Проявления иррегулярности в истории войн и военных конфликтов. Часть 1

Эдуард Анатольевич Бухтояров
Проявления иррегулярности в истории войн и военных конфликтов. Часть 1

В сложившейся ранее системе координат вооружённого противостояния классическая фаланга была непобедима с фронта, но наиболее уязвимыми местами её были фланги и особенно тыл. Она (фаланга) была хороша накоротке и на равнинной местности, с желательно с природными ограничениями на флангах, что придавало сомкнутому строю пехотинцев, ощетинившегося длинными копьями, максимальную ударную силу в атаке и силу сопротивления в обороне.

В случае совершения успешного быстрого манёвра противником, неравномерного распределения его силы по фронту, сложности рельефа, как пехотинцы фаланги не в состоянии были вовремя реагировать на изменения характеристик поля боя, с тем чтобы перестроится в нужном порядке и направлении. В результате плотное построение фаланги сразу теряла своё преимущество на поле боя, что приводило к поражению.

В результате в армии Древнего Рима появилась новая концепция тактического построения войска на поле боя. По сути своей это не была в полном смысле новая форма, достаточно вспомнить разделение Ксенофонтом греческой фаланги на лохи, это было логическое продолжение эволюции военного дела Древней Греции начавшейся с конца V и начала IV веков до н.э.

Пунийцы и Римляне (противостояние личности и системы)

После завоевания господства на Апеннинском полуострове, Римская республика вступила в прямое противостояние с тогдашней «сверхдержавой» в Средиземноморье – Карфагеном, выразившиеся в трёх войнах.

В лексиконе римлян карфагеняне (финикийцы) значились как пуны (от латинского Puni), отсюда и происхождение названия вооруженного конфликта между Римом и Карфагеном – Пунические войны, которое им (войнам) дал Рим как победитель.

Сразу следует особо отметить, что с военной точки зрения Римская армия не превзошла армию Карфагена, победа Рима была обеспеченна в первую очередь предательством политико-экономической верхушкой Карфагена своей армии и эффективной политической активностью Рима, дипломаты которого, более умело, использовали методы так называемой стратегии непрямых действий.

Во Второй Пунической войне был ярко проявлен военный гений полководца Карфагенской армии – Ганнибала, армия которого смогла перенести войну на территорию противника и нанести его войску целый ряд чувствительных поражений.

Кстати во Второй Пунической войне, карфагенский полководец отметился еще и как гениальный организатор и реформатор, сумевший подготовить свою армию к дальнейшим боевым действиям прямо «на марше».

Прямо во время военной кампании, Ганнибал провел успешную реорганизацию своей армии, увидев её слабые места и отсталость от Римской военной школы, что обеспечило ему дальнейшее успешное действие во Второй Пунической войне.

Процесс реорганизации своей армии Ганнибалом, непосредственно во время военного конфликта, явился первым ярким примером в мировой истории войн, в котором армейский организм, в жатые сроки и во враждебной для себя среде, успешно прошёл модернизацию своей военной школы в соответствии с текущей оперативно-тактической обстановкой и уровня военного искусства противной стороны.

Приведение Ганнибалом своей армии к стандартам греческой военной школы, в основе которой были тактическое разделение пехотного строя, выделение кавалерии в отдельный регулярный род войск и организация взаимодействия между пехотой и кавалерией, поставило армию Карфагена периода Второй Пунической войны в один ряд с Римской армией, как достойного наследника эллинистического военного искусства.

Таким образом, Пунические войны интересны для нас тем, что с одной стороны, одна из противоборствующих сторон потерпев критические военные поражения, в конечном итоге смогла победить в войне, а с другой стороны тем, что другая сторона конфликта, с более отсталой военной школой, благодаря гению своего военного лидера, по ходу военной кампании смогла самостоятельно реорганизоваться и вывести военную школу своей армии на более высокий уровень военного искусства.

Но вернёмся к началу Пунических войн в которых проявился весь модернизм эллинистической военной школы того времени.

К началу войны с Карфагеном, Римская республика подошла с завершенной реформой в своей армии. Новый боевой порядок римлян был сформирован с учетом всего негативного и позитивного опыта различных схем построения греческих войск.

Самой большой тактической единицей в римской армии был легион, который включал в себя 30 манипул тяжеловооруженных пехотинцев, отличающихся друг от друга по качественному показателю. Действия манипул обеспечивались силами 1200 легковооруженных пехотинцев – велитов и римской кавалерией представлявшей собой эскадрон в 300 всадников, который подразделялся на 10 турм по 30 человек в каждой.

Основу боевого порядка легиона составляло линейное построение манипул по принципу линейного эшелонирования с резервированием сил. Это был по-прежнему пеший строй с гораздо большей степенью свободы действий и гораздо меньшего типоразмера, чем фаланга Александра Македонского.

Согласно новых стандартов, римские манипулы строились в три ряда по 10 манипул в каждой в шахматном порядке, на установленные интервал и дистанцию между собой. Первую шеренгу манипул представляли гастаты – молодые воины, во второй линии римского легиона были построены более опытные воины – принципы, и ветераны римской армии – триарии, находились в третьей линии боевого порядка. Совершенно очевидно, что подобное качественное разделение при построении легиона направленно на создание некоего тактического резерва, роль которого исполняли самые опытные бойцы римской армии, а тактическое разделение на отдельные боевые единицы, выстроенных в три ряда, создавало глубину строя, которая придавала легиону высокую степень устойчивости и гибкости.

Таким образом, в реформированном римском легионе был учтен и развит опыт греков, проявленный во время боя на острове Сфактерия в 425 году до н.э., в котором греки применили первое организационное расчленение пехоты на легкую и тяжелую составляющие с соответствующей каждой тактикой боя, наследие «Отступления десяти тысяч» и непосредственно битвы в Колхиде в 400 году до н.э., в которой греческая фаланга получила свое первое тактическое разделение на лохи, и опыт фиванцев в бою при Левктрах, случившегося в 371 году до н.э., где фиванцы использовав принцип неравномерного распределения сил, осуществили частичное эшелонирование на отдельном участке своего боевого порядка с выделением резерва из числа самых опытных воинов.

Единственное что не получило своего отображения и развития в армии Римской республики, так это наличие соответствующей силе легиона кавалерии, как главной маневренно-ударной силы, с её организационным разделением на тяжелую, среднюю и легкую, как это было в армии Александра Македонского.

И подобная опрометчивость римлян, явилась, скорее всего, следствием установившейся конвенциональности системы координат вооруженной борьбы на основе греческой военной школы в сильно упрощенном виде, которая распространила свое влияние в границах Эллинистического мира постмакедонской эпохи.

Подобная недооценка опыта Македонской армии сыграет с Римом злую шутку в первом же боевом соприкосновении римского легиона с карфагенскими силами располагавшими прекрасной тяжелой и легкой кавалерией во Второй Пунической войне. В дальнейшем это случится с римской армией уже после полученного опыта Пунических войн, когда с тактикой действий дифференцированных сил регулярной кавалерии парфян во время римско-парфянской войны в середине I века до н.э. столкнется армия Красса.

Вот с такой военной организацией своей армии подошла Римская республика к войне с Карфагеном.

Военное противостояние Рима с Карфагеном проходило в три основные фазы, которые выразились в три Пунические войны, с общей временной протяженностью в 118 лет.

Самой насыщенной с точки зрения эволюции развития военного искусства, с большой плотностью общестратегических действий происходивших в политической и военной плоскостях, а также самой определяющей для конечного результата всего конфликта по своим промежуточным итогам из всех трех войн была Вторая Пуническая война 218 – 201 гг. до н.э.

Кроме всего прочего, второй войне между Карфагеном и Римом предшествовал подготовительный – первый период, продлившийся с 235 по 219 гг. до н.э., которым умело, воспользовался Карфаген.

Вторая Пуническая война (стратегический маятник)

В результате Первой Пунической войны (264 – 241 гг. до н.э.), в которой главной операционной зоной являлся остров Сицилия и западное Средиземноморье, Рим покончил с морским могуществом Карфагена и перехватил господство на море. Естественно, что ни одну из сторон конфликта не устраивал тот промежуточный мир, который был заключен в 241 году до н.э.

Карфаген, не устраивала потеря его могущества на море и появление сильного соперника в границах тогдашнего цивилизованного Мира, а Рим, как нового мирового игрока, не устраивало положение, в котором Карфаген, все еще сохранял свое военное могущество в регионе.

Таким образом, Карфаген, как сторона, страстно желавшая реванша за первичный проигрыш, начал подготовительные мероприятия к будущему неизбежному началу открытого вооруженного противостояния.

Первый период (скрытое и открытое)

В народном собрании Карфагена, было принято решение о смене главного операционного направления предстоящей военной кампании, и о начале подготовительной фазы, с тем чтобы перехватить стратегическую инициативу у Рима посредством переноса боевых действий на территорию противника. На собрании был выбран военачальник армии Карфагена – Гамилькар, которому суждено было начать скрытые подготовительные мероприятия большого сухопутного похода.

В 235 году до н.э., большая карфагенская армия начала свой поход выдвинувшись в противоположном направлении от Рима, на запад, переправилась на Европейский континент в Иберии, откуда и начался процесс подготовки плацдарма для вторжения в границы Римской республики, не с самого оптимального с точки зрения геометрии и географии направления, но эффективного с точки зрения военной теории и практики.

 

Сначала, с 235 по 221 гг. до н.э., карфагенским экспедиционным корпусом была создана основная база в Иберии, где был основан город Новый Карфаген. За этот период, в борьбе с иберийскими племенами, сменилось несколько главнокомандующих карфагенской армией. В 229 году до н.э. погиб Гамилькар, в 221 году до н.э. был убит следующий военачальник, после которого на пост главнокомандующего карфагенскими силами на европейском континенте вступил двадцати пяти летний сын первого командующего Ганнибал.

К моменту назначения Ганнибала на пост главнокомандующего карфагенской армией, уже была покорена Иберия, а зона прямого влияния карфагенян была распространенна до реки Ибер (Эбро).

Далее в планах Ганнибала, было создание следующего плацдарма и базы для своего корпуса в районе реки Падус (По), где карфагеняне намеревались использовать в свою пользу противоречия между местными племенами и Римом.

Для успешного воплощения своих планов Ганнибалу со своим войском предстояло совершить марш протяженностью около 850 км по сильно пересеченной местности от реки Ибер к долине реки Падус вдоль которого проживали воинственные племена, с которыми нужно было либо договариваться, либо покорять их.

В целях создания благоприятных условий в полосе следующего операционного направления, экспедиционные силы Карфагена начали проводить активные мероприятия по ведению глубокой разведки, как географии будущих операционных территорий, так и непосредственно сил противника. Также проводилась работа по созданию полосы безопасности вдоль главной операционной линии экспансии посредством заключения тайных союзов с местными племенами и через организацию ряда походов для покорения племен проживавших к северу от реки Ибер.

В конечном итоге, после того как в 219 году до н.э. в районе долины реки Падус наметился союз местных племен против Рима, Ганнибал перешел к прямым действиям и осадил союзный Риму, богатый город Сагунт, который был взят и разорен после восьми месяцев осады.

Таким образом, действия армии Карфагена к северу от русла реки Ибер и взятие Сагунта, заставили Рим принять вызов и приступить к подготовке ко второй военной кампании, правда уже вторым номером.

По плану, разработанному в Римском сенате, вся римская армия была поделена на три основные части чтобы начать действовать сразу на трех операционных направлениях: в Иберии, непосредственно против Карфагена на Африканском континенте через Сицилию, и в районе долины реки Падус.

В численном показателе, для воплощения своего плана, римляне привлекали не более 8 легионов, два из которых направлялись в Иберию, еще два сосредотачивались в Сицилии, в район реки Падус уходило также два римских легиона и 1-2 легиона оставались в районе Рима. Нетрудно подсчитать, что два легиона составляли не более 8½ тысяч человек, и следовательно после распыления своих сил, на главном направлении удара карфагенских сил, в условиях враждебного для Рима галльского сопротивления, римляне выставляли меньше сил чем было у противника. Такая же обстановка была и на других операционных направлениях.

В свою очередь созданный Ганнибалом стратегический резерв состоял из 20 тысяч человек располагавшихся непосредственно в районе Карфагена, пятнадцати тысячное войско Гасдрубала обеспечивало иберийскую базу. Остальная, значительно большая часть армии под руководством Ганнибала, весной 218 года до н.э., переправилась через реку Ибер, которая до этого времени являлась некой «красной чертой» во взаимоотношениях Рима и Карфагена, и выдвинулась в направлении реки Родан (Рона) оставляя за собой около 11 тысяч человек для обеспечения режима безопасности на новой коммуникационной линии.

Так начиналась открытая часть Второй Пунической войны, к началу которой общая стратегическая обстановка складывалась в пользу армии Карфагена, благодаря созданию главного плацдарма в Европе для карфагенского экспедиционного корпуса, и незримой активности карфагенян по операционной линии от реки Ибер до реки Падус, где закладывалась основа организации антиримского союза галльских племен.

К моменту подхода карфагенян к долине реки Родан (Рона), в августе месяце два легиона под командованием Публия Сципиона имевшие конечной своей целью оперирование в Иберии, были сосредоточенны в Массилии в 100-120 км южнее от места переправы карфагенского войска через реку Родан.

В этой обстановке, Ганнибал, правильно оценив обстановку и расставив приоритеты военной кампании, решил не вступая в соприкосновения с силами Сципиона выставив конный заслон, направился к Альпам, чтобы выйти своими главными силами к долине реки Падус, район которой был главной промежуточной целью новой военной кампании.

В результате, осенью 218 года до н.э., карфагенские силы, успешно форсировали Альпы, и появились в Северной Италии, в назначенном районе у Таврисия. К этому моменту передовые силы Карфагена составляли около 20 тысяч пеших воинов, действия которой обеспечивала конница численностью в 6 тысяч всадников. В новом районе, Ганнибал сразу же принялся объединять галльские племена для борьбы против Рима, и расширять зону своего влияния для организации новой стратегической базы до Медиолана (Милан).

Римскому сенату, в связи с появлением главных сил Карфагена в Северной Италии, пришлось корректировать первоначальный план военной кампании. Два легиона под командованием Тиберия Семпрония Лонга до этого сосредоточенных в Сицилии, в срочном порядке перебрасывались в район реки Падус для усиления армии Луция Манлия, сюда же, от Массилии, выдвигалась часть Иберийских сил Сципиона.

Таким образом, Ганнибалу и его предшественниками удалось своими непрямыми действиями (некинетическими) заставить Рим отказаться от своих первоначально задуманных намерений, а Риму пришлось в срочном порядке формировать свои силы для противодействия армии вторжения на направлении неожиданно ставшим главным.

Такова была обстановка перед началом второго периода Второй Пунической войны, в котором произойдут основные кинетические мероприятия борьбы Рима и Карфагена, в военной плоскости противостояния.

Второй период (гений полководца)

После непродолжительных тактических маневров, силы противоборствующих сторон сблизились друг с другом в районе долины реки Треббия, где и произошел одноименный бой в декабре 218 году до н.э., который откроет счет блестящих военных побед Ганнибала над Римом непосредственно на территории Римской республики.

К этому времени все армии были уже значительно усиленны и готовы к открытому противостоянию.

Армия Ганнибала достигла численности 40 тысячного войска, после того как ее ряды пополнили галлы, из которого тридцатитысячная часть представляла собой пехоту а кавалерия была представлена 10 тысячами отличными нумидийскими всадниками.

Римская объединенная армия состояла из 32-х тысяч пехотинцев и только 4-х тысяч, не лучших по своему качественному показателю, всадников. Руководили армией два консула: Публий Сципион и Семпроний Лонг, которые имели различные представления о стратегии действий. Двоевластие в Римской армии, и зависимость двух консулов от внутриполитической обстановки в Риме, не способствовали созданию благоприятной обстановки для римлян непосредственно перед началом сражения, а разногласиями консулов грамотно воспользуется Ганнибал для завязки сражения на выгодных для карфагенян условиях.

Перед боем Римская армии встала сильно укрепленным лагерем на восточном берегу реки Треббия, заняв господствующую высоту. В свою очередь карфагенская армия встала лагерем на противоположном берегу реки. Ганнибал располагал хорошо организованной и достаточно многочисленной конницей, которая выполняла в его войске главную маневренную ударную силу, преимущество которой в полной мере проявлялось в бою на равнинной местности. Поэтому карфагенский военачальник принял решение, сначала выманить силы противника из укрепленного лагеря на оперативный простор, а затем дать генеральный бой в выгодной для себя тактической обстановке.

Таким образом, Ганнибал, демонстрируя лучшие традиции военного искусства, разделил всю свою боевую активность, в рамках оперативного и тактического уровнях, на её подготовительную фазу и фазу прямого боевого столкновения основных сил в операционном районе долины реки Треббия.

Сначала карфагеняне, чтобы побудить своего противника к действию, принялись опустошать окружающую территорию, которая принадлежала племени аноманов, которые были союзниками римлян. Откликнувшись на мольбы о помощи аноманов, консул Лонг выслал усиленный отряд для защиты союзника и разбил несколько небольших отрядов противника.

Далее, в один из дней, когда армией Рима вновь командовал Семпроний Лонг, Ганнибал вновь принял активные демонстрационно-отвлекающие действия летучей нумидийской конницы, которая перешла реку и стала приближаться к лагерю римлян. В ответ, римский консул вывел свою конницу и легкую пехоту из лагеря, и атаковал противника, который очень быстро обратился в бегство. При преследовании беспорядочно отступающей нумидийской конницы, римлянам удалось параллельно разбить небольшой отряд легких пехотинцев, высланных Ганнибалом для подкрепления своей отступающей кавалерии.

Эти частные военные успехи – малые тактические гамбиты, разыгранные Ганнибалом, заставили римского полководца поверить в свои силы, и вывести свою армию на оперативный простор, чтобы дать бой армии Карфагена.

Видя свои «успехи», Лонг отдал приказ своим легионам выйти за ограждения полевого лагеря, перейти вброд реку и построиться в боевой порядок на равнине.

Промежуточная цель, всей подготовительной фазы, Ганнибалом была успешно достигнута, и карфагенская армия начала готовиться к бою, в подготовленных для себя тактических условиях.

Боевой порядок римлян представлял собой классическое линейное построение легионов, в центре которого располагались римские легионы, на флангах которых была расположена союзная пехоты, и на крыльях всего пешего боевого порядка располагалась конница: слева римская, а справа союзные всадники. По фронту силы основного боевого порядка римской армии прикрывали легкие пехотинцы.

Свой боевой порядок Ганнибал построил с учетом географии местности. В тылу римлян вдоль всего боевого порядка располагалось русло реки Треббия, что исключало возможность сильного фронтального удара, специально созданным для этого ударного отряда. Это было обусловлено тем, что даже в случае успешного прорыва линии римлян, ударный отряд по инерции неминуемо упрется в берег реки, в результате чего его боевой порядок будет сильно нарушен, после чего римские манипулы получили бы возможность легко купировать угрозу и восстановить свой боевой порядок.

Поэтому, в своем замысле боя, карфагенский полководец главной ударной определил нумидийскую конницу, которая благодаря своему качественному уровню должна была опрокинуть значительно слабые римские фланги, с последующим охватом римского центра, который имел значительно превосходную качественную степень по сравнению с пехотой карфагенской армии. Действия основного боевого порядка карфагенян, в самый ответственный для битвы момент, должен был поддержать выделенный резерв в виде крупного засадного отряда, находившегося под рукой брата Ганнибала – Магона. В состав тактической группы Магона входила одна тысяча пехоты и одна тысячи всадников.

Итак, в центре фронтальной линии армии Карфагена, была расположена пехота под прикрытием боевых слонов. На обоих флангах были расположены сильные отряда кавалерии. В стороне от правого фланга карфагенской армии, в укрытии, размещался их засадный отряд.

Такова была диспозиция сил противоборствующих сторон, которые изготовились к началу активной фазы боя на реке Треббия в декабре 218 года до н.э., между армией Ганнибала и объединенной армией Рима.

Как и положено, битву начала легкая пехота обеих сторон, после чего нумидийская конница успешно атаковала своих визави и закрепилась на флангах противника. После успешной атаки конницы, Ганнибал ввел в дело свою пехоту, которая ударила во фронт строя римских манипул. Одновременно в тыл римской пехоты ударил засадный отряд карфагенян. Преимущество пешего строя римлян над своими оппонентами, позволило им, даже в ситуации с открытыми флангами и прорывом в тылу, достаточно успешно противостоять натиску противника и избежать полного разгрома своих войск. Во время сражения сильно пострадала лишь задняя линия легионеров от удара с тыла, остальная часть римского строя, выдержав натиск фронтальной атаки, прорвала линию атаки карфагенской пехоты и в боевом порядке ретировалась в Плаценцию.

Так Ганнибал одержал свою первую крупную победу над армией римских консулов, вследствие чего Рим потерял Галлию, которая стала новым полноценным оперативным плацдармом для карфагенских сил, которым в декабре 218 года до н.э. была открыта дорога на столицу Римской республики.

 

Следующий бой произошел в июне 217 года до н.э. у Тразименского озера.

В кампании семнадцатого года, Ганнибал принял решение выйти в Среднюю Италию, с тем чтобы от дуда проникнуть в Южную Италию и оторвать жившие здесь племена от Рима.

В Среднюю часть Италии вело три дороги, две из которых, через Аримини и Арреций, были под наблюдением и контролем римских сил. Третья, через Луку, выводила в тыл Арреций, но проходила через болотистую местность, а весной становилась труднопроходимой, поэтому и не рассматривалась римлянами как возможное направление движения сил карфагенян. Ганнибал принял правильное решение идти третьим путем, считая этот путь более безопасным для своих сил, где ему предстояло, не ввязываясь в боевые соприкосновения с силами противника, преодолеть лишь природные преграды, с тем чтобы подойти максимально готовым к следующему сражению с армией Фламиния, до его возможного усиления армией Сервилия, используя эффект неожиданности.

В результате тяжелого перехода, армия карфагенян в 40 тысяч человек вышла в пространство между городом Арреций и самим Римом.

Таким образом, Фламиний, в обязанности которого входила защита Рима, повелся на тактическую уловку Ганнибала и ошибочно принял за конечною цель войска Карфагена в этом походе непосредственно Рим, после чего незамедлительно бросился в преследование карфагенских сил. Из-за своего честолюбия Фламиний принял еще одно, трагическое для своей армии, решение: не дожидаться армии Сервилия и самому разбить армию Ганнибала, став таким образом единоличным «спасителем Рима».

А в это время Ганнибал со своим войском достиг района Тразименского озера, где карфагенский военачальник обнаружил крайне удобное место для организации засады, в которую можно успешно завлечь целую армию. Дорога из Арреций в Рим в районе озера проходила через узкое пространство, с одной стороны ограниченное озером, а с другой стороны горами. Вот именно в этом природном дефиле, Ганнибал расположил свои войска со стороны гор. На входе в дефиле в долинах были расположены сначала галлы, за ними африканская и испанская пехота. Далее по линии гор располагались балеарские стрелки, а на выходе из дефиле своего противника ждала карфагенская конница.

Тридцати одна тысячная армия Фламиния подойдя к северному берегу озера встала на ночлег, после чего ранним утром, не приняв меры предосторожности, полностью втянулась в узкое пространство. Текущие погодные условия и полководческий талант Ганнибала обеспечили эффект внезапности действиям карфагенян, которые по приказу своего военачальника, одновременно, ударили по колонне армии римлян. Бой продолжался в течение трех часов, в результате которого сам Фламиний и еще 15 тысяч римлян погибли или утонули в озере, остальные 15 тысяч человек были взяты в плен.

Так была уничтожена целая армия Рима, вследствие военного невежества и высокомерия ее полководца, чем удачно воспользовался, хорошо осведомленный о качествах своего оппонента, Ганнибал при воплощении своего плана. Древнегреческий историк Полибий так охарактеризовал действия Ганнибала:

«… постиг и принял во внимание все качества неприятельского вождя, благодаря чему и удался план его».

Помимо правильной оценки личности своего противника, Ганнибал правильно использовал условия местности для организации засады, в которую была вовлечена вся армия противника, военачальник которой пренебрежительно отнесся к прописным истинам военного искусства доставшегося новым поколениям от греческой цивилизации.

Очередная громкая победа Ганнибала над Римом, позволила армии Карфагена закрепится в средней части территории Апеннинского полуострова и уже напрямую угрожать столице Римской республики и изготовится к финальному броску в Южную Италию.

Потеря Римом целых армий угнетающе воздействовало как на простой народ, так и на его армию, поставив республику во временное оцепенение.

Таким образом, у Ганнибала появилось время для реорганизации своей армии, и подготовится к осуществлению дальнейшего успешного броска своих сил в Южную Италию, что гарантировало ему прямой, уже наикратчайший, выход к Карфагену. Выход на прямую связь со своей столицей физически закольцевало географическое пространство театра военных действий, в котором происходила борьба между Римом и Карфагеном, связало все операционные районы между собой, и открыло новое и мощное направление обеспечения экспедиционного корпуса Ганнибала. В таких условиях Рим оказывался в изолированном состоянии, попав в большой плавильный котел.

Итак, с весны 217 по лето 216 гг. до н.э., карфагенская армия получила время на передышку от боевых действий, которой воспользовался Ганнибал для реформирования своей армии непосредственно на территории противника. Проведя анализ действий своих сил в бою, карфагенский полководец оценил слабые и сильные стороны своей армии. Наиболее слабым звеном в его армии была пехота, которая сильно уступала римской, поэтому Ганнибал, учитывая свое превосходство в главной маневренно-ударной силе – кавалерии, не стал придумывать нового колеса, а принялся к реорганизации своей пехоты, не стесняясь, взяв за основу римскую военную школу. Новые карфагенские легионы были перевооружены трофейным римским оружием, которое было в избытки после успеха карфагенян в Северной и Центральной части Римской республики. После реорганизации и перевооружения своей пехоты, Ганнибал приступил к курсу боевого слаживания пехоты в новых боевых порядках, главным вопросом в котором была отработка взаимодействия пехотного строя с кавалерией.

В это время в Риме, почувствовав прямую угрозу, и в связи с тем, что один римский консул, по имени Фламиний, погиб, а консул Сервилий находился слишком далеко от Рима, народ выбрал чрезвычайную для себя форму правления, ограниченную по сроку правления, но обладавшую всей полнотой гражданской и военной власти – диктатуру.

Сначала, центуриатная комиция выбрала диктатором Кв. Фабия Максима, который очень скоро получит неофициальное прозвище «медлитель», но уже в скором времени народом был избран второй диктатор Муниций, который до этого был заместителем Фабия и по совместительству начальником конницы в армии.

Фабий собрал свою армию, включавшую в себя два новых легиона с присоединенными двумя легионами консула Сервилия, после чего повел свою армию на сближение с силами Ганнибала.

Противоборствующие стороны максимально сблизились в районе стыка границ Апулии и Кампании, где в Вибинии (Бовино) стоял лагерь пунийцев.

Своей стратегией действий диктатор Фабий избрал политику «затягивания» активного противостояния с главными силами противника, с параллельным применением так называемой тактикой «выжженной земли», чтобы не дать возможность врагу пользоваться ресурсами плодородных земель Италии.

Следуя по своей территории, диктатор выселял всё население земель, где ожидалось появление карфагенян, и собирал их в специальные отряды, после чего римляне сами опустошали эти земли.

Осенью 217 г., после того как противоборствующие силы сблизились, Ганнибал привел в движение свою армию, ведя своих воинов к городку Гереоний, что в долине Фортора, где карфагеняне намеривались провести зимовку, используя благоприятную внешнюю среду географической линии Апулия – Кампания.

Фабий, выдвинулся параллельным курсом в след Ганнибалу, но таким образом, чтобы держать противника в поле зрения, и не вступать с ним в прямое крупное боевое столкновение. Римляне, не поддаваясь на провокационные вызовы пунийцев, позволяли себе нападать лишь на мелкие группы противника, которые отдалялись на достаточное расстояние от своих главных сил.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru