Сыскарь

Александр Леонидович Аввакумов
Сыскарь

***

Абрамов вышел из кабинета заместителя министра Феоктистова и направился к себе. В принципе, вопрос о выезде группы был окончательно решен. Подобранные им сотрудники для командировки в Дагестан полностью удовлетворили заместителя министра. Оставалось получить лишь оружие, экипировку и деньги на дорогу и проживание. В коридоре его остановил Вдовин.

– Абрамов? Когда намечен выезд вашей группы?

– Выезжаем завтра с утра, Анатолий Герасимович.

– Вы понимаете, Виктор Николаевич, какую ответственность с этим выездом, вы на себя берете? А, если какая-нибудь произойдет накладка, я вам тогда просто не позавидую?

– Анатолий Герасимович? Может, у вас есть другие варианты ареста и доставки сюда Костоева? Ненужно все драматизировать. Со мной опытные сотрудники и поэтому, я думаю, что все обойдется нормально.

– Больно вы уверены в себе и в своих сотрудниках. Смотрите, чтобы вас не подвела эта самоуверенность, – произнес он и проследовал дальше.

Виктор вошел в кабинет и сел за стол. Утром в секретариате он получил личный пакет с грифом совершенно секретно и сейчас с большим любопытством и нетерпением, стал его вскрывать. В пакете лежали три сводки наружного наблюдения за Тюневым и несколько фотографий, сделанных сотрудниками этой службы.

«Интересно», – подумал Виктор и приступил к чтению оперативных сводок.

Прочитав сводки наружного наблюдения, он отложил их в сторону и задумался. Согласно информации, Тюнев в этот день после посещения МВД поехал сразу же к себе домой. Около девятнадцати часов, он вышел из дома и сев в машину, поехал в центр города. Он остановил свою автомашину около гостиницы «Татарстан» и вошел внутрь гостиницы. Минут через двадцать он поднялся со стула и направился в сторону вошедшего в гостиницу мужчины. На приложенной к сводке фотографии, Абрамов увидел Яшина.

Они отошли в сторону и стали о чем-то эмоционально разговаривать, жестикулируя руками. Яшин, не стесняясь в выражениях, стал в грубой форме отчитывать Тюнева. Из их разговора сотрудники поняли, что неизвестный мужчина вел разговор о каких-то машинах. Поговорив минут тридцать, они разошлись. Тюнев сел в свою автомашину и уехал в сопровождении сотрудника на «Первые горки», а неизвестный мужчина, был сопровожден по указанному в сводке адресу. Прочитав адрес, куда сотрудники наружного наблюдения привели Яшина, Виктор невольно удивился. Адрес проживания последнего, не соответствовал адресу его прописки.

«Наверное, зашел к женщине или друзьям», – подумал Абрамов.

Однако, посмотрев время окончания наружного наблюдения, он невольно усомнился в своем предположении. Наружное наблюдение было снято в двадцать три часа. Похоже, Яшин остался ночевать в этом адресе.

Он позвонил по телефону и пригласил к себе Гаврилова.

– Костя! – обратился к нему Виктор. – Меня интересует вот этот адрес.

Абрамов написал на листочке бумаги адрес, в котором остался Яшин и протянул его ему.

– Пробей адрес, узнай, кто проживает в этом адресе и кому принадлежит эта квартира. Я приеду из командировки через неделю, вот к этому времени, мне и нужен этот результат.

– Все понял, Виктор Николаевич. Удачи вам.

–Спасибо, Костя.

Когда он вышел из кабинета, Виктор убрал со стола все бумаги. Окинув взглядом свой кабинет и убедившись, что все в порядке, он закрыл кабинет и поехал домой.

***

Утром, получив в дежурной части оружие и бронежилеты, они на двух машинах выехали в Дагестан. Дорога в Махачкалу оказалась не из легких. Их несколько раз в пути останавливали посты ГАИ, однако внешний вид сотрудников и его разъяснения в отношении оружия, позволяли им беспрепятственно проезжать дальше.

Однако, красноречие Абрамова помогало им не везде. Недалеко от Волгограда, их остановили сотрудники ГАИ на стационарном посту. Сотрудник ГАИ в форме лейтенанта милиции подошел к автомашине и, увидев в машинах вооруженных автоматами людей, от неожиданности обмер на месте. Он сначала побледнел, а затем стал быстро от страха пятиться назад. Споткнувшись, он упал, а затем, вскочив на ноги, с криком метнулся в здание поста. Кто-то из сотрудников ГАИ нажал на рычаг и тяжелый металлический шлагбаумам преградил им дорогу. Из металлического ящика стоящего у дороги, стала выползать металлическая лента, усыпанная щипами. Из репродуктора, висевшего на стене здания, последовала команда:

– Всем пассажирам автомашин, выйти и сложить оружие. В случае не подчинения, вынуждены будем открыть огонь на поражение.

Оперативникам ничего не оставалось делать, как подчиниться этому приказу. После того, как они сложили оружие, последовала новая команда:

– Всем лечь на землю, руки вытянуть вперед.

Первым на асфальт лег Абрамов. Его примеру последовали и другие сотрудники.

Они лежали под нещадно палящим солнцем минут тридцать, боясь пошевелиться. Напуганные сотрудники ГАИ могли открыть огонь по нам в любую секунду. Повернув голову, Виктор заметил, как из двух подъехавших воинских грузовиков, один за другим стали выпрыгивать вооруженные автоматами солдаты внутренних войск, которые выстроившись в цепь, направились в их сторону. Остановившись в метрах пятидесяти от оперативников, старший из них взяв в руки мегафон.

– Всем оставаться на земле! Кто старший, встать и проследовать в нашу сторону. Шаг влево или вправо будет расценен, как попытка к бегству и сопротивлению. Огонь будет открыт без дополнительного предупреждения.

Абрамов встал на ноги и, отряхнув пыль с камуфляжа, медленно направился в сторону офицера, державшего в руках мегафон. Когда между нами оставалось метров тридцать, последовала новая команда, чтобы он встал на колени и заложил руки за голову.

Виктор, молча, встал на колени и заложил руки за голову. К нему подошли трое военнослужащих вооруженных автоматами. Они проверили его на наличия оружия и, убедившись в его отсутствии, разрешили подняться с колен и проводили его к старшему офицеру.

Абрамов достал свое служебное удостоверение, командировочное предписание и протянул документы майору. Майор внимательно прочитал документы и, сличив его внешность с фотографией в служебном удостоверении, вернул документы.

– Извините, товарищ подполковник, – произнес он. – Служба.

Майор дал отбой и военнослужащие, стали быстро заполнять свои места в машинах.

«Слава Богу, – подумал Абрамов, что во время разобрались. Могли бы пострелять друг друга».

– Не обижайтесь, товарищ подполковник. Сами знаете, у страха глаза велики, – ответил ему майор.

Он пожал Виктору руку и направился к машине. Через минуту, машины, взревев мощными моторами, развернулись и направились в противоположную от них сторону.

Абрамов подошел к своим ребятам, около которых уже вертелись сотрудники ГАИ.

– Извините, нас, – произнес, один из сотрудников ГАИ. – Сами понимаете, дорога, всякое бывает.

– Все нормально, капитан. Мы рады, что вы вызвали войска, а не стали палить по нам со страха. Вот тогда было бы обидно погибать от пуль своих коллег.

Они крепко пожали друг другу руки. Сев в автомашины, они продолжили свой путь в Дагестан. Больше в дороге ничего подобного не было.

***

Они остановились в двадцати километрах от Махачкалы в небольшой придорожной гостинице. Ребята, утомленные дорогой, повалились спать. Абрамов привел себя в порядок и, взяв автомашину, поехал в город.

Ему не приходилось ранее бывать в этом городе, и он двигался, руководствуясь лишь указателями и названиями улиц. Виктору несколько раз приходилось останавливаться и расспрашивать пешеходов, как ему добраться до МВД. После долгих мучений, он, наконец, доехал до республиканского МВД. Найдя место на парковке, он поставил свою автомашину в один ряд со стоявшими там автомашинами и направился в министерство. Войдя в здание МВД, Абрамов остановился около постового и, предъявив ему свое служебное удостоверение, поинтересовался:

– Скажите, как мне пройти к начальнику Управления уголовного розыска?

– Начальника Управления нет. Он в отпуске.

– Наверное, кто-то его замещает?

– Да, сейчас вместо него его заместитель Бондаренко. Он сейчас у себя, можете с ним связаться по телефону 16-12. Телефон вон там висит на стене.

Абрамов поблагодарил его за информацию и направился к телефону. Подняв трубку, он набрал номер и стал ждать ответа.

– Да, я слушаю вас, – услышал Виктор голос Бондаренко в телефонной трубке

Он представился и попросил его, чтобы он принял меня.

– Хорошо, ждите меня, я сейчас подойду.

Минут через пять к нему спустился мужчина. Он протянул Виктору руку и представился:

– Бондаренко Остап Григорьевич, заместитель начальника Управления уголовного розыска МВД.

Они пожали друг другу руки, и Абрамов последовал за ним по лестнице.

– Что вас привело Виктор Николаевич, в нашу забытую Богом республику? – задал он вопрос, разливая чай по чашкам.

Абрамов кратко рассказал ему о Костоеве и попросил у него помощи.

– Да, нелегкая у тебя задача, – в ответ произнес он. – Мне один раз приходилось бывать в тех краях. Скажу честно, что просто так туда не проникнешь. Этот Гасан, старый националист, которого почему-то все боятся в округе. Сказать, почему я не могу, так как не знаю этого сам, но боятся сильно. Его племянник Анвар, отличается звериной жестокостью. Отлично владеет, как огнестрельным, так и холодным оружием. Сейчас, он у нас в разработке. Подозревается в убийстве заместителя мэра города.

– А, что вы его не закроете и не прокачаете по камере?

– Это Виктор Николаевич, не моя епархия. Им занимается местное управление КГБ. Дело то возбуждено по статье террористический акт. Что не говори преступление резонансное, не каждый день убивают заместителей мэра.

– Остап Григорьевич! – обратился к нему Виктор. – У меня своя задача и если бы вы мне не рассказали бы об этом, я мог всего этого и не знать. Поэтому меня здесь ничего не удерживает, ни родня, не тейпы. Я задержу его и доставлю в Казань, так как он совершил убийства у нас намного раньше, чем ваши. А там пусть наши товарищи из КГБ договариваются с вашими товарищами, кто будет вести это уголовное дело.

 

– Может, вы и правы.

– Если вы согласны со мной, Остап Григорьевич, то помогите нам, хоть задержать Костоева. Вы, понимаете, я не могу вернуться назад в Казань, с пустыми руками.

– Поймите меня правильно, Виктор Николаевич. У меня свое руководство и я думаю, что оно будет не в особом восторге от вашего приезда и этого решения. Вы приехали и уехали, а мне здесь еще работать и работать. Это первое, а второе, я не хочу стать кровником рода Костоевых. Они всегда выполняют то, что обещают, даже если проходят годы. В качестве примера убийство Зураба Алаева, бывшего начальника районного отдела милиции. Месть его настигла через десять лет.

– Остап Григорьевич, я не прошу, чтобы вы сами участвовали в этой операции. Вы покажите мне его дом и расскажите, как можно в него попасть, с минимальными сложностями.

Бондаренко замолчал.

– Хорошо, Виктор Николаевич, я помогу вам. У меня есть надежный человек, который не только покажет, где живет Гасан, но подскажет, как легче проникнуть в его дом. Этот человек, когда-то работал у него охранником и хорошо знает, все закоулки его жилища.

– Спасибо, Остап Григорьевич. Где я могу найти этого человека?

– Скажите, где остановились вы, и он сам найдет вас. Ждите его сегодня вечером. Желаю вам удачи.

Пожимая его руку, Абрамов обратил внимание на его татуировку на сгибе ладони. Подобные татуировки, как правило, наносили бойцы специальных разведывательных подразделений ГРУ и КГБ во время войны в Афганистане. Бондаренко поймав его взгляд, взглянул на Виктора.

– Спецназ ГРУ?

– Откуда вы это знаете?

– Я сам проходил службу в разведывательно-диверсионной группе КГБ и хорошо ориентируюсь в этих армейских знаках, – ответил он ему.

Они обнялись с ним, как когда-то обнимались все бойцы, воевавшие в Афганистане и молча, посмотрели друг на друга.

– Удачи тебе, братишка.

– И тебе, удачи, – произнес Абрамов и вышел из кабинета.

До гостиницы он добрался намного быстрее, чем до города. Войдя в номер, он разделся и прилег на кровать.

***

Около восьми часов вечера в дверь номера кто-то осторожно постучал. Абрамов встал с кровати и подошел к двери.

– Кто там?

– Извините, я от Бондаренко, – произнес незнакомец. – Мне нужен Абрамов Виктор Николаевич.

Он открыл дверь и отошел в сторону, пропуская в свой номер мужчину средних лет.

– Здравствуйте, – произнес он. – Меня зовут Руслан Арсланов, а кто из вас Абрамов?

– Я, Абрамов. Проходите, не стойте у двери.

Мужчина, на какую-то долю минуты, замешкался около двери, не зная проходить ему в номер или нет.

– Да проходите же в номер и присаживайтесь на стул.

Руслан прошел в номер и сел на стул. Они внимательно посмотрели друг на друга. Первым заговорил Виктор.

– Руслан я думаю, что ты знаешь от Бондаренко, зачем мы сюда приехали? Он обещал мне, что ты нам поможешь в этом деле?

– Раз Остап пообещал, то я сделаю все, чтобы помочь вам. Давайте, я вам расскажу, куда мы сейчас с вами поедим.

Все сели на стулья и стали внимательно слушать Руслана.

– Дом старика Гасана находится в сорока километрах от Махачкалы, – начал он свой рассказ. – Дом стоит один на отшибе, рядом каких-либо других зданий и заселенных домов нет. Дом двухэтажный, каменный. Вокруг дома двухметровый забор, сверху которого натянута колючая проволока в три ряда. Преодолеть тихо забор практически не возможно и поэтому лесть через него не стоит.

– Руслан получается, что Гасан живет, как в тюрьме? – спросил его один сотрудников.

– Вот именно, как в тюрьме. Раньше когда он был моложе и посильнее, он держал в своем доме невольников, которые работали на него. Иногда количество этих невольников достигало пятнадцать – двадцать человек. За все эти годы из дома Гасана был один всего удачный побег. Остальных, кто пытался бежать, он убивал на месте. Сейчас он уже стар, ему около восьмидесяти лет. В настоящее время в доме у него живет русская женщина и его племянник, которого, похоже, разыскиваете вы.

Анвар, так зовут его племянника, прирожденный убийца. Будучи еще подростком, он принимал активное участие в Карабахском конфликте на стороне Баку. Говорят, что о его жестокости, там ходили легенды. Вернувшись оттуда, он застрелил своего кровника. Похоже, это не последнее его убийство. Недавно здесь убили заместителя мэра города. Мне кажется, что это его рук дело.

– Понятно, – произнес Виктор. – Руслан ты хотел нам рассказать, как мы можем проникнуть без шума в дом.

– Показывать на пальцах не буду. Покажу и расскажу, все на месте. Предлагаю вам при захвате молчать и захват производить в черных масках. Сейчас, такими масками пользуются наши соседи, чеченцы.

– Хорошо, Руслан мы все поняли. Ты подожди нас минут пять, сейчас ребята оденутся, и мы будем готовы поехать с тобой.

Сборы были не долгими. Пока ребята собирались, Абрамов вышел из номера и расплатился с администратором. Поднявшись к себе, он был приятно удивлен, все сотрудники были одеты в камуфлированную форму и сидели на стульях, ожидая его.

– Командир, переоденься, – предложил ему один из сотрудников. – Не будь белой вороной.

– Да, да, – произнес Руслан. – Переодевайтесь. Я пока спущусь вниз и открою запасной выход. Так будет лучше, если мы все уйдем отсюда не через главный выход.

Пока Виктор переодевался, вернулся Руслан.

– Все в порядке, – произнес он. – Я открыл запасной выход. А сейчас, гасите свет и по одному следуйте за мной.

Стараясь не шуметь и не бряцать оружием, они спустились вниз, и вышли из гостиницы. Разместившись в машинах, они тронулись в путь.

***

Ехали они сравнительно долго, так как, стараясь не выезжать на шумные людные улицы, особо они избегали встреч с местными представителями правоохранительных органов. Объехав стороной стационарный пост ГАИ, группа увеличила скорость и вскоре за их спиной исчезли огни большого города. Отъехав от города километров десять, они свернули с трассы и, сбросив скорость, стали медленно двигаться по грунтовой дороге.

– Руслан, еще далеко? – поинтересовался Абрамов у него.

– Еще километров десять на машине, а там километра три пешком.

Минут через тридцать – сорок, по сигналу Руслана машины остановились. У машины одного сотрудника, они в сопровождении Руслана, двинулись вверх в горы. Кромешная темнота быстро поглотила оставленные ими автомашины. Группа двигалась цепочкой, стараясь ступать след в след. Заметив это, Руслан остановился и спросил Виктора:

– Смотрю, опытных людей ты взял с собой в горы?

– Да, люди проверены и обстреляны. Им не раз приходилось вести боевые действия в горах.

– А вам, Виктор Николаевич, приходилось бегать по горам? – вновь он спросил Абрамова.

– Приходилось, правда, давно. Пришлось немного повоевать в Афганистане, целых восемь месяце пока не комиссовали по контузии. До сих пор эта война ночью снится.

Встав с земли, они снова продолжили путь вверх. Наконец Руслан поднял руку, и группа остановилась на месте.

– Дом Гасана совсем рядом. Во дворе кавказские овчарки. Если попадешь в зубы, разорвут на месте. Через главные ворота не прорвемся, там все сделано на совесть. Попытаемся войти в дом через запасной выход. Если он еще не поменял свой старый замок, то открыть его я вам помогу. Запомните ни одного слова по-русски, все делайте молча. Кстати у них внизу очень большой подвал. В одной из комнат этого подвала хранится огнестрельное оружие. Прежде чем открыть дверь в комнату, нажмите на выключатель, он сбоку от двери. Если этого не сделаете, то взорветесь.

Он посмотрел на Абрамова и направился к двери. Руслан повозился с замком минут десять. Открыв дверь, он подошел к Виктору и крепко пожал ему руку.

– Удачи вам. Машины стоят на северном склоне.

– И тебе Руслан не хворать.

Они осторожно, стараясь не шуметь, проникли в дом Гасана. В кармане куртки Виктора лежало постановление об аресте Костоева и постановление об обыске в жилище, без указания конкретного адреса. Он потрогал карман своей куртки, словно стараясь убедиться в том, что документы на месте и первым вошел в дом. В доме было темно. Они не зная планировки помещений стали блуждать в свете фонарей по комнатам, которых доме оказалось достаточно много. Наконец открыв дверь одной из комнат, оперативники услышали храп человека. Абрамов направил луч фонаря в лицо спящего на кровати человека. В свете фонаря, они увидели молодого мужчину. Сомнений не было, это был Костоев Анвар. Рядом с ним, на прикроватной тумбе, лежал пистолет Макарова. Взяв его в руки, Абрамов сунул его в карман брюк.

– Берем! – прошептал Виктор. Двое сотрудников навалились на спящего человека и заломили ему руки.

– Ой! – простонал спящий мужчина.

Он постарался сбросить с себя сотрудников, но силы были явно не равными. Поняв это, он перестал дергаться и дал свободно надеть на себя наручники. Ему заткнули рот, чтобы он не кричал, лежавшим рядом с ним полотенцем. Один из сотрудников включил верхний свет, и они внимательно рассмотрели Костоева. Анвар таращил на них глаза, словно не понимая, что происходит с ним. Оставив с ним сотрудника, оперативники двинулись дальше по дому, включая везде электрический свет. В одной из комнат, они обнаружили пожилого мужчину. Судя по его внешнему виду и убранству его комнаты, это был хозяин дома – Гасан. Согнав всех троих в одну комнату, они стали производить обыск в доме.

В подвале, где они обнаружили склад с оружием, им явно повезло, не только быстро обнаружили, но и отключили предохранитель взрывателя. В комнате они нашли два автомата Калашникова и четыре пистолета Макарова. Уже потом, повторно осматривая оружейную комнату, сотрудники группы захвата обнаружили тайник, в котором обнаружили несколько гранат Ф-1, а также деньги. Все найденное они подняли наверх в комнату, в которой находились задержанные ими люди.

Отразив найденные вещи в протоколе обыска, Абрамов сунул второй экземпляр протокола Гасану в руки ручку и жестом велел ему подписать протокол. Он также, молча, жестом, ответил Виктору отказом. Отказалась от подписи и домохозяйка Галина. Сотрудник вывел на протоколе, что все они отказались от подписи, и сунул протокол в папочку. Они вывели Костоева за дверь комнаты, а затем, проследовав опять по всем этим коридорам, вывели его за пределы дома.

Спотыкаясь, словно слепые в темноте, они стали осторожно спускаться по северному склону горы. Вскоре, оперативники вышли к своим машинам. Перекурив, они сели в автомашины и сразу же двинулись в сторону Махачкалы.

***

Не доезжая до стационарного поста ГАИ, группа резко свернула в сторону, и по объездной дороге направились в сторону Астраханской области.

Покидая не столь гостеприимный дом Гасана, они не могли знать, что где-то, через два часа после их отъезда, к нему в дом ворвалась группа захвата местного ФСБ в сопровождении родни погибшего заместителя мэра Махачкалы. Увидев на столе копию постановления об аресте Костоева и проведенном ими обыске, они направились вслед за ними в надежде перехватить оперативников в пути и чуть ли не силой забрать у них арестованного. До границы с Астраханской областью группе оставалось еще километров около ста пятидесяти – двухсот, когда они заметили, что их преследуют три автомашины иностранного производства.

– Виктор Николаевич, по-моему, у нас на хвосте висят какие-то три автомашины, – произнес водитель. – Интересно, они за нами гонятся или просто попутчики?

Абрамов посмотрел назад. Действительно, на расстоянии порядка пятисот метров за нами следовали три автомашины.

– Ребята! – произнес он по радиостанции. – За нами кажется «хвост». Не исключено, что эти люди попытаются отбить у нас арестованного Костоева. Приготовьте оружие. Стрелять только по команде.

Абрамов передернул затвор автомата и положил рядом с собой дополнительный магазин с патронами. Оглянувшись назад, он невольно обратил внимание на лицо, сидящего за ним Костоева. Оно было серо – бледным. Быть зарезанным своими кровниками, словно овца, ему явно не хотелось.

– Слушай, командир! – впервые за всю дорогу он обратился к Виктору. – Ты лучше убей меня, но только не отдавай им зарезать меня, как овцу. Дайте, мне автомат, и я их всех перебью.

– Еще чего не хватало, чтобы я тебе еще дал автомат. О том, что ты стрелять умеешь, я знаю и поэтому, никогда не дам тебе в руки оружие. Не переживай, сегодня мы обойдемся без твоих услуг.

Впереди по дороге показался небольшой придорожный мотель, около которого стояло около десятка трейлеров.

– Внимание! Около мотеля я ухожу налево, а вы вправо. Если, что прикрываем друг друга огнем. Вопросы ко мне есть? – спросил Абрамов, по радиостанции. – Еще одно ребята, машины прячем за стоящие фуры.

 

– Все понятно, – услышал в ответ Виктор.

Обозначив поворот, машина резко свернула влево и встала между фурами. Подобный маневр совершила и вторая машина.

Следовавшие за ними машины сбросили скорость и стали медленно въезжать на автостоянку, стараясь разглядеть среди десятков стоящих автомашин, нужные им автомобили.

Абрамов вышел из-за машины и направил автомат на первую автомашину. Виктор поднял вверх руку и заставил автомашину остановиться в метрах тридцати от него. Сбоку от оперативника вышли по сотруднику и направили на автомашины свои автоматы. С тыла их заблокировал еще один сотрудник, вооруженный автоматом.

– Стоять! – громко выкрикнул Абрамов и поднял руку вверх. – Выйти всем из автомашин, иначе открываем огонь на поражение.

Машины остановились, однако, некто не спешил покидать их. Виктор снова повторил команду, но и в этот раз она не произвела на пассажиров автомашин должного внимания. Тогда Абрамов дал короткую очередь из автомата вверх. Автоматная очередь вернула людей к реальности происходивших на стоянке событий. Из машины стали выходить люди.

– Всем лечь на землю! Лежать! Ноги раздвинуть, руки вытянуть вперед. Кто не подчиниться приказу, убьем на месте.

Как им не хотелось ложиться в этих дорогих и шикарных костюмах на этот грязный, пропитанный соляркой и грязью асфальт, но обстоятельства были выше их. Все они легли на землю, выполняя приказ.

– Юра! – обратился Абрамов к одному из сотрудников. – Обыщи их. Кто дернется, убивайте прямо на месте.

Юра обыскал их, а затем осмотрел автомашины. У лежащих на земле людей, было изъято два пистолета и один автомат.

– Пусть, старший из них подойдет ко мне, остальным лежать на месте – скомандовал Виктор.

Ближайший к нему мужчина поднялся с земли и, отряхивая свой светлый костюм от дорожной пыли и прилипшей к нему грязи, направился в его сторону.

– Кто, вы такие? – спросил его Абрамов.

***

Стоявший перед Виктором мужчина достал из кармана пиджака паспорт и протянул его ему. Абрамов взял в руки документ и стал его читать. Согласно данных паспорта, перед ним стоял Рамзан Дудаев, житель города Махачкалы.

– Кто остальные?

– Родственники, – коротко ответил он. – Близкие родственники и друзья.

– Откуда у вас и у ваших родственников оружие?

– Дорогой, здесь ведь Кавказ. Здесь у всех есть оружие: у кого ружье, у кого пистолет. Даже у самых бедных и то, есть кинжал.

– Скажите, почему вы преследовали нас? Чего вы хотите?

– Просто хотел с вами поговорить, – произнес он и посмотрел на Абрамова, давая ему понять, чтобы он отошли с ним в сторону.

– Юра, смотри в оба, если что валите всех без разбора, – приказал Абрамов и вместе с Дудаевым отошел в сторону.

– Так о чем, вы хотели поговорить? Чем была вызвана за необходимость ехать за нами чуть ли не двести километров?

– Уважаемый! В одной из ваших машин находится Анвар Костоев. Этот человек недавно убил моего родного брата и я очень прошу вас, чтобы вы отдали его нам. Вы, наверное, знаете, что до этого он убил моего дядю. Костоев наш кровник и мы готовы заплатить вам большие деньги за то, чтобы вы отдали его нам.

– Я не могу этого сделать, он преступник. Он арестован и сейчас находится под охраной закона и государства. На территории нашей республики он тоже убил несколько человек и совершил покушение на начальника районного уголовного розыска. Как я вам уже сказал, он арестован и сопровождается под конвоем в Казань.

– Сколько вы хотите за этого человека? – спросил он Виктора прямо в лоб. – Десять, двадцать, тридцать тысяч долларов США?

– Я же сказал вам русским языком, что не могу отдать его вам, разве вам это не понятно? Мне ваши местные обычаи, не указ. Я его должен довести до Казани, и я его обязательно довезу, чтобы вы не предпринимали. Скажу даже больше, если возникнет необходимость, то мы будем защищать его с помощью оружия. Я предоставляю вам шанс нормально разъехаться на этой дороге, а для нашей безопасности, я забираю ваше оружие, так как на него у вас все равно нет ни каких разрешающих документов. Тащить вас в ближайшее отделение милиции я не стану, так как вас, похоже, все равно оттуда выпустят.

– Слушайте! Вы не поверите, но я очень удивлен вашему решению. Неужели вам не нужны деньги? Скажите, сколько вам нужно и я отдам их вам. Ну, говорите – пятьдесят тысяч долларов? Семьдесят пять тысяч? Сто тысяч? – произнес Дудаев. – Почему вы молчите? Вы спросите ваших людей, им нужны деньги или нет?

– По-моему, вы меня так и не поняли. Костоев находится под защитой закона, и я буду его защищать, всеми доступными мне средствам, – произнес Абрамов и направился в сторону автомашины.

– Скажите, как вас зовут? – спросил он Виктора. – У нас тоже родственник работает в МВД Дагестана. Он не последний там человек и мог бы с вами переговорить на эту тему.

– Зачем, вам моя фамилия? – поинтересовался Абрамов у него. – Я же вам все по-русски объяснил. Почему, вы снова начинаете все с начала?

– Человек, который защищает моего кровника, сам становится таким же кровником для нас, как и он! – изрек Рамзан Дудаев.

– Я что-то вас не понял? Вы, что мне угрожаете? Да, я вас прямо здесь всех могу уничтожить? Вы поняли меня или нет?

– Все, понял, начальник. Давайте, по-хорошему все решим. Отдайте его нам, и у вас не будет ни каких проблем. Ты знаешь, начальник у меня большие связи в нашем правительстве, я могу решить через него все твои вопросы, только отдай Костоева нам.

– Юра! Грузи оружие в багажник! – крикнул Виктор сотруднику. – Пробейте им все колеса, пусть немного повозятся.

– Начальник! Ты совершаешь большую ошибку. Он нужен не только нам, он нужен и ФСБ. Не будешь ведь ты воевать с ними? Ты все равно не сможешь вывести Костоева за пределы республики. Я сейчас позвоню, и через десять минут все дороги будут находиться под контролем. Мне все равно кому платить эти деньги, тебе или им.

– Значит опять угрозы. Я же вас предупреждал о последствии этих угроз.

Юра быстро собрал все оружие и, открыв багажник машины, сложил все в него. Затем он достал штык-нож и пропорол им все колеса на их автомашинах.

Мы сели в машины и тронулись дальше.

***

Действительно, вырваться за пределы республики Дагестан оказалось намного сложнее, чем они рассчитывали. Все дороги, ведущие в сторону Краснодарского края, Астраханской области оказались блокированными силами ДПС ГАИ и ОМОНА. Проверялись практически все выезжавшие из республики автомашины. Оперативники, уже потом узнали, что по приказу заместителя министра республики Дагестан, которому позвонил Дудаев, была организована сто процентная проверка всего транспорта выезжавшего за пределы республики. Основанием для этого приказа являлся розыск похищенного неизвестными вооруженными лицами гражданина Костоева. На тот момент они не знали о существовании этого приказа и упорно пытались прорваться через кордоны сотрудников ГАИ и ОМОНа в Астраханскую область. Уйти в степи они не могли, оперативники были на легковых автомашинах, которым нужны были хорошие дороги и качественный бензин. Бросить машины Абрамов не решился, так как они были закреплены за конкретными водителями. Они метались с одного направления на другое. Выделенные им на дорогу деньги заканчивались.

Костоев по-прежнему сидел на заднем сиденье автомашины и молчал. Глядя на него, трудно было определить, дремал ли он или разрабатывал в своей голове план возможного побега. Скованные сзади спины наручниками руки, не позволяли ему оказывать какого-либо сопротивления сопровождающим его сотрудникам, когда они вынуждены были делать вынужденные привалы.

Остановившись в небольшой роще, Абрамов приказал водителям осмотреть машины и слить остатки бензина из резервных канистр.

– Виктор Николаевич? В машинах практически нет бензина. От силы хватит километров на пятьдесят. Что будем делать?

Он не знал, что ответить водителю на его вопрос. Какого-то определенного плана дальнейших действий у Абрамова не было. До ближайшей заправочной станции согласно, карты было как минимум километров сто. Виктор подозвал к себе сотрудника и, разложив карту на капоте, ткнул в нее пальцем.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru