Волки

Александр Леонидович Аввакумов
Волки

Парень посмотрел на него и ничего не ответил. Тело его обмякло, он потерял сознание.

– Антон, Федя и ты – «Храпун», остаетесь здесь. «Кощей», похоже, уже отошел в мир иной. Разберитесь с этими до конца. Главное, установите заказчика, хотя его я знаю и без них. После того как они вам все расскажут, добейте их. Пусть все это выглядит как простая драка между Кощеем и двумя этими залетными ребятами. «Храпун», возьми патроны и рассыпь их по комнате. Когда подчистите все здесь, тихо уходите.

– Все ясно, Наиль, – ответил Антон.

– Я поехал домой, – сказал «Бык».

Он вышел и, скрываясь в темноте, направился в свой домик.

– Диана, мы срочно уезжаем, – произнес он, обращаясь к жене. – Быстро собирайся, я жду тебя в машине.

Через десять минут джип «Быка» остановился около домика коменданта. Он вернул ключи от домика и выехал на трассу.

***

Абрамов сидел в кабинете и просматривал оперативную сводку. Его внимание привлекла информация об обнаружении трех криминальных трупов в спортивном лагере КХТИ. Личность одного из погибших была установлена. Им являлся активный участник группировки «Воскресенское» – Кощеев Сергей Харитонович, больше известный под кличкой «Кощей». Он скончался от сквозного пулевого ранения в грудь. Личность других двоих до настоящего времени установить не удалось.

Виктор поднял трубку и попросил дежурного по МВД связать его с дежурной частью отделения милиции Матюшино. Через минуту он услышал голос дежурного. Представившись, Абрамов попросил его доложить по данному убийству.

– Извините, товарищ подполковник, больше, чем написано в сводке, я не знаю. Убийство произошло не в мою смену. Сменщик уже ушел домой. Может, вас соединить с дежурным оперативником, он еще здесь, он вам и доложит.

– Хорошо, пригласите его к телефону, – попросил он дежурного по отделу.

Через минуту трубку на том конце провода взял оперативник. Представившись мне, он начал докладывать.

– Трупы мужчин были обнаружены в воскресенье в 6.30 утра. Обнаружила тела женщина – соседка по домику. Она вышла утром выгуливать свою собаку и увидела приоткрытую дверь. С ее слов, собака потянула ее к домику, словно что-то почувствовала. Подойдя к двери, женщина увидела, что на пороге в луже уже засохшей крови лежит молодой мужчина. От вида крови ей стало плохо, и она упала в обморок. Придя в себя, она бросилась к коменданту лагеря и рассказала ему об этом. Пока, комендант звонил нам, около домика собралась целая толпа зевак, которая, по всей вероятности, и затоптала все следы. Когда мы приехали на место преступления, то увидели, что в одной из комнат домика находятся еще два трупа молодых людей. Судя по внешности, оба не старше двадцати пяти лет. По предварительной версии судебного медика, оба скончались в результате тупых травм головы. При осмотре места происшествия было обнаружено два пистолета: «ТТ» и Макарова и патроны к ним. Судя по всему, выстрел в Кощея был произведен из пистолета «ТТ» китайского производства.

– Понятно. Скажите, каким образом были убиты те двое, которых вы обнаружили в комнате? Какова ваша версия происшедшего в домике?

– Мне трудно ее озвучить, я ведь простой оперативник, – ответил он. – Думаю, что в комнате возник конфликт между «Кощеем» и этими двумя ребятами, который, по всей вероятности, перерос в обоюдную драку. Он молотил их чугунной сковородой, а они, похоже, были вооружены огнестрельным оружием. В результате конфликта кто-то из них застрелил его, после чего скончался сам от потери крови.

– Понятно. Скажи, кто из наших сотрудников выезжал на трупы?

– По-моему, ваших сотрудников никого не было, – произнес он. – По крайней мере, я их не видел.

– Спасибо, – поблагодарил Виктор его и положил трубку.

Абрамов поинтересовался у дежурного по МВД, кого из наших сотрудников поднимали на это убийство.

– Звонили Яшину, – сказал дежурный, – однако, он сослался на болезнь и не поехал на убийство.

– Почему вы не позвонили мне?

– Вдовин не разрешил, он сам поехал на это убийство, – произнес дежурный и положил трубку.

Абрамов потянулся за трубкой, но Вдовин словно прочитал его мысли, позвонил ему сам:

– Зайди……

***

В кабинете Вдовина, помимо него самого, находился заместитель министра Феоктистов.

– Что нового с утра? – поинтересовался Вдовин.

– Пока ничего, – ответил Абрамов. – Сейчас разговаривал с дежурным, уточнял сведения по вчерашнему убийству.

– Ты еще не разобрался с Яшиным? – поинтересовался у него Феоктистов.

– Пока нет, Михаил Иванович. Сейчас разберусь и доложу.

Феоктистов, стоявший у окна все это время, подошел к столу и сел на стул.

– Вот что, Абрамов. Вытаскивай к себе «Быка» и разбирайся с ним по этому убийству. Он наверняка знает много. Вот это и нужно вытащить из него. Ты с ним особо не церемонься, это преступник, и с ним нужно говорить на понятном ему языке.

– Задача ясна, товарищ заместитель министра. Можно мне вам задать один вопрос?

– Что за вопрос? – произнес Феоктистов и посмотрел на Абрамова, как-то не по-доброму.

– Вы знаете, Михаил Иванович, что я на этой должности около месяца. Меня, как руководителя Управления, курирующего линию убийств, очень беспокоит маленькая численность второго отдела. Она, согласно штатному расписанию, составляет всего восемь человек без учета начальника отдела. Данная численность была вполне достаточной еще год назад. Сейчас количество убийств выросло, чуть ли не в три с лишним раза, многие убийства совершаются с применением огнестрельного оружия и носят заказной характер. Если короче, то у меня не хватает сотрудников, чтобы контролировать все эти преступления, не то, что работать по их раскрытию.

– Что ты хочешь от меня услышать, Абрамов? – раздраженно произнес Феоктистов. – Ты же сам великолепно знаешь, что я не могу прыгнуть выше головы. Скажи, как я могу изменить это штатное расписание без Москвы? Ты, как всегда, Абрамов, хочешь казаться оригинальным, умным. Ты думаешь, что я этого не понимаю и заставляю тебя работать день и ночь? Я все это знаю, но помочь тебе в этом, извини, никак не могу. Понял?

– Понял. Вы знаете, у меня есть одна идея. Если мы не можем изменить штатное расписание управления, то, что нам мешает создать межрегиональный отдел по борьбе с преступлениями против личности и финансировать это подразделение за счет местного бюджета? В этом случае мы всегда сможем им маневрировать в зависимости от оперативной обстановки. Снизилось количество убийств, мы уменьшили количество людей в этом отделе, и наоборот.

Феоктистов с интересом посмотрел на него:

– В принципе, идея сама по себе неплоха. Ведь мы содержим, таким образом, участковых инспекторов, а почему же не попробовать и здесь?

Они стали с Вдовиным горячо обсуждать данное предложение. Виктор, взяв в руки свои документы, вышел из кабинета.

***

«Мартын» был в бешенстве. Он нервно ходил по кабинету, не зная, что предпринять дальше. Полчаса назад ему позвонили из банка и в вежливой форме сообщили, что вопрос о предоставлении ему валютного кредита временно отложен.

– Как так отложен? – переспросил он у звонившей ему девушки. – Меня же ваш шеф, Леонид Захарович, заверил еще неделю назад, что проблем с предоставлением мне кредита не будет и что этот вопрос решен на все сто процентов.

– Я не знаю, что вам обещал Леонид Захарович, я лишь довожу до вас переданную мне информацию, – произнесла девушка на том конце провода.

– Слушай, ты, коза! – неожиданно грубо произнес «Мартын». – Ты меня можешь соединить с ним или со своим непосредственным шефом?

– Попробую, не кладите трубку, – произнесла она вполне спокойным голосом, словно все эти грубые слова были произнесены не в ее адрес.

Вскоре в трубке раздался мужской голос:

– Я слушаю вас. Что вас конкретно интересует?

– Мне только что ваша девушка сообщила, что вопрос о предоставлении мне валютного кредита пока не рассматривался. О том, что он будет решен положительно, мне сказал ваш шеф Леонид Захарович! – сорвался на крик «Мартын».

– Молодой человек, кричать и топать ногами не нужно. Вам в кредите не отказано, просто данный вопрос, как это вам сказать, немного завис без решения. Дело в том, что сейчас у нас в банке осуществляется проверка, и согласно решению правления, мы свернули все кредитные дела. Я думаю, что как только закончится эта проверка, ваш вопрос будет обязательно рассмотрен.

– Скажите тогда, когда у вас закончится эта проверка?

– Извините, но я не могу ответить на ваш вопрос, – произнес мужчина и положил трубку.

– Козел драный, – выругался вслух «Мартын».

Он нажал на кнопку и посмотрел на входную дверь. Дверь по-прежнему была закрыта. Он вновь нажал на кнопку и стал с нетерпением ожидать начальника службы безопасности. Наконец, дверь открылась, и в кабинет вошел Павел.

– Вы что там, все спите, что ли? – раздраженно спросил его «Мартын».

– Нет, у нас все нормально. Просто я немного отлучился, чтобы проверить посты.

– Что у нас там, в Казани? – с нарастающим раздражением поинтересовался у Павла «Мартын». – Почему нет никаких новостей? Может, мне теперь самому решать все ваши вопросы?

– Мартын, там все провалилось, – тихо ответил Павел. – Я сегодня с утра разговаривал с «Корейцем». Он просил передать тебе, что их замочили люди «Быка» в пьяной драке. С его слов, они что-то там не поделили на дискотеке, и те решили с ними разобраться. Один из них ворвался к ним в домик с куском арматуры в руке, и прежде чем те смогли организовать ему отпор, замочил одного из них. Второй застрелил его, однако тоже умер от потери крови. Трупы были обнаружены лишь на другой день рано утром.

– Вот ведь какой он живучий, – произнес «Мартын», намекая на «Быка». – Везет же дуракам и пьяницам.

– Это точно, – подтвердил его слова Павел.

– Ладно, пусть, сука, еще немного поживет. Скажи, кого они замочили?

 

– Говорят, какого-то «Кощея», – произнес Павел.

«Вот уж непруха», – подумал «Мартын».

«Кощей» иногда помогал Мартыну. По его просьбе тот сообщал ему о действиях и намерениях «Быка», и поэтому «Мартыну» было жалко потерять информатора. Так, в частности, именно по информации «Кощея» бойцы Павла пытались совершить покушение на «Быка» в квартире на проспекте Победы.

«Неужели он вычислил «Кощея» и таким сложным путем избавился от него? – снова подумал «Мартын». – Если это так, то игра принимает серьезные обороты. Следовательно, в самые ближайшие дни нужно будет ожидать от «Быка» ответного удара.

– Павел, а что у нас происходит в Питере? Как там наш «Резаный»?

– Он недавно вернулся из-за бугра и сейчас проводит ревизию своих компаний, – произнес Павел и взглянул на «Мартына».

– Вот что, Павел! Мне нужны сведения, с каким казанским банком работает «Резаный». Дело в том, что после расстрела «Мони» в кафе «Раки», шарик на нашей стороне, и мы должны с ним что-то делать. Надеюсь, ты понял меня?

– Все ясно, «Мартын», – сказал Павел и вышел из кабинета.

***

«Бык» сидел на лавке и ждал Абрамова. Увидев его машину, он встал с лавки. Они поздоровались и пошли вдоль аллеи.

– Давай, Наиль, пройдемся немного, – предложил он ему. – Целый день на работе сидишь, охота немного походить, подышать свежим воздухом.

Они медленно побрели вдоль аллеи, заросшей густым кустарником. Пройдя метров тридцать, он повернулся к «Быку» и сказал:

– Наиль, ты играешь со мной не совсем честно. Все, что ты мне здесь гонишь, все оказывается туфтой. Я больше играть в одни ворота с тобой не хочу. Я дважды тебе помог выжить, предупредив о возможных покушениях на тебя. Я начинаю сомневаться в необходимости этих встреч. Если я решу больше с тобой не встречаться, ты проживешь не так долго. Тебе никто из ребят не простит этих встреч, и если тебя не убьет «Мартын», то тебя убьют свои же ребята.

«Бык» внезапно остановился и с удивлением посмотрел на Абрамова. Эти слова явно озадачили его.

– Скажи, Наиль, почему я узнаю от Бухарова о том, что в Зеленом Бору погиб твой боец? Если ты решил нарушить наши правила в одностороннем порядке, дело, конечно, твое. Просто нужно тогда позвонить мне и предупредить об этом. Ты, наверное, считаешь, что ты незаменим, что я не имею других людей, в том числе и в твоей группировке. Если ты так считаешь, то глубоко ошибаешься в этом.

– Я что-то не понял вас, Виктор Николаевич, – произнес «Бык». – Поймите меня правильно, я не собирался рвать наши с вами наши отношения и вводить вас в заблуждение. Я всегда был с вами честен и говорил вам лишь то, что слышал от других людей. Если там что-то не срасталось, это не моя вина. Разве я вас обманывал, рассказывая о событиях на Высокой Горе? Вы же сами проверяли эту информацию, и она оказалась в цвет. Это не моя проблема, что он выскочил из этого дела сухим, отделавшись лишь испугом.

– Хорошо, Наиль. Если это так, тогда расскажи, что же произошло в Зеленом Бору? – задал Виктор ему вопрос.

«Бык» немного подумал, словно прикидывая, с чего начать, и, взглянув на него, начал рассказывать.

– В субботу мы с женой поехали отдохнуть в Зеленый Бор. Решили немного покупаться и позагорать. У меня была договоренность с комендантом спортивного лагеря КХТИ об аренде домика. По дороге туда я заметил машину «Корейца», который стал прижимать меня к обочине. Когда я остановился, мы сцепились с ним. Не подумайте, что мы разодрались, просто сцепились на словах. «Кореец» передал мне, что «Мартын» забирает у меня страховую компанию «Казань», и в случае, если я не отдам ее добровольно, они меня завалят. Так и сказал, что если не отдашь, то мы тебя, просто, завалим. Ну, я тоже не сдержался и ответил ему, что это еще нужно посмотреть, кто кого завалит первый. Когда я приехал в спортивный лагерь КХТИ и снял домик, то обратил внимание на двух ребят, которые приехали туда буквально вслед за мной. Пока жена возилась в домике, мы с Антоном, моим охранником, заметили, что эти двое посменно ведут наблюдение за нами. В этот момент в лагерь приехал «Кощей». Он был один, без ребят. Я его попросил, чтобы он на всякий случай подстраховал меня с женой, пока мы будем купаться, и загорать на пляже. «Кощей», как человек довольно агрессивный и порой непредсказуемый, сразу же полез к этим ребятам, стал разбираться с ними, кто они и откуда. Между ними уже тогда возник серьезный конфликт, который чуть не перерос в обоюдную драку. Как я узнал чуть позже от «Кощея», эти ребята были не местными. Эти ребята были из Москвы, и привез их в лагерь «Кореец». Вечером, когда в лагере началась дискотека, мы с Антоном и женой уехали из лагеря. Моя жена перегрелась на солнце, и у нее к вечеру поднялась температура. Не знаю, почему, но «Кощей» с нами домой не поехал, а остался там, в лагере. По-моему, он на пляже познакомился с какой-то девушкой и решил остаться на дискотеку. Что произошло потом, я точно не знаю, могу лишь догадываться об этом. Виктор Николаевич, думаю, что вам нужно работать по этому преступлению непосредственно с «Корейцем». Считаю, что только он один мог навести этих двоих залетных на меня.

– Почему ты так решил? – спросил его, Виктор. – Почему ты решил, что они приехали в лагерь по твою душу? Сейчас многие москвичи отдыхают на Волге.

– Тогда скажите мне, пожалуйста, зачем ему нужно было останавливать мою машину на трассе? Ему нужно было показать этим ребятам меня. Да и угрожал он мне вполне серьезно и откровенно. Думаю, он рассчитывал, что эти двое убьют меня раньше, чем я сведу с ним свои счеты.

Он замолчал и посмотрел на Абрамова, стараясь угадать, о чем он думает. А, думать ему было над чем. Он не верил рассказу «Быка», так как уже достаточно хорошо изучил его за все время нашего общения. Он умел довольно красиво переплести правду с откровенной ложью, и не знающий его человек мог легко поверить его словам.

– Наиль, ты не темни. Мы опрашивали всех отдыхающих в тот день людей. Никто из них не мог вспомнить ни этих ребят, ни твоего «Кощея». Если бы между ними возник, как ты говоришь, конфликт, то люди бы, наверняка бы, это все запомнили.

– Вы меня обижаете, Виктор Николаевич. Просто ваши сотрудники плохо искали тех людей и не со всеми беседовали, – ответил «Бык». – Если вы, Виктор Николаевич, сомневаетесь в моем рассказе, то задержите «Корейца», надавите на него, и он вам все расскажет. А, если припомните ему еще и об оружии, думаю, что вы его сможете развалить, Виктор Николаевич. Я даже могу вам подсказать хороший ход. Заявите ему, что найденный на месте гибели пистолет «ТТ» оказался паленым, и именно из этого пистолета завалили «Гордея». Все это, конечно, туфта, но он точно поведется на это. Короче, разложите перед ним пасьянс: пистолет: «Гордей», «Гарик». Думаю, что это выстрелит. Только прессовать его нужно сильно, чтобы он понял, что обратной дороги у него нет.

– Хорошо, я воспользуюсь твоим советом. Что теперь ты намерен делать? Будешь рубиться за страховую компанию или просто вернешь ее «Мартыну»?

– Подумаю. Время покажет.

***

Яшин стоял перед Абрамовым и наглым образом улыбался, выслушивая его претензии к нему.

– Анатолий Гаврилович, вы, что здесь корчите лицо, словно клоун в цирке? Потрудитесь объяснить, почему вы не выехали на это тройное убийство в Зеленом Бору?

– Я же вам уже ответил, что в этот вечер я себя плохо чувствовал, вот и не поехал. Не умирать же мне в Зеленом Бору. Скажите, Виктор Николаевич, вам не кажется, что, кроме вас, все это больше никому не нужно? Не нужно ни Феоктистову, ни Вдовину? Если бы это было им нужно, то они непременно бы со мной поговорили на эту тему, но они это почему-то не сделали.

– Вы, Анатолий Гаврилович, пока подчиняетесь мне, и я ваш непосредственный начальник. Наши с вами руководители спрашивают с меня, а я спрашиваю с вас, потому что имею право знать, почему вы отказались выехать на место преступления.

– Я же вам по-русски сказал, что я плохо себя чувствовал.

Виктор, молча, открыл свой блокнот и, взглянув в него, продолжил:

– Анатолий Гаврилович, за последние полтора месяца, то есть с даты, вашего назначения на эту должность, вы шесть раз отказались от выезда на место преступления. Может, вы мне объясните, с чем это связано? Может, вы забыли о том, что перед вашим назначением мы с вами оговаривали специфику этой должности, в частности, то, что вам придется практически постоянно выезжать на подобные преступления.

– Виктор Николаевич, потрудитесь изменить тон общения со мной. Мне вообще не нравится весь этот разговор. С чего это вы взяли, что я должен постоянно выезжать на все эти преступления? Покажите мне, где это все написано? И не нужно перекладывать с больной головы на здоровую голову все ваши проблемы. Если вас накачали с утра ваши руководители, то я бы не хотел выступать в этом громоотводом.

– Хорошо, Анатолий Гаврилович, – произнес Абрамов достаточно спокойным голосом. – Подготовьте мне объяснительную записку по данному факту. А, сейчас, можете быть свободны, я вас больше не задерживаю.

– Я ничего писать не буду, – произнес он и вышел из кабинета.

Абрамов подвинул к себе лист чистой бумаги и начал писать рапорт на имя заместителя министра Феоктистова. Написав его, он вышел из своего кабинета и направился к Вдовину. Войдя к нему в кабинет, Виктор, молча, положил перед ним рапорт. Начальник, также молча, взглянул на него, а затем взял со стола рапорт. Быстро прочитав его, он снова взглянул на Виктора и произнес:

– Вот этого раздора и скандала я и не хотел в своем Управлении. Вы что, по-хорошему не можете решить эту проблему? Вы мой заместитель, вы и решайте этот вопрос без моего участия.

– Анатолий Герасимович. Я считаю, что Яшина необходимо наказать.

– Говоришь, наказать? – ухмыльнулся он. – А, если Яшин действительно в эту ночь плохо себя чувствовал и действительно по состоянию своего здоровья не мог выехать на убийство, что тогда?

Вдовин дважды сделал ударение на слово «действительно», давая тем самым понять ему, что он не собирается ничего предпринимать.

– Я не врач и не хочу диагностировать Яшина на предмет состояния его здоровья. Мне трудно сказать, как он себя чувствовал в эту ночь, хорошо или плохо. Если у человека отсутствует бюллетень и нет жалоб, значит, он здоров и может работать в нормальном режиме.

– Это спорный момент, – ответил Вдовин. – Ты сам, Виктор Николаевич, иногда плохо чувствуешь себя на работе, не правда ли?

– Всякое бывает, Анатолий Герасимович, бывает и такое. Однако, я не бросаю работу и не ухожу домой.

– Не нужно судить людей по своим меркам. Вы такой, а Яшин, другой человек. Вы так относитесь к своей работе, а он немного по-другому. Неужели за это его необходимо наказывать?

– Анатолий Герасимович, я подал вам свой рапорт, и вы сейчас вправе как начальник поступать с ним, как пожелаете. Я проработал в этом Управлении достаточно долго, и со мной ни один из моих подчиненных никогда так не говорил, как говорил со мной сегодня Яшин. Если вы его не поставите на место, значит, это будет первым камнем в фундаменте Управления, разрушенным вами.

– Хорошо, Виктор Николаевич, – произнес он. – Я вас отлично понял.

***

«Мартын» сидел в кресле и внимательно слушал доклад своего начальника СБ. Прервав его на полуслове, он попросил уточнить:

– Выходит, наши ребята закончили генеральскую программу. Все запланированные квартиры нами сняты?

– Да. Вот список адресов, можете докладывать генералу, – ответил Павел.

«Мартын» взял в руки список адресов и внимательно прочитал все указанные в нем адреса.

– Ты мне вот скажи, как ты думаешь, еще долго меня будут пасти эти люди из КГБ?

– Откуда я знаю? – ответил Павел. – По-моему, мы уже до того к ним привыкли, что перестали даже раздражать друг друга. Кстати, хотел вам доложить, что вы, если захотите, можете свободно покинуть этот офис через запасной выход. Вот вам электронный ключ, который я купил у коменданта гостиницы. Мы сегодня проверили, там все чисто.

– Хорошо, – произнес «Мартын». – Если тебя периодически пинать, то ты начинаешь здраво рассуждать и предлагать довольно хорошие решения. Вот и комнату для переговоров ты хорошо оформил. Мне здесь более комфортно, чем перед этими окнами. Павел, доложи, что у нас по Казани?

– Пока все тихо. Милиция топчется на месте, каких-либо угроз для нас не отмечается.

– Это хорошо. Что с банком?

– С каким банком? – переспросил его Павел.

– С тем, что работает с «Резаным».

– Все понял. С «Резаным» работает банк «Волжский». Через этот банк он всегда проворачивает свои дела. У него с Управляющим не только хорошие взаимоотношения по работе, их связывают еще и дружеские отношения.

– Как ты думаешь, если нам убрать эту фигуру, мы здорово насолим этим «Резаному»? – спросил «Мартын» и посмотрел на Павла.

 

– Я не думаю, что акционеры банка всей душой горят работать с «Резаным». Если устранить, как вы говорите, эту фигуру, то им понадобится определенное время, чтобы подобрать вместо него нужного им человека. Во-вторых, будет ли он работать с ним по старой схеме, это тоже вопрос.

– Я тоже так думаю. Так что давай, все в твоих руках. Единственное мое условие, все это должно произойти не в Казани, а где-нибудь на стороне. Например, на отдыхе.

– Все ясно, – ответил Павел. – Скажи, «Мартын», а что нам делать с «Быком»?

– Оставьте его «Корейцу». Пусть тот сам разбирается с ним. У тебя, сам знаешь, это не получилось.

– Все ясно, – снова сказал Павел и вышел из кабинета.

***

«Кореец» сидел перед Абрамовым и молча смотрел на его стол.

– Что, так и будем, «Кореец», продолжать молчать? – спросил его, Виктор. – Видно, сутки, проведенные в ИВС, тебя к разговору со мной не расположили?

– А, что мне с вами после всего этого делать, целоваться что ли? – ответил он. – Хватаете не понятно за что, сажаете в камеру, да еще требуете, чтобы я с вами нормально разговаривал.

– Ну, наконец-то, свершилось чудо, ты что-то произнес. Это уже прогресс с твоей стороны, «Кореец». Ты хоть понимаешь, к чему я тебя все время подвожу или нет?

– А, как не понимать? Вы из меня хотите сделать паровоз. Говорите, что я являюсь организатором попытки покушения каких-то людей на «Быка», ну и так далее. Вы предлагаете мне признаться в том, что я не делал.

Он на секунду замолк, а затем, глубоко вздохнув, продолжил:

– Вы почему-то утверждаете, что у вас есть показания свидетелей, что меня видели с этими людьми накануне их гибели, но этих показаний вы мне не показываете. С другой стороны, если и видели, то, что из этого? Разве это преступление? Да, я с этими ребятами виделся и разговаривал. Эти ребята поинтересовались, как добраться до спортивного лагеря КХТИ, я им и объяснил. Разве вы бы не помогли людям, если бы они обратились к вам?

– «Кореец», ты не гони пургу, здесь Управление уголовного розыска, и лохов здесь нет. Я, мол, случайно встретился с этими людьми и помог им добраться до спортивного лагеря КХТИ. О том, что эти люди хотели завалить «Быка», я понятия не имею, и так далее и тому подобное. Кому ты это все гонишь? Мне, что ли? Ты не учел одного, что тебя видели люди, когда ты к ним нырял в гостиницу.

– Раз это так, то пусть проведут следственный эксперимент с опознанием. Посмотрим, опознают ли они меня или нет.

– Проведут, «Кореец», если это понадобится следствию. Ты пока находишься в МВД, а не в прокуратуре. Вот когда тебя арестуют, вот тогда и будут проводиться все эти действия и опознание, очные ставки со свидетелями. Ты понял меня, «Кореец»?

Он снова замолчал и уставился в пол. Судя по его лицу, он уже в который раз прогонял через себя всю эту ситуацию, анализируя свое положение в процессе их разговора.

– «Кореец», там три трупа, а это немало, – произнес Абрамов. – Ты сам подумай, если я притащу сюда «Быка», то он непременно сделает все, чтобы тебя закрыли. Как ты на такое развитие событий смотришь?

– А мне глубоко плевать на это животное. «Бык» никогда не был настоящим пацаном. Он всегда избегал открытого противостояния. Он для меня не авторитет.

– Ты снова, «Кореец» уходишь в сторону. Что ты делал в гостинице, а вернее, в номере этих ребят? – спросил его, Виктор.

– Да, ничего я там не делал. Просто зашел навестить их. Одного, Максима, я раньше знал, мы с ним познакомились с год назад в Москве. Вот он мне позвонил и предложил мне встретиться в гостинице. Попили водки и разошлись. На другой день они попросили меня помочь им с отдыхом, я и отвез их в Зеленый Бор.

–Вот видишь, «Кореец», мы маленькими шагами, но приближаемся к главному. А именно, кто им дал стволы. Ведь прилететь они с оружием не могли, и это значит, что оружие им вручили здесь, в Казани.

«Кореец» вздрогнул от прозвучавшего вопроса и снова замолчал. Он всеми клеточками своего тела вдруг почувствовал реальную опасность, которая с каждой минутой все больше стала нависать над ним. Он только сейчас понял, что все эти вроде бы, на первый взгляд, простые вопросы и ответы завели его в тупик, откуда уже не было выхода.

«Нужно что-то делать, – подумал «Кореец». – Этот оперативник явно меня натягивает на организацию провалившегося покушения на «Быка». Если он вытащит в МВД «Быка», то отпираться будет сложно».

Он уже сто раз успел пожалеть о том, что напрямую стал угрожать «Быку» расправой. Тогда, на дороге, он не мог даже предположить, что эти двое прошедших специальную подготовку людей не смогут его завалить.

«Недаром умные люди говорят, что если Бог хочет наказать человека, то он лишает его разума, – думал «Кореец». – Наверное, это сказано про меня».

Абрамов сидел и смотрел на «Корейца». Он видел, что его одолевают сомнения, и он никак не может принять верное для себя решение. Виктор тоже не знал, что ему говорить, и поэтому решил блефовать и дальше, придумывая различные варианты встречи «Корейца» и этих ребят. Он не хотел оставить его в этот момент без психологического давления, так как чувствовал, что он на грани срыва. Немного подумав и вспомнив наставления «Быка», Абрамов решил рискнуть.

– Ты знаешь, «Кореец», из пистолета «ТТ», который был обнаружен на месте убийства тех двоих москвичей, был в свое время застрелен «Гордей», родной брат «Гарика». Думаю, что и за это тебе придется ответить. Не знаю, как ты, но думаю, что «Гарик» будет несказанно рад и одновременно разочарован этим сообщением.

– Этого не может быть! – произнес растерянно «Кореец». – Ствол должен быть чистым, не паленым.

– Тебя, «Кореец», как лоха, обвели вокруг пальца. Тебя, как ребенка, обманули. Вместо конфетки тебе подсунули горькое лекарство.

– Что мне теперь делать? – «Кореец» посмотрел на Абрамова.

– Думаю, что лучший для тебя вариант, это сотрудничество с МВД, – ответил Виктор.

«Кореец» снова внимательно посмотрел на оперативника. Ему было трудно решиться на это предложение, однако отказаться было еще страшнее. Он хорошо знал, что если эта весть дойдет до «Гарика», то тот обязательно расправится с ним, и эта расправа будет страшной. Немного подумав, «Кореец» тихо произнес:

– Какие гарантии жизни вы даете мне, Виктор Николаевич? Я могу рассчитывать на вас, что вы меня не сольете при случае, ведь я никаких официальных показаний давать не буду?

– Скажи, Кореец, о каком случае ты мне говоришь? – спросил он его.

– Мало ли в жизни различных ситуаций. Например, пойдете на повышение, измените место работы. Тогда что?

– А, вон ты к чему, – произнес Абрамов. – Ты, «Кореец», не переживай, о твоем сотрудничестве с МВД, кроме нас двоих, никто знать больше не будет. Если что случится, я верну тебе лично твою расписку о добровольном сотрудничестве с МВД. Надеюсь, ты веришь мне?

– Хотелось бы. Однако, у меня одно условие: я на своих ребят вам стучать не буду. Если вас устраивает это, то я готов.

– Давай, ближе к столу, бери бумагу и пиши, – сказал Виктор, протягивая ему ручку.

***

После того, как из его кабинета вывели «Корейца», он связался со следователем прокуратуры, который вел дело по тройному убийству. Поздоровавшись с ним, Виктор представился.

– Валентин, – обратился он к следователю районной прокуратуры. – Что будем делать? У меня сейчас в ИВС находится «Кореец». Интересные вещи рассказывает. С его слов, это он передал оружие двум парням из Москвы. Они прибыли специально из Москвы с задачей покончить с «Быком».

– Понятно. Кто это может подтвердить? Парни убиты, их не допросишь, а официальных показаний, как ты говоришь, «Кореец» не даст. Чем мы будем подпирать нашу версию о причастности его к этому преступлению? Сейчас он напуган твоими словами, а завтра что будем делать?

– Валентин, ты руководитель оперативно-следственной группы, ты и решай, как использовать эту оперативную информацию. Я же не могу все время блефовать.

– Извини, Виктор Николаевич. Все, что тебе поведал «Кореец», для следствия практически, нуль. У нас только оперативные материалы, и нет ни одного официального показания. Заказчик, как ты считаешь, «Мартын». Что мы имеем против него? Ничего. Нет ни одного прямого показания, что именно он отдал указание о ликвидации «Быка». Второе. «Кореец». Что имеем в отношении него? Его устное признание о том, что он был знаком с этими ребятами. Пил с ними в гостинице, а на другой день отвез в Зеленый Бор. Что нам это дает? Ничего. Сегодня он тебе это рассказал, завтра в присутствии своего адвоката он откажется от этого. Скажет, что он никогда и ничего подобного тебе не рассказывал. Третье. Оружие. Опять все тот же «Кореец». Говорит, что передал пистолеты. Завтра скажет, что впервые об этом слышит. Что будем делать? Как ты думаешь, он даст прямые показания в отношении «Мартына»? Сомневаешься, и я тоже. Теперь, если все это взвесить, что мы имеем в осадке? Ничего. Думаю, что это линия тупиковая. «Кореец» не убивал ни «Кощея», ни этих двух москвичей. Ты его к этому убийству даже за уши не подтянешь. Тогда, когда все это происходило в Зеленом Бору, он, по всей вероятности, был где-нибудь в общественном месте, и сотни человек подтвердят, что он был именно там. Думаю, что нужно поработать в оперативном плане с ребятами из бригады «Быка». Если ты сможешь это сделать, то мы, думаю, сделаем шаг вперед.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru