Стальной донжон

Эб Краулет
Стальной донжон

Всё это время у них была робкая надежда, что когда они придут в лагерь, наступит совсем другая жизнь….

Спустя долгое время, такое, что огромный тюк и Тропф едва не стали одним целым, их группа добралась до лагеря. За всё это время парень видел лишь дикую природу. Никаких строений, жителей или еще чего-нибудь. Они прятались. Намеренно скрывались в глуши, обходя все поселения так, что даже на горизонте не было видно крыш или дыма. Даже костер не жгли – обходились без него.

Поэтому оставалось только вздохнуть с облегчением, когда их вожак сказал, что они почти пришли. Вкусная еда, теплое питье, сон – об этом вымотавшиеся парни только и мечтали.

Лагерь был разбит среди леса. Небольшой частокол усиленный земляным валом, огораживал его от деревьев и кустов. Здесь поставили большие палатки, даже выкопали несколько землянок, но они, конечно же, были не для простых ребят. Горели костры, над пламенем покрытые сажей бока котлов. Что-то там кипит. Пахнет вкусно.

– Ух, скорей бы перекусить, – проворчал Харт, глянул на Тропфа, – надеюсь, что теперь заживем!

Однако кормить их не стали. Это их боевые спутники сразу потащились в сторону кипевшего варева. А вот молодняк выстроили у забора.

– Ждите здесь, – прорычал их вожак. И пошел прочь. Они ждали, глотали слюну и голодным взглядом смотрели на обедающих вдалеке воинов.

Вскоре к ним подошел рыжебородый здоровяк. На лице несколько шрамов, суровый взгляд с прищуром. Он прошелся мимо них, заглядывая в глаза. Молчал. Потом отошел подальше и снова оглядел весь строй.

– Меня, – незнакомец презрительно сплюнул на землю, – зовут Ревар! Я здесь командую бойцами и мое слово для вас – закон. Самое первое, что вам следует запомнить – вы по сравнению со мной жалкие детишки. Когда-то давно, я бился вместе с самим королем Рифельвом! – заявил он, – и те, кто ослушается меня, жестоко пожалеют! Вам ясно?

– Ясно! – выкрикнул Харт и тут же спросил, – а нам выдадут оружие?

– Оружие? – прищурился тот, – оружие надо заслужить! Вы не воины, а всего лишь новобранцы! Вашей задачей будет обслуживание нашего лагеря. Убираетесь, готовите, стираете. Если будете хорошо выполнять свою работу, то сможете получить повышение! Тем, кому это не нравится – могут отправляться обратно в Радас. Надеюсь, что вы запомнили дорогу!

Они ошарашено замолчали. Каждый из них думал о том, как будет сражаться, а не заниматься стиркой. Однако спорить никто не хотел.

– Знакомьтесь! – Ревар подманил какого-то огромного толстяка. Будто бы три здоровых мужика слились в одного. Потирая толстые щеки, тот подошел к ним, – это ваш командир! Вы будете звать его интендант Олан! Думаю, все всё поняли? – с грозным прищуром закончил рыжебородый. Ждать ответа не стал – просто развернулся и пошел прочь.

– Так, парнишки, – протянул жирдяй, оглядывая мелкими глазками их неровный строй, – вы трое туда! Пойдете за дровами! Ты и ты, на кухню! Надо разделать мясо для ужина! А вот вы все пойдете со мной, покажу для вас дельце, хе-хе, – он гнусно засмеялся. За его спиной какой-то парнишка протащил два здоровых котла, едва волоча их за собой. Толстяк повернулся, заметил его и вдруг махнул Тропфу, – иди, помоги ему! А то будет возиться вечность! – прорычал он.

– Интендант Олан, послушайте! – вдруг осмелился выпалить Харт, – мы долго шли, проголодались! Нам надо пообедать!

– Обед?! – протянул ему в ответ тот, – прости, дружок, но вы пропустили обед! За мной! – он махнул рукой.

Тропф вздохнул и потащился за парнишкой с котлами. Подхватил один и уже вместе они потащили их к ручью. Внутри были остатки сгоревшего варева, которые намертво пригорели к днищу. Парень дал ему тряпку, но толку от неё было мало. Тропф тер, тер, но гарь и не думала отлипать.

– Эй! Набери песка со дна! – бросил ему его напарник.

– Точно! – он хлопнул себя по лбу. Этот долгий мучительный переход, голод и усталость совсем вымотали его. Нагреб песка и принялся тереть с удвоенной силой.

– Я Тропф! – пропыхтел он.

– Табек, – отозвался тот.

– Давно ты уже здесь? – с некой надежной спросил парень. Хотелось узнать, сколько им придется ходить в этих новобранцах.

– С самого начала, – пробурчал тот, – стираю, готовлю….

– А почему ты еще не в воинах?

– Ты же сам слышал! – грустно усмехнулся тот, не переставая драить котел, – это надо заслужить! Может быть, повезет и тебя возьмут в горы или на вылазку. А может, ты до самого конца этой войны будешь оттирать котелки!

– Ух, не хотелось бы, – отшутился Тропф и улыбнулся.

– Ха! Это еще ничего! Посмотрим, что ты скажешь, когда тебя заставят стирать вонючие портки Олана! – фыркнул тот.

Парень сразу как-то помрачнел.

Глава пятая. Огонек во мраке

Спуск был невыносимо долгим. Снег летел в лицо, спутники тянули Тропфа вниз, веревка натягивалась, тащила его вперед. А он едва прорывался через глубокие сугробы. Рюкзак оттягивал плечи, ещё и драконье яйцо приходилось придерживать. Оно согревало парня, да только рука уже совсем затекла.

Постепенно порывы ветра стали слабеть, а с неба перестали падать снежинки. Сугробы стали мельчать, таять. Появились прогалины, в которых виднелся мелкий серый гравий. Сосны, до этого хилые и мелкие, стали крепчать, стремиться к облакам своими вершинами. Это уже были мощные, высокие деревья с густыми ветвями. У их корней стали попадаться кусты, а потом и трава полезла. Склон стал более пологим. Это означало только одно – заснеженные горы остались позади.

Они остановились на небольшой привал. Отвязали веревку от поясов. Спутники Тропфа скинули лишнюю одежду – тут уже было тепло и не зачем кутаться, укрываясь от ледяного ветра. Но отдыхать долго не стали.

– Идем! – бросил им Ревар, – нам еще до лагеря идти!

Все четверо поднялись и поспешили вперед. Тропф не стал скидывать тулуп. У него же яйцо чудовища под ним. Так его хотя бы не было заметно. С виду будто бы и, правда, у парня рука на перевязи. А больше деть его было не куда. Рюкзак чужой – туда его не засунешь. Того и гляди – полезет внутрь кто-нибудь и найдет. Конечно, можно было бы отстать, спрятаться в кустах и разбить….

Парень вздохнул. Разбить. Оно спасло ему жизнь и этим он отблагодарит его? Убьет ещё не родившееся существо? А вдруг оно последнее в своем роду? Вдруг больше драконов нет? По коже пробежали мурашки. Конечно, звери они страшные, жуткие. Но разве можно их уничтожать? Этого он не знал. Вновь эти вопросы о морали и справедливости. Слишком много на него навалилось.

В любом случае, от спутников не оторвешься. Поглядывают назад, следят за ним. Поторапливают. Как тут спрячешься? Ещё заподозрят чего! Поэтому Тропф смирился и просто шагал следом. Где-нибудь у лагеря разберется, если только опять не заставят чистить котлы. Вот только драконье яйцо, что грело его среди снегов, теперь стало мешать. Теплый тулуп, да эта печка под боком. И рюкзак за спиной болтается, попробуй с ним не отстать! Пот с парня просто градом катил. Он уже был весь мокрый, раскрасневшийся.

– Эй! Ревар! – вдруг окликнул своего дядю Гард, глянув на Тропфа, – так чего? Возьмем этого пацана в воины? Смотри, как старается!

– В лагере посмотрим, – процедил тот.

– А чего? Он с нами таскался, вроде нормальный, – протянул Кирд, – пусть тоже побьет местных выродков! Рожа у него только добродушная, но это пройдет еще…

– Думает он много слишком! – Ревар коротко глянул на Тропфа.

– Фе, – отозвался его племянник, – а кто из нас не думал? Это в первый раз только, потом привыкаешь! Разве нет? Сходит с нами в набег и станет тем еще разбойником! Бравый разбойник, грабитель морей! Выйди под парусом в море скорей! – громко пропел он, размахивая руками, – эх, я б вот сейчас вышел. Задницу чуть в этих горах не отморозил! Теперь костер хочется зажечь, да побольше, – на его лице появилась злорадная ухмылка.

– Я сказал – в лагере разберемся! – грубо оборвал его тот, – шагай лучше быстрее!

Тропф шел позади, поглядывал на их спины. Разбойники. Они даже не скрывали этого. Гордились. Хвастались. Первый раз, а потом привыкаешь…. Его аж передернуло. К чему привыкаешь? Может, эти всю жизнь прожили так, но он-то знал. Знал, каково это трудиться на земле, стараться, растить урожай. И представить себе не мог, чтобы кто-то пришел и забрал все труды себе. Сжег твой родной дом…. Бьор защищал долину. Его уважали. Никто и не думал соваться туда.

А они всё так же приближались к лагерю. Уже виднелся знакомый частокол, среди деревьев. Поднимался над ним легкий дымок.

Четверо странников прошли внутрь лагеря. Тропф осторожно стянул свой рюкзак, всё еще придерживая яйцо под тулупом. Его спутники сразу оставили его. Теперь они снова были из разных слоев. Их гордо приветствовали собратья по оружию. А сам парень разгружал припасы в стороне.

– Эй! – вдруг окликнул его один из парней, – давай я помогу. Там, это…. – он кивнул в сторону их палаток. Там, где обычно собирались новобранцы, когда у них не было изматывающей работы. Сейчас там было довольно много народу, что для такого времени очень необычно.

Тропф осторожно зашагал туда. Сразу почувствовал недоброе. Горит костерок. Вокруг кучка ребят сидит. Все какие-то понурые, смотрят на пламя. В центре Харт, держится за голову.

– Привет, – кивнул им парень, – чего-то случилось?

– Да, – поднял голову его друг, – Тарок. Он не вернулся…. – кулаки у него сжались, – говорят, рыцари напали.

– На лагерь напали?

– Нет. Они ушли вчера на разведку. Его выбрали, чтоб проверить в бою. Дали топор, щит. Он такой радостный был. Ушел с ними, – Харт утер глаза, – и всё. С утра вернулись без него. Я даже не знаю, что случилось. Никто ничего не говорит….

– Ух, – Тропф чуть драконье яйцо не выронил, вовремя уцепил, удержал. Осторожно присел рядом, – а тело?

– Говорят, там оставили, – пробормотал тот, – слушай, я ведь его с детства знал. Соседями были! Морды друг другу били, пили вместе! – он закачал головой, – а тут бац и нет парня. А эти, даже сказать нормально не могут….

 

– Проклятье, – покачал головой Тропф.

– Ты-то как? Нормально себя показал? Не сбежал, как тогда в овраге?

– Да…. – замялся парень, вспоминая тот позорный случай из детства, – в общем-то, неплохо…

– Отлично. Хоть ты за него отомстишь! Пойдешь с ними, порубишь этих выродков за всех наших! – Харт сжал кулаки, аж костяшки захрустели, – я бы и сам хотел, да только не берут меня, – со злобой добавил он.

– Чего там расселись? – разлетелся над головами визгливый голос, – а ну за работу! Или так и будете вечно в новобранцах сидеть!

– Ну, пошлите уже, – тот сразу поднялся на ноги, оглядел остальных, – а то этот Олан опять пинками гонять будет!

– Эй! Харт, – осторожно позвал Тропф, встал, подошел ближе, – слушай, я в этих горах вымотался жуть. Мне б поспать. Прикройте меня, а я за околицей отдохну до обеда, ага?

– Давай, – он хлопнул его по плечу, – мы тебя не подведем!

Вся компания потащилась в сторону походной кухни. Тропф поглядел им вслед, а потом бросился к выходу из лагеря. Не главному, где стоял дозор. А к небольшой дыре, за палатками. Они пролазили здесь, чтобы выбраться за пределы частокола. Сходить на охоту или просто спрятаться от ненавистной работы.

Парень протиснулся и бросился бежать по лесу. Надо отойди подальше от лагеря. Туда, где никто не ходит. Промчался по лесу, проламываясь сквозь кусты. Глянул через плечо, как удаляются заточенные концы бревен. Ага. Вроде достаточно.

Вытащил из-под тулупа драконье яйцо. Вот оно. Горячее, твердое. Он положил его на палую листву. Темные пятнышки на белой скорлупе. Рука его легла на рукоять топора. Надо. Надо бить. Чтобы не достались оно этим разбойникам. Чтобы не попала в их руки дикая зверюга…

Однако он медлил. Совсем не торопился. Не мог себя заставить. Если бы не эта штука – парень просто замерз в тех снегах. Ещё в пещере бы уже околел. Яйцо спасло ему жизнь. И он не мог уничтожить его. Так же, как и не мог больше находиться среди этих бандитов. Ему не хотелось ни прислуживать им, ни становиться таким же, как они. Однако что он может сделать, Тропф не знал. Вернуться в Радас? Отправиться туда пешком, не зная дороги? Те тропы, какими они шли…. Чтобы найти там путь нужно быть хорошим следопытом. Скорее всего, парень просто свалится в какую-нибудь расщелину или заблудиться в горах.

Вечно стоять над этим яйцом было нельзя. Как и бросать здесь. Тропф вздохнул и поднял его на руки. Снова сунул под тулуп и поплелся обратно. Едва переставляя уставшие ноги, он добрался до дыры в частоколе. Уже собрался протиснуться среди бревен, как услышал визгливые крики толстяка.

– Не хотите работать совсем! Я вас вот всех сдам Ревару и Грональду! Посмотрим, как вы запоете! – орал тот. Сквозь щель видно было его раскрасневшееся лицо. Как махает он своими пухлыми руками.

Лезь туда – значило выдать себя. Достанется ему ещё, а потом отправят на какую-нибудь гадкую работенку. Кроме этого, Тропф хотел спрятать яйцо в своих вещах и всё-таки хоть чуть-чуть поспать.

Забор в этом лагере был дырявый. Об этом особо никто и не заботился. Поставили, да и хватит. Так чтобы были ещё проломы, где можно пролезть. Парень бросился к одному из них, обогнул их базу с севера, осторожно шагая вдоль бревен. Дыра была на месте. Как раз за землянкой, в которой постоянно сидит посланник от короля – Трональд. Тут никогда никого не бывает. Опасаются лишний раз тревожить таких важных персон. Это как раз было ему на руку.

Тропф осторожно пролез через щель. Обошел насыпную крышу, и уже проходя мимо откинутого полога, вдруг услышал голоса. Один это Ревар. А другой, другой принадлежал Трональду. Его новобранцы почти не видели, не по рангу им было. Он отсиживался в своей землянке, почти не вылезая наружу.

– Облазили эти горы, чуть не сдохли среди метели, – надрывался рыжебородый, – ничего там нет. Пустая это затея. Драконы выдумка!

– Король верит в это. Понимаешь? Если бы я мог переубедить его! – пробасил Трональд, – он уверен, что твари существуют. Надо только их найти. Подумай сам – тайно привезти их в ящиках к этой башне, а потом выпустить! Ещё и с подрезанными крыльями, чтоб далеко не улетел! Скольких он сожжет? Скольких сожрет?

– Хорошо мечтать, – усмехнулся Ревар, – да только не бывать этому. Надо убираться из этих мест и заняться уже нормальными грабежами! Начнем жечь поселения от наших границ. Пускай Кронос побегает со своими рыцарями, пытаясь поймать нас.

– Думаю, ты прав. Здесь даже на вылазку не сходишь нормально, – отозвался его командир, – сидим тут, как мыши.

– Да уж. Говорят, наши столкнулись с рыцарями?

– Не было никаких рыцарей. Был глупый пацан из долины Тойлин. Ребята вытащили девку из дома, хотели повеселиться. А он решил заступиться за неё и побежал на них с топором в руках. Получил обухом по башке и там же слег, – небрежно заявил Трональд, – нельзя же говорить этим, такую правду, да?

– Из долины Тойлин, говоришь? – процедил в ответ Ревар, – я с собой тоже такого взял. Он сказал, что это неправильно грабить нашего врага, представляешь?

Оба громко расхохотались. Тропф замер, даже дыхание затаил. Хотел уже было уйти, сбежать, пока его не заметили, но всё же замер снова.

– Бьор растил слизняков в своей вотчине несколько поколений! Какие из них воины? Какие сыны Радаса? – возмутился Трональд, – жалкие уродцы. Нельзя их брать! Наш король правильно сделал, что поставил их на передние ряды при осаде Белой Крепости. Чтобы они приняли на себя весь удар. Вот их единственное применение – мясной щит! Даже оружие можно не давать!

Ревар что-то ответил ему. Принялся рассказывать, но Тропф уже не слышал этого. В ушах яростно застучала кровь. Кулаки его сжались. Он почувствовал дикую ярость. Такую, что хотелось ворваться туда и забить этих двух голыми руками. Но нет. Это никак ему не помогло.

И парень вдруг понял, что нужно сделать. Надо бежать. Бежать отсюда прочь. Пусть даже не в Радас. Не домой. Просто уйти подальше от этих выродков! Если это и есть северяне, то ему не хотелось быть одним из них.

Тут его осенило – он пойдет в деревню. К той девушке. Скажет, что родной край разорили бандиты. Прибьется к ним. Можно даже вымазать лицо грязью и сажей. Его примут. Должны принять.

Тропф вскочил на ноги. Побежал прочь, прячась среди палаток. Добрался до своей койки. Под ней лежит мешок с его вещами. Уже изрядно исхудавший. Сунул туда руку. Ага. Золотые на месте, замотанные в тряпки. Вытащил яйцо из-под тулупа, запихал туда, укрыл одеждой. Сам тулуп бросил прямо на койку. Плевать, без него обойдется. Погода пока стояла тёплая. Руки уже схватили мешок, как он вдруг понял – надо сообщить Харту!

Выскочил из палатки. Побежал по лагерю. Его окликнули, но ему было плевать. Увидел своего друга – тот тащил корзину полную мокрого белья. Его едва было видно из-за этой кучи.

– Стой! – закричал ему парень. Тот замер, выглянул на него изумленным взглядом.

– Тропф? Ты чего не спишь?! Мы тебя тут прикрыли, сказали, что ты занят делами, мол, Ревар что-то там приказал!

– Слушай, надо бежать отсюда! – выпалил ему парень, – бросай всё, уходим со мной!

– Что?! Ты с ума сошел? Куда мы пойдем!? А главное – зачем!? Скоро король Торальд выступит против Кроноса! А мы вместе с ним. Главное только потерпеть!

– Ты не понимаешь! Они все разбойники! Ревар, Трональд, они грабят деревни, разоряют, сжигают! Убивают мирных жителей! Таких же, как мы! Тех, кто просто трудится!

– Погоди, – Харт поставил корзину на землю, – у тебя жар? Эти мирные жители убили нашего Тарока! А Кронос хотел захватить всю нашу страну! Сжечь нашу деревню! Твой отец погиб, когда бился против него!

– Нет, – покачал головой Тропф, махнул руками, – эти бандиты сами убили Тарока! Я только что услышал это своими ушами! Он хотел защитить девушку от их лап. Простую крестьянку! И получил по голове. Его тело бросили там, даже назад не забрали.

– Это всё горы, Тропф! – воскликнул тот, ошарашено глядя на него, – говорят, что после высоты у многих начинаются бредни. Послушай себя! Мы бьемся за свободу! Против злобного тирана! За свою страну!

– Но Кронос не тиран, – судорожно облизнув губы, заявил он, – я встретил в лесу девушку. Она рассказывала, что возле Стального Донжона проводят ярмарки, там красиво. И никого не казнят.

– Она врала тебе! Ты понимаешь? – Харт схватил его за плечи, – очнись! Это прислужница этого монстра! Как может быть такое!? Разве наши собратья ошибаются? – он махнул рукой в сторону палаток, – все знают это. Кронос жестокий ублюдок, и он получит по заслугам! Иди, проспись, – парень сердито подхватил корзину с бельем.

– Проклятье, – процедил Тропф. Он понял, что спорить бесполезно. Ведь сам тоже не мог в это поверить. Несчастный схватился за голову. Как же доказать это, как объяснить, что происходит на самом деле….

– Харт! – позвал своего друга он, глубоко вдохнул и с горестью произнес, – думаю, ты сам всё увидишь…. Поймешь, что я был прав, – тот лишь бросил на него сердитый взгляд, – прощай! Я ухожу! – заявил ему Тропф.

– Что?! Совсем сдурел! – гневно воскликнул тот, – я сейчас всё расскажу Олану! Пускай взгреет тебя, может, тогда очнешься уже от своего бреда! – корзина полетела на землю, чистое белье упало в грязь. А сам парень побежал в сторону кухни.

– Нет, – прошептал Тропф и бросился в сторону палаток.

– Эй! Вы чего тут разорались? – навстречу ему вышел Кирд, нагло хрустнув яблоком. Парень промчался мимо, а тот бросил ему вслед, – я поговорю с Реваром, чтоб взял тебя в поход, слышь! Так что готовься!

О, он готовился! Еще как. Тропф ворвался в палатку, схватил свой мешок и сразу же выскочил наружу. Дыра была совсем рядом, и он буквально пролетел сквозь неё. Уже потом бросил взгляд и увидел, как бегут в эту сторону толстяк и Харт.

Но было уже поздно. Тропф помчался прочь от этого частокола, с каждым шагом удаляясь всё дальше от этого лагеря.

Лес несся мимо него. Усталые ноги едва держали, но он бежал. Бежал, как можно дальше. Где-то там, вдали была та самая деревня. Он даже не видел её, просто запомнил, куда ушла та девушка. В том, что ему удастся найти это место, сомнений просто не было.

Шел Тропф долго. Весь запыхался и выдохся. Сделал небольшую остановку, испуганно вглядываясь в лес за спиной. Ему казалось, что вот-вот оттуда выскочат преследователи. Схватят его и утащат обратно. В этот жуткий лагерь. А там, там он даже не представлял, что с ним могут сделать. Они ведь убийцы, грабители, а значит, и с ним расправятся в легкую.

Поднялся на ноги. Пошел дальше. Уже начало вечереть, а он всё тащился по лесу. Кажется, вот эта тропинка, на которой он встретил ту девушку. А вот туда они пошли. Зашагал в том направлении.

– Скоро увижу её, – пробормотал он, – скоро отдохну!

Однако ничего не было видно. Сплошные деревья и кусты. Еще и темнеет. Лес становился мрачным и грозным. А потом, он вдруг стал редеть.

Парень вышел на небольшой луг. Увидел вдалеке очертания зданий. Крыши, стены. Вот она – деревня.

Полный радости помчался вперед. Уже даже не думал о том, как представиться или что рассказать. Даже лицо грязью не измазал. Настолько сильно хотелось увидеть ту девушку, других жителей. Оказаться в теплом и гостеприимном месте.

А потом он вдруг понял, что здания впереди лишь обугленные руины, над которыми еще поднимается дымок.

Тропф сделал последние шаги и буквально рухнул на колени. Деревню сожгли. Отчаянье захватило его. Затем пришла жуткая ярость. Это всё те ублюдки. Быть может, девушка, которую пытался защитить Тарок, была она…. Та самая, милая красная шапочка. Парень сжал кулаки, почувствовал, что вот-вот разрыдается. Все его надежды рухнули. Все мечты разлетелись пеплом.

Он встал и пошел вперед. К руинам. Будто бы надеялся найти там выживших. Прошел по обгорелым пятнам на траве. Вот первый дом. Небольшой, небогатый, пара комнат всего. Она здесь жила? Или вон в том, соседнем, который побольше. Рядом сарай, тоже сожженный. Лежит в пыли свиная туша. Обугленный бок, будто бы кто-то пытался опалить щетину. Надутая вся.

Парень рассеяно зашагал дальше. Обошел строение на высоких ножках, видимо амбар. Рядом с ним здоровое здание, которое почти сохранило свой вид, не рухнув под напором огня. Только крыша провалилась, когда пламя пожирало её. Скорее всего, это какая-нибудь таверна. Или дом старосты. Тропф не знал, как здесь живут. Мог только догадываться. Ходил среди этих руин и гадал.

Постепенно дома закончились, но парень всё так же шел вперед, поднимая сапогами остывший пепел. Впереди перед ним явно была мельница. Большая, высокая. Тоже устояла. Часть стены обрушилась, сквозь выгоревший проём видно большие жернова. Почерневшая крестовина замерла навеки, от лопастей одни палки. Парень подошел ближе, прошелся по выжженному пятну, когда-то бывшему пышной травой.

 

Мельница стояла на большом обрыве – самое лучшее место, ветер хороший здесь. Даже сейчас он трепал волосы Тропфа.

Солнце окончательно зашло. Темнота опустилась на сгоревшую деревню. Парень вышел на самый край. Глянул вниз. Там лес простирается вдаль. Где-то видны луга. Вдали какие-то холмы. Едва можно различить в ночном сумраке. Кажется, вон большими широкими петлями прокладывает свой путь по равнине полноводная река. Убегает вдаль, подальше от этих гор.

И на одном её изгибе, Тропф вдруг увидел светящееся пятно. Он встал на самый край, вгляделся вдаль и вдруг внезапно понял, что там такое.

Сердце его застучало, по спине пробежал холодок. Он всё пристально смотрел туда, пытаясь издали разглядеть все детали.

 На берегу неизвестной ему реки, будто бы лежало большое горящее огнями колесо. Почти ровный, идеальный круг, яркие спицы которого сходились в самом центре. Были еще небольшие едва заметные пятнышки рядом с ним, как и дальше по течению. Но на них глаз даже не останавливался. Подумаешь, какие-то домики и деревеньки.

Даже в этой темноте было видно, что в самом центре, где у колеса обычно ось, возвышается огромное строение. Стены его подсвечивались огнями города, что раскинулся у подножья. Однако до самой вершины свет даже не добивал. Но там горело свое яркое пламя. Словно свеча полыхает во мраке.

– Ух, – изумленно выдохнул Тропф. Дерево, мельница, башня…. Вспомнились ему все эти их рассуждения. Ничто из этого не подходило для того, что он видел. Никто из них и представить не мог, что было на самом деле. Потому что в жизни своей никто и никогда не видел подобного. И представить не мог, что такое вообще можно создать. Даже глядя отсюда, парень понимал, насколько это строение огромно.

– Пламя Королей, – прошептал он, уставившись на маячивший впереди огонь. В голове его родилась крайне безумная мысль. Такая, что раньше бы он ужаснулся ей. Но теперь у него не было иного выхода. Вернуться домой он не мог. Вернуться в лагерь было еще безумнее. Оставалось только одно. Идти туда, куда его манило, словно мотылька манит свет лучины.

– Ну что ж, – едва слышно пробормотал парень, криво усмехнулся, – я иду. Иду…

Тропф огляделся по сторонам и принялся искать дорогу вниз. Туда, где на равнине, окруженный кольцом городских строений возвышался Стальной Донжон.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru