Стальной донжон

Эб Краулет
Стальной донжон

Как же хотелось ему, добраться до этого Кроноса и сбросить его с этой башни. А потом схватить молот побольше и разрушить этот Стальной Донжон до основания. Чтоб ничего не осталось от этих окровавленных стен. В его воображении появились жители Рэдгарта. Жалкие, чумазые, в тряпье и обносках. Он представил, как они вылезут из укрытий, потянутся к своим освободителям. К нему. Здесь в долине Тойлин было спокойно и тихо. Их вождя, Бьора, не просто так прозвали справедливым. Он никогда не требовал лишнего с них. И никогда не тащил в битву. Пускай, где-то там и вершились подвиги, а здесь народ просто тихо жил. Главное было – трудись и будет тебе.

Поэтому Тропф и представить себе не мог, как живется под пятой тирана. Как страдают другие и выживают в тени этой жуткой башни. Он воображал себе всяческие ужасы. Пытки, крики, издевательства – словно злодеи из их местных сказок. Наверняка, этот Кронос ещё и детей ест.

Парень тяжко вздохнул, разглядывая звезды. Где-то там, среди них, Корон Свирепый. Тот самый, что одолел жуткого дракона и спас целую кучу деревень от его тирании. Видно было, как извивается цепочкой белых точек тело монстра. А вон рука Корона, сжимает меч. Битва была такая, что её запомнили сами небеса.

Тут Тропф вдруг понял – драконы никуда не делись. Они только сменили вид. И этот Кронос один из них. Кулаки его сжались. Он точно решил, что отомстит за отца. С этим решением он и заснул.

Проснулся парень поздним утром. Поднялся, отряхнулся от налипшей травы. Солнце ярко светило прямо в глаза. Во рту пересохло, что аж язык к небу прилип. Тропф поднялся на ноги и поплелся в сторону деревни. В голове целая куча мыслей. Помнил, что решился отомстить за отца. И за брата. Но как? В одиночку идти в Рэдгарт? Биться с бесчисленными армиями Кроноса? Башню-то, у него может еще получится сломать. Не такая уж она и большая должна быть. Скорее всего, как их мельница. Узкая, высокая. Этажа в четыре. Такие же узкие лестница, небось. Что легко навернуться можно. Кронос наверняка прячется под самой крышей…. Эх, жаль, что башня из стали. Иначе можно было бы подпалить её, чтобы тиран сгорел вместе с ней.

С этими мысли, он, пошатываясь, добрался до деревни. А там целая толпа собралась. Куча народу, все галдят. Похоже, что-то случилось. Тропф сразу ускорился и побежал вперед.

На его глазах из толпы вывалился старик. Ругаясь и махая руками, он пошел оттуда прочь, то и дело оглядываясь назад.

– Глупая молодежь! – проворчал он, проходя мимо парня. Остановился и сердито глянул на него, – и ты туда же?

– Куда? – не понял тот.

– К этим ублюдкам, что от короля Торальда! – тот злобно сплюнул на землю, – мало им наших сынов было! За остальными пришли! – процедил он, потрясая кулаком в воздухе.

Тропф глянул в сторону собравшихся. Ноги сами понесли его туда. Он протиснулся через галдящих женщин и вылез вперед.

– Замолчите, замолчите уже! – воскликнул незнакомый здоровяк с огромным топором в руках, – дайте сказать!

– Пошли прочь! – выкрикнул с задних рядов трактирщик Оларк, – Бьор сказал, что гнать вас надо! Уже послали за его ребятами, так что долго вы тут не задержитесь!

– Заткнись! – громко приказал ему Тоф, сын пастуха, – вали в свою таверну! Пусть они скажут! – молодой парень кивнул на гостей и, скрестив руки на груди, грозно огляделся. Он был размером с хорошего быка, так что с ним никто не хотел спорить. Что-то запричитали женщины, но вскоре затихли. Остальные парни тоже зашикали на них.

– Вот. Сразу видно истинного сына Радаса! – гордо заявил мужик с топором. Опер его рукоятью в землю и залез на ящик, который притащил с собой, – жители долины! – начал он, – я знаю, что многие из вас потеряли близких! Вы вините в этом короля Торальда! Но это не его вина. Это не он вторгся в нашу страну. Не он начал захватывать поселение за поселением! И не он хотел забрать у нас последнее! – выкрикнул здоровяк, – это всё тиран Кронос, властитель Стального Донжона! Именно этот выродок решил, что может забрать себе всё! Король Торальд выступил против него. Большими потерями мы забрали Белую Крепость. Отвоевали нашу страну!

Все вокруг молчали. Женщины и старики со злобой смотрели на этого оратора. Молодые наоборот слушали и внимали ему. Кто-то качал головой, кто-то сжимал кулаки.

– Ваши близкие, родные – многие из них отдали жизни, чтобы освободить нас от гнета этого монстра! Но дело еще не закончено! – он махнул рукой, – там! В Рэдгарте, этот злодей собирает новые силы! И если мы не нанесем удар ему, то он вернется! Снова нападет на нас! Придет сюда, – здоровяк ткнул топором в землю, – да, сюда! – он обвел собравшихся взглядом, – и убьет вас. Вы, парни, воины, неужели вы позволите ему это? Не защитите ваших матерей?

– Вот придет, тогда и будет судить! – яростно выкрикнул трактирщик Оларк, – выйдем против него….

– Ага! – возразил ему Тоф, сплюнул на землю, – дождемся, когда наберет себе армию! Придет с тысячным войском!

– Тысячным? – здоровяк махнул топором, – больше! Он соберет сотни тысяч! И нельзя позволить ему это! Надо ударить сейчас! Пока он слаб! Король Торальд выступает против него! И зовет вас с собой! Отомстите за своих! Довершите их дело до конца! – он вдруг судорожно оглянулся за спину и спешно закончил, – если вы не трусы, то приходите в наш лагерь! Он тут, неподалеку! На выходе из долины!

С той стороны, куда он глядел, показались всадники на больших мулах. Бряцала броня на них, играли блики солнца на начищенных шлемах. Это была гвардия Бьора. Они подъехали к ним и спешились.

– Кто такие? – бросил самый здоровый из них, проходя через толпу. Народ молчаливо расступался перед ним.

– Мы посланцы короля Торальда, – опуская топор, пробормотал незваный гость, – прибыли сюда, чтобы рассказать всем…

– Лучше расскажи, – процедил тот, – почему вы осмелились прийти сюда? Долина Тойлин уже отдала свой долг королю Торальду!

– Свой долг?! – яростно воскликнул один из спутников того здоровяка, который с топором, – мы боремся за свободу и справедливость! Против тирана! И вы должны биться с нами!

– Иди и скажи это своему королю, – гвардеец положил руку на рукоять своего меча, – он лично пообещал Бьору Справедливому, что больше не потребует воинов из долины.

– Мы собирались биться с самим Кроносом! – обладатель большого топора снова вылез вперед, – у нас не хватает бойцов! Надо собрать все силы и объединить весь север!

– Собирай их в другом месте. А теперь убирайтесь прочь отсюда! Мои ребята проводят вас, – он окинул незваных гостей презрительным взглядом и повернулся к толпе, – не слушайте их лживые речи! Наши жители уже помогли королю Торальду! А он лишь показал свой настоящий облик. Поэтому если кто-то будет убеждать вас идти вслед за ним – сразу сообщайте об этом нам!

– А что такого случилось? – прошептал Тропф своему соседу. Такой же молодой парень по имени Харт, который, раскрыв рот, следил за происходящим.

– Не знаю, – пробормотал тот, – я слышал, что Бьор и король Торальд поругались. Вроде как поспорили из-за добычи!

– Но почему наш Бьор не хочет бороться с Кроносом? – недоуменно повел плечами он, – он ведь нападет на нас!

– Откуда ж мне знать? – скривился тот, – знаю только, что надо идти. Пускай, они там спорят с друг другом, а нам надо своих защищать!

Тропф молча покивал ему в ответ. Кто если не они?

А посланцы короля Торальда понуро тащились прочь из деревни. Их подгоняли гвардейцы, чуть ли не толкая вперед.

– Слышь, ты! – вдруг завопил здоровяк с топором, развернувшись в сторону командира гвардейцев, – я вот что скажу! Король Торальд всё припомнит вам и вашему Бьору! Когда рухнет Стальной Донжон, вот тогда и поговорим!

– Будем ждать! – коротко бросил тот в ответ. Зашагал следом за ними, прочь из деревни.

– Эй! Мужики! – к парням подошел рослый Тоф. Здоровый бычара навис над ними и заговорщицки прошептал, – чего думаете?

– О чём? – не понял вопроса Тропф.

– Пойдете?

– А то! – отозвался Харт, – кто, если не мы?

– Угу. До выхода из долины топать день или больше. Но идти надо ночью!

– Почему это? – удивленно спросили они.

– Как это почему? – Тоф нахмурился, – вон, Оларк этот, жена его, другие бабы, старики…. Да даже мамка моя! Они ж сдадут сразу, если увидят! Не понимают, что Кронос сюда придет!

– Во-во! Им-то не понять! Это ж война – мужское дело! – вторил ему Харт.

– Точно. Женщин вообще слушать нельзя. А стариков тем более! – здоровяк сжал кулаки, – они и не доживут, небось, когда Кронос сюда придет. А нам, вот, расхлебывать потом всё это. Нет. Надо сейчас решать. Решать судьбу своей страны! Верно? – прошептал он.

– Верно, – ответили они.

– Другим скажите. Пусть все к ночи собираются. И вместе уходим, – махнул рукой Тоф, а потом поднял кулак вверх, – за короля Торальда!

– За короля! – кивнул ему Харт, повторяя жест.

– За Радас! – отозвался Тропф.

– Эй! А ну пошли домой! Скотина там еще не на выгуле! – к здоровому Тофу подбежала его мать, встала на носочки, чтобы отвесить сыну подзатыльника. Потянула его прочь отсюда. Тот лишь рассерженно глянул в их сторону и потащился следом. Харт покачал головой и молча пошел по улице, смешавшись с большей частью толпы. Сразу же прилип к какому-то парню, принялся нашептывать на ухо.

А Тропф направился к своему дому. Ему нужно было собрать вещи перед уходом. Спрятать всё где-нибудь за забором, чтобы его не засекли. Как раз время было такое, что в их опустевшем доме никого не было. Дед, похоже, остался перемывать кости посланцам короля, усевшись на лавке у трактира вместе с другими стариками. Мать, скорее всего, где-то в полях.

Парень приоткрыл дверь дома, прокрался внутрь. Первым делом полез в большой окованный сундук. Где-то там, на самом дне лежал щит. Весь мятый, с потертым рисунком. Его закинули туда, чтобы не мозолил глаза, лишний раз напоминая об утрате. Но теперь настало время, чтобы вытащить его.

 

Он вывалил из сундука целую гору одежды. Какие-то тряпки, безделушки. Обычно сюда спихивали всё не нужное. Вскоре парень уже сидел на коленях среди гор всякого хлама. И только тогда его пальцы нащупали холодную металлическую поверхность. Щит. Тропф вытянул его из недр и выставил перед собой. Сломанная башня. Вставший на дыбы бир.

– Север разрушит творение южан, – вспомнил парень слова отца. Поднялся на ноги.

– Уходишь с ними? – в дверях стояла мать. Она смотрела на него с дикой тоской в глазах. С каким-то бессилием и обреченностью.

– Я должен, – заявил он, чувствуя, как слабеет голос, – должен защитить…. Отомстить за отца. За Трамфа!

Она опустила глаза в пол. Тропф осторожно положил щит. Принялся складывать всё обратно. Все эти ветхие тряпки и прочий хлам. Это хоть как-то успокаивало его. Отвлекало. А когда он поднял глаза – матери в дверях уже не было. Она куда-то ушла. Так было даже лучше. Гораздо лучше, чем сидеть под её осуждающим взором.

Он уложил вещи обратно в сундук. Оставил только мешок, такой, чтобы влезли одежда и еда. Столько, чтобы добраться до лагеря.

– Тропф! – снова раздался печальный голос матери. Тот поднял глаза. Она снова стояла в дверях. Держит в руках какой-то мешочек.

– Возьми! – бросила ему. Что-то внутри тяжелое и мелкое. Парень развязал узел, сунул внутрь руку. Блеснул золотистый кружочек на его ладони.

Радасский золотой. Даже не один, а целых три. В деревне деньги тратить было не куда. Другое дело, если ехать в город. Туда, где замок Бьора. Там были торговцы со своим скудным товаром. Иногда деревенские и сами что-то продавали тем, кто живет за стенами. Семья Тропфа хранила эти монеты на крайний случай. Вдруг неурожай или случиться чего.

– Я чувствую, что они тебе понадобятся, – как-то тихо сказала мать, – а нам они уже не к чему, – холодно добавила она.

– Спасибо, – прошептал он, – я думал, что ты будешь против.

– А разве тебя можно переубедить? – голос у неё дрожал, – уж лучше я попрощаюсь со своим сыном, чем буду жить с тем, что он тайно сбежит посреди ночи.

Внутри у Тропфа всё оборвалось. Руки сами опустились, чуть мешок из рук не выпал. Парень почувствовал, что слезы наворачиваются на глаза. Он тяжело вздохнул и бросился к ней. Крепко обнял.

– Я вернусь, обязательно вернусь! – прошептал он, будто бы пытаясь убедить самого себя.

– Мы будем ждать, – мать обняла его в ответ, – пошли, наберем тебе еды в дорогу. Быстрее, а то дед вернется! Будет ворчать еще, – всхлипнула она.

– Пусть ворчит, – усмехнулся сквозь слезы Тропф, – с ним тоже нужно попрощаться!

Вскоре его мешок стал весить будто бы огромный валун. Весь набитый одеждой и припасами, он лежал у дверей. Уже был поздний вечер. Ночь спускалась с горных хребтов на эту долину. Горели редкие окошки по деревне. Сегодня многие дома снова опустеют. Парень выглянул на темную улицу. Где-то там, в небе, вершины гор поднимаются над ними, шумят редкие рощицы. Он прикрыл глаза. Это место нужно защитить. Спасти от всех драконов и тиранов.

Тропф с нежностью обнял мать, потом обхватил сухонькие плечи деда.

– Прощайте! – бросил он напоследок.

– Задай там этому Кроносу, – буркнул старик, – отомсти за батьку!

– И за брата, – печально добавила мать.

В дверь тихо постучались. Тропф приоткрыл её.

– Эй! Тропф! – прошептал ему Харт. – Донжон должен быть разрушен!

– Угу, – отозвался он. Выскользнул за порог. Еще трое парней стоят у забора. В темноте не разобрать, но здорового быка среди них точно нет, – а где Тоф?

– Его мать не пускает! – отозвался тот, – караулить собралась всю ночь. Но он говорил, что сбежит. Догонит нас к утру! Пошли! Остальные уже умотали!

– Пошли! – со вздохом ответил Тропф. Глянул напоследок на родной дом. Дом, который он должен был защитить.

Глава четвертая. Сложный выбор

В пещере было жутко холодно. Тропф открыл глаза, выпустил облачко пара изо рта, и глянул в сторону дыры в потолке пещеры. Кажется, дракон совсем улетел прочь. И возвращаться не собирался. Может, даже заблудился. Ведь буря там, снаружи, ревет, порывы ветра закидывают крупицы снега внутрь и те, медленно кружась, падают на пол. Парень машинально провел глазами следом за ними….

Всё сразу стало еще хуже. Затаив дыхание, Тропф встал и подошел ближе к той стене. Несмотря на жуткую метель, лучи света пробивались внутрь через щель в потолке. И в их ореоле, прямо на ветках, сложенных драконицей в аккуратное гнездо, лежало яйцо. Размером оно было с кружку для пива. Сероватая скорлупа с редкими тёмными пятнышками. Слегка заостренный кончик.

Это же…. Это будущее чудовище. Парень знал это. И теперь понимал, что это яйцо не должно попасть в руки его спутников. Он ведь тогда решил, что будет бороться с драконами. А доверять одного из них тем, кто грабит деревни, прикрываясь борьбой за свободу…. Нет, они точно используют этого монстра во зло.

Он отошел назад. Поднял топор с пола. Щит остался лежать там. Весь оплавленный, мятый. Куда его теперь? Да и смотреть уже не хочется на этот герб. Сколько страданий всё это принесло и сколько ещё принесет? Но теперь у него был шанс хоть как-то повлиять на происходящее. Замерзшие пальцы сжали рукоять. Нет. Они не получат это чудовище. Дрожа то ли от холода, то ли от напряжения, Тропф двинулся к яйцу. Ветки захрустели под его ногами. Посыпалась с них сухая хвоя.

Парень схватился за скорлупу рукой, занес топор. И тут же замер. Тёплое. Оно было тёплое. Будто бы грелось изнутри. Словно кирпичи у печки. Пальцы спокойно терпели этот жар, который был каким-то домашним, живым. Оружие в руке само опустилось вниз. Звякнуло лезвие об камень.

Тропф задумался, а стоит ли рубить с плеча? Там, снаружи жуткая метель. Снег и холод. Ему всё равно нужно будет искать своих спутников. Одному с этих гор не спуститься. А дальше…. Дальше он даже не знал, что делать.

Но это всё потом. Не сейчас. Сейчас надо добраться, пройти через пургу. А это яйцо может помочь ему. Будет согревать, будто бы собственная печь. Можно будет добраться до лагеря, а потом…. Потом разбить. Отойти в сторонку, тюкнуть обухом и всё. Конец чудовищу.

Парень подхватил его и сунул под тулуп. Одну руку вытащил из рукава, положил эту штуку тупым концом на сгиб локтя. Прижал к своему боку. Сразу стало тепло. Жар разлился по его телу от этой маленькой печки. Тропф поднял топор и зашагал дальше по пещере – искать выход.

Бродить ему здесь пришлось недолго. Узкий проход и уже виднеется ревущая снаружи вьюга. Носятся белые хлопья в ней, мелькают в сумасшедшем вихре. Кажется, уже начинает темнеть. Вечер наступил. Парень замотал лицо и отважно двинулся вперед. Только в этот раз внимательно смотрел под ноги. Не хватало попасть еще в одну трещину.

Яйцо дракона грело его изнутри. С такой помощью уже не замерзнешь в этих горах. Рюкзак на спине мешался, оттягивал плечи, но бросать его было нельзя – там все их припасы. Тропф постепенно начал подниматься по склону вверх. Что-то подсказывало ему, что надо туда. Всё-таки катился же он вниз.

Подъём был сложный. Ноги вязли в глубоком снегу, предательски скользили на попадавшихся булыжниках, скрытых под белым пологом. Ветер дул в лицо, пытаясь уронить наглеца. Но тот не сдавался и упорно шел вперед.

– Ага! – воскликнул он, нащупав уже знакомую отвесную стену. Кажется, это была она. Проведя по ней рукой, парень двинулся вдоль неё. Туда, где в последний раз видел своих спутников.

Прошел туда. Потом еще чуть дальше. И вдруг уловил какой-то запах дыма. Где-то горит костер. Кажется, видно огонь, сквозь эту снежную пелену, которая уже начинает слабеть! В наступавшей темноте, он ярко пылал, маня своим светом. Тропф рванул туда, загребая по снегу. И вскоре даже услышал знакомые голоса.

– И где теперь его искать? – прорычал знакомый бас Гарда, – у этого пацана все наши припасы!

– Вот-вот! Хорошо, что хворост оставил. А то бы без огня сидели, – отозвался Кирд, – его труп, небось, уже занесло снегом. Теперь не откопаешь. Придется тащиться в лагерь голодными!

– Заткнитесь! – прикрикнул на них Ревар, его хриплый голос долетел до Тропфа, – вы что? Ожидали от этого отребья чего-то другого? Он бы обоссался в первом бою!

– Да, это точно! – заржали его племянники.

Парень стиснул зубы и двинулся вперед, шагая по снегу. Огонь казался совсем близким. Еще чуть. Еще чуть-чуть.

Последние шаги были самыми сложными. Тропф ввалился в их укрытие и рухнул у стены. Весь облепленный снегом, как будто снеговик. Еще бы нос-морковку ему и было бы точное совпадение. Уставился на них. Огляделся.

Укрытие они нашли между двух привалившихся к друг другу здоровых валунов. Ветер сюда не задувал, и снег пролетал мимо узкого лаза. Уже полыхал здесь костерок. Вязанка хвороста, которую он тащил на себе, сильно уменьшилась. Видимо, давно сидят.

– Где ты пропадал? – взревел Ревар, махнув рукой, – мы уже думали, что ты помер!

– Я упал. В трещину. Едва выбрался, – с трудом ответил Тропф, машинально поправляя яйцо под тулупом. Проклятье! Слишком поторопился и забыл его разбить во всей этой суматохе. Он испуганно огляделся – вдруг заметят. Но тем было плевать. Кирд стянул с него рюкзак и уже копался в его недрах.

– Как же ты не околел, пока шел сюда, а? – вдруг, прищурившись, спросил Ревар, – там ведь такой ветер?

– Я же с севера, – Тропф глянул на него исподлобья, – меня не возьмет эта жалкая южная метель, – процедил он.

– Ха! – ткнул в его сторону Гард, набивая в рот жесткую лепешку, – а пацан-то действительно наш! Ревар, возьмем его к нам! Пускай помашет топором! Покажет местным нашу силу!

– Посмотрим, – отозвался тот, – вдруг ему что-то покажется неправильным….

И все трое засмеялись. Парень понял, что племянники Ревара обо всём знают. Видимо, тот уже успел поделиться. Тропф вздохнул. Устроился поудобнее, поправил яйцо, пытаясь прикрыть его.

– Чего у тебя там? – хмыкнул Кирд, глядя в его сторону, – что-то нашел?

– Нет, просто руку ушиб, – ответил Тропф, чувствуя, как сердце уходит в пятки, – может даже сломал.

– Понятно. Только не вздумай скулить. А то к нам точно не попадаешь, – Гард толкнул его в плечо, – погоди, где твой щит?

– Да, точно! С этим коричневым пятном, а?

– Я….. – парень нервно облизнул губы, – я его потерял. Он улетел в расщелину.

– Не, – разочарованно покачал головой Кирд, – теперь мы тебя не возьмем. Верно ведь, Ревар, а? Что за воин, который потерял свой щит!

– Зато он жратву спас, – возразил ему Гард и лихо расхохотался.

– Заткнитесь уже, – фыркнул их дядя, грозно уставился наружу, – метель слабеет. Надо выбираться отсюда, пока есть шанс! – он глянул на своих спутников, – пора возвращаться в лагерь. Хватит с меня этих гор!

Он полез в рюкзак, порылся там и вытащил наружу смотанную веревку.

– Вот. Свяжемся все четверо. И пойдем друг за другом! – Ревар завязал узел на своем поясе, кинул её Кирду, – пошевеливайся или хочешь остаться в этих горах?

Тот сунул в рот остатки лепешки и подхватил конец. Обмотался сам и передал веревку своему брату. Тропф глянул на них и поднялся, чтобы собрать оставшиеся ветки.

– Брось! – махнул рукой Ревар, – пойдем налегке. Чтобы побыстрее оказаться внизу.

Парень прицепился в последнюю очередь. С трудом, придерживая яйцо рукой, накинул рюкзак на плечи. И они зашагали вниз, ступая по сугробам навстречу несущейся снежной крупе. Метель стала слабее это точно. Но не прекратилась. Острые снежинки просто впивались в кожу, будто бы иголки. Ветер задувал в глаза, проникал во все щели одежды, заставляя дрожать от холода.

Самого-то его грело драконье яйцо. А вот его спутники мужественно переносили непогоду. На их бороды намерзли целые гирлянды сосулек. Даже на бровях висели комья снега. Тропфу тоже доставалось, но он кутался в капюшон и обнимал найденное сокровище.

Спуск был еще дольше, чем подъем. В таких условиях нужно было идти осторожно, чтобы не упасть в трещину или просто не поскользнуться на присыпанных снегом валунах.

Постепенно они добрались до тех сосен, где еще недавно куковал Тропф, охраняя костер. Здесь сделали небольшую передышку. Наломали сухих веток. Разожгли огонь, попытались отогреться. Снег продолжал падать, а ветер по-прежнему дул.

– Хватит! – чуть согревшись, заявил Ревар, – нужно спускаться дальше, – он закидал костер и махнул им рукой.

Снова спуск. Снова тащиться по сугробам, пряча лицо от ветра. Казалось, этому не будет конца и края. Тропф шагал, даже по сторонам не смотрел. Уставился на покачивающуюся спину Гарда и монотонно переставлял ноги.

У него теперь было много времени, чтобы подумать. Еще раз вспомнить, как он оказался в этих местах. Рэдгарт… Тропф, как и остальные был поражен, когда услышал это слово.

 

– Рэдгарт? – переспросил тогда Тарок, оглядываясь на остальных. Парень он был не то что бы рослый, даже немного худой. Волосы растрепанные, немытые. Впрочем, как у всех здесь, – мы отправимся туда?

– А ты куда собирался? – ехидно ответил Харт, радостно засмеялся и хлопнул, потирая ладони, – наконец-то встретимся с войсками Стального Донжона! Будет битва!

– Не будет, – отрезал здоровяк Хиральд. Можно сказать, их вожак. Был он не из долины, а откуда-то с севера. Плотный, угрюмый и уже побывавший в бою, – у нас другая задача. Король Торальд хочет, чтобы мы разбили множество лагерей по всему Рэдгарту. Оттуда будем следить за Кроносом. Выжидать момент для атаки. А ещё…. – тут его взгляд прошелся по их лицам. Все молодые, с горящими глазами. Воин криво ухмыльнулся и добавил, – а ну, ещё помогать местным жителям. Нужно показать им, что против тирана можно бороться!

– А как же сражения? – рассеяно развел руками Харт, который сразу как-то поник, – почему мы просто не пойдем в атаку на Стальной Донжон? Не осадим его, как осадили Белую Крепость?

– Так может, лично спросишь это у короля? – проревел тот, поднимая кулак, – нам надо наладить снабжение. Собрать ресурсы. Поднять народ Рэдгарта на войну за их свободу! У нас пока слишком мало сил, чтобы переть против стальной башни! А если вам что-то не нравится – валите обратно в свою долину, к трусливому Бьору! – бросил он им и зашагал прочь.

Парни переглянулись. Они не боялись. Наоборот каждый рвался в бой. Для этого и сбежали из родных краев. Только вот это ожидание…

С тех пор как Тропф с другими же такими молодыми ушел из деревни, прошло несколько недель. Всё это время они торчали в походном лагере. Тот был разбит у подножья старой крепости. От неё осталось лишь пара башен, которые угрожающие покосились, нависая над небольшим ущельем. От каменных стен уцелели лишь торчащие среди травы обтесанные валуны. Там, где были строения, теперь поросшие мхом гнилые балки. Туда никто не ходил. Опасно. Того и гляди упадет кирпич на голову или сама земля обвалится. Изредка самые отчаянные лазили на башню, рискуя грохнуться вниз. Но ничего, кроме окружающих гор и густых сосен разглядеть не могли.

Остальные жили в палатках. Собирались по вечерам у костра. Тропф, разглядывая своих соратников, с удивлением понял, что оружия у них нет. И выдавать его им никто не собирался. Даже тот же Харт пришел сюда с вилами. Теперь он всюду таскал их за собой, не зная куда приткнуть. У других же были всякие лопаты, ломы и рогатины. Кто-то притащил топор. Самый простой колун, каким особо не повоюешь. Щитов на их компанию тоже набралось всего штук шесть. И все они достались от пропавших без вести отцов.

Вооружать их никто не собирался. Доспехов тоже не давали. Впрочем, даже те, кто уже был в лагере, эти явно закаленные бойцы, не могли похвастаться хорошим снаряжением. Стеганки, подшлемники были роскошью. У некоторых и сапогов не было, так и бродили босиком. Оружие всё ржавое, кривое. Щиты простые, наспех сбитые из досок.

И самое главное, что и они не знали, что ждет эту армию впереди.

– Ну? – первым развел руками Тарок, когда Хиральд ушел, – что думаете, а?

– А что тут думать? – покосился на него сосед, – сказали идти, значит, надо идти!

– Вот только мне это не нравится, – не унимался тот, – нас звали на битву! Мы пришли. Но оружия-то нам не дают! Где наши мечи, топоры? Разве можно сражаться этим, – он махнул своим колуном, – ещё и тащиться в Рэдгарт, чтобы там сидеть!

– Ты думал, как ведутся войны? – влез Харт, – у короля Торальда-то есть опыт! Он всё знает лучше нашего! Этот Кронос хитрый злодей, его просто так не возьмешь! Поэтому заткнись и слушайся!

Тропф глянул на него. Этот парень был не самым здоровым. Даже меньше его, а ещё на год младше. Хилые клочки бороды по подбородку, короткая коса. И дикий огонь в глазах. Как резво он рвался в бой, грозился Кроносу всякими карами. Попав в этот лагерь, Харт прямо поменялся, будто бы почувствовал в себе силу, да такую, что стал спорить с остальными. Указывать другим. Даже тем, кто пришел сюда из других краев. Всем тем, кого проверенные бойцы называли молодняк.

Эти ребята, уже бывавшие в бою, сразу попытались надавить на них, заставить что-то делать, прислуживать. Но деревенских просто так не возьмешь, особенно если у них с собой есть вилы. Парни сбились в кучу и отгоняли обидчиков. Они ведь пришли сюда воевать, а не стирать портки. Так что больше на них никто и не лез. Но и разговаривать с ними перестали. Эти вояки косо поглядывали в их сторону и воротили нос прочь. Так что, лагерь сам разделился практически пополам.

– О, снова этот идет, – фыркнул вдруг Харт, глянув куда-то вдаль, – а с ним ещё кто-то!

Хиральд возвращался с целой дюжиной других мужиков. У этих были потемневшие от старости кольчуги, бряцали латные щитки. На поясе у всех мечи. Пожалуй, это были весьма солидные и уважаемые воины.

– Так! Стройтесь! – выкрикнул Хиральд, обводя взглядом их компанию, – слушайте сюда! Сейчас мы будем распределять вас по нашим базам. Эти бравые сыны Радаса будут вашими лидерами, что поведут вас в Рэдгарт. Слушайтесь их, как собственную мать! А то заблудитесь ещё по пути! Ясно вам? – прорычал он, а потом, не дожидаясь их ответа, сразу продолжил, – ты! – он ткнул пальцем на Тропфа, – отправишься в лагерь у Мэдорка. Вставай сюда! – махнул в сторону одного из своих спутников.

– Повезло тебе, – фыркнул тот, – это совсем рядом со Стальным Донжоном. Может, даже увидишь башню, – скривился он.

– Следующий! Ты! – Хиральд ткнул пальцем в другого парня, – идешь на юго-запад! Встань тут! – потом выбрал другого, – ты! На север…

– Постойте! – вдруг воскликнул тот, ткнул в предыдущего, – мы с ним с одной деревни! – он обвел рукой тех, кто стоял с ним рядом, – и они тоже! Пусть мы все пойдем вместе?!

– Нет, – криво ухмыльнулся здоровяк, – ты пойдешь с ним, – указал на Тропфа, – ты сюда, а вон ты туда! – он раскидал этих ребят по разным группам, будто бы специально. И принялся распределять дальше. Те что-то проворчали, но спорить не стали. Угрюмо разошлись.

Хиральд продолжал выкрикивать незнакомые Тропфу названия и тыкать пальцам по его соратникам. Вскоре все новобранцы были разбиты по группам.

– Отлично! – разлетелось над их головами, – теперь вы отправитесь в Рэдгарт! Я знаю, вы давно этого хотели, – как-то недобро рассмеялся Хиральд.

Тропфу повезло. Харт и Тарок попали с ним в одну группу. Ещё тут были другие ребята, с которыми они особо не разговаривали. Откуда-то из южной части Радаса. Угрюмые, мрачные. Харт даже сказал, что это из-за того, что армия Кроноса прошла по их землям, разоряя всё на своем пути.

Впрочем, эта троица недолго радовалась, ведь пришло время уходить из этого лагеря. С ними пошла целая группа опытных воинов. Эти шли налегке. Тащили свое оружие, доспехи и личные вещи. А вот им оружие никто так и не выдал. Харт подхватил свои вилы, чтобы было чем обороняться, но их вожак просто высмеял его.

– Брось эту штуку здесь, – хлопая себя по коленям, воскликнул он, – в бою она тебе не может! – и поднял с земли здоровый рюкзак, – вот держи! Вот это для тебя!

Тропф подумал, что это какая-то шутка, но оказалось – нет. Каждому, словно мулу, приказали тащить припасы. Нагрузили так, что аж ноги подгибались. Даже в деревне им никогда не приходилось таскать такую тяжесть. Поэтому Харт пытался поспорить, но ему тут же пообещали скинуть его в пропасть, если будет и дальше обсуждать приказы предводителя.

– Был бы тут Тоф, – пробормотал тот своим спутникам, скрежетая зубами, – мы бы показали им, что к чему. А то вон тем, я вообще не доверяю, – парень кивнул на ребят из южной деревни.

Здоровяк Тоф, чтобы был похож на быка, так и не примкнул к ним. Видимо, мать так и не отпустила из дому. Тогда они подумали, что ему не повезло….

Делать им было нечего – пришлось тащить эти здоровенные мешки. Вся их группа выдвинулась в сторону Рэдгарта.

Шли они каким-то обходными тропами. Тащились по перевалам, таким местам, какими ходят только горные козлы. Никаких дорог или трактов. От этого было еще тяжелее. Лазить по горам со здоровым рюкзаком, рискуя рухнуть вниз. Еще сильно спешили, почти не отдыхали. Поздно ночью ложились, рано утром вставали. Быстрый перекус и опять вперед. Это всё жутко выматывало. Тропф стал понимать, что еще несколько дней в таком темпе, и он просто рухнет без сил. Но идти пришлось несколько недель.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru