Проявления иррегулярности в истории войн и военных конфликтов. Часть 1

Эдуард Анатольевич Бухтояров
Проявления иррегулярности в истории войн и военных конфликтов. Часть 1

Сфактерийская операция (гоплиты и пелтасты)

Наиболее примечательным событием в противостоянии Спарты и Афин, явился бой между войсками греческих городов произошедший на острове Сфактерия в 425 году до н.э., во времена первого периода Пелопонесской войны 431 – 421 гг. до н.э. В этом сражении афинской стороной впервые было произведено практическое разделение пехоты на тяжелую и среднюю составляющие, и соответствующее использование средней пехоты действующей несколькими отдельными тактическими единицами опиравшихся на мощь своей главной ударной силы – фаланги гоплитов, обеспечивая успешность её (фаланги) действий.

В 425 году до н.э., силы Пелопоннесского союза, возглавляемого Спартой, провели удачную операцию по высадке морского десанта на остров Сфактерия, шириной около 750 м и длинной 3500 м., растянувшегося с севера на юг.

На остров было высажено около 420 спартанских гоплитов, основная часть которых была размещена в глубине острова, а два небольших отряда по 30 человек были расположены на северной и южной оконечностях острова, образовав там два аванпоста.

В ответ, афинский флот под командованием Демосфена, силой выбил корабли спартанского флота из географического района где расположен оспариваемый остров, после чего была произведена морская блокада острова в течении 72 дней, что явилось предварительной – подготовительной фазой к началу ещё более крупной операции по высадке морского десанта на остров Сфактерии и освобождения его афинским морским десантом.

После небольшого периода перемирия, в рамках которого происходили безуспешные политические переговоры между противоборствующими сторонами на предмет заключения мира, афиняне приступили к осуществлению прямых (кинетических) действий военной кампании за обладание островом Сфактерия. Общее руководство в операции по взятию острова было поручено афинскому политическому деятелю Клеону, которому в помощь был призван афинский полководец Демосфен. Именно Демосфен был вдохновителем и исполнителем осуществления осады острова Сфактерия, и дальнейшего проведения на нем десантной операции направленной на взятие под контроль острова и вытеснения из него спартанского гарнизона.

Перспектива сражения, в котором сойдутся между собой две равнозначные фаланги на географически ограниченном по фронту пространстве, совсем не радовала Афины. Поэтому афинское войско было дифференцированно (разделено) Демосфеном на две составные части. Первая из них была представлена основной ударной силой гоплитами, которые строили классическую греческую фалангу. Вторая часть представляла собой среднюю пехоту, боец которой получил название пелтаст, вооруженный дротиком. Естественно, что тактика действий и боевой порядок двух видов пехоты разительно отличались друг от друга, но действовать они должны были на поле боя в рамках единого замысла для достижения общего желаемого результата.

Подобная дифференциация греческой пехоты явилась новаторской идеей для того времени, которая позволяла стороне конфликта намеревавшейся использовать новый тактический прием выйти из тупика противоборства фаланги против фаланги в котором даже победа досталась бы ценой максимального истощения сил обеих сторон.

Итак, в ночное время суток (!) на остров было высажено около 800 афинских гоплитов, а на утро военная группировка основных сил Афин была усиленна восемью сотнями пелтастов, задачей которых было обеспечение действий своей тяжелой пехоты.

Средняя афинская пехота была поделена на отдельные тактические единицы – отряды, которые сразу же заняли высоты вдоль восточного берега острова. Как оказалась, спартанцы, имея достаточно времени, совсем не позаботились о создании благоприятных тактических условий в районе боевых действий, и совсем не оценили важность владения господствующими высотами, чем успешно воспользовались афиняне.

Таким образом, ещё до начала сражения, афинские силы оперативно оформили для себя благоприятные тактические условия, которые как нельзя лучше подходили для эффективных маневров отрядов пелтастов направленных на поражение фаланги противника, ещё до того как она войдет в боевое соприкосновение с афинской фалангой. Другими словами, средняя пехота должна была произвести подготовительные мероприятия на тактическом уровне, выгодно используя рельефа местности, для обеспечения успеха решающих действий тяжёлой пехоты. И как оказалось, конечный результат сражения, на много превзошёл ожидания афинских стратегов.

Диспозиция перед сражением была следующая. Афинская фаланга гоплитов была развернута в долине на южной оконечности острова. На своем правом фланге вдоль узкого природного дефиле, на линии господствующих высот были расположены отряды пелтастов, задачей которых было атаковать фланг и тыл фаланги противника по ходу её движения.

Спартанская фаланга была построена в северной части долины и начала своё движение в сторону строя афинских гоплитов. В это же время лёгкая пехота афинян в рассыпном строю начала атаковать самые уязвимые места фаланги противника при помощи дротиков и камней. Как только спартанцы отряжали отряды своих гоплитов против пелтастов, последние быстро ретировались в горы.

В противостоянии афинской военной школы и спартанской, афинянами была успешно воплощена тактика дистанционных ударов малыми силами и быстрого отхода в зону недосягаемости действий тяжелых пехотинцев, под прикрытие рельефа местности. В конечном итоге, средняя пехота своими действиями полностью измотала спартанских гоплитов и расстроила их боевой порядок, вследствие чего спартанцы отказались от своих намерений атаковать главные силы афинян и отступили в свой укреплённый район в северной оконечности острова.

Концентрация своих сил в районе укрепрайона, позволила спартанцам успешно отразить последующие несколько атак афинских гоплитов. Но и в данных тактических условиях была проявлена эффективность средней пехоты перед тяжёлыми пехотинцами в осуществлении своевременного маневра и нанесения внезапного удара с уязвимого, с точки зрения неожиданности, направления.

Так отряд пелтастов по горным тропам, непроходимых для тяжелой пехоты, совершили обходной маневр и успешно атаковал лагерь противника с тыла. В результате Афины взяли верх над Спартой в споре за обладание островом Сфактерия, а действия средней пехоты, действовавшей в рассыпном строю, стали решающими на поле боя в заранее сформированной благоприятной тактической обстановке.

Как видно, в битве на острове Сфактерия, афинянам даже не пришлось вводить в бой свои основные ударные сил, обеспечив себе победу лишь действиями отдельных отрядов средней пехоты, взаимодействовавших друг с другом в едином замысле опираясь на конвенциональную мощь своей фаланги.

Таким образом, схватка подобного с подобным, в рамках сложившейся единой системы координат военного противостояния, привела к появлению новых подходов к использованию пехоты на поле боя, чтобы обеспечить победу одной из сторон конфликта, в результате чего непобедимая до этого греческая фаланга уступила на поле боя маневренным действиям средней пехоты.

Далее закрепление преимущества маневренных пелтастов на поле боя, использовавших метательное оружие против гоплитов, и действующих с опорой на свою фалангу, было проявлено в сражении при Лехе в 390 году до н.э. и при Абидосе. Тактика изматывания сил, в основе которых были гоплиты, оказалась очень эффективна, что и обусловило дальнейшую эволюцию развития пехоты, её организации, и тактики действий на поле боя.

Следующим примечательным событием в мировой истории развития военного искусства, которое на века определило вектор развития военной мысли, в рамках которой пехота являлась решающей силой на поле боя, произошло в 400 году до н.э.

Если быть точным, временной отрезок данного события имел протяженность в один год, а сам бой при Колхиде является составной частью общего приключения спартанских наёмников в Персии, которое известно под названием «Отступление десяти тысяч».

Спартанцы (великий рейд)

Предысторией эпопеи контингента спартанских наемников в самом начале V века до н.э., была междоусобица в Персии, в которой сыновья Дария II, Артаксеркс и Кир, после смерти отца, оспаривали власть в стране. Кир сумел заручиться внешней поддержкой Спарты, в результате чего им было завербовано около 13 тысяч греческих наёмников.

В 401 году до н.э., недалеко от Вавилона, при Кунаксе, произошёл бой между силами двух братьев. В боевом столкновении Кир был убит, а его соплеменное войско перешло на сторону его брата. В этом бою непреклонным остался лишь контингент спартанских наёмников, который успешно отразил все атаки персидских войск.

Видя бесперспективность своих действий, и значительное превосходство военной школы спартанских воинов над малоазиатским войском, Артаксеркс пошёл на хитрость. Персы посчитали, что если они смогут уничтожить военных командиров греков, то это поможет сломить сопротивление греческих наемников. Для переговоров, в персидский лагерь были приглашены пять лучших командиров спартанцев, где они вероломно были убиты.

Вопреки ожиданиям персов, потеря ряда своих командиров не сломило волю к сопротивлению спартанских воинов. Греки выбрали себе новых командиров, среди которых был Ксенофонт, будущий знаменитый греческий историк. Ксенофонт явился инициатором и вдохновителем возвратного похода греков домой через Колхиду.

Во время дальнего похода, греками была разработана чрезвычайно успешная и эффективная тактика действий экспедиционного корпуса на многотысячном марше, маршрут которого проходил как по равнинной местности, так и по сильно пересечённой.

При передвижении по равнинной местности, Ксенофонт выстраивал своё войско в классическое каре, в центре которого располагался обоз. При выходе на пересеченное пространство, греки перестраивались в колонну, боевой порядок которой состоял из авангарда, отрядов бокового охранения, арьергарда и специального летучего отряда, силами которых спартанцы успешно отразили все атаки персов.

 

Для успешности своих действий на марше, Ксенофонт организовывал фальшивые демонстрационные действия, для отвлечения внимания противника от реального места и времени исполнения своего замысла, использовались десанты для обеспечения безопасности переправы через реки и работы сформированных инженерных отрядов наводящих переправы через водные преграды. В горной местности, спартанцы, прежде чем начать продвижение главных своих сил через потенциально опасные участки, мобильными отрядами захватывали главенствующие высоты и другие важные, с точки зрения безопасности, участки местности.

Таким образом, силы спартанцев успешно достигли приделов Колхиды, где они намеревались выйти к морскому побережью. Но на пути их планов встало войско колхидян, и греки стали готовиться к бою. Местность, где спартанцам предстояло принять бой, была гористая, и Ксенофонт очень быстро определил уязвимость и неэффективность использования классического построения фаланги в сложившихся условиях. Ксенофонту предстояло отойти от устоявшихся классических каноном греческого военного искусства, и принять судьбоносное для своих сил решение по изменению боевого порядка и перехода на новую нестандартную схему построения гоплитов на поле боя.

Ксенофонт в своём труде «Анабазис», так описал ход своих мыслей при принятии решения на бой против колхидян:

«Полная линия сама собой разорвётся. Здесь гора доступна, там подъём затруднителен. Воин, долженствовавший сражаться в полной линии, потеряет бодрость, увидев интервалы. Притом же, если мы двинемся густой колонной, то неприятельская линия нас охватит, и, обошедши наши крылья, могут против нас действовать по произволу. Если же мы, напротив, построимся в небольшое число воинов глубиною, то я не удивлюсь, если наша линия будет где-нибудь прорвана, по причине многочисленности варваров и стрел, которые на нас посылаются. Как скоро неприятель прорвется в одном пункте, то вся греческая армия будет разбита. И поэтому, я думаю, идти вперёд многими колонами, каждая в лох, чтобы наши последние лохи выдались за крылья неприятельской армии. Каждый лох пойдёт туда, где дорога будет удобнее. Неприятелю не легко проникнуть в интервалы потому, что он очутится между двумя рядами наших копий. Ему также не легко будет истребить лохи, идущие колонной. Если один будет с трудом удерживать напор неприятеля, ближайший поспешит к нему на помощь, и как скоро один достигнет вершины горы, то неприятель не устоит».

Греческий военачальник, предложил построить свою тяжелую пехоту по отдельным тактическим единицам на установленных интервалах. Каждая из таких единиц была построена колонной в 12 шеренг и 8 рядов и получила название лох. Всего был выстроен фронт греческих гоплитов в 80 лохов. Впереди линии лохов, были расположены три отряда лёгкой пехоты и лучников по 600 человек в каждой, два из которых были расположены на флангах, а третий занимал позицию по центру.

Силы колхидян были выстроены в две классические фаланги расположенных на одной линии на склонах горной возвышенности.

Когда противоборствующие стороны приготовили свои боевые порядки к бою, греческий военачальник двинул свою лёгкую пехоту в бой. Фланговые отряды греков атаковали края линии своего противника. В ответ, колхидяне силами своего центра предприняли попытку окружить фланговые отряды спартанцев. В результате начавшегося движения, войско колхидян нарушило свой боевой порядок, значительно ослабив свой центр, чем и благополучно воспользовались спартанцы, ударив центральным отрядом своей легкой пехоты в центр фронта своего противника. В результате действий легкой пехоты спартанцев, линия колхидян была прорвана по центру, а греки заняли главенствующую высоту, оказавшись в тылу своего противника. В сложившемся угрожающем положении для всего войска колхидян, и чтобы избежать полного своего окружения и уничтожения ударом основных сил греков, колхидяне в беспорядке отступили, оставив поле боя за греками.

В общем итоге спартанцы добились победы над своим противником, даже не прибегая к активным действиям своих главных сил – гоплитов. Более чем за один год, десятитысячный отряд спартанских наемников, в общей сложности прошёл с боями около 4 тысяч километров и благополучно вернулся в Греции.

Историческое наследие рейда, на несколько тысяч километров, силами отдельного корпуса спартанских наёмников, через незнакомую географическую местность, с различными характеристиками, тот боевой опыт, который нашел свое отражение в дальнейших исторических работах древних греков, оказались бесценными для развития мировой военной школы на все века, как до нашей эры, так и после. Обладание такими бесценными знаниями позволило многим полководцам и командирам одержать блестящие над своим противником на различных исторических этапах развития человечества.

Исход боя в Колхиде был решён в лучших традициях современной на то время греческой военной школы, когда пехота получив своё разделение на среднюю и тяжёлую, успешно взаимодействовала на поле боя, не оставляя шансов своему противнику. Отряды средней пехоты, благодаря своим маневренным свойствам и возможности поражать противника с дистанции, успешно действовали на тактическом уровне, опираясь на мощь тяжеловооруженных гоплитов построенных в линию лохов, и добивались положительного исхода боя, или же составляли благоприятные условия для решающей атаки своих основных сил.

Помимо разделения по видам пехоты, в битве против колхидян, Ксенофонтом была впервые применена схема построения гоплитов по тактически разделённым боевым единицам, типоразмер которых был греческий лох. Данное тактическое разделение классической фаланги придавало линии основных сил греков большую устойчивость и гибкость в бою, маневренность и возможность эффективного и своевременного реагирования на изменяющуюся тактическую обстановку на поле боя посредством перестроения боевого порядка и возможности взаимовыручки новых тактических единиц.

Так в 400 году до н.э., спартанцами была рождена на свет новая тактика действий пехоты на поле боя, которая получила высшую степень своего развития уже в рамках военной школы Древнего Рима.

Через тридцать лет, в противостоянии греческих Фив и Спарты, во внутри эллинском конфликте, который получил название Беотийская война, на свет была рождёна новая тактическая схема применения сил на поле боя, которая будет актуальна на протяжении всех последующих веков, включая и наши дни.

В 371 году до н.э., у города Левктры, недалеко от Фив, состоялась битва, в которой Фиванское войско, под командованием Эпаминонда, противостояло вторжению войска Спарты, которым командовал царь Клеомброт.

Войско вторжения включало в себя 10 тысяч гоплитов при одной тысячи всадников, Фивы выставили для сдерживания спартанской агрессии 6 тысяч пехоты и 1½ тысячи конницы. Как видно небольшой численный перевес в силах был на стороне спартанцев, однако на стороне фиванцев был более высокий боевой дух, как стороны защищавшей свою родину, поэтому можно допустить, что военный потенциал сторон конфликта был равнозначный, и что в будущем сражении победу одержит та сторона, чей военный лидер найдет оригинальный подход к решению данной военной задачи, с тем чтобы как минимум не проиграть, а как максимум не одержать победу ценой полного истощения своего войска.

Таким военным лидером оказался фиванский полководец Эпаминонд, который придумал новый нестандартный подход в построении боевого порядка своего войска на поле боя.

При построении боевых порядков противоборствующих сторон перед началом битвы, Эпаминонд увидел, что его визави, царь Клеомброт, выстраивал классическую фалангу в 12 шеренг, с равномерным распределением гоплитов по фронту, на правом фланге которой (фаланги) находился сам спартанский царь со своими гоплитами, а левый фланг и центр был отдан союзникам спартанцев. Впереди своей фаланги, Клеомброт расположил тысячу всадников.

Видя, что на правом фланге спартанцев, находились их главные силы, по своему качественному показателю, фиванский полководец принял решение сформировать численный и качественный перевес своих сил на своём левом фланге ровно напротив правого фланга войска Клеомброта. Для этого Эпаминонд прибегнул к тактическому разделению своей пехоты, построив на своем левом фланге отдельную колону в 50 шеренг, получившую название эмбалон, в арьергарде которой находились его лучшие бойцы, так называемый «священный отряд», в количестве 300 человек. Выделение «священного отряда» от строя основных сил по сути своей оказалось первым проявлением резервирования сил на поле боя, главной задачей которого (резерва) было проведение превентивной активности в случае прорывов или обходных маневров противника.

На правом фланге и центре общего боевого порядка фиванского войска находилась фаланга в 8 шеренг, впереди которой был расположен полторы тысячный конный отряд.

Тот же спартанский полководец и мыслитель Ксенофонт в своей «Греческой истории», так обосновал решение Эпаминонда:

«Строй фиванцев был тесно сомкнут и имел глубину не менее 50 щитов, так как они полагали, что если они победят часть войска, группирующуюся вокруг царя, добить оставшуюся часть войска будет уже нетрудно …».

Таким образом, Эпаминонд впервые прибегнул к схеме тактической асимметрии построения боевого порядка по фронту, с концентрацией критической военной массы на главном направлении удара за счет частичного ослабления других направлений, в условиях относительной равнозначности общего военного потенциала противоборствующих сторон.

Непосредственно перед боем, Эпаминонд прибегнул еще к одной тактической хитрости. Видя нерешительность Клеомброта и не желание его в этот день атаковать первым, фиванский полководец начал осуществлять отвлекающий маневр по ложному возвращению своих сил в полевой лагерь. В следующий момент, когда спартанцы также решили направиться в свой лагерь, кавалерия фиванцев неожиданно атаковала отряд спартанских всадников. В результате атаки, опрокинутая конница спартанцев, при отступлении значительно расстроила ряды своей фаланги, а фиванские всадники благополучно заняли своё место на левом фланге своего войска.

После того как боевой порядок спартанцев в некоторой степени был расстроен, фиванская пехота незамедлительно атаковала фалангу спартанцев. В результате завязавшегося сражения, фиванский эмбалон, как и задумывал Эпаминонд, прорвала ряды спартанской фаланги на её правом крыле. Во время сражения, царь Клеомброт был убит, а его войско было разбито. Около одной тысячи спартанцев погибли в бою, остальным удалось укрыться в полевом лагере, после чего спартанцы запросили у Фив перемирия.

В дальнейшем спартанцы, оправдывая своё поражение, заявили, что Эпаминонд и его войско действовали «не по правилам», потому и победили «незаконно».

Исход сражения при Левктрах в 371 году до н.э., а также реакция спартанцев на свою неудачу, является показательным примером того как слепая вера в шаблонность действий на поле боя, основанной на канонах главенствующей тогда военной школы, приводит к поражению войска перед свежестью военной мысли своего противника, который сумел правильно и всесторонне оценить текущую обстановку на поле боя.

В V веке до н.э. древние греки успешно вывели в свет новую военную школу, в которой главной решающей силой на поле боя стала пехота. Так начался процесс деклассирования военной школы, в которой главной ударной силой была иррегулярная конница, а на просторах Древнего Мира значительно возрос авторитет греческой военной школы, а греческие гоплиты стали самой грозной военной силой на поле боя как во внутри эллинских военных конфликтах, так и далеко за пределами Древней Греции. В результате была природно создана новая система координат вооруженного противостояния, в рамках которой многие сотни лет развивалась концепция использования пехоты как основной военной силы.

Греки заложили основу тактического построения боевого порядка на поле боя, и дифференциацию пехоты по видам, что породило тяжелую и среднюю (легкую) пехоту, с дальнейшим разделением линейного построения линии фаланги на отдельные тактические единицы с использованием принципа неравномерного распределения сил по фронту с тем чтобы концентрировать основную военную мощь на отдельно выбранном участке прорыва линии противника.

Древнегреческие полководцы разработали и успешно применили на практики основные тактические приемы действий как сомкнутого пехотного строя, так действий разомкнутыми строями сначала средней пехоты, а затем и отдельно выстроенными по линии фронта лохами гоплитов и применения эмбалона как основной пробивной силы с ее резервированием.

Вместе с рождением новой стратегии и тактики действий непосредственно на поле боя, греки оставили после себя, бесценное наследие военного искусства в котором отобразился опыт успешной тактики действий на марше, при передвижении на тысячекилометровые расстояния, в различных географических условиях, во враждебной для своих сил внешней среде и в автономном режиме.

 

Помимо регулярной пехоты, в первой половине IV века до н.э., греки заложили основу использования регулярных конных подразделений – кавалерии, как нового рода войск обеспечивавшего успешность действий пехоты.

Итак, благодаря своей эффективности и успеху на полях сражений концепция применения пехотного строя как решающей силы на полях сражений очень быстро из разряда иррегулярности перешла в разряд конвенциональности.

Начиная с V века до н.э., в Древнем Мире произошла некая трансформация – переход от одной концепции вооружённой борьбы к другой концепцией. Всё больше набирала вес военная концепция противостояния пешими строями, другими словами противостояние подобного с подобным, что и определило новую классическую форму вооружённой борьбы. После чего начался закономерный процесс усовершенствования тактики боя между пешими строями и их взаимодействия с зарождающимся новым родом войск – регулярной кавалерией и всевозможными вспомогательными службами.

Далее своё развитие новая концепция применения силы в вооружённой борьбе, получила в армии Александра Македонского. Македонская пехота была разделена на основные сегменты: подразделения легкой пехоты, средних пехотинцев – гирасписты, и непосредственно тяжелых пехотинцев – сариссофоры (фалангиты). В македонской армии был увеличен удельный вес основной боевой мощи – классической фаланги, численность которой стала насчитывать 16-18 тысяч человек, с глубиной построения от 8 до 24 шеренг, и вооруженной удлиненными до 6 метров пиками.

Второй род войск в македонской армии был представлен конницей, которая по аналогии с пехотным разделением был поделен на легкую, среднюю конницу – димахи, и тяжеловооруженных всадников – гетеры (катафракты). Регулярная конница македонской армии была её главная манёвренная сила, наносящая главный удар своему противнику, атакуя его боевой порядок преимущественно во фланги и тыл, а затем принимая участие в энергичном преследовании отступающего противника.

Таким образом, в македонской армии была введена оптимальная структура армии, которая позволяла вести успешные боевые действия против различного рода пехотных и конных строёв, с проявлением известной степени гибкости и тактической маневренности при организации эффективного взаимодействия между своими подразделениями. Оптимальная схема разделения сил, которая была использована в македонской армии, послужит основой классического разделения сухопутной составляющей армий стран Мира после эпохи средневековья уже нашей эры – эпоху военного ренессанса.

Все это, вместе с успешной проводимой внешней политикой, позволило македонцам сначала объединить под своей эгидой всю Грецию, а затем победить в так называемой «Счастливой войне» против извечного соперника греков на мировой арене – Персии, что в свою очередь привело к появлению Эллинистической империи Александра Македонского на просторах тогдашнего цивилизованного мира.

После смерти Александра Македонского в 323 году до н.э., новый Эллинистический мир постигли закономерные процессы децентрализации, что породило на свет некоторое количество эллинистических государств. Вместе с распадом империи Александра Македонского, эпоха которого явилась проявлением высшего внешнего рассвета Греческого Мира, началась внутренняя эллинистическая междоусобица, которая приводила к общему упадку греческой культуры. Греко-македонские правители образовавшихся эллинистических государств, династии которых вели своё начало от военачальников македонской армии – диадохов, оказались не самыми лучшими наследниками завоеваний великой империи. На фоне общей раздробленности и обмельчанию эллинистической культуры, вырождению подверглось и военное искусство, степень развития которого достигла своего максимума в эпоху военно-политического гения Александра Македонского.

В период войн эллинистических государств, силы противоборствующих сторон стали состязаться в рамках общепринятой концепции, в которой приоритет отдавался развитию и использованию военной техники и первичной тактики линейного использования фаланги. За рамки системы военного искусства постмакедонской эпохи были выведены вопросы взаимодействия между родами войск и их подвидами вместе с практикой применения тактического маневра на поле боя, которые характеризовались сложностью организации и управления подготовительной и активной частей военной кампании. Военная школа эллинистических государств была заметно упрощенна по сравнению с имперской военной школой армии Александра Македонского.

Таким образом, в военных организациях эллинистических государств, качественная составляющая организации войска вместе с эволюцией развития стратегии и тактики применения войска, связанной с возросшим значением организации взаимодействия, силы и скорости маневра, уступили место количественному показателю, сухости тактического расчета и техническому обеспечению действий войск.

Другими словами, победы Александра Македонского привели к образованию эллинистической империи, на просторах которой, даже после распада её на отдельные государства, произошло установление общей эллинистической культуры. Одной из составных частей внешне распространенного эллинизма была соответствующая ему военная школа, которая на фоне усиления центробежных сил в империи, получила сильное своё упрощение, и в этом виде приняла признаки конвенциональности – стала господствующей военной школой.

В рамках сложившейся системы координат вооружённого противостояния и происходило противоборство сил эллинистических царств, которые формировали собой так называемый цивилизованный Мир с конца IV века до н.э. С этого момента развитие классической военной мысли пошло не по пути дальнейшего развития военного искусства как такового, упор в котором делался бы на изыскании новых форм и методов вооруженной борьбы с оптимизацией структуры армейского организма, а по пути увеличения военно-технической мощи, т.е. форма военного искусства, взяла верх над её сутью.

В сложившихся условиях системы вооруженного противостояния вскоре родилась новая военно-политическая сила, военная школа которой заметно отличалась в лучшую сторону от установившегося военного классицизма.

Римляне (стратегия прямого и непрямого)

На общем фоне упадка военной мысли периода эллинистических государств, именно молодая Римская республика стала выделяться положительной динамикой развития своей военной школы, благодаря чему к 266 году до н.э. сумела подчинить себе весь Апеннинский полуостров и вступить в борьбу за господство на Средиземном море.

Естественно, что все военно-политические победы Рима в борьбе за господство на полуострове были обеспеченны эффективностью римской армии и новаторством военной школы в средиземноморье.

Римская республика унаследовала от греческой цивилизации её концепцию военной организации. Но древний Рим, не стал бы в будущем великой империей, если бы просто копировал социальную модель Древней Греции, не привнеся в неё необходимых изменений в соответствии с новым временем.

Естественно, что эволюция развития римского государства не обошла стороной и военное дело, превосходная степень которого позволяла будущему гегемону расширять зоны своего влияния в Мире.

Римляне были хорошими учениками, и после того как они унаследовали от греческой культуры концепцию применения тяжёлой пехоты, они быстро обнаружили её слабые места. Это позволило римлянам своевременно модернизировать классическую греческую фалангу с тем чтобы придать своему войску максимальной эффективности на поле боя в противостоянии с подобным пехотным строем, а также обезопасить свои войска в случае если противник смекнет воздействовать на слабые места греческого боевого порядка.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30 
Рейтинг@Mail.ru