Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

– А ты, не дергайся. Вот вернется министр из Москвы, я с ним в отношении Вдовина и переговорю.

– Спасибо. Так, я пошел. Начну готовить материалы для прокуратуры.

***

Абрамов сидел в кабинете и готовил документы Феоктистову. Раздался стук в дверь.

– Кто там? Входите!

Дверь кабинета приоткрылась, и в кабинет боком протиснулся Яшин.

– Не возражаете? – произнес он и присел на стул.

– Что вам нужно? – задал ему вопрос Абрамов.

Почувствовав, в его голосе неприязненные нотки, Яшин заискивающе посмотрел на Виктора.

– Я взрослый человек и хорошо все понимаю, в каком состоянии находитесь сейчас вы. Я бы на вашем месте, поступил, так же как и вы.

– Слушайте Яшин! Вы никогда не будете на моем месте. Неужели вы до сих пор этого не поняли? Вы, просто не тот человек, который мог бы оказаться на моем месте. Вам насколько я понял, абсолютно все равно на кого писать доносы, на меня или на другого человека. Вы помните, что я и бывший начальник управления Уголовного розыска Фаттахов были против вашего назначения на эту должность. И главной причиной этого было то, что вы, Анатолий Гаврилович, можете продать любого человека, пройти по трупам своих друзей и знакомых, для достижения своих корыстных целей.

Яшин, пока Виктор все это ему высказывал, успел пройти в мой кабинет. Сейчас он сидел на стуле и взглядом буравил пол кабинета. Он боялся встретиться с ним своими глазами, в которых словно угли, тлела злость. Однако, будучи не плохим артистом по жизни, он совладал со своими чувствами и погасил в себе эту взрывоопасную злость.

– Что, вы молчите? – спросил его Абрамов. – Ну, возразите мне? Скажите, что я не прав, что я ошибаюсь в вас?

Яшин, словно нашкодивший мальчик, молчал, уткнувшись глазами в пол. Не обращая на него внимания, Виктор снова стал заниматься документами.

– Послушайте, Анатолий Гаврилович, – произнес Абрамов. – Если вам нечего делать, не мешайте мне работать. Не отвлекайте мое внимание своим присутствием.

Он, молча, встал со стула и направился к двери. Около двери он остановился и, повернувшись к нему, спросил:

– Виктор Николаевич. Вы поедите сегодня в Московский отдел милиции, там сегодня заслушивание по нераскрытым убийствам? Туда приедет Феоктистов и прокурор района.

– Да. Я поеду. А вы?

– Что нам там вдвоем делать?

– Почему, вы так решили? Вы, начальник второго отдела и это ваша непосредственная работа, организовывать и проводить заслушивания. Будьте добры….

Он вышел из кабинета и закрыл за собой дверь.

Отложив в сторону документы, Виктор открыл сейф и достал оттуда папку с оперативными делами. Порывшись в бумагах, он нашел несколько оперативных документов и, вытащив их из папки, положил себе на стол.

«Источник при встрече сообщил, – начал читать один из документов Абрамов. – Два дня назад, я встречался с ребятами с Первых Горок….»

Из документа следовало, что члены организованной преступной группировки обсуждали вопрос по приобретению автомашины «Волги» для одного из руководителей Управления уголовного розыска. Кому конкретно предназначалась эта машина, источник не знал.

Отложив документ в сторону, Виктор взял в руки второй документ.

«Источник сообщает, что на той недели сотрудники Приволжского отдела милиции закрыли Блохина по кличке «Рваный». При встрече с ребятами, сотрудник Управления уголовного розыска предложил им свою помощь. Он пообещал, что договорится с сотрудниками отдела об освобождении Блохина. За это потребовал с них двадцать тысяч долларов».

«Интересно, кто этот сотрудник Управления уголовного розыска? Судя по информации, это явно не рядовой сотрудник. Почему же на всех этих сообщениях выведены справки, что сообщения источника не подтвердились, а фигурант сообщения не установлен? Нужно вызвать этого оперативника и поговорить с ним. Узнать, как он осуществлял проверку этой информации», – подумал Виктор

Сложив все эти сообщения в отдельную стопку, он положил их к себе в сейф.

***

Они возвращались после заслушивания. В машине кроме Абрамова, находился Феоктистов и Яшин. Находясь под впечатлением проведенного заслушивания, они обменивались своим мнениями о состоянии работы по нераскрытым убийствам. Несмотря на некоторые разногласия в оценках этой работы, все сошлись на одном, что работа по этим убийствам, похоже, зашла в тупик.

– Анатолий Гаврилович, – произнес Виктор, обращаясь к Яшину. – Как ваша новая «Волга»? Проблемы есть?

Несмотря на сумерки, стоящие на улице, лицо Яшина заметно побелело. Было видно, что заданный Абрамовым вопрос, привел его в некоторое замешательство.

– Извините меня, но я, что-то не понимаю вас, Виктор Николаевич. О какой «Волге», вы меня спрашиваете? Я не имею в личной собственности такой машины. Если вы, имеете в виду, ту на который я сейчас езжу, то это машина принадлежит моему брату.

– Странно, Анатолий Гаврилович. Я слышал, что это ваша машина, которую вы приобрели совсем недавно. Кстати, кем работает ваш брат?

– Виктор Николаевич? Вы, что в налоговой полиции работаете? К чему все эти ваши вопросы?

– Вы не напрягайтесь, Анатолий Гаврилович. Я действительно, не из налоговой инспекции. Просто, мне интересно, вот я вас и спросил?

– Да, ты не злись на Абрамова, – включился в разговор Феоктистов. – Не видишь, что ли, что Абрамов специально тебя заводит. Шутки нужно понимать Яшин, а ты сразу в пузырь лезешь.

– Если бы я не знал Абрамова, я бы тоже так думал, как и вы, что он шутит. Насколько я знаю его, он никогда в не работает впустую, и если спрашивает, то обязательно с какой-то целью? – ответил ему Яшин.

– Что, ты этим хочешь сказать? То, что Абрамов прав, и ты действительно купил себе новую машину? Тогда я задам тебе вопрос, если это так, то почему не обмыл ее?

– Да, откуда у меня могут быть деньги на машину? Сопоставьте мою зарплату и стоимость «Волги» и у вас сразу же отпадут все вопросы ко мне. Просто, Абрамова, кто-то ввел в заблуждение, вот он, поэтому по всей вероятности и пытает меня?

Виктор улыбнулся и, отвернувшись в сторону, замолчал.

«Наверное, рано я начал задавать ему эти вопросы? – подумал Абрамов. – Да и приобретение машины лично для него, тоже пока под вопросом».

Абрамов вышел на остановке «Парк имени Горького» и, свернув на улицу Вишневского, направился пешком домой. Не торопясь он дошел до магазина «Хозяйственные товары». Его внимание привлек выпивший мужчина, который громко ругаясь нецензурной бранью, спорил с какой-то женщиной у входа в магазин. Проходившие мимо их люди испугано жались к стене дома, стараясь как можно быстрее миновать эту скандалившую пару.

– Слышишь, мужик? – произнес Виктор, обращаясь к мужчине. – Ты, что материшься на всю улицу? Посмотри, вокруг тебя, сколько детей, женщин? Кому интересен твой мат? Идите домой, и спорьте там сколько хотите.

– А твое, какое дело? – спросил он Абрамова и, отвернувшись от женщины, направился в его сторону. – Ты, что, милиционер что ли?

– Какое это имеет значение, кто я? Разве это так важно?

– Ах, ты, сволочь. Я сейчас тебе покажу, кто такой Гришка «Резаный», – выкрикнул он и попытался схватить его за ворот рубашки.

Абрамов невольно попятился назад, пытаясь освободиться от его цепких рук. Его действия вызвали у мужчины необычный прилив смелости. Он попытался ударить Виктора ногой в пах, но он вовремя ушел от этого удара. Выждав момент, оперативник схватил его за руку и через прием боевого самбо, повалил его на землю. Мужчина попытался подняться с земли, однако, почувствовав боль в предплечье, начал орать на всю улицу.

– А, а. а…. сука! – завопил он. – Все, конец тебе мужик! Порежу!

Неожиданно для Абрамова, стоявшая до этого момента в стороне женщина, бросилась на него с кулаками и стала ими стучать спине.

– Отпусти мужа, сволочь! Ты, же ему руку сломаешь?

Абрамов отпустил руку пьяного мужчины и оттолкнул его в сторону. Он упал на асфальт, но тут же вскочив на ноги, снова попытался ударить Виктора в лицо. Ему удалось и в этот раз увернуться от удара мужчины. Услышав визг тормозов, он оглянулся назад и увидел, что около их остановилась милицейская автомашина.

– В чем дело? – поинтересовался подошедший к ним сотрудник милиции.

– Да вот, пристал к нам, – произнесла женщина. – Мы с мужем мирно шли домой, а вот этот жлоб, пристал к нам и чуть не сломал мужу руку.

– Мужчина! – обратился к Абрамову сотрудник милиции. – Давайте, предъявим свои документы и пройдем до машины.

Виктор отошел в сторону и, вытащив из кармана служебное удостоверение личности, протянул его сотруднику милиции. Прочитав содержимое удостоверения, тот вытянулся перед ним по стойке смирно.

– Расслабься сержант. Вот этот пьяный мужик устроил здесь на улице скандал с этой гражданкой. Я сделал ему замечание, которое ему не понравилось, вот он и решил свести со мной счеты с помощью кулаков.

– Вон оно, что? – произнес сотрудник милиции.

Через несколько секунд, он схватил пьяного мужчину за рукав пиджака и повел его к машине. Вслед за ними с криком бросилась женщина. Посадив их в машину, они все поехали в отдел милиции.

«Надо же, – подумал Абрамов, – вот и защищай теперь женщин».

Подходя к своему дому, Виктор заметил идущих ему навстречу уже знакомых мужчину и женщину, которых, похоже, так не довезли до отдела милиции. Заметив его на другой стороне улицы, они свернули в ближайший переулок и вскоре скрылись из вида.

***

В десять часов утра, Абрамов и Феоктистов входили прокуратуру республики. Поднявшись на второй этаж, они направились в кабинет Прокурора республики.

– Проходите, пожалуйста, вас уже давно ожидает Наиль Зинурович, – произнесла молоденькая секретарша, провожая их до двери кабинета.

– Присаживайтесь, – произнес прокурор. – Что вас в этот раз привело, к нам в прокуратуру?

– Наиль Зинурович! – начал Феоктистов. – Наверное, неоднозначность ситуации. Вы знаете, наш заместитель начальника Управления уголовного розыска Абрамов только, что вернулся из Заинска. Он там занимался делом убитого директора ликероводочного завода Сибгатуллина. Так вот, им удалось выйти на убийцу, совершившего эти преступления. По нашим данным, убийца у нас проходит по двум убийствам директоров и покушению на убийство начальника уголовного розыска отдела милиции. Насколько нам известно, он сейчас скрывается в Махачкале. Местная, то есть, прокуратура Заинского района не хочет объявлять его в официальный розыск, так как не имеет в отношении его, практически не одного прямого показания свидетелей. Мы, как сотрудники уголовного розыска, соответственно не можем его задержать и конвоировать в Казань, так как не имеем соответствующей на это санкции со стороны прокуратуры. В результате чего, убийца до сих пор находится на свободе, а мы из-за отсутствия соответствующего решения, не можем принять в отношении его, каких-либо мер.

 

– Михаил Иванович! – произнес прокурор, сделав небольшую паузу. – Прокуратура и в частности прокурор района, немного другого мнения в отношении гражданина Костоева. Что, мы о нем знаем? По большому счету, ничего. Ну, и что, то что он ранее судим? У нас в России, каждый третий, судим. Окурки на месте обнаружения возможного места ведения огня, это тоже чепуха. Что, нам дает биологическая экспертиза? Да, ничего конкретного. Говорит, что курил их человек со второй группой крови, с положительным резус фактором, то есть все это до того размыто, что однозначно что-либо сказать, практически не возможно. Поймите таких людей с подобными признаками у нас в России сотни тысяч, если не миллионы.

– Погодите, Наиль Зинурович, – произнес Абрамов, молчавший все это время. – А как же пули? А, как гильзы в машине Кузина? Я, что-то не понимаю позицию прокуратуры в целом. Разве этого не достаточно для того, чтобы объявить человека в федеральный розыск?

Прокурор словно не слышал реплики Виктора, продолжал говорить.

– Чем вы рискуете? Если сказать по-честному, то ничем. А, чем рискует работник прокуратуры? Многим товарищи, многим, по сравнению с вами. Рискует своей компетентностью, а это в отличие от вас, для сотрудников прокуратуры, значит многое.

– Выходит рассчитывать на то, что вы объявите в розыск этого человека, ничтожны? – снова влез, Виктор в этот диалог.

– Вы абсолютно правы, Виктор Николаевич, – повернувшись к нему, произнес прокурор. – Найдите его, задержите по статье 122 УПК, а там будет видно. Сможете его расколоть – арестуем, если нет, то на нет и суда нет.

Они переглянулись с Феоктистовым и, поднявшись со стульев, направились к выходу из кабинета. Прокурор, молча, проводил их взглядом и, подняв телефонную трубку, стал набирать на телефоне номер.

Они вышли с заместителем министра из прокуратуры и направились пешком в МВД.

– Ну, что ты так смотришь на меня, Абрамов? Ты сам все слышал и видел. Я не собираюсь комментировать слова прокурора. По-моему все и так ясно, как божий день и здесь мои комментарии просто не нужны.

– Да, похоже, правду люди говорят, что «красная мафия» всех сильней. Михаил Иванович, можете считать как угодно, я больше не вижу необходимости работать по этому делу. Вы сами все видели и слышали. Прокуратура, глава администрации, все повязаны на этих водочных деньгах. Нам с вами, просто, не разорвать весь этот порочный круг. Нет больше МВД, есть большой закрытое акционерное общество, в котором все продается и покупается.

– Ты что, Абрамов? Ты случайно меня не записал в члены этого общества? Мы с тобой знакомы лет пятнадцать, если не больше. Ты сам знаешь, как я живу в простой двухкомнатной квартире. У меня нет ни дачи, ни коттеджа. Я такой же, как и ты, пахарь, который поднялся с самых низов.

Абрамов на какой-то миг увидел совершенно другого Феоктистова, не как заместителя министра, а как обычного сотрудника МВД. Глядя на него, он невольно согласился с его словами. За двадцать пять лет службы этот человек не заработал ничего того, чем владели многие граждане нашей страны. У него действительно не было ни коттеджа, ни дачи.

– Прости, Михаил Иванович, – произнес Виктор. – Я не хотел никого обидеть, а тем более вас.

– Так, значит, рано нам с тобой еще сдаваться? Насколько я знаю, министр на следующей неделе уходит в отпуск на две недели. Я, наверняка, останусь исполнять его обязанности. За это время подбери надежных людей для командировки в Махачкалу. Ты понял меня? Без Костоева не возвращайся, а если вернее, то без его показаний.

– Спасибо, Михаил Иванович, за доверие. Я вас не подведу. Я найду Костоева и развалю его до самой задницы.

– Вот и хорошо, Виктор. Сделай это, ведь победителей, как правило, не судят.

***

– Виктор Николаевич, вы сами подумайте, как я мог проверить эту информацию? Сами знаете, кто он и кто я? Я уже сто раз пожалел, что написал эту информацию.

– Хватит, Солдатов! Вы все делали правильно. Встречались с информатором, получали информацию, писали ее. Я согласен с вами, что писать, а тем более проверять информацию в отношении своего начальника, весьма рисковое занятие.

– Виктор Николаевич, скажите, как эта информация оказалась у вас? Я ведь это дело сдал в архив МВД? – поинтересовался у него Солдатов.

– Это совсем другая история, Андрей Александрович. Я тоже, как и вы могу хранить свои служебные тайны. Скажи, этот человек еще жив? С ним можно встретиться и переговорить? – спросил его Абрамов.

– Я не знаю. После того, как это дело отправил в архив, я его больше не видел.

– Вот, что? Ты сегодня найдешь этого человека и договоришься с ним о встрече. Если он согласится на встречу со мной, ты мне перезвонишь и назначишь место.

– А вдруг он откажется от этой встречи? – растеряно произнес Солдатов. – Он человек авторитетный. Он и раньше приходил на встречу, тогда, когда хотел этого сам.

– Андрей, пойми меня правильно, мне нужна эта встреча.

– Хорошо, Виктор Николаевич, я попытаюсь организовать эту встречу, но обещать, что он точно придет, не могу.

– Значит, договорились, Солдатов. Я буду ждать вашего звонка.

Солдатов ушел, и Абрамов вернулся к своим делам. Перед ним на столе, лежало несколько личных дел сотрудников отдела быстрого реагирования. Ему нужно было отобрать из двадцати пяти сотрудников, всего пять, которые должны были выехать с ним в Махачкалу для задержания Анвара Костоева. Казавшаяся ему предельно простой процедура отбора, оказалась на самом деле довольно сложной. Виктор пересматривал одно дело за другим, не зная на ком конкретно остановиться. Он отложил в сторону шесть дел. Эти ребята были лучшие, среди сотрудников отдела. Все отобранные им сотрудники, были участниками боев в различных «горячих» точках бывшего СССР, имели боевой опыт. Его размышления над выборами кандидатов, прервал вошедший в кабинет Яшин.

– Это у вас был Солдатов? – задал он вопрос Виктору.

– Скажите, Анатолий Гаврилович! Я обязательно должен ответить на этот вопрос или могу промолчать?

– Я просто поинтересовался, Виктор Николаевич. Я давно знаю этого человека.

– Ну, и как он вам?

– Трудно сказать. Кого-то он устраивал, а меня вот лично нет. Я не люблю людей, которые все время чего-то вынюхивают, ищут, подглядывают в замочную скважину. Что у нас уже нет преступников? А этот, все врагов среди своих товарищей искал. То на одного настучит, то на другого.

– Ты прав, Анатолий Гаврилович, не хорошо стучать и сдавать своих товарищей и сослуживцев. Я тоже против всего этого. Ладно, если он действительно враг и предатель, а если нет?

– Вот, вот и я об этом, то же, – произнес Яшин, не поняв намек Абрамова, в отношении его. – От таких людей, я считаю, нужно освобождаться и чем быстрее, тем лучше.

– Представьте себе, я полностью с вами согласен.

– Он не на меня случайно пришел жаловаться, Виктор Николаевич? А то, у меня была с ним недавно стычка, вот я и подумал об этом, увидев его в коридоре министерства?

– Что вы сами у него не спросили об этом? Я что-то вас не пойму, Анатолий Гаврилович. Ругаетесь с каким-то Солдатовым, а ко мне приходите и интересуетесь, почему он приходил в министерство? Вы что хотите, чтобы я узнал у него, зачем он приходил в министерство?

– Я, просто так, из интереса, спросил вас.

– Простите меня, Анатолий Гаврилович, но я очень занят. У меня нет времени на пустую болтовню.

– Я почему-то думал, что он приходил к вам, – произнес Яшин и направился к двери.

***

– Вот, что ребята? – обратился Абрамов к шестерым сотрудникам, собравшимся, у него в кабинете. Мне нужно пять добровольцев для проведения одной довольно сложной и опасной операции. Все вы бывшие спецназовцы, за вашей спиной не одна опасная боевая операция. Здесь, я приказывать никому не могу и возьму с собой лишь только добровольцев. Если говорить честно, то предстоит выезд на Кавказ, где нужно задержать преступника совершившего двойное убийство и покушение на жизнь работника уголовного розыска. Предупреждаю, что мне нужны только добровольцы. Принуждать никого не буду.

– Когда необходимо выезжать? – поинтересовался один из сотрудников. – Дело в том, что у меня жена беременна и должна рожать буквально на днях.

– Вот видите, один уже не может, – произнес Виктор. – Кто еще не может? Я уже говорил вам, что это дело чисто добровольное.

– Раз нужно, значит нужно. О чем еще говорить Виктор Николаевич. Мы все согласны поехать с вами на Кавказ.

– Я рад, что вы, все согласны. Тогда, ждите приказа.

Ребята дружно покинули кабинет. Зазвонил телефон. Абрамов поднял трубку и услышал голос Вдовина.

– Виктор Николаевич, зайдите ко мне в кабинет. Мне нужно с вами серьезно поговорить.

Абрамов встал из-за стола и направился к нему в кабинет. Он постучался в дверь и, услышав приглашение, вошел в кабинет Вдовина.

– Абрамов! Это вы, что себе позволяете? Кто вам дал право отбирать каких-то сотрудников для командировки на Кавказ? Пока, я здесь начальник Управления и я решаю, кто и чем будет заниматься. Вам это понятно или нет?

– Почему же нет, Анатолий Герасимович, мне все понятно. Я же не первый год ношу погоны и отлично все понимаю, что приказы начальников не обсуждаются, а выполняются. Так что, я выполняю приказ вышестоящего начальника, а если точнее, приказ заместителя министра внутренних дел. Если у вас какие-то недомолвки с Феоктистовым, то это не мои проблемы, решайте эти вопросы с ним самостоятельно, без меня. Я удовлетворил ваши интересы, Анатолий Герасимович?

– Виктор Николаевич! – воскликнул Вдовин и начал шагать по кабинету. – Скажите, пожалуйста, вы у кого работаете у меня или у Феоктистова?

– Извините, но вопрос не совсем тактичен. Насколько, я знаю, Анатолий Герасимович, я работаю в системе министерства внутренних дел, а не у вас и тем более, не на вас.

– Что?! Вы, наверное, забыли, с кем вы разговариваете? Я не потерплю у себя в Управлении анархии! – поднимая голос до визга, стал кричать Вдовин. – Вы Абрамов много на себя берете! Думаете, я не найду на вас управу?

– Простите, Анатолий Герасимович, я действительно не хотел вас обидеть, – произнес Абрамов. – Я, просто, не знаю, что мне делать? Не могу же я разорваться среди двух руководителей? Один дает одно поручение, другой другое. Вы бы поговорили с Феоктистовым в отношении меня, может, он отменит свои приказы, и я буду тихо сидеть в своем кабинете и заниматься тем, чем я умею, анализом убийств. Ведь вы этого хотите от меня? Вы хорошо знаете, я тоже хочу сидеть на своем рабочем месте, вовремя обедать, спать в своей постели и больше никуда не ездить. Пусть ездят другие начальники, пусть живут в клубах и спят в сельсоветах на лавках. Вы, наверное, сами знаете, где у меня все эти командировки.

Для большей убедительности, Виктор похлопал себя по шее. Услышав это, Вдовин перестал ходить по кабинету и сел в кресло. Он поднял трубку и услышал голос заместителя министра Феоктистова:

– Да, я слушаю вас, говорите? Анатолий Герасимович? Ну, говорите же?

Услышав голос Феоктистова, Вдовин бросил трубку на рычаг телефона. Раздался звонок. Вдовин поднял трубку и испуганным, как Абрамову показалось голосом, произнес:

– Извините, Михаил Иванович, я перепутал трубку. Еще раз извините.

– Ну, так что? Я могу идти работать, Анатолий Герасимович? Ко мне есть вопросы или нет?

– Идите и работайте. Я хотел бы, чтобы вы мне лично докладывали о всех поручениях заместителя министров Феоктистова.

– Хорошо, – произнес Виктор и вышел из кабинета.

***

Абрамов вошел в пивной бар и остановился недалеко от входа. После яркого уличного солнца, в пивном баре, как ему показалось, было достаточно темно. Рассматривая сидящих за столами мужчин, он заметил в углу, сидящего к нему боком Солдатова и довольно еще молодого мужчину в возрасте чуть больше тридцати лет.

 

Абрамов купил кружку пива и направился в их сторону.

– Разрешите, молодые люди, – обратился он к ним. – Можно, я присяду? Надеюсь, своим присутствием не помешаю вашему разговору?

– Садитесь, Виктор Николаевич, – произнес Солдатов. – Знакомьтесь, это Марсель.

– Здравствуйте, Марсель. Вы знаете, я давно хотел с вами познакомиться и вдруг такая неожиданная для меня встреча. Я работаю в МВД в должности заместителя начальника Управления уголовного розыска. Моя фамилия Абрамов, а зовут меня Виктор Николаевич.

Марсель с нескрываемым интересом посмотрел на него.

– Слышал я от ребят, эту фамилию, – произнес Марсель. – Ребята уважают вас, как мента.

– Спасибо, Марсель за комплемент. Если ты не против этого, я отошлю погулять твоего знакомого Андрея. Хотел бы один на один пошептаться с тобой в отношении одного человека.

Солдатов, молча, встал со стула и, захватив с собой недопитый бокал с пивом, пересел за дальний от них столик.

– Марсель! Меня очень интересует один человек, которого ты хорошо знаешь, это Яшин Анатолий Гаврилович. Мне бы хотелось услышать от тебя, что он за человек и почему вы решили, а может и ты лично решил, зарядить его под «сплав».

Марсель, нашел глазами Солдатова и посмотрел на него испепеляющим взглядом.

– Что вас конкретно интересует? Это вам о нем рассказал Солдатов?

Абрамов промолчал и, сделав вид, что не расслышал его вопрос, продолжил.

– Ты, Марсель, понимаешь, что речь идет не о положительных качествах этого человека, а совершенно о другом.

– Я не больной, и отлично все пониманию, куда вы клоните, – ответил он и отхлебнул из кружки пиво.

– Ну, если не больной, как ты говоришь, то расскажи мне о нем.

Он, пристально посмотрел на Виктора, словно взвешивая, стоит ему о чем-то рассказывать или нет. Наконец, легкая ухмылка пробежала по его губам и он, оглянувшись по сторонам, начал тихо рассказывать.

– Яшина, я знаю давно, наверное, лет пять или шесть. Он тогда работал еще в Ленинском отделе милиции. Ребята мне рассказывали, что этот человек помогал многим уйти от тюрьмы, за большие деньги. Как он умудрялся это делать, я не знаю, но все хорошо знали, что если он брался за это дело, оно всегда выгорало. Судьба затем свела меня с ним, когда я отбывал наказание в шестой колонии. Там в колонии, Яшин работал в оперативном отделе. Надо отдать ему должное, он мужик умный и от природы очень хитрый. Его грамотные разводы заключенных, приводили к постоянным скандалам между заключенными колонии. Он проворачивал такие комбинации, в результате которых люди не то, что рвали друг другу глотки, но и убивали друг друга.

Он замолчал и, достав сигарету из пачки, прикурил ее. Глядя на него, Абрамов хорошо понимал, как трудно этому человеку вспоминать свое недавнее прошлое. Выпустив клуб густого синего дыма, он снова глубоко затянулся.

– Марсель, ты тоже попал под его замес?

– Не только попал, но и кое-как выжил. Мне пришлось вскрывать себе живот, чтобы доказать ребятам, что я не стукач.

– Судя по всему, ты смог это доказать.

– Доказал, но доказал своим здоровьем. Сейчас у меня инвалидность, вторая группа. Я ничего не могу делать, ни поднять, не перенести. Спасибо, ребятишки помогают, а так бы давно ласты склеил.

– Понятно, – произнес Виктор.

– Марсель, я слышал о том, что ребятишки недавно купили ему машину? – поинтересовался у него Абрамов. – Ты, можешь, мне, что-то рассказать об этом?

– А, почему бы и нет.

– Марсель, на какие средства приобреталась эта машина, на наличные или перечислением?

– Врать не буду, по-моему, машина приобреталась путем перечисления.

– Скажи, какая организация приобретала машину?

– На Первых Горках есть фирма «Нора», вот она и покупала. Запросите документы и тогда, вы все сами увидите. Все документы вы можете найти в автосалоне «Фрегат». Там узнаете, кто приобретал эти машины, и кто дарил их ему.

– Спасибо, Марсель.

– Виктор Николаевич, вы сможете его скрутить, чтобы эта сука, запищала. Я бы многое отдал, за то, чтобы его выкинули из органов внутренних дел, с волчьим билетом

– Он не так прост, у него есть союзники и друзья в министерстве, которые смогут его прикрыть от больших неприятностей. Поэтому, мне нужна достоверная и надежная информация.

– Я понял вас, Виктор Николаевич. Вот мой номер телефона, звоните.

***

– Ну, как готов к командировке? – поинтересовался у Абрамова Феоктистов.

– В принципе сотрудники к выезду готовы, – отрапортовал Виктор. – Ждем вашей отмашки, товарищ заместитель министра.

– Хорошо, жди. Слушай, Виктор, опять на тебя жалуется твой Вдовин. Я даже не знаю, как реагировать на его постоянные жалобы?

– Интересно, на что он мог пожаловаться в этот раз? Я с ним не спорил и теперь, слушаю вас и гадаю про себя, чем в этот раз не угодил ему.

– Жалуется, что игнорируешь его, как руководителя и предпочитаешь работать со мной через его голову, – произнес Феоктистов.

– Вон оно, что? Вы знаете, он потребовал от меня, чтобы я его информировал о всех ваших поручениях? Зачем ему это, я не знаю?

– Чувствую, не хорошо это все закончится, – произнес Феоктистов. – Ты, для него словно красная тряпка для быка.

– Так, что мне тогда делать, товарищ заместитель министра? Увольняться, переходить в другое подразделение? Мне до сорока пяти лет, совсем немного осталось. Не хотелось, бросать все раньше времени и уходить из органов. Я и так стараюсь не контактировать с ним. Не спорю, не ссорюсь и вообще веду себя как пай-мальчик. Что ему еще нужно от меня?

– Ты, даже не думай об уходе, – произнес Феоктистов.

Абрамов замолчал, так как не знал, что ему еще сказать по этому поводу.

– Здесь, у меня, щеки раздувать не нужно. Ты знаешь мое отношение к тебе и поэтому, прибереги свои эмоции для другого места. Если бы я знал, что ты так болезненно отнесешься к этому, я бы не стал тебе говорить об этом.

– Я недавно получил информацию от одного человека. Он рассказал мне, что ребята с Первых Горок, купили машину Яшину. Вы сами знаете, что просто так машины не покупают, а тем более не дарят.

– Этого мало, для того чтобы, что-то предъявлять Яшину. Вот, если бы у тебя были прямые показания кого-то из них, вот это уже, весомый аргумент.

– Понятно, – произнес Абрамов.

Он вышел из кабинета и направился к себе на этаж.

***

Абрамов вошел в кабинет и сел за стол. Из его головы не выходил разговор с Феоктистовым. В кабинет, постучав в дверь, вошел сотрудник 2-ого отдела Гаврилов Константин.

– Виктор Николаевич, пока вас не было, звонили из района. Начальник криминальной милиции Фазлеев интересовался, как обстоят дела по убийству Хисматова и Сибгатуллина. Еще спрашивал, что им делать дальше по этим делам?

– Костя, я надеюсь, ты ему не сообщил, что я собираюсь выехать за Костоевым в Махачкалу? – спросил его Абрамов.

– Да, что вы, Виктор Николаевич! – с удивлением произнес Гаврилов. – Я даже об этом и не знал, не то, чтобы говорить. Единственно, чем я поинтересовался у него, это здоровьем Гафурова. Фазлеев говорит, что ему стало значительно лучше и что он идет на поправку. Однако, заметил он Гафуров, похоже, работать в органах уже не сможет.

– Жалко его, хороший парень, не избалован деньгами местных олигархов. Он, сильно помог мне там. Рассказал, о планах этих преступников, а также, зачем они посылали его в Челны. О чем еще интересовался Фазлеев?

– Остальное, так по мелочам, – ответил он.

– Хорошо. Иди, работай.

Гаврилов повернулся и направился к двери. Остановившись около двери, он повернулся и спросил:

– Виктор Николаевич, извините меня, вы много сделали для меня и поэтому я хотел бы вас предупредить.

– Это, ты это о чем? – спросил его Абрамов.

– Виктор Николаевич, по-моему, вы совершаете большую ошибку, доверив комплектование нашего отдела Яшину. Вы, посмотрите, кого он принимает и тогда, вы все поймете сами.

– Погоди, погоди, Костя, – остановил его Виктор. – Ты, можешь мне все подробно объяснить, а то все говоришь, какими-то загадками?

– Хорошо, Виктор Николаевич, слушайте. Вы, наверняка, знаете, что за последние полгода из нашего отдела уволилось и перешло в другие подразделения семь сотрудников, то есть пятьдесят процентов личного состава. Теперь давайте посмотрим, кого вы приняли. Семенов – пришел в управление из Московского ОВД, Гарипов – ранее работал там же, Маминов – ранее работал в шестой колонии в оперативной части. Дальше продолжать или вы уже поняли? Все эти сотрудники-люди Яшина, которые пойдут за ним в огонь и воду.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru