Стальной донжон

Эб Краулет
Стальной донжон

Глава вторая. Донжон должен быть разрушен

Девушка убегала от него прочь. Тропф звал её, просил остаться, но всё было бесполезно. Она исчезла в каком-то полумраке, в который превратился окружавший его лес. Парень вздрогнул от навалившихся на него тьмы и холода и распахнул глаза. Всё ещё не понимая, где находиться, немного приподнялся на локте.

– Проснулся? – Ревар злобно глянул на него, – собирай пожитки. Мы выходим.

– Угу, – только и успел кивнуть парень. Он отряхнулся от снега, которым его щедро обсыпали спутники. Зачем нормально будить, если можно швырнуть в лицо спящему снежный ком из ближайшего сугроба? Тропф поднялся, вытряс одеяло и свернул его в тугой рулон. Прицепил его к рюкзаку.

Гард собирал остатки дров и хвороста. Стянул их веревкой в вязанку и бросил там же. Тащить её он явно не собирался. Кирд просто топтался в стороне, лениво поглядывая по сторонам.

Парень накинул рюкзак, подцепил на него щит, гербом наружу. Закинул сверху вязанку. Палки стукнули по затылку, лямки впились в плечи. Он попытался закидать остатки костра снегом, чтобы потушить угли и спрятать от чужих глаз.

– Оставь! – бросил ему Ревар, криво усмехнулся, – здесь никто не ходит. К тому же мы и так тут порядком натоптали, – он презрительно оглядел место их лагеря, – всё, пошли!

– Мы уходим? – Тропф поднял на него глаза, с надеждой добавил, – возвращаемся в лагерь?

– Нет, – отрезал тот и поднял голову в сторону горных вершин, возвышавшихся над ними, – мы поднимаемся ещё выше.

И они пошли туда. Склон был крутой. Снега навалом. Ноги увязали в нем. Сосны стали пропадать. Их и раньше-то было не густо, а тут вообще – голая заснеженная земля. Даже огромные валуны засыпало снегом, превращая их в белые бугры на этой косой поверхности.

Тропф шел позади всех. Пыхтел, стараясь не рухнуть в снег. Если бы упал, скорее всего, покатился бы вниз, кувыркаясь и превращаясь в снежный ком. Впереди были Кирд и Гард. Два брата шли налегке, это у парня тяжелый рюкзак с припасами. Ещё и хворост на загривке. А у тех почти ничего не было. Одеяло, шкура, да по топору у каждого. Здоровяки брели вверх, оставляя после себя целую траншею. По ней уже шагал Ревар. Гордо поглядывал по сторонам, да тыкал пальцем своим племянникам, чтобы знали куда идти. А с неба тем временем начали падать белые хлопья. Они кружились в воздухе, оседали на их одежде. Ветер пригнал серые тучи, заставив день слегка померкнуть.

Поднимались они долго. Настолько, что Тропф совсем выдохся. Еле тащился за своими спутниками, увязая в снегу.

– Так, – вдруг воскликнул Ревар, махнул своим племянникам, – вы идите вперед, осмотрите тут всё. А мы пока поищем место для лагеря! – он смахнул с плеча налипшие снежные хлопья, – пошли! – бросил Тропфу.

Два здоровяка разошлись по сторонам. Один направился чуть выше, скрывшись за большой скалой. Другой спустился ниже и тоже пропал из виду.

А командир и новобранец пошли дальше. Нужно было найти укрытие для огня. Ветра тут сильные были. То, прежнее, место было просто чудесным – целая куча здоровых камней, но даже туда задувал ветер, пытаясь задуть пламя. А здесь – почти голый склон. Ещё снег усилился. Падал теперь целыми комьями.

– Вон! Туда! – указал Ревар. Впереди была большая отвесная скала. У её подножья даже виднелись голые камни. Там можно было развести огонь и разбить лагерь. Они зашагали вперед.

Едва они добрались туда, Тропф сразу рухнул на колени. Слишком устал тащиться по всему этому косогору. Стянул вязанку, принялся развязывать тугой узел. Скорей бы согреться!

– Погоди, – бросил ему Ревар, – тут ветер сильный будет, – он одернул капюшон и вгляделся в небо, – ещё и снег этот…. Подождем этих двух тут, – наконец решил он. Наступило молчание.

– Послушай, – парень устало опустился на ветки, глянул на своего спутника, – а чем занимаются те ребята, что ходят в долину?

– Чего? – недоуменно посмотрел на него тот. Даже немного призадумался от такого вопроса, – а тебе-то что?

– Ну, – Тропф слегка замялся, – я ведь не буду вечно ходить в новобранцах? – он неуклюже ухмыльнулся, – вот, хочу знать, что меня ждет.

– А, – протянул тот, шмыгнул носом, – они ходят в разведку. И за припасами. Ты и так должен об этом знать. У нас секретов нет.

– А откуда эти припасы? – поинтересовался парень.

– Их дают нам угнетенные жители Рэдгарта. Многие здесь тоже не любят тирана Кроноса, поэтому помогают нам. Почему тебя это вообще волнует? – поморщился он, вглядываясь вдаль сквозь стену из падающего снега.

– Ну, – Тропф поправил лямки рюкзака, – просто интересно. А как вы их находите?

– Кого?

– Этих жителей…. Которые помогают нам.

Ревар уставился на него полным недоумения взглядом. Смотрел в упор и что-то пытался сообразить. Будто бы совсем не мог понять сути вопроса.

– Так, – наконец заявил он, криво усмехнувшись, – расклад такой. Мы приходим в деревню. Все, кто хочет помочь – помогают. А те, кто нет…. – глаза его блеснули, – те враги и приспешники тирана, – злобно бросил он. Тропф догадывался, что случается с врагами и приспешниками. Но всё же решил спросить.

– А тех, кто против нас…. – он замялся, но потом продолжил, – мы их грабим?

– Именно. Грабим, сжигаем дома, убиваем, – Ревар грозно оскалился, – не поверишь, но после такого желающих нам помочь сразу становиться больше.

– Но это как-то неправильно, – пробормотал Тропф.

– Неправильно? – он цыкнул зубом, присел на корточки. Уставился прямо на него, – откуда ты, пацан?

– Сталорк. Это в долине….

– Ясно, – покачал головой тот, – вотчина Бьора, – презрительно сплюнул в снег, – пожалуй, единственный во всем Радасе, кто предпочитает копаться в этой скудной земле.

– О чём ты? – не понял его Тропф.

– У вас там ещё тепло. В остальных краях суровые леса и погода не лучше этой, – его спутник, прищурившись, уставился в небо, – укрылись там в своей долине, между горами. А об остальной стране и не знаете. Радас, пацан, это суровое место. Большая часть – горы вроде этих. А на побережье дуют такие ветра, что лишь сосны растут на камнях, изо всех сил цепляясь за них корнями. Зимой море сковывают льды, а летом оно едва успевает растаять. Знаешь, – Ревар вдруг стянул капюшон с головы. Отодвинул рукав, показывая изуродованную кожу, – откуда у меня эти шрамы? – он криво ухмыльнулся, – когда-то я ходил в набеги с самим королем Рифельвом! Мы доплывали до побережья Рэдгарта, отыскивали путь среди фьордов и поднимались по рекам. Грабили всех до кого могли дотянуться. Вырезали целые деревни. Вот так живет наш народ, пацан, – гордо заявил тот. Натянул капюшон обратно на голову.

Тропф ошарашено замолчал. Весь его мир буквально обрушился. Нет, он, конечно, слышал песни от бардов в трактирах. О славных походах и подвигах, богатой добыче, что привозили великие герои домой. Но тогда это звучало совсем по-другому. Казалось, воины сражаются с сильным врагом, а не с деревенскими жителями….

– Проклятье! Где их носит-то? – встревожено воскликнул Ревар, вглядываясь в снежную пелену. Глянул на него. Нахмурился, – о чём задумался? – грубо бросил ему. Вид у него стал совсем не дружелюбный. Нужно было сменить тему.

– Ты сказал, что у нас нет секретов, – медленно протянул парень – а что мы ищем тут? В этих горах?

– Ищем? – тот снова покосился на него, – мы ищем то, что поможет нам победить! – а потом резко обернулся и воскликнул, – ага! Вот и они!

На них, загребая ногами по снегу, вышел Гард. Следом показалась рослая фигура Кирда. Прикрывая лица от летящего снега, они подошли к ним.

– Метель начинается, – прорычал один из них, – надо уходить!

– Не успеем. Нас засыплет ещё по пути. Разойдитесь и ищите укрытие! Пещеру или расщелину! Быстро! И ты тоже пошел, пацан, – бросил Тропфу Ревар и напоследок зыркнул на него, – мы с тобой ещё не договорили…. – он положил руку на свой топор.

Они разошлись. Увязая в снегу, Тропф потащился вдоль скалы. Держался за неё рукой, чтобы не потеряться. Снег летел в лицо, налипал на ресницы, так что глаза едва можно было разлепить. Хлопья забивались в ноздри, приходилось отплевываться от них. Каменная отвесная стена была сплошной. Никаких трещин или проходов.

Снег ещё сильнее усилился. Ветер начал дуть. Порывы его буквально бросали в несчастного эти белые хлопья. Тропф весь сжался, его затрясло от холода. Надо было возвращаться назад. Конечно, он ничего не нашел, только если пойдет ещё дальше – совсем замёрзнет.

Парень повернулся, шагнул, и нога его соскользнула на камнях. Тропф повалился на землю, покатился по ней, увлекая за собой целую лавину. Он пытался уцепиться или упереться во что-нибудь, чтобы остановиться, но у него ничего не вышло. Перед глазами было сплошное белое месиво, всё вертелось и крутилось. А потом он полетел вниз, и снег вместе с ним.

Несчастный пролетел метра три. Грохнулся на спину. Если бы не здоровый рюкзак – точно стукнулся бы башкой об каменный пол. Сверху на него посыпалась целая куча снега, закидав его с головой. Свет померк перед глазами. Снова ему вспомнилась родная деревня….

Поселение под названием Сталорк находилось в долине Тойлин. Раскинулась она между двух огромных горных хребтов. Тропф с детства привык видеть их заснеженные вершины, выходя из дома. Земля здесь была плодородной, но погода подводила. Так что урожай был скудным. Но им хватало. Даже больше того, как у них шутили, что долина кормит весь остальной Радас.

Правитель этого владения – Бьор Справедливый, особо никуда не выбирался. Сидел на своей земле, даже не думая о славных походах и подвигах. Поэтому многие из их краев ничего кроме долины и не видели. А если кто и уходил, то пропадал навсегда и назад уже не возвращался.

Так было долгое время. Но несколько лет назад всё поменялось. В Сталорк впервые за долгое время пришли незнакомцы. И принесли они с собой, как водиться, совсем не радостные вести.

 

– Король Рифельв убит! Белая Крепость захвачена врагами! – разлетался крик над головами собравшихся селян. Тропф глянул из-за их спин. Какой-то здоровяк размахивает мечом, стоя на телеге. Сам парень плохо знал, что такое Белая Крепость и кто такой король. Он ни разу его не видел, как и саму крепость. Знал, что это столица всего Радаса и там, словно в древних легендах, пируют славные воины. Запивают жирные куски жареной дичи вкуснейшим мёдом и обсуждают собственные подвиги.

Но эти новости даже в нём пробудили какой-то древний страх. Кто смог ворваться в это великое место? Кто осмелился убить короля?

– С юга пришли войска тирана Кроноса! Правитель Рэдгарта захватил наши земли! Посадил своего наместника! – надрывался незнакомый гость, – но есть у вас надежда, жители Радаса! Сын Рифельва – Торальд всё ещё жив! И он собирает настоящих воинов, чтобы отбить нашу страну!

Собравшиеся зашумели, засуетились. Всюду недовольные вопли.

– Не должен южанин править севером, – пробормотал старик рядом с Тропфом, он глянул на него, опираясь на свою палку, – не к добру это.

Парень не знал, что и сказать. Слишком много информации принесли эти чужаки. Слишком много для тех, кто живет в такой глуши. Он бы ещё послушал, но прибывших чуть ли не силой потащили в местную таверну. Угощать выпивкой и едой. Впрочем, те особо и не сопротивлялись.

Тропф же тогда отправился в лес. Он как раз шел туда, чтобы набрать хвороста. Провозился там несколько часов. Притащил домой несколько вязанок, груженный словно мул.

– Эй! – окликнул его старший брат, едва тот подошел к дому, – ты куда пропал?

– За хворостом ходил, – отозвался парень из-за огромной кучи вязанок, что тащил на себе.

– Брось их уже! Пошли! Там такие новости! – тот махнул рукой и скрылся в сенях. Тропф глянул в его сторону. Свалил всё прямо у крыльца и бросился внутрь.

В доме уже собралось всё семейство. Дед уселся у окна. Мать стоит рядом с печкой. Вся какая-то бледная. И отец довольно улыбается посреди комнаты. В руках здоровый мешок.

– Нашел брата? – он бегло глянул на вошедшего Тропфа, – отлично. Вот. Смотрите! – и с гордостью вытащил из мешка большой щит. На нем ещё блестела свежая краска, – мы теперь рыцари!

– Рыцари? – изумленно выпалил Тропф, глядя на яркий рисунок.

– Ага. А это наш герб, – довольно ухмыльнулся отец, разглядывая изображение в лучах солнца, пробивавшегося сквозь оконце, – видите? Это башня! Та самая, где живет этот ублюдок Кронос! Только она сломанная! Заметили? – он ткнул пальцем, повернув щит к братьям, – а над ней…

– Бир! – выпалил брат Тропфа. Фигура здорового зверя, стоявшего на дыбах, смутно угадывалась в этом рыжем пятне.

– Именно! – отец засветился от гордости, – наш зверь! Это значит, что мы сломаем эту башню! Север разрушит творение южан!

– А где Кронос? – не унимался тот.

– Он там, – отец повел рукой, – под обломками лежит!

– Фу, – с досадой махнул рукой дед, – а чем же он отличается от герба нашего соседа? Я глядел – там то же самое!

– У них бир в другую сторону смотрит! И девиз другой, – отец приосанился, – глядите, что написано! – ткнул пальцем в ленту под разрушенной башней. Тропф не умел читать, его брат тоже. Собственно, отец тоже не умел. Но надпись была красивая. Узорчатая, на большой ленте. Прямо под этой башней.

– А что там? – прищурившись, поинтересовался дед, – она явно длиннее, чем у других!

– Здесь написано – «Донжон должен быть разрушен»!

– О, а у тех вроде было… «Башня рухнет», так ведь?

– Похоже, но не то. Слыхали, как этот Кронос назвал свою крепость? Стальной Донжон!

– Стальной Донжон? – изумленно пробормотал Тропф, – а что это?

– Ух, – отец сердито покачал головой, – жуткое место. Огромная здоровая уродливая каланча. Говорят, почти до самого неба! Этот южанин думал, что доберётся до облаков. Только вот силенок не хватило!

– А ещё, – начал старший брат, – я слышал, что он зажёг там огонь. Королевский огонь. И пока он горит, этот Кронос будет править. А гореть он будет вечно.

– Вечно? Ха! Мы разрушим башню, – воскликнул отец, отдал тому щит и надвинулся на Тропфа, – вот так вот вцепимся в неё, – он схватил парня за плечи и начал раскачивать из стороны в сторону, будто бы как два бира сражаются по весне между собой, – а потом раз и…

Тропф устоял под его напором. Отец снова толкнул его. Но парень не поддался. Уперся ногами в пол, вцепился в отца. Тот засмеялся.

– Ух. Силен стал! Здоровяк! – отец отпустил его. Лихо хлопнул по плечу, – каких сыновей вырастил, а? Самые рыцари! – кивнул в сторону матери. Но та была совсем угрюмой.

– И что теперь? – спросила она, – если ты рыцарь, значит должен идти за королём? За этим Торальдом?

– Ну, – отец немного замялся, – все наши собрались. Он собирает воинов по всему Радасу.

– Какой из тебя воин? – как-то рассерженно ответила та, – ты всю жизнь в поле. Даже меч в руках не держал, – в её глазах появились слезы.

– Меч? Настоящий северянин сражается топором! – воскликнул отец, подошёл к ней и прижал к себе, – не бойся, мы вернемся.

– Мы?! – только и выпалила та.

– Я и Трамф…. – мать лихо отринула от него.

– Может, ещё и Тропфа заберешь? – с болью в голосе воскликнула она, – все уйдете? Кто пахать будет? Кто?

– Вернемся ещё до пахоты, – махнул рукой отец, – отобьем нашу страну. Говорят, Торальд хочет сразу взять Белую Крепость. Свергнуть наместника и сесть на трон. Вернем нашу страну, – он схватил старшего брата за плечо, – и вернёмся сами!

– Я тоже хочу! – воскликнул Тропф. Ему тоже хотелось сражаться вместе со всеми, – я уже взрослый!

– Ты будешь дом охранять! Нужен же хозяин, тут, а? – отец ласково улыбнулся.

– А если не вернетесь к пахоте? – мать утерла глаза, – если это затянется, а?

– Может, затянуться, – неспешно пробормотал дед, – осады бывают долгими….

– Ну, – отец подошёл к ней, снова крепко обнял, – я тебе обещаю, что вернёмся. И как можно быстрее…. Привезём столько всего оттуда…. Как наши предки в легендах, да? Отправимся в великий поход!

Тогда всё казалось таким простым и лёгким. Будто бы шутки какие-то. Какой-то там король, этот Кронос и его башня, наместник. Всего-то нужно было пойти вместе с Торальдом и отвоевать их страну обратно.

Тропф, ровно, как и остальные, кто остался в долине, завидовал ушедшим. У них там сражения, а здесь…. Здесь только рутина. Выгуливай скотину, собирай хворост, таскай воду из колодца. Каждое утро одно и то же.

Все в их деревне ждали, когда их соотечественники вернутся с победой. Тропф тоже ждал. Отца и брата.

 Но отец не вернулся. И брат тоже. Привезли только щит с гербом. Мятый и побитый. Парень только и успел заметить, как мать постарела сразу на несколько лет. Дед осунулся, сгорбился. Много кто ещё не вернулся назад. Над деревней только и разлетались скорбные вопли. Там, где некогда было веселье, наступил траур.

Даже вести о победе никого уже не радовали. Радас снова стал свободен. Король Торальд взял Белую Крепость. Захватил всю страну и вернул себе свой трон. Но этого ему показалось мало.

– Донжон должен быть разрушен, – именно эти слова сказали Тропфу, когда пришли за ним….

Глава третья. То, что поможет победить

Под снежным настом скрывалась глубокая расщелина. Её стены – обледеневшие отвесные скалы с висящими сосульками. Внизу легкий полумрак – свет едва пробивался сквозь толстый слой снега. Туда и слетел Тропф, увлекая за собой целую лавину. Снег насыпался ему на голову, закрыв лицо. Он с трудом смог вытянуть руки из этого сугроба и раскидать мокрые комья. С шумом вдохнул. Выдохнул. Вся кожа на открытых местах раскрасневшаяся. Блестят на ней крупинки льда. Сил, чтобы вылезти, совсем не было. Поэтому откинулся и развалился на этом ложе, полностью расслабившись.

Лежал он долго. Там, наверху, шумела метель. Засыпало в пробитую им дыру снежной крупой. А парень всё лежал и думал. Нахлынувшие воспоминания ещё больше заставили его задуматься обо всём, что происходило с ним за последнее время. Та незнакомая девушка, этот Ревар и отец. Столько всего навалилось на него. Прямо как этот снег. Давит, душит.

Подумать только, если король Рифельв действительно грабил поселения в Рэдгарте, то чем он лучше этого Кроноса? Того самого, кто мучает собственный народ? Что один грабил несчастных, что другой. Наверное, атака на Белую Крепость была местью за набеги. Столкнулись там две стороны и обе плохие.

Хотя, вот опять же. Разве станет такой правитель, как этот Кронос, устраивать пышные ярмарки? Он ведь тиран, злодей? Простой разум Тропфа никак не мог этого понять. Ведь если ты злобный дракон, терзающий несчастных жителей, то зачем тебе радовать их? Да и девушка не выглядела угнетенной. Такая счастливая, когда рассказывала о своих впечатлениях. Ему-то казалось, что местный народ это измотанные и нищие страдальцы. Прячутся по руинам, ищут уцелевшие крохи еды, чтобы выжить. Боятся любого шороха. И уж точно не раздают пирожки и празднуют на ярмарках.

Похоже, на самом деле жизнь оказалась куда сложнее, чем воспетая в балладах легенда. Не понять, кто тут дракон, а кто герой. Такое чувство, что всё перемешало и разобраться в этом невозможно. Тропф даже не мог понять кто он сам.

Впрочем, та девушка всё ясно сказала. Бандит. Один из тех, кто пришел сюда грабить и убивать. Но он ведь не такой! Он ведь не станет грабить, не станет жечь дома. И отец бы не стал, если б не погиб под Белой Крепостью….

Стало холодать. Он уже долго лежал в этом сугробе. Нужно было выбираться. Искать выход отсюда. Иначе он просто погибнет. Парень принялся загребать руками, пытаясь освободиться. Откопал ноги, уже почти замерзшие. Кое-как выбрался из этого сугроба и огляделся.

Это большая расщелина в горной породе. Сверху её присыпало снегом, который слипся в плотную корку. Каменные стены местами покрыты льдом, так ещё и отвесные и крутые – по ним вверх не вылезешь. Особенно с его-то рюкзаком. А бросать припасы было нельзя. Без них тоже не выжить.

Тропф вдруг уловил какое-то дуновение. Будто бы сквозняк. Видимо, здесь был ещё один вход. Он поднялся на ноги и зашагал вперед. В таинственную темноту.

 Узкий разлом скрывался под землей. Каменные стены смыкались над головой, а в недра уходил тёмный проход. Похоже, пещера. Парень направился туда. Другого выбора у него всё равно не было.

Всюду намерзший лёд. Скользкий и блестящий. Северянин аккуратно обходил наледь стороной, стараясь ступать по камням. Посматривал вверх – там торчали здоровые сосульки, сверкая своими остриями. Если такая упадет – скорее всего, пронзит его насквозь. Тропф поёжился, подумав об этом.

Впереди послышался какой-то хрип или даже рык. Парень остановился, затаил дыхание. Рука потянулась к топорику, что висел на поясе. Здесь, вроде бы не водятся биры? Так сказала та девушка. Но кто-то тут точно был. И явно здоровый зверь.

Одним топором сражаться было глупо. Так что он скинул рюкзак и снял свой щит. Закрепил его на предплечье. Если что – можно будет прикрыться им от жутких когтей. По крайней мере, ему хотелось на это надеяться.

Впереди кто-то снова зарычал. Грозно и злобно. Пальцы парня вцепились в рукоять топора. Тропф выставил перед собой щит и отважно шагнул вперед. Оттуда пробивался легкий свет. Опять дыра в потолке. Но разглядеть он ничего не успел. Краем глаза заметил, как у стены что-то дернулось. Пещеру озарил грозный рев, а потом в него полетел огонь.

 Пламя врезалось в щит и ошмётками разлетелось по сторонам. Запылали на полу горящие капли. Тропф выглянул из-за щита и увидел врага, потеряв дар речи.

Зверюга была действительно огромной. Какой там бир – тварь была размером с амбар. В полумраке её едва можно было разглядеть. Только метающийся силуэт. Ещё и огоньки, полыхающие вокруг, слепят, мешаются. Нечто исчезло во мраке, укрывшись за стеной пещеры. Тропф подскочил к ней и вжался в холодный камень.

– Кто может плеваться огнём? – изумленно пробормотал он. Несчастный зажмурился, всё ещё не веря в происходящее. Горящие ошметки уже начали затухать.

Сбоку что-то зашуршало. Парень едва успел повернуться. Заметил, как в него летит что-то огромное и рогатое. Среагировал быстро – врезал по этим шипам топором. Что-то хрустнуло, лезвие соскользнуло и звякнуло по каменному валуну. Но тварь он зацепил. Та заверещала и скрылась, чтобы ударить вновь. Из темноты в него полетел огненный вихрь. Тропф закрылся щитом, сжавшись в комок. Воздух вокруг него пыхнул жаром.

В голове мелькнула смутная догадка – сейчас ударит огнём, а потом набросится! Так что едва этот поток ослаб, парень сразу же махнул перед собой топориком. Раз, два, три! Последний удар пришелся на что-то твердое. Брызнула какая-то липкая дрянь. Кровь? Тропф утер лоб и вжался в стену, закрываясь щитом. Но очередного удара не прилетело.

 

Он выглянул из-за кромки. Огромное чудище отскочило от него и ринулось к дыре в потолке. Только и мелькнул здоровый чешуйчатый хвост. Потом снаружи громко хлопнуло, будто бы кто-то решил вытряхнуть здоровое одеяло. И всё стихло.

– Ух! – выдохнул северянин, опуская щит. Огляделся. Вокруг всё покрыто копотью. Пылают вокруг него, догорают мелкие огоньки. На стене и полу – брызги и потеки темной густой жижи. Тянется цепочка к дыре. Похоже, зацепил зверюгу.

– Это же…. – ещё сам не веря, пробормотал Тропф, – это же дракон из легенд! – он бросил щит и топор на пол, уперся руками в колени. Несколько раз выдохнул. Кто бы мог в такое поверить? Старые сказания оказались правдой! Эти огнедышащие твари существуют!

Парень устало моргнул глазами, покачал головой и глянул на свой щит. Его сильно потрепало. Когти и шипы оставили зарубки на металле. Герб оплавился и закоптился. Лишь надпись была ещё видна. Но и ей досталось. Теперь там было «Донжон должен быть….».

– То, что поможет победить, – всплыл в его голове голос Ревара. Похоже, король Торальд действительно верил в эти легенды и неспроста послал их сюда. Они точно искали именно это. Но зачем? Чтобы сжигать ещё больше деревень? Устраивать набеги верхом на крылатых тварях? Тропф нервно прошелся по пещере, пораженный своей догадкой. От одной стены к другой, потом обратно. И что ему теперь делать? Отправиться и доложить Ревару? Исполнить свой долг перед Радасом? Или наоборот скрыть все следы? Сохранить эту тайну навсегда? Но поможет ли? Ведь они будут дальше искать драконов! Мысли в голове бешено крутились, переплетаясь с друг другом в перепутанный комок. Будто бы леска, когда не видно ни начала, ни конца. Эх! Знать бы, что сделал бы на его месте отец!

Но этого парень знать не мог. Он устало привалился к стене и прикрыл глаза. А ведь когда-то всё было так просто. Одна легкая и понятная истина. Один злодей и кучка героев, вышедших против него. Правда, сейчас-то кажется, что можно было понять всё с самого начала. Например, когда Тропф выпивал с одним таким «героем» в деревенской таверне…

– Эта башня, понимаешь? – заплетающимся языком протянул ему тогда Гарок, прижимая к себе кружку с пивом, – она как ствол дерева. Ровная, прямая. Только здоровая. До самого неба, – он повел рукой, – вся из стали! Представляешь?

– А ты откуда знаешь? – Тропф нахмурился, сделал щедрый глоток, – ты ж там не был!

– Я слышал от тех, кто был! – возразил тот, – только вообрази, какая там махина! Всех, кто пытается идти против тирана Кроноса скидывают сверху с перерезанным горлом и выпущенными кишками. Подвешивают на веревках, а кровь их стекает по стенам этой башни! Понимаешь? – Гарок почти коснулся лбом стола, но всё же смог поднять голову, – он себе весь свой край подчинил. Заковал в цепи. Хотел и нас так же. Но не вышло! – он откинулся на спинку стула, покачнулся, – король Торальд победил! – его трясущаяся рука подняла кружку с пивом вверх, – выпьем за короля Торальда! – вылетел крик из его глотки.

Гарок поднялся на ноги, шатаясь от выпитого. Огляделся по сторонам. Никто не хотел его поддерживать. В зале и так народу было мало, так еще многие из них потеряли близких в той битве. Только Тропф немного приподнял свою кружку над столом. Они стукнулись и выпили.

Его сосед плюхнулся обратно на стул. Что-то недовольно пробурчал. Ему было почти столько же, сколько Тропфу. Молодой еще. Однако выглядел он гораздо старше. Длинные светлые волосы были грязными и сальными. Торчали во все стороны, падали на лицо, скрывая большой уродливый шрам. Пальцы левой руки с обломанными ногтями сжимали ручку кружки, правой и вовсе не было. Только рукав болтался, скрывая культю.

– Трактирщик! – заорал он пьяным голосом, – еще пива! Оларк, где ты? – обернулся в сторону стойки.

– Хватит тебе уже, – бросил ему Тропф и брезгливо поморщился. От того несло перегаром и вонью. Судя по всему, Гарок давно не бывал в бане. И вообще, похоже, даже не умывался. Разве так должен выглядеть прославленный герой?

Но героем он точно не был. Был лишь одним из тех, кто смог вернуться домой. Работать не мог, да и не хотел. Лишь пьянствовал и буянил. Сначала его поддерживали, пытались помочь, но потом бросили. С каждым днем всё больше жителей переставали его замечать. Только вот Тропф иногда болтал с ним в те редкие мгновения, когда тот еще не превратился в свинью. Парень пытался узнать, что там случилось, под Белой Крепостью. А тот рассказывал лишь слухи и чествовал короля Торальда, поднимая за него одну кружку пива за другой.

– Ты что?! Настоящему воину никогда не хватает, так говорили все наши! – проревел Гарок, поднимаясь на ноги. С его губы потекла струйка слюны. Он утерся рукавом и отбросил свой стул.

– Тихо! – Тропф вцепился в его плечо, – хочешь, чтобы опять выгнали?

– Ты…. – ветеран уцелевшей рукой схватил его за воротник, – знаешь, чего я навидался? – прорычал он, – какой ценой нам далась победа?

Тропф напрягся. Кажется, вот он подходящий момент. Парень похлопал Гарока по плечу. Вытащил воротник из захвата и поднял упавший стул.

– Садись, расскажи, – миролюбиво произнес он. Его собеседник грохнулся на сидушку.

– Мы пришли туда. Встали под стенами Белой Крепости, – начал тот, – всё было хорошо, эти южане засели там. Наш Бьор что-то предлагал Торальду, какую-то стратегию, – Гарок вяло махнул рукой, – что-то там выдумывал! Хотел договориться. Но наш король не стал унижаться! Утром он повел нас на штурм! Мы бросились на эти стены, словно дикие звери! Тащили лестницы, веревки. А они…. – он с болью прикрыл глаза, – они ответили нам. У них было такое…. В нас летели стрелы толщиной с мою руку! Я видел, как наших пробивает ими насквозь! Огненная жижа лилась на наши головы! Но мы взяли её, взяли Тропф! Забрались на стены и пробились через сотни южан! – его взгляд вдруг протрезвел, сам он осунулся, – там я потерял руку. Ублюдок выскочил на меня, махнул топором и всё…. Одна битва и я калека! – произнес калека, заскрежетав зубами, – помню, как хрустнула кость, – пробормотал он, скатываясь в шепот. Опьянение вновь нахлынула на него, – многих тогда потеряли…..

– Стоило ли это того? – трактирщик Оларк подставил ему новую кружку. Хлопнул несчастного по плечу, глянул на Тропфа, – ничего ведь не поменялось… – пробормотал он, уходя прочь.

– Потому что Кронос ещё жив! – прорычал Гарок, схватился за ручку, подтянул к себе пиво, капнув пеной на стол, – пока жив этот тиран, нам не видать мирной жизни! Король Торальд сказал, что эта тварь до сих пор смотрит на наши земли! Хочет забрать их! Отнять! Поэтому нужно идти туда! Разрушить Стальной Донжон, убить тирана! – он щедро отхлебнул из кружки, – вот тогда мы и заживем!

– Послушай, – Тропф напрягся, – а ты видел моего отца? И брата? Что с ними случилось?

– Нет, – махнул головой тот, грязные пряди закачались, – они были в другом месте. Но я знаю, что Кронос виновен в их смерти. Как и в смертях многих других. Король Торальд говорил, что если мы ничего не сделаем, то этих жертв станет еще больше, – Гарок глянул на него исподлобья, – его безжалостные армии с этими жуткими устройствами придут и сюда. Выжгут тут всё, – он осушил кружку, грохнул ей об стол, – надо остановить их. Надо отомстить…. – голос его поник, а голова рухнула на грудь. Калека захрапел. Отключился. Тропф посмотрел на него и поднялся на ноги.

Вышел наружу, глянул на заходящее солнце, на белые и пушистые облака. Горные пики над их деревней были всё так же величественны и безмолвны, как и всегда. Поднималось на их подножье зеленое море травы с редкими пышными кронами деревьев.

Над домами в деревне уже поднимался дымок – топили печи. Парень встал на крыльце и огляделся вокруг.

Трактирщик Оларк был не прав. Кое-что поменялось. Отца и брата уже не было. Они остались там, под стенами Белой Крепости. Той самой, которую Тропф даже не видел. И во всем был виноват Кронос. Парень сжал кулаки. Наверное, Гарок был прав. Надо отомстить. Надо остановить этого тирана…

Кровь пылала в нём, а выпивка еще больше разгоняла пыл. Тропф решил не идти к дому. Направился вдоль по улице. Шел, не разбирая дороги, пока не вышел за пределы деревни. Добрался до холма, покрытого травяным ковром. Рухнул в объятья зеленых травинок. Вздохнул, глянув в ночное небо. Светили звезды, тихо дул ветерок. На небе ни облачка. Парень лежал на земле, полностью расслабившись.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru