев окровавленного мужа.

Дворник бросился к ней и стал пытаться поднять ее с земли. Однако, увидев труп мужчины в машине, прекратил эти попытки и тихонько, вдоль стены дома, быстро проскользнул в свой подвал, в котором хранил свой рабочий инструмент. Спустившись в подвал, он закрыл за собой дверь. Нащупав в темноте стакан, он налил в него водку и выпил ее залпом.

Когда на место преступления приехали сотрудники милиции, дворник был уже смертельно пьян и лежал, растянувшись на грязном полу, подвала. Все попытки привести его в чувства, не увенчались успехом. Его словно мертвого занесли из подвала и занесли в машину, где положили на пол. Вскоре машина с пьяным дворником уехала со двора, оставив в нем, лишь сотрудников оперативно – следственной группы.

***

Костоев добрался до Казани сравнительно быстро. В этот же день он позвонил Рустему и доложил о выполнении задания.

– Молодец, – ответил Рустем. – Деньги отдам завтра. Встретимся на рынке.

На следующий день они встретились на рынке недалеко от мясных рядов. Рустем отвел в сторону Костоева и сунул ему в руки конверт.

– Извини, «Чеченец», здесь только три штуки, – произнес Рустем. – У заказчика сейчас напряг с бабками. Как только появятся деньги, он сразу же отдаст две тысячи. Не переживай, он человек надежный, поверь мне.

– Я верю, – ответил он. – Чтобы я делал без тебя, Рустем, наверное, умер бы с голода или снова сел.

После окончания рабочего дня он вместе с Раей поехал в ЦУМ. Там на полученные от Рустема деньги, он купил себе хороший костюм. Приехав домой, он расплатился с Раей за постой, а остальные деньги спрятал. Через неделю, к нему снова обратился Рустем.

– «Чеченец», есть новый заказ. В этот раз, ехать никуда не нужно, клиент живет в городе, – проинформировал его Рустем. – Вчера к шефу приезжали ребята с «Калуги», требовали с него деньги.

– Какая «Калуга»? Это та, что где-то под Москвой? Ты же сам мне говорил, что у тебя шеф большой начальник, имеет высокое положение в городе. Он, что сам с этими ребятами не может разобраться? Наверняка, на его стороне милиция, КГБ?

– «Чеченец», ты явно отстал от жизни. Есть моменты, когда вмешательство милиции, просто не желательно. Сам посуди, родственник крупный чиновник и вдруг повязан с какими-то там ребятами из ОПГ. Зачем ему подобная афиша?

– Понятно, – ответил «Чеченец», – значит, и у таких больших людей бывают проблемы.

– Так вот, что «Чеченец». Этот человек живет вот по этому адресу. Передвигается по городу на машине БМВ. Как, правило, вместе с ним в машине находится его охрана, это два или три человека. Не исключено, что они могут быть вооружены.

– Понятно, Рустем, – в ответ произнес он. – А, где мне его валить, на улице или в доме?

– Лучше, если это будет дома. Нужно войти домой осторожно, ну, а там, действовать по обстоятельствам, то есть, как получится.

– Все понял. Мне нужна фотография этого человека и надежный инструмент.

– Завтра все получишь. А, сейчас, иди к ней, она что-то очень внимательно смотрит в нашу сторону. Надеюсь, ты ей не рассказываешь об наших делах? Я не люблю, когда кто-то знает то, что не должен был знать.

– Ты, что! Побойся Аллаха! Я же мужчина, а не женщина. По нашим обычаям, женщина вообще не должна вмешиваться в дела мужчин.

– Хорошо, «Чеченец». Ну, иди же к ней, она меня сейчас просто испепелит своим взглядом.

Он отошел от Тазиева и медленно направился к Рае. Она взглянула на него с нескрываемой злостью и произнесла:

– Вы, что там шепчетесь, словно заговорщики? Я тебе уже советовала, чтобы ты не плясал под его дудку. Он очень опасный человек, недаром его все боятся. Смотри Анвар, получится так, что близок будет локоток, но не укусишь.

– Ты, что Рая? Ты зачем так плохо говоришь об этом человеке? Он к тебе очень хорошо относится, да и меня с тобой вот познакомил. И работу мне снова нашел. Получу деньги за работу, поеду домой, посмотрю, как там живет дядя.

 

– А, как же я? – поинтересовалась она у него.

– Устроюсь там нормально, приеду за тобой, – ответил он. – Не могу же я женщину в шалаш привести.

– Посмотрим. Вот уедешь к себе и забудешь обо мне, кто я тебе? Жена, что ли?

– Не переживай, Рая. Я всегда помню людей, которые делали мне добро. Так, что я тебя не забуду, – произнес он и крепко обнял ее за плечи.

***

Костоев вот уже два дня сидел напротив дома объекта на улице Спартаковской и внимательно следил за тем, когда и в сопровождении кого, он уезжает из дома и с кем приезжает домой. Еще вчера, он отметил про себя, что объект проводил свою семью на дачу и сейчас проживает один дома.

Анвар пытался вспомнить, как зовут человека, которого он должен был убить. Несмотря на то, что он половину сознательной жизни провел в России, эти русские имена по-прежнему плохо запоминались им. Убедившись, что за ним никто не смотрит, он достал из внутреннего кармана фотографию объекта и, повернув ее, прочитал Максимов Игорь.

«Ну что, Игорь посмотрим, кто кого», – подумал он.

Дождавшись, когда Максимов в сопровождении двоих охранников вышел из подъезда и сел в автомашину, Анвар поднялся с лавки и медленно направился в сторону подъезда Максимова. Не успел он подойти к подъезду, как машина с Максимовым и его охраной тронулась и свернула за угол дома.

«Вот и хорошо, – подумал Костоев. – Сейчас главное не попасться соседям на глаза».

Он уверено вошел в подъезд дома и, убедившись, что за ним никто не наблюдает, достал грязную рабочую куртку из пакета и надел ее на себя. Сунув в карман куртки разводной ключ, он стал похож на обычного сантехника из местного ЖЭУ. Он поднялся на второй этаж и чисто случайно столкнулся там с пожилой женщиной, спускавшейся с верхних этажей. Увидев Костоева, она проворчала:

– Наконец – то до ЖЭУ удалось кому-то достучаться. Проходите, пожалуйста, ключи от квартиры Максимовых находятся в пятьдесят второй квартире. Хозяйку квартиры зовут бабушка Тоня.

Костоев поднялся на третий этаж и постучал в квартиру пятьдесят два. Немного подождав, он снова постучал в дверь.

– Иду, иду, – услышал он за дверью глуховатый голос бабушки Тони.

Дверь квартиры слегка открылась и на пороге показалась бабушка Тоня.

– Мне нужны ключи от квартиры Максимовых, – произнес Анвар. – Я сантехник, пришел по заявке.

Бабушка Тоня сунула ему ключи в руки и, глядя на него, произнесла:

– Ты смотри, там не балуй в квартире. Игорь ужас этого не любит. Он тебе быстро голову отвернет, если что не так.

– Я знаю, баба Тоня, – ответил он. – Вы только не волнуйтесь, я быстро устраню там все неполадки и верну вам ключи обратно.

– Вот и хорошо, сынок, – произнесла она. – Максимовы всегда оставляют у меня свои запасные ключи. Я всегда дома и никуда дальше лавочки от дома не ухожу.

Анвар быстро вбежал по лестнице и открыл квартиру Максимовых. Минут через двадцать он снова спустился вниз и вернул бабушке Тони ключи от квартиры.

– Ну и как, починил? – спросила она его.

– Все хорошо, бабуля. Если что-то не так, приглашайте меня в любое время. Я живу в доме, напротив, в квартире сорок восемь.

Бабушка закрыла за ним дверь квартиры, а он свернул куртку и положил ее обратно в пакет. Поднявшись на нужный ему этаж, он открыл дверь Максимовых и быстро вошел в квартиру. Он закрыл за собой дверь квартиры и, надев на руки трикотажные белые перчатки, стал осматривать квартиру. Собрав все ценное в небольшой пакет, обнаруженный им на кухне, он сел в большое кожаное кресло и стал ждать возвращения хозяина.

Максимов приехал домой около десяти часов вечера. Он вышел из машины и в сопровождении двух своих охранников направился к себе домой. Дойдя до входной двери своей квартиры, Игорь остановился и стал ключом открывать дверь квартиры. Открыв дверь, он повернулся лицом к охраннику.

– Сергей, на сегодня ты свободен. Завтра я тебя жду как всегда, в восемь утра.

– Хорошо Игорь, – ответил охранник и направился вниз по лестнице.

Он вошел в прихожую, снял обувь и, надев домашние тапочки, направился на кухню. Он налил в чайник воду и, запалив газовую плиту, поставил на нее чайник. Игорь зашел в зал и включил электрический свет. От неожиданности, он просто обомлел. Из его рук выпал кусок хлеба и упал к его ногам. В кресле сидел молодой человек кавказкой национальности, в руках которого, сверкал вороненой сталью пистолет с навернутым на ствол глушителем.

– Ты, кто такой? – испуганно спросил его Максимов. – Как ты попал в мою квартиру?

– Это не важно. Извини меня, но сейчас ты просто умрешь.

– Погоди мужик, не стреляй! Может, мы с тобой договоримся? – дрожащим голосом произнес Игорь. – У меня есть все: деньги, машина, дом. Все отдам тебе, только не убивай!

– Оставь это своей семье. Пожалей, жену и детей, им жить дальше, – в ответ произнес «Чеченец» и нажал на спуск.

Пуля, выпущенная из его пистолета, угодила Максимову в плечо. От удара он упал и закрыл лицо руками.

– Пощади! – прошептал он. – У меня же дети!

Следующие две пули вошли в его голову, разнеся его затылок в разные стороны.

Костоев прошел на кухню и достал из шкафа две чашки, налил в них чай. Поставив на стол вазочку с вареньем и печеньем, он тщательно уничтожил все следы своего пребывания в квартире. Убедившись, что на площадке все тихо он осторожно вышел из квартиры. Услышав щелчок английского замка, Анвар спустился по лестницы и, выйдя из подъезда, не спеша направился пешком к трамвайной остановке четвертого маршрута трамвая.

***

– «Чеченец», ты срочно должен уехать из Казани, – произнес Рустем, передавая ему деньги. – Насколько я знаю, милиция, похоже, вычислила тебя. Они вчера попытались переговорить на эту тему с моим родственником, но он отказался с ними встречаться. Если бы он не был депутатом, то они бы его уже закрыли бы.

– Что я скажу Рае? – спросил он Рустема. – Я хорошо знаю, что она расстроится, если узнает, что мне нужно будет уехать?

– Не переживай, не умрет твоя баба без тебя. Соври что-нибудь, скажи, что разговаривал с домом и тебе сообщили, что тяжело заболел твой дед.

– Но мой дед, Рустем, давно умер, – возмущенно произнес он. – Зачем ее обманывать?

– Черт с тобой, чего хочешь то и говори. Ты должен завтра, запомни завтра смотаться из города, если конечно не хочешь еще раз сесть за убийство, – предупредил его Рустем. – Я тоже сматываюсь из Казани. Если что, найдешь меня вот по этому адресу.

Он сунул ему в руку записку, развернулся и чуть ли не бегом направился на выход из лабаза. Вскоре его фигура затерялась среди сотен покупателей.

«Если Рустем рвет когти, значит, дело действительно принимает нежелательную окраску. Нужно валить и валить из Казани, как можно быстрее», – подумал Костоев.

Он подошел к киоску Раи. Дождавшись, когда около нее не было ни одного покупателя, он сообщил ей о звонке из Дагестана.

– Пойми меня, я не могу не поехать, если с дедом так плохо. Меня проклянет вся моя родня. У нас так не принято, оставлять родственников без внимания, – стал оправдываться он перед ней. – Ты не расстраивайся, я вернусь за тобой, и мы вместе уедим ко мне в Махачкалу. Заберем у матери ребенка и будем там жить.

– Ты сумасшедший, Анвар, – прошептала она. – Я же знаю, что ты никогда больше не вернешься в Казань. Кто я тебе? Ни жена, так себе, любовница и не более.

– Мне все равно, что ты думаешь обо мне, – произнес в ответ он. – Я человек слова, раз я сказал тебе, что вернусь за тобой, значит вернусь. Мне нужно завтра с утра уехать. Ты сейчас отпросись с работы, и поехали домой. Мне нужно собраться в дорогу.

Через час они уже ехали в девятом номере трамвая, который шел от вокзала в поселок Караваева.

***

Костоев на время прописался в небольшом провинциальном городке – Заинске. Все три месяца, что он жил, он не мог устроиться на работу, так как все еще не мог получить новый паспорт. Пока его выручала справка об освобождении из колонии, которую он таскал при себе в кармане. Деньги, заработанные им на заказных убийствах в Казани, заканчивались, и он уже помышлял про себя совершить какой-нибудь налет на торговую точку, чтобы каким-то образом пополнить свой тающий бюджет. Прохаживаясь по рынку и присматриваясь к торговой точке, он столкнулся с Тазиевым.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru