Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

Часть первая

Абрамов сидел на совещании и что-то быстро записывал в свой небольшой блокнот. Совещание проводил заместитель министра внутренних дел Феоктистов Михаил Иванович. Оно было посвящено проблеме роста количества убийств руководителей предприятий, занимающихся производством ликероводочной продукции. За последние три месяца текущего года, в республике было совершено пять подобных преступлений.

Виктор открыл свой блокнот и, перелистав несколько страниц назад, нашел нужную ему запись. Первым убитым из этой когорты водочных королей, был исполняющий обязанности генерального директора ликероводочного предприятия Хисматов Марсель. Как, выяснилось позже, убийца поджидал его на трассе и когда машина, принадлежащая ему, притормозила на повороте, убийца расстрелял ее из автомата Калашникова. Шесть пуль попали ему в грудь, две пули, угодили в голову. Принятыми мерами, задержать преступника по «горячим следам» не удалось. Это было и не мудрено, так как машину убитого обнаружили лишь через несколько часов после убийства. У преступника было достаточно времени, чтобы скрыться с места преступления.

Вторым, оказался директор завода из Набережных Челнов. Он возвращался домой из своего загородного дома. Его машина была обстреляна из автомата в десяти километрах от города неустановленным лицом. Одна из пуль пробила лобовое стекло и угодила ему прямо в голову. Несмотря на большой поток движущего транспорта по дороге, стрелку удалось скрыться. На месте преступления, оперативно-следственной группой были обнаружены автоматные гильзы и несколько окурков сигарет.

По аналогичному сценарию, погибли еще два директора предприятий. Все эти преступления по-прежнему оставались не раскрытыми.

Сегодня утром был застрелен директор ликероводочного предприятия Сибгатуллин Раис, который был назначен на эту должность, после убийства Хисматова. Он возвращался на своей автомашине из Заинска. Со слов раненного водителя, их джип на трассе догнала белая автомашина марки «Тойота» без государственных номеров. Из мчавшейся на большой скорости автомашины, неизвестный открыл огонь из автомата. Первой же выпущенной из автомата очередью был смертельно ранен Сибгатуллин. Спасло водителя то, что он выскочил на своем джипе с трассы и погнал машину по бездорожью. «Тойота» попыталась преследовать джип, но оторвав на автомашине глушитель, прекратила преследование.

– Что скажешь, Абрамов? – задал вопрос Феоктистов. – Что ты думаешь обо всех этих убийствах?

Виктор Николаевич поднялся со стула.

– Михаил Иванович, пока слишком мало информации, чтобы делать, какие-то выводы. Я запросил все поисковые дела по этим убийствам, надо будет изучить и проанализировать обстоятельства всех этих убийств. Пока, ясно одно, начался передел водочного рынка и все эти убийства – звенья одной цепи. Вы сами хорошо понимаете, что водка в настоящее время является второй валютой в республике и тот, кто владеет легальным производством водки – владеет громадными финансовыми ресурсами. Вы помните, я вам докладывал раньше, что через меня проходила информация, что ликероводочным комплексом республики интересовались наши бандиты из Москвы. Я не исключаю, что все эти убийства спланированы именно ими.

– Все может быть, – произнес уклончиво Феоктистов. – Пока, это одна лишь из рабочих версий. Может, нам что-то хорошее скажет Бухаров?

Бухаров – начальник Управления по борьбе с организованной преступностью, вот уже два дня назад как вышел из очередного отпуска и еще, похоже, не совсем разобрался с оперативной обстановкой в республике. Он поднялся со стула и, взглянув на заместителя министра, произнес:

– Михаил Иванович, вы знаете, что я, как два дня назад вернулся из очередного отпуска. Поэтому, мне трудно, что-то сказать, как вы выразились, хорошее. Вы знаете, что наше Управление не имеет своих сотрудников в этом районе и поэтому, я затрудняюсь, что-либо говорить о мотивах всех этих преступлений. Если, у Абрамова, есть хоть какая-то информация по этому поводу, то у нас подобной информации нет.

– Плохо, Бухаров, плохо, – произнес Феоктистов. – Нужно заниматься разработкой преступных групп, а не заниматься тем, чем занимаетесь вы. Я не говорю, что вы заняты не тем, конечно, нужно выявлять участников этих группировок, ставить их на учет, но ваше подразделение создано не для этих целей, а для реальной борьбы с организованной преступностью.

Заместитель министра пристально посмотрел на него.

– Ладно, садись, Бухаров. Давайте, поработаем в этом направлении, может, что-то и «нароем», по этому вопросу через своих людей.

Бухаров сел на стул и с облегчением вздохнул. Он панически боялся подобных совещаний, где от него требовался вполне конкретный ответ, на поставленный руководством министерства вопрос. Феоктистов поднялся из-за стола и, взглянув на всех участников этого совещания, произнес:

– Все свободны, идите, занимайтесь своими вопросами.

Все стали подниматься со своих мест, громыхая стульями.

– Абрамов! – остановил его Феоктистов, – Задержись на минутку.

Виктор снова сел на свой стул и выжидающе посмотрел на заместителя министра. Когда все участники совещания покинули кабинет, Феоктистов сел на стул напротив Виктора.

– Знаешь, Виктор Николаевич, я порекомендовал тебя на должность начальника Управления уголовного розыска. Так, что, ты можешь стать им, буквально сегодня или завтра.

Абрамов невольно улыбнулся и чтобы каким-то образом скрыть эту улыбку, отвернулся в сторону.

– Ты, что улыбаешься? Я это сказал вполне серьезно, – произнес Феоктистов.

– Михаил Иванович? Скажите, чем вас не устраивает Вдовин?

– Он, похоже, скорее не устраивает министра, а не меня. Выходит, ты против этого назначения?

– Извините, но мне всегда казалось, что у моего непосредственного начальника очень прочное положение. Вдовин, как ни кто другой, всегда мог угодить руководству министерства. Он может без зазрения совести, пройти по головам не только своих подчиненных, но и старых товарищей по службе.

– Похоже, ты еще не совсем забыл его подставу?

– Если бы это был, лишь единичный случай, я бы его непременно уже бы забыл. Но подобных моментов было достаточно много в этой жизни. Я уже стал привыкать к этим моментам. Люди правду говорят, что выигрывают битву генералы, а проигрывают войну, как правило, солдаты.

– А мне на первых порах, казалось, что вы дружны между собой. Вы же вместе начинали свою службу. Что между вами произошло?

– Это длинная история и я не хочу ее ворошить. Между нами лишь служебные взаимоотношения и ничего другого, в том числе и личного. Так, что если вы не пошутили, считайте, что я отказался от предложенной мне должности. Я на живое место никогда не полезу. Какой бы я не был, плохой или хороший сотрудник, у меня есть совесть. Мнение моих сослуживцев для меня дороже этой должности.

Они замолчали. Пауза стала затягиваться. Виктор поблагодарил Феоктистова за оказанное им доверие и, спросив разрешение, направился к себе в кабинет.

***

Абрамов вошел в кабинет и сел за рабочий стол. Раздался стук в дверь.

– Войдите, дверь открыта! – громко произнес Виктор.

В кабинет вошел начальник 2-ого отдела Анатолий Яшин.

– Как дела, Виктор Николаевич? Я слышал, что вас можно поздравить с назначением на должность начальника Управления?

– Пока, рано. С чего ты взял, что я хочу стать начальником Управления? Пока у меня с вами Анатолий Гаврилович, все тот же начальник Управления – Вдовин. Именно, его и назначат начальником Управления после переаттестации.

– Жалко, Виктор Николаевич. Я почему-то рассчитывал, что именно вас назначат на эту должность, – произнес с огорчением Яшин. – Ладно, тогда я пошел.

Виктор встал из-за стола и тоже стал собираться домой. Неожиданно, зазвонил давно молчавший телефон заместителя министра. Он снял трубку.

– Виктор Николаевич! Зайти ко мне.

Спустившись на второй этаж, Абрамов направился к нему в кабинет.

– Ты, что это Абрамов, меня подводишь? Что, промолчать не мог, что ли? Министр, похоже, специально хотел тебя провоцировать, а ты, как мальчишка, повелся и пошел правду-матку рубить?

– Знаете, Михаил Иванович. Если честно, то я хорошо понимал, что меня в любом случае не утвердят на этой должности. И причина этого не то, что я что-то там сказал в защиту моих бывших руководителей. Дело в другом, я вам не нужен в новом виде. Если бы я попросил министра и заверил его в своей лояльности, он бы меня все равно бы не назначил на эту должность. Поэтому, я и не стал просить его ни о чем, для чего все это? Я все эти годы честно работал в МВД и если я, по каким-то причинам не устраиваю министра, то не устроил бы его и в новой должности. Я, не привык ломать шапку перед руководством и это всем известно, кто меня знает. Вот, в этом и кроется причина его отказа.

Феоктистов, молча, выслушал Абрамова и, усмехнувшись, взглянул на него совершенно по-другому.

– Может ты и прав, – произнес Феоктистов. – Лезть за должностью, расталкивая своими локтями конкурентов – ты точно, не станешь. Я это уже знаю давно. Завтра передашь все дела Вдовину, он ведь завтра, выходит из больницы и займись только убийствами. Ты, знаешь, мне работа твоего Яшина, если сказать по-честному, не нравится. Мне кажется, что он всегда старается увильнуть от работы, переложить с себя всякую ответственность. Ты, передай ему, если он будет и дальше так работать, то мне придется с ним расстаться.

– Вы же сами его утвердили на этой должности, хотя я, как вы знаете, был против этой кандидатуры.

Феоктистов посмотрел на Виктора так, словно он его застал за чем-то нехорошим.

– Хорошо, Михаил Иванович, я с ним обязательно переговорю на эту тему – произнес Абрамов и стал с ним прощаться.

Выйдя из кабинета, он направился к своей служебной машине.

– Домой? – спросил его водитель.

 

– Нет, Игорь, у меня заслушивание в Ново-Савиновском ОВД. Поехали туда.

Машина тронулась с места, и они поехали на заслушивание.

***

Утром, Абрамов приехал на работу в привычное для него время. Прежде, чем подняться к себе в кабинет, он зашел в дежурную часть и переговорил с дежурным по МВД. Получив исчерпывающую информацию в отношении всех, совершенных в течение суток преступлений, Виктор направился к себе в кабинет.

Он вошел в кабинет и, сняв с себя пальто, включил чайник. Пока он закипал, Абрамов стал складывать в коробку все материалы, которые необходимо было передать начальнику Управления уголовного розыска. Он налил себе в чашку чай и, удобно устроившись в кресле, стал знакомиться с суточной сводкой.

От этой работы его отвлек настойчивый звонок телефона. Виктор снял трубку и услышал голос начальника Управления – Вдовина.

– Виктор Николаевич! Зайдите, пожалуйста, ко мне в кабинет. Мне необходимо с вами срочно переговорить, до начала совещания.

Через минуту, Абрамов стоял в кабинете Вдовина. Время шло, а он до сих пор делал вид, что не видит его. Виктору ничего не оставалось, как напомнить о себе, легким покашливанием.

Вдовин оторвался от изучения лежавших у него на столе бумаг и посмотрел на него. Абрамов не сразу узнал в нем старого Вдовина, которого он хорошо знал длительное время. Его распирало от важности, занимаемой им должности. Он поднялся из-за стола и, не предлагая Виктору по-прежнему присесть, начал говорить:

– Виктор Николаевич. Я вызвал вас сюда, чтобы с первых минут моей работы в этой должности после аттестации, расставить все необходимые между нами акценты. Первое мое правило, это не иметь на работе друзей, особенно, из числа своих подчиненных. Забудь, кем ты были раньше, что ты когда-то учил меня работать. Так будет лучше и для тебя, и для меня. Этот постулат для тебя не нов. Об этом я с тобой говорил совсем недавно в этом кабинете и мне кажется, что ты его неплохо усвоили. Не заставляйте меня напоминать тебе об этом.

Второе мое правило. Я никогда, заметьте это, никогда, не пью на работе, даже со своими заместителями и коллегами, которых я хорошо знаю. Поэтому, прошу тебя, никогда не приглашать меня на свои попойки. О том, что с тобой выпивали когда-то твои бывшие руководители – Фаттахов и Костин, забудь, я не из таких руководителей.

Подняв на Абрамова глаза, он посмотрел на него, ожидая какой-то реакции. Виктор промолчал, делая вид, что внимательно слушает все его высказывания.

– И третье мое правило, – продолжил он, глядя на него. – Чтобы я не говорил, мои слова не должны никогда тобой рецензироваться вслух, а тем более в присутствии моих подчиненных, даже, если я буду трижды не прав. Я начальник и лишь я отвечаю за кадровый состав своего Управления. Все попытки вмешиваться в мои дела, будут жестко пресекаться. Я, не допущу, чтобы кто-то подрывал мой авторитет в Управлении.

Он снова взглянул на Абрамова и, прокашлявшись, продолжил:

– Четвертое правило. Если тебя не устраивает стиль моего руководства, то я тебя удерживать в Управлении не буду. У меня нет авторитетов, к которым бы я мог прислушиваться. Я хорошо знаю, что ты сделал для этого Управления. Однако, это тебе не дает ни какого права, жить на старой своей славе. Тебе придется все начинать сначала.

Он посмотрел на Абрамова и сев за стол, спросил:

– Ты, меня, надеюсь, понял, Виктор Николаевич. Мне не хотелось бы еще раз тебе напоминать эти простые прописные истины.

– Извините меня, Анатолий Гаврилович. Разве я похож на человека, который не понимает русского языка. Друзей, Анатолий Гаврилович, у меня достаточно, есть с кем выпить и поговорить и поэтому, я вас беспокоить по этим вопросам не буду. В остальном, посмотрим.

– Напрасно, ты становишься в позу, Виктор Николаевич. Незаменимых людей не бывает. Сталин умер, три дня страна плакала, а на четвертый стала работать, словно, его никогда и не было.

– Спасибо вам за удачный намек, а теперь, разрешите мне идти. У меня много дел, – произнес Виктор и не получив ответа, вышел из кабинета.

В девять часов утра, Вдовин собрал руководящий состав, на первую свою планерку после переаттестации. Абрамов вошел в его кабинет и сел на свободный стул. Вдовин начал говорить. Говорил он долго, минут тридцать, призывая руководителей Управления поменять стиль своей работы. В какой-то миг, Виктору показалось, что он начинает немного заговариваться. Он перестал обращать внимание на присутствующих в кабинете сотрудников и больше слушал себя.

«Надо же, какое красноречие, – подумал Абрамов про себя. – Раньше, он не особо отличался подобным красноречием».

Вдовин словно уловив его мысли, наконец-то замолчал. Отдышавшись, он обвел присутствующим своим взглядом и, остановившись на нем, обратился к нему:

– Скажите, Виктор Николаевич, сколько на сегодняшний день не раскрытых убийств по республике и в каких подразделениях, их больше всего?

Абрамов поднялся с места.

– Не раскрытых сейчас, около тридцати убийств, а если точнее то, двадцать шесть. Из них, пять убийств, которые я объединяю в одну серию, это убийства руководителей ликероводочной индустрии. Слабо работают по раскрытию убийств в Нижнекамске, Челнах и Казани. Если говорить о Казани – не раскрыто одиннадцать убийств. Больше всего не раскрытых убийств в Ново-Савиновском ОВД.

Вдовин посмотрел на него и, откашлявшись, переключил свое дальнейшее выступление, критике работы Виктора. Одно обвинение сыпалось за другим. Он обвинял Абрамова в том, что он недостаточно хорошо контролирую эту линию работы, что слабо спрашивает с начальников милиции, что применяемые им в работе методики раскрытия убийств, уже давно устарели и требуют их кардинального пересмотра.

Присутствующие на совещании сотрудники, с интересом стали смотреть в сторону Виктора, по всей вероятности, ожидая от него, каких-то возражений и ответных действий. Когда Вдовин, наговорившись вдоволь, прекратил свое выступление, Абрамов встал из-за стола.

– Извините меня, Анатолий Гаврилович, но я не могу промолчать и не возразить на вашу критику. Я слушал вас, Анатолий Гаврилович и невольно восхищался вашими глубокими познаниями в методики раскрытия убийств, особенно заказных. Еще тогда, когда вы были начальником Ново-Савиновского отдела милиции, а это чуть больше года назад. Там тоже, как и сейчас, было пять не раскрытых убийств. Скажите мне, уважаемый Анатолий Герасимович, что вам такому большому специалисту по раскрытию убийств, помешало их тогда раскрыть?

Лицо Вдовина вспыхнуло. Красная краска разлилась по его бледному заостренному лицу. Не найдя ничего лучшего, он быстро распустил руководителей и, оставшись с Виктором в кабинете, не произнес, а скорей прошипел:

– Если ты еще раз, попытаешься подорвать мой авторитет в глазах сотрудников Управления, ты об этом очень пожалеешь.

– Слушай, ты, Толик! Не выпрыгивай из штанов. Я уже раскрывал преступления и ловил преступников, когда ты еще учился в средней школе и по вечерам делал домашние задания. Ты, забыл Толя, как я учил тебя работать, как водил тебя не смышленого по улицам Казани и делился с тобой, тем, чем владел сам. Чего, молчишь? Ты, знаешь, сколько я пережил здесь таких, как ты начальников? Так, вот, я и тебя тоже переживу. Надо же, на мне решил нажить дивиденды. Не получится, авторитета и знаний у тебя не хватит. Не, трогай меня, без дела и я, никогда не буду тебя опускать ниже плинтуса в присутствии твоих подчиненных. Если ты умный поймешь, ну а если не поймешь, тогда извини.

Абрамов поднялся со стула и вышел из кабинета.

***

Вечером Виктора вызвал к себе Феоктистов. Он вошел к нему в кабинет и остановился у двери.

– Что стоишь, как не свой. Давай, проходи, садись, – произнес Феоктистов. – Пить коньяк будешь?

Абрамов промолчал, не зная, что ему ответить. Особого желания выпить у него не было, но отказавшись от приглашения, он мог каким-то образом обидеть заместителя министра. Расценив его молчание, как согласие, Феоктистов нагнулся и достал из тумбы стола две хрустальные рюмки. Еще раз нагнувшись, он достал блюдце с нарезанным лимоном и бутылку коньяка. Разлив коньяк по рюмкам он поднял на него глаза и, улыбнувшись, произнес:

– Видно хорошо ты причесал Вдовина, что он тут же прибежал ко мне и стал жаловаться на тебя. Представляешь, прибежал, весь трясется, словно кур воровал.

Абрамову не понравилась эта реплика о Вдовине. Он не любил, когда при нем обсуждали его руководителя, которого сами же поставили на этот пост. Поэтому Виктор принял решение как-то смягчить все это.

– Да нет, не причесывал я его Михаил Иванович. Просто сказал ему, что такое хорошо и что такое плохо. Вот он и испугался этого и бросился искать для себя защитника.

Абрамов коротко рассказал ему о своей первой стычки с Вдовиным, чем вызвал улыбку у Феоктистова. Они выпили по рюмке коньяка и заместитель министра, не спрашивая его согласия, снова разлил коньяк по рюмкам.

– Ты знаешь Виктор, Вдовин, поговорив со мной, направился к министру и, судя по всему, тот его принял. Минут тридцать назад министр позвонил мне и дал команду отправить тебя в командировку в Заинск. Придется тебе Виктор поработать по делу убитого два дня назад Сибгатуллина. Кстати, это дело на контроле у президента республики, так – что постарайся раскрыть это убийство. Я не знаю почему, но министр почему-то уверен, что это дело тебе не по зубам и поэтому посоветовал тебе, чтобы ты как можно больше пошумел в районе. Министру нужен шум, чтобы он мог наглядно показать президенту, что министерство работает. А раскроется убийство или нет, это уже не столь важно.

– Вы знаете, Михаил Иванович. Я впервые сталкиваюсь с такой странной постановкой задачи. Раньше руководство министерства подобных задач передо мной не ставило. Это как понимать, что раскрывать это преступление не обязательно, нужно лишь создать видимость работы и все?

– Ты прав, Абрамов. Это команда для того чтобы ты там не особо напрягался. Сейчас времена другие и многие вещи и действия трактуются совершенно по-другому. Если хочешь работать в МВД, то нужно подстраиваться под требования своих начальников. Ты, похоже, привык за свою прошлую жизнь, что черное есть черное. Однако, даже тот же черный цвет имеет множественные оттенки, которые ты можешь сразу и не уловить своим зрением. Различать эти оттенки тебе, как заместителю начальника Управления, может быть и не нужно. Можно продолжать жить дальше таким же дальтоником, за это ты знаешь, не наказывают. Многие так и живут. Говорят черное, значит черное, если это даже ближе к серому цвету. Ты надеюсь, понял меня?

– Вы знаете, Михаил Иванович, я бы не хотел быть кротом, который ничего не видит. Мне больше нравится видеть мир в цветах радуги.

Сделав небольшую паузу, Абрамов взглянул в глаза Феоктистова, словно стараясь прочитать в них, что-то важное для себя. Однако, заместитель министра почему-то опустил их вниз и отвернулся в сторону.

– Михаил Иванович, вы же знаете, почему меня отправляют в эту непростую командировку. Все надеются, что я там сломаю свою голову. Все просто я не раскрываю убийство и как следствие этого, вы со спокойной совестью двигаете меня в любое удобное вам место. Скажите, что это не так?

Феоктистов сидел, молча. Он по-прежнему старался не смотреть в сторону Виктора. Наконец он произнес:

– Поверь, это не моя идея, Абрамов. Ты сам знаешь, как я к тебе отношусь. Это идея министра кто ему подбросил ее, я не знаю. Но то, что это все так – это точно. Нужно создать общественное мнение в отношении тебя и тогда тебя можно будет подвинуть довольно просто.

Абрамов отодвинул в сторону налитую рюмку коньяка и, взглянул на Феоктистова.

– Скажите, когда и с кем мне выезжать? Надеюсь, вы не отправите меня в командировку на общественном транспорте?

– Вот завтра с утра и выезжай. Едешь один с водителем. Утром оформишь командировку и вперед – произнес он. – А сейчас, давай выпьем.

– Спасибо Михаил Иванович, – произнес Виктор. – Мне завтра в дорогу и я не хотел бы чтобы «сушняк» меня мучил всю дорогу до Заинска.

– Ты, что обиделся? Ты думаешь, мне легко крутиться в этой жизни, угождать вам всем.

– Если тяжело, то уходите на пенсию. Там не нужно будет ни кому кланяться. Может, вы на пенсии и увидите эту радугу.

Абрамов встал из-за стола и направился к двери.

***

В Заинск он прибыл лишь к вечеру. Рабочий день в районном отделе, похоже, закончился и сотрудники один за другим покидали отдел милиции, направляясь по домам. Виктор поднялся на второй этаж и направился в кабинет начальника городского отдела милиции. В дверях приемной он столкнулся с секретарем начальника, которая закрывала дверь приемной на ключ.

– Добрый вечер. Извините, а где я могу увидеть Ильхама Шакировича? – поинтересовался он у нее.

Она посмотрела на Абрамова. Мимолетная штатная улыбка пробежала по ее губам.

 

– Неужели вы думаете, что я закрываю своего начальника? Начальник отдела уехал еще в два часа дня и больше в отдел не возвращался. Думаю, что его сегодня на работе уже не будет.

– Скажите? А, где его заместитель? Почему его нет на месте? Может, он тоже уехал с утра по району?

– Извините. Вы кто такой чтобы я перед вами отчитывалась? – произнесла она и направилась по коридору в сторону выхода.

– Девушка, минуточку. Я из Казани. Я заместитель начальника Управления уголовного розыска. Моя фамилия Абрамов. Я, похоже, с утра с вами разговаривал и предупредил вас о своем приезде. Вы сообщили об этом своему руководству или нет?

– Извините меня. Вы знаете, Виктор Николаевич, я не могла этого сделать, так как в это время начальника отдела и его заместителя уже на месте не было.

– Все ясно, – произнес Абрамов. – Интересно, чем занимается у вас руководство отдела в течение рабочего дня?

Секретарь, молча, пожала плечами, тем самым давая ему понять, что не намерена обсуждать с ним работу своих руководителей.

– Вы хоть номер в гостинице мне заказали или нет? – спросил он ее.

– Извините, но команды от руководства не было, – произнесла она. – Вы знаете, в нашей гостинице всегда есть свободные номера так, что езжайте и устраивайтесь.

– Хорошо. Воспользуюсь вашим советом. Только вы знаете, что? Позвоните вашему начальнику и доложите ему о моем приезде. Если места в гостинице не окажется, то я поеду ночевать к нему, понравится ему это или нет?

Виктор вышел из здания милиции и поехал устраиваться в гостиницу. Однако, новость о его приезде в Заинск моментально разлетелась среди работников отдела. Он уже приготовился лечь спать, когда в дверь его номера настойчиво постучались. Абрамов поднялся и направился к двери, так как сразу же понял, что так стучать могли лишь работники милиции.

– Входите! – произнес он, открывая дверь ключом.

В номер один за другим вошли начальник криминальной милиции и начальник уголовного розыска. За их спиной по все видимости стоял их водитель.

– Виктор Николаевич! – дипломатично произнес начальник криминальной милиции Дмитрий Семенович Толстой. Простите, что не могли вас встретить на въезде в город. Я с утра уехал в Нижнекамск по делам и вот только что приехал в Заинск. А, Алберт, весь день занимался по убийству Сибгатуллина.

Они прошли в номер и стали быстро разгружать сумки, в которых оказалась водка и закуска.

– Постой, постой, мужики! – произнес Абрамов. – Это вы, что надумали? Я на ночь по-честному мужики не пью, чего и вам не советую делать. Завтра у нас трудный день, придется много поработать. Так, что давайте лучше езжайте по домам, отдыхайте, а завтра вечерком, если все будет нормально, посидим, выпьем и обсудим все наши дела.

Они оба обижено посмотрели на него.

– Виктор Николаевич. Поверьте, это ведь от души.

– Спасибо, мужики. Поймите меня. Я очень устал с дороги и хотел бы немного отдохнуть. То, что вы все это затеяли от души, я не сомневаюсь, так как давно знаю вас. А, сейчас, давайте собирайте продукты и езжайте отдыхать, – произнес Виктор.

Они, молча, вышли из номера. Он закрыл дверь и лег отдыхать.

***

Проснувшись утром, Абрамов быстро привел себя в порядок, позавтракал в местном буфете и поехал в городской отдел милиции. Собрав в кабинете начальника криминальной милиции весь оперативный состав, он провел небольшое совещание и заслушивание по результатам работы по раскрытию убийства Сибгатуллина.

Слушая выступление начальника уголовного розыска, Виктор был несколько удивлен тому факту, что в течение тех суток с момента убийства, республиканской прокуратурой не был решен вопрос, кто будет возбуждать уголовное дело. Дело в том, что убийство Сибгатуллина было совершено на границе двух районов республики. Спор дошел до того, что сторонами были приглашены специалисты, которые используя результаты картографии, установили, что убийство все же было совершено на территории Заинского района. Этот вердикт специалистов автоматически обязывал прокуратуру района возбудить уголовное дело.

Дополнительная сложность в расследовании этого дела заключалось еще и в том, что сам убитый проживал в другом районе и все его связи, как личные, так и деловые были вне Заинского района.

Следователь районной прокуратуры, которому поручили расследование этого дела, оказался человеком не многословным. Все совещание он промолчал, и у Абрамова создалось впечатление, что его вполне устраивала работа оперативного состава ОВД.

Отпустив рядовых оперативников, они остались вчетвером: Виктор, начальник криминальной милиции, начальник ОУР и следователь прокуратуры. Взглянув на руководство ОВД, Абрамов произнес:

– Мужики, расследование этого убийства находится на контроле президента Республики, и поэтому мы не можем сидеть здесь неделями и ждать, когда будет возбуждено уголовное дело. Согласно, представленной мне справки, в Заинске проживает около двадцати пяти тысяч мужчин, представляющих оперативный интерес для следствия. Если говорить конкретнее, это ранее судимые, в том числе за совершение аналогичных преступлений. Если почистить этот список и опираться на показания раненного водителя, то в нашем списке останется порядка пятисот человек. Я хорошо понимаю и даю полный отчет своим словам, называя эту цифру, но от нее не куда не денешься. Вот именно с этой массой людей мы и должны разобраться в течение двух недель.

– Мне кажется, что все это больше напоминает какой-то фантастический роман – произнес следователь прокуратуры. – У нас нет ни сил, ни возможности всех их отработать.

– Дмитрий Семенович? – обратился Виктор к начальнику криминальной милиции, – почему вы молчите? Вы тоже считаете, что это не реально и невыполнимо или нет? Считайте, что это не только мое указание, но и приказ министра. Как вы будете это делать, меня не волнует. Мы с вашим начальником ОУР будет отрабатывать соседний райцентр. Запишите все, заслушивание будем проводить каждый третий день в двадцать часов, вот в этом кабинете.

Наметив все необходимые мероприятия, они разошлись по своим кабинетам.

– Альберт! – позвонил он начальнику ОУР. – Скажи, как и где вы искали эту белую «Тойоту», какие результаты?

– Виктор Николаевич, я же докладывал уже. У нас в районе подобной автомашины на учете не значится, – произнес обижено он. – Трудно искать автомашину без регистрационного номера. Мы о ней практически ничего не знаем. Единственно, что нам известно, что это машина марки «Тойота» и, что цвет у нее белый, вот и все. Даже модели и той, не знаем.

– Неужели водитель джипа, не рассмотрел модель машины? Он же не первый год за рулем?

– Виктор Николаевич, у нас Заинск, а не Казань и не Москва. Откуда водитель из глубинки может знать все модели импортных автомашин?

– Альберт. Мне все равно кому ты это поручишь, но нужно определить модель машины. Направьте сотрудника в районную библиотеку, пусть посмотрит там журналы «За рулем» и другие автомобильные издания. Нельзя же искать машину лишь по логотипу производителя?

– Все понял, Виктор Николаевич, сейчас направлю, пусть посмотрит, – произнес он.

– У меня еще один к тебе вопрос, как с оружием? Определились? Что говорят баллисты?

– Пока, лишь предварительно, что стреляли из автомата Калашникова. Пули калибра 5,45 мм. Сейчас ждем назначения официальной экспертизы.

– Хорошо. Давай, собирайся через тридцать минут мы с тобой поедим к соседям. Посмотрим, что наработали они там. Это же второй их директор, которого убивают в течение этих четырех месяцев. Думаю, что мы найдем там чего-нибудь интересное.

Через тридцать минут мы выехали в соседний райцентр.

***

Дорога в райцентр оказалась разбитой и им, чтобы окончательно не разбить свою служебную автомашину, пришлось двигаться по правилам дорожного движения или иначе, с учетом состояния дорожного покрытия. Дорога петляла вдоль холмов, природа была просто сказочной в своем пробуждении после зимней спячки. Вдоль дороги, словно часовые, стояли зеленые березы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru