Волки

Александр Леонидович Аввакумов
Волки

Чтобы проверить свое предположение, Абрамов предложил ему написать заявление на «Быка». От удивления у него глаза полезли на лоб. Он достал платок и судорожно вытер им лицо.

– Что вы говорите, Виктор Николаевич? Какое заявление? Упаси Бог! – испуганно произнес Шимановский. – Он же меня тогда точно убьет!

– А, что хочешь ты, Вадим Яковлевич? Я, сейчас, начну прессовать этих бандитов, а они возьмут и побегут в прокуратуру. Ты же знаешь, мне нужно твое заявление лишь для того, чтобы прикрыть им свой зад.

Виктор в упор посмотрел на его растерянное и насмерть испуганное лицо. Он явно все еще был в шоке от его предложения.

– Вадим, вы вполне адекватный человек и должны меня понять правильно. Скажите, как я вам могу помочь, если вы мне до конца не доверяете и боитесь меня не меньше этих бандитов? Эту встречу с вами организовал мой хороший знакомый Ильдар. Я думаю, что, если бы не он, вы бы сами никогда не пришли ко мне за помощью. Сейчас, глядя на вас, я хорошо понимаю, что вы уже давно пожалели о том, что мне все это рассказали?

Виктор сделал небольшую паузу, для того чтобы перевести дыхание.

– Поймите меня, я смогу вам помочь лишь в том случае, если вы будете со мной открытым, словно книга. Вы же знаете, что маленькая ложь всегда вызывает большое недоверие. Напишите заявление, и я постараюсь вам помочь, иного пути у нас с вами просто нет.

Шимановский, молча, сидел и сверлил Абрамова своими черными, как слива, глазами. Он хорошо понимал, что обратного пути у него уже нет, и ему ничего не остается, как принять его предложение.

– Виктор Николаевич, я все понимаю и знаю, что обратной дороги у меня сейчас нет. Я хочу поверить вам и доверить вам как свою жизнь, так и жизнь моей жены и детей. Помогите мне, и я найду, чем отблагодарить вас.

– Давайте о благодарности пока забудем. Я еще работник МВД и никогда не буду использовать подобное положение людей в своих корыстных целях. Мне хватает того, что платит мне государство за мою работу. Вы знаете, Вадим, чувство независимости от кого-либо дает мне возможность крепко спать ночью, и не бояться того, что за мной придут сотрудники КГБ или бандиты.

– Это дело ваше, решайте сами, – ответил Вадим. – Мое дело предложить, а ваше дело или принять это предложение, или отказаться от него.

– Вот и договорились. А сейчас, Вадим, вот вам ручка и лист бумаги, пишите заявление на имя министра.

Шимановский написал заявление и передал его Виктору. Он с надеждой смотрел на Абрамова.

– Да, вы что, Вадим, трясетесь, как лист на ветру? Успокойтесь, наконец. Не переживайте, я постараюсь помочь вам в этом вопросе.

Они пожали друг другу руки и стали одеваться. Через минуту они по одному вышли с ним из здания Дома офицеров и направились в разные стороны.

***

«Бык» подъехал к месту встречи с лидером ОПГ «Первые горки» на своем джипе. Он выскочил из машины и в сопровождении «Храпуна» направился в кафе, где его ожидал «Гордей».

– Привет, – поздоровался с ним «Бык». – Что за проблема, которую ты хотел со мной обсудить?

«Гордей» поднялся из-за стола и обнял его за плечи.

– Садись за стол, Наиль. Поешь с нами, а уж потом мы с тобой ее обсудим.

– Извини. Я весь город проехал не для того, чтобы поужинать, а для того, чтобы обсудить твою проблему.

– Дело твое, Наиль. Тогда слушай. Ко мне неделю назад приехал некто Абдулла Гатин, директор одной из продовольственных баз, и попросил меня вмешаться в возникший между вами скандал. Я не буду тебе пересказывать, что он говорил, но он заявил мне, что хочет работать со мной. Вот, в принципе, и вся проблема, Наиль.

«Бык» насупился. Всем ребятам, сидевшим за этим столом, показалось, что он вот-вот взорвется. Он сверкнул налившимися кровью глазами и посмотрел на «Храпуна».

– «Гордей», а как ты бы поступил с барыгой, который захотел бы работать подо мной? Тебе не кажется, что ты у меня изо рта вытаскиваешь вкусный и жирный кусок мяса?

– Наиль, если бы я тебя не уважал, я бы вот сейчас с тобой здесь не сидел и не угощал бы едой со своего стола.

– Погоди, «Гордей». Пища пищей. Здесь дело в принципе. Кто такой Гатин и что он от тебя хочет? Ты знаешь, что шестьдесят процентов этой базы принадлежит лично мне. Мы с этим гадом договорились об этом еще два месяца назад, если не больше. Ударили по рукам, а он решил меня кинуть. Я думаю, что он тебе об этом, наверное, и не рассказывал.

– Если честно, то я впервые от тебя все это слышу. Извини, Наиль, но я этого не знал. Он мне об этом ничего не говорил. Он приехал ко мне весь напуганный. Говорит, «Бык» хочет его замочить. Давай, говорит, я с тобой буду работать. Тридцать процентов от прибыли буду отдавать тебе. Я немного подумал и решил, а почему бы и нет. Вот пришел барыга и добровольно просит меня, чтобы я у него взял деньги. Ну, кто от этого откажется.

– Ну и что теперь, «Гордей», теперь ты в курсе событий. Может, ты меня считаешь за лоха, который просто так взял и отдал деньги?

«Гордей» встал из-за стола и повернулся к своим ребятам.

– «Вол»! Сходи, приведи этого барыгу сюда, он сидит в моей машине, – приказал он.

Парень встал со стула и вышел из зала. Через минуту он вернулся в сопровождении Гатина.

– Давай, Абдулла Гумерович, рассказывай, как ты хотел меня спровоцировать на драку с моим товарищем. Ты что, старый хрыч, думал, что я за деньги загрызу его?

За столом все замолчали и стали с интересом наблюдать, как затряслись у Гатина руки. Он хотел что-то сказать, но страх, напрочь, лишил его этой возможности. Он, словно рыба, выброшенная волной на берег, беззвучно шевелил губами.

– Что будем делать с ним? – обратился «Гордей» в этот раз уже к Наилю.

– Я сам решу эту проблему, – ответил «Бык». – Спасибо тебе, «Гордей», что правильно все разрулил. Еще раз спасибо.

«Храпун» и «Бык» направились к выходу, толкая впереди себя директора базы. Они вышли на улицу и направились к джипу.

– Слышь, ты, хрыч? Тебе наш Альберт Гатин случайно не приходится родственником?

Тот отрицательно мотнул головой и со страхом уставился на «Быка».

– Прости, Наиль. Видно, черт попутал, – заикаясь, произнес он.

«Бык» с улыбкой посмотрел на него.

– Вот что, господин Гатин. С завтрашнего дня начнешь процедуру передачи мне шестидесяти процентов акций. Подключай, кого угодно, но срок всего этого – одна неделя. Если через неделю ты не передашь мне все необходимые документы, подтверждающие мою собственность, я исполню свое обещание. А, теперь, проваливай отсюда, чтобы я тебя больше не видел.

Гатин медленно отошел в сторону, а затем засеменил к своей автомашине. Он был счастлив, что так легко отделался в этот вечер.

***

«Бык» радовался, словно ребенок, когда ему позвонил Шимановский и попросил его забрать две автомашины со стоянки компании.

– А, почему только две? – переспросил он его. – Две – это было вчера, а сегодня это уже три машины.

– «Бык», но так дела не решаются, мы с тобой говорили о двух машинах, а не о трех! – произнес возмущенно Шимановский. – Да, и документы бухгалтерия оформила лишь на две машины.

– Ты, что, не понял меня? Я сказал, три машины, значит, три. Если не прекратишь со мной спорить, то я заберу у тебя все твои машины. Ты понял меня или нет?

– Да я и не собираюсь, Наиль, с тобой спорить. Сегодня забери две машины, а завтра возьмешь еще одну.

– Вот так-то лучше. А то уперся, как баран, две, и все. Ты пойми меня, Вадим, я твой ангел-хранитель, захочу, будешь жить, а захочу, нет. Сейчас, к тебе подъедут мои ребята, передашь им ключи от машин и все необходимые документы.

– Хорошо, пусть подъезжают. Все уже готово.

«Бык» вызвал к себе в дом двух бригадиров.

– Вот что, Гатин, сейчас ты и «Костыль» поедете в страховую компанию «Казань» и заберете там две автомашины. Новые машины возьмете себе, а старые отдадите молодежи. Кому из них, решайте сами.

Ребята, обрадованные этой новостью, сразу же поехали в страховую компанию, а «Бык» направился в баню, которую растопил его тесть.

Помывшись, он сел за стол. Налил в чашку чая и поднес ее ко рту, когда в дом вошел Гатин. «Бык» со злостью посмотрел на него.

– Ты что, не видишь, что я после бани и пью чай? Совсем обнаглели, врываются, как к себе домой.

– Прости, Наиль. Мы по дороге встретили ребят с Первых Горок, они нам сообщили, что сегодня утром убили «Гордея». Говорят, что застрелили его прямо в подъезде своего дома. Убийца забил замочную скважину спичками, и пока тот ковырялся с замком, его прямо там, у порога квартиры, и завалили. Три выстрела, один в спину и два в голову. Все ребята с Горок просто в шоке. Сейчас все гадают, кто и за что мог его завалить.

Правая рука «Быка» неожиданно задрожала, и чай из чашки стал выплескиваться прямо на стол. Убийство «Гордея» заставило его по-иному взглянуть на мир. Еще вчера вечером он разговаривал с ним, и тот предлагал ему съездить в ночной клуб и там покуражиться. Сославшись на недомогание, он отказался от этого предложения, и «Гордей» уехал в клуб лишь в сопровождении охраны.

– Слушай, Гатин. А с кем он был вчера вечером? Он ведь собирался поехать в ночной клуб?

– Никто из ребят ничего толком не знает. Они утром сунулись к нему в подъезд, а там уже полно милиции. Пока ничего не ясно.

– Вы хоть машины у Шимановского забрали?

– Да. Вон, видишь, стоят на улице.

«Бык» сидел за столом и не знал, что ему делать. Ехать на Горки к ребятам или оставаться дома? Он набрал номер телефона «Вола».

– «Вол», привет, это Наиль. Сейчас мне ребята рассказали об убийстве «Гордея», ты не поверишь, я просто в шоке. Мы вчера с ним говорили вечером по телефону, и он меня приглашал в ночной клуб. Ты с ним случайно там не был? Там все было нормально, я имею в виду, без конфликтов. Тогда кто его мог завалить? Может, это ребята с «Жилки»? Наши ребята, наверное, не могли? Кстати, брату в Москву сообщили о его убийстве?

 

Чем дольше он говорил с «Волом», тем больше и больше убеждался в том, что убийство «Гордея» совершил кто-то из местных ребят, из его окружения. «Гордей», несмотря на свою молодость, был человеком опытным и весьма осторожным. В такое раннее время «Гордей» бы не допустил того, чтобы незнакомец зашел к нему со спины. Следовательно, стрелял в него человек, которого он хорошо знал и которому доверял.

«Бык» хорошо знал старшего брата «Гордея», он был одним из наиболее приближенных людей к «Мартыну». Мысль о том, что убийство «Гордея» мог организовать и сам «Мартын», по-прежнему была доминантной в его голове. Взвесив все за и против, «Бык» окончательно решил, что это убийство было совершено по указанию самого «Мартына».

«Безусловно, убийство «Гордея» совершено по указанию «Мартына», – подумал он. – Никто из окружения «Гордея» на это никогда бы не подписался. С другой стороны, зачем «Мартыну» убивать «Гордея»? Страх перед ним, перед его растущим авторитетом в городе? Нет, здесь что-то другое. Нужно срочно связаться с Абрамовым, может быть, он прольет хотя бы какой-нибудь свет на это убийство.

Он поднял трубку и стал звонить в министерство внутренних дел.

***

Дмитрий стоял на перроне Казанского вокзала и вглядывался в проходящих мимо него людей. Он давно ждал дня, когда сможет уехать из этого страшного для него города.

После убийства своего соседа, он потерял душевный покой. Не мог спокойно пройти мимо соседского дома, все ему казалось, что его вот-вот окликнет «Крюк». Его мучили ночные кошмары, и от них ему становилось страшно. Иногда ему казалось, что он медленно сходит с ума, так как его стал настойчиво преследовать не только образ покойного товарища, но и его голос. Чтобы каким-то образом скрыть свой страх перед матерью и товарищами, он начал потихоньку употреблять наркотики, которые доставал через своих знакомых.

О том, что Дмитрий подсел на наркотики, вскоре узнали и его друзья. Они по указанию «Быка» прекратили с ним общаться, и он стал как неприкаянный, один мотаться по поселку. Однажды он украл из машины своего бывшего друга антирадар, за что был сильно избит местными ребятами.

Когда он поправился и вышел на улицу, к нему подошел «Бык» и посоветовал ему уехать из поселка. Это был не совет, от которого можно было легко отмахнуться, а скорее, приказ. Дмитрий знал, что за невыполнение подобного приказа его ждет суровое наказание, а возможно, даже и смерть. Собрав кое-какие носильные вещи, он нашел в доме спрятанные матерью деньги и поехал на железнодорожный вокзал. Выстояв небольшую очередь, купил билет до Москвы. Он медленно бродил по перрону железнодорожного вокзала и ждал проходящий через Казань пассажирский поезд «Омск-Москва».

Он стоял на перроне и смотрел на равнодушные лица людей, которые куда-то спешили и не обращали на него никакого внимания. Чувство одиночества сжимало его сердце. Он вспомнил мать и тихо отошел в сторону, где, не стесняясь себя и окружающих людей, тихо заплакал. Мать была единственным человеком, которого он любил и по-своему, жалел.

Принятая десятью минутами назад в туалете доза стала сказываться. Перед его глазами, словно радуга, загорелись сотни разноцветных огней. Тело, еще недавно казавшееся ему тяжелым, вдруг стало невесомым. Он закрыл глаза и сделал всего один шаг в сторону сиявших вдали огней.

Проходящий мимо него поезд, смял его словно соломку. Он не успел ничего понять и скончался на месте. Милиция и прибывшие на место происшествия медики констатировали смерть. Осмотрев труп, медицинский эксперт вытащил из его кармана паспорт и молча, протянул его сотруднику милиции.

– Сообщите, пожалуйста, его матери, – произнес медик.

Минут через пятнадцать перерезанное надвое тело Дмитрия завернули в полиэтиленовую пленку и погрузили в машину для отправки в морг.

***

«Мартын» ехал на встречу с генералом и прикидывал про себя, что может это ему дать. Он еще на дне рождения заместителя мэра узнал должность генерала. Тот курировал оперативную работу министерства внутренних дел. Министерство в глазах «Мартына», представляло из себя грандиозную кормушку, о которой можно было лишь мечтать. Он про себя строил планы и уже подсчитывал, какие деньги можно получить, используя имя и связи генерала.

Генерал, увидев входящего в кабинет «Мартына», встал из-за стола и пошел к нему навстречу.

– Как добрался? Долго торчал в пробках? – поинтересовался он у него. – Если и дальше так пойдет, то скоро придется всем пересесть на вертолеты.

– Да, Казань не Москва, у нас таких пробок пока еще нет, – ответил «Мартын» и сел в предложенное кресло.

– Закуривай, – предложил ему генерал и пододвинул к «Мартыну» коробку с кубинскими сигарами и хрустальную пепельницу.

– Извините, но я не курю, – ответил «Мартын».

– Это хорошо, когда молодые люди отказываются от столь пагубной привычки. Ну что, тогда вернемся к нашим баранам. Дело, «Мартын», вот в чем. Мне необходим надежный человек в одном довольно простом деле. Я долго перебирал, на ком мне можно остановиться, и решил, что этим человеком должен быть именно ты. Ты, довольно известная в криминальных кругах Москвы личность. Твои бойцы крушат кавказские кланы, которые давно прижились в Москве, и это нас пока устраивает только потому, что в этой вашей бойне мы сохраняем жизни наших сотрудников. Да, да, именно наших сотрудников. Поверь мне, мы могли давно раздавить твою структуру, но пока, ни я, ни другие люди из нашей структуры не хотим этого делать, и на это есть определенные причины.

От этих слов «Мартын» весь напрягся. Ему не понравилось начало разговора, однако в этом кабинете диктовал условия не он.

– Ты что, дергаешься? Это ты для заместителя мэра Москвы преуспевающий бизнесмен, а для меня просто бандит. Так что сиди и слушай, пока с тобой говорят на нормальном человеческом языке. Суть моего предложения такова. Мне нужны пятнадцать съемных квартир в городе. Все эти квартиры должны быть сданы хозяевами не менее чем на год. Меня устроит не только центр, но и окраины Москвы.

Генерал замолчал и посмотрел на «Мартына».

– Чего ты молчишь, «Мартын»? Деньги за съем квартир получишь у моего человека. Твое дело – найти и снять эти квартиры на своих ребят.

– А, если я откажусь? Что будет?

– А, ничего не будет, – ответил генерал. – Обращусь к другому бандиту, который будет умнее тебя и не откажет. Ну, а ты, «Мартын», сначала сядешь, лет на пятнадцать за организацию банды, а там, в лесу на лесоповале, всякое бывает. Может, получиться и так, что тебя просто придавит бревном или деревом, а может, и завалит тебя медведь-шатун. В тайге всякое бывает.

«Мартын» на секунду замешкался. Он явно не ожидал такого жесткого разговора. Еще полчаса назад он грезил большими деньгами, а сейчас, как в сказке, оказался у разбитого корыта. Да и быть придавленным бревном на лесоповале, его мало устраивало.

– Хорошо, товарищ генерал, я согласен.

– Молодец, я в тебе не ошибся. А, сейчас, вот здесь распишись и можешь быть свободным.

«Мартын» пододвинул к себе лист бумаги, на котором сверху было написано: Секретно, а под этим словом было написано – расписка. «Мартын» прочитал ее от начала до конца.

– Я не буду подписываться под этой бумагой! – возмущенно сказал он. – Вы из меня «стукача» не сделаете.

– Подписывай, так нужно, – произнес генерал. – Эту бумагу, кроме тебя и меня, больше никто не увидит.

«Мартын» почувствовал, как по его спине струйкой потек пот. Он взял в руки ручку и дрожащей рукой вывел свой псевдоним – Хан.

– А, теперь, «Мартын», иди. Мои люди тебя найдут и проинструктируют, что делать дальше. Связь будешь держать со мной через этих людей.

«Мартын» встал из-за стола и медленно направился к двери. Выйдя на улицу, он вздохнул полной грудью и подумал:

«Вот так и становятся предателями. Сначала «припрут» человека в углу, так что не вздохнуть, а затем подсунут под нос бумагу».

Подняв глаза, он увидел Павла, который внимательно следил за меняющимся выражением его лица.

***

Машина «Мартына» подъехала к гостинице и мягко остановилась около входа. Дождавшись, когда охранник откроет перед ним дверь, он вышел и в сопровождении трех охранников прошел в гостиницу. Поднявшись на второй этаж, он направился в свой рабочий кабинет. Около кабинета его остановил Гарик, старший брат погибшего в Казани «Гордея».

– «Мартын», сегодня рано утром в Казани застрелили моего брата. Убили прямо у порога его квартиры.

«Мартын» остановился на секунду около двери и, словно не веря словам Гарика, посмотрел на его потемневшее от горя лицо.

– Как же так, Гарик? Кто в Казани мог поднять на него руку, ведь все ребята знают, что он твой брат?

«Мартын» открыл дверь кабинета и, пропустив вперед Гарика, проследовал за ним в кабинет. Они сели на диван и оба задумались.

– Слушай, я вот сейчас попытался связать смерть твоего брата и исчезновение «Купца» и братьев Синявских. Тебе не кажется, что это все это рук «Резаного»?

– Нет, «Мартын». «Резаный» сейчас в Питере, зализывает свои раны, ему явно сейчас не до Казани.

– Напрасно ты так думаешь. Если он просчитал нашу комбинацию, а я этого не исключаю, то он легко мог дать указание своим людям, чтобы они завалили твоего брата.

– «Мартын», но «Купец» и эти братья Синявские пропали до того, как его подстрелили. По-моему, здесь нет никакой связи.

– Вот что, Гарик, езжай в аэропорт, бери билет и лети в Казань на похороны. Извини меня, но я полететь с тобой не могу. У меня в Москве много неотложных дел. Там, на месте, ты лучше разберешься, кто убил твоего брата, а там решим, что с ними делать. Если это дело рук «Рембо», то мы вырвем у него жало раз и навсегда.

Гарик вышел из кабинета и сев в машину, помчался в аэропорт. Купив билет до Казани, стал ждать вылета самолета. Он вошел в туалет и случайно столкнулся там со своим старым школьным товарищем.

– Как дела? – поинтересовался у него Ларионов.

– Да, вот, лечу в Казань, сегодня утром убили моего брата, – ответил Гарик.

– Короткая у вас жизнь. По-моему, брат моложе тебя на три года, а это значит, что ему двадцать семь лет. Дети есть?

– Нет. Он был не женат. Может, это и к лучшему. Убийцы могли уничтожить всю его семью, не пощадив никого.

– Весело вы живете. То, вы их валите, то они вас. Ладно, крепись, друг.

***

«Бык» ждал Абрамова на старом месте. Заметив его, он вышел из машины и направился на встречу ему. Они, молча, поздоровались и, отойдя в сторону от дороги, стали разговаривать.

– Виктор Николаевич, вы, наверное, уже в курсе событий, я имею в виду убийство «Гордея». Все ребята в шоке, все гадают, у кого на него поднялась рука. Вы же хорошо знаете, что он был авторитетным человеком, и все ребята в Казани его сильно уважали. За ним же ничего такого не было, он никуда не лез, ни с кем не воевал, строго придерживался нейтралитета, и вдруг его завалили.

– Да, я в курсе этого убийства. Похоже, ты меня и вытащил на эту встречу, чтобы узнать от меня какие-то новости. Ты же сам знаешь, что я не занимаюсь раскрытием убийств и поэтому просто не знаю всех тонкостей этого дела. Единственное, о чем я подумал, когда услышал об убийстве, что это могли сделать ребята из его непосредственного его окружения. Сейчас, это становится чуть ли не постоянным явлением во многих группировках. Может, кому-то из молодых ребят захотелось подняться по жизни, не все же вам одним стричь бизнесменов. Вы уже заработали, построили коттеджи, ездите на хороших машинах. Вот и молодежь хочет такой же жизни, как у вас, а вы им не даете подняться, все держите на коротком поводке.

«Бык» задумался, перебирая в голове ребят, кто мог быть заинтересован в убийстве.

– Вот считай сам, исчезли «Купец» и братья Синявские, а сейчас убили «Гордея». Это чем-то напоминает мне расчистку территории. Ты мне сам говорил, что «Купца» и братьев, по всей вероятности, завалили ребята «Резаного». Может, они и «Гордея» кончили?

– Нет, Виктор Николаевич, это маловероятно. «Гордей» ведь один никуда не ходил и не ездил. С ним всегда были его проверенные ребята. А, здесь, вдруг он один в подъезде дома, а где была охрана? Виктор Николаевич, из чего хоть стреляли в него, из «ТТ» или Макарова?

– Предположительно, из пистолета «ТТ». По крайней мере, гильзы калибра 7, 62 мм.

– Странно это все, был человек, и нет человека.

– Ты же не ребенок и хорошо знаешь, что просто так людей не убивают. Для этого нужен мотив, и мотив серьезный. Вот, если ты не прыгаешь выше головы, то и живешь пока, хотя у тебя кровников воз и маленькая тележка. Кстати, как у тебя складывается с Шимановским? Ты никогда не думал, что он, имея большие деньги, может просто так взять и заказать тебя? Вот так просто, бах, и нет тебя? Весь город только и говорит о твоем беспределе в отношении его, отбираешь, жжешь его машины, грозишь убить его. А, если он возьмет и переметнется к «Жилке», вот тебе и трагический конец. Тебя первого ребята «Резаного» и закопают. Там ребята берегут своих коров, не то, что вы.

 

– Виктор Николаевич, откуда у вас подобные сведения о наших взаимоотношениях? Шимановский что ли пожаловался?

– Если бы он мне на тебя пожаловался, то ты бы давно уже загорал у нас в камере. Ты думаешь, что, кроме тебя, у меня больше никого нет? Не думай, есть. Вот они и трещат на тебя. Я и так стараюсь прикрыть тебя от неприятностей, а ты: я убью его, я убью. Сейчас, ты не только должен беречь Шимановского, но и сдувать с него пушинки. Не дай-то Бог, если что с ним произойдет, ты первый ляжешь на плаху за свой язык. Пойми, никого уже не будет интересовать вопрос, кто его убил. Ты, надеюсь, меня понял?

«Бык» в ответ закивал, давая Виктору понять, что он хорошо понимает, о чем он говорит. В какой-то миг Абрамову показалось, что он был просто подавлен его словами. Он, всегда считал себя умным человеком, который мог свободно анализировать ситуации, принимать грамотные решения, и вдруг такой прокол с его стороны.

– Вы-то хорошо знаете мое отношение к Шимановскому. Зачем мне его убивать? Нормальные люди ведь не убивают кур, которые несут золотые яйца.

– Ты, к нормальным людям себя не приписывай. Ты другой категории человек. Тебе кажется, что, чем громче ты кричишь, тем становишься авторитетнее. Я скажу тебе лишь одно: не авторитетнее, а глупее. Ты думаешь, я не догадался, зачем ты забил мне эту стрелку? Ты просто испугался за себя, вы же были друзьями с «Гордеем». Так что копай, рой землю. Если накопаешь, сообщи мне, сам под пули не лезь. Если проколешься, ничего тогда тебя не спасет, ни твои телохранители, ни большое озеро Кабан. Просто исчезнешь незаметно для всех. Тебя сдадут твои же друзья, которые сейчас трутся вокруг тебя и заглядывают в глаза. Вот так, наверное, сдали и «Гордея». Чем больше будет у тебя добра и денег, тем выше шанс, что тебя найдут где-нибудь с простеленной головой. Зависть, это сильнейшее оружие. Вот, посмотри теперь с этой точки зрения на убийство «Гордея», посмотри, кто его заменит, и тогда поймешь, кому нужна была смерть твоего друга.

– Спасибо за урок, Виктор Николаевич. Вы меня многому научили за эти десять минут. Если я узнаю что-то, то непременно сообщу об этом вам. Сам влезать в эти дела не буду.

– Вот и хорошо. Я буду ждать твоего звонка, – ответил Абрамов и направился к своей автомашине.

***

– Александр, не в службу, а в дружбу. Расскажи, как обстоят дела по раскрытию убийства «Гордея», – обратился Абрамов, к заместителю начальника второго отдела.

– Пока, Виктор Николаевич, ничего существенного нет. Работаем с его охранниками. Они как один утверждают, что в это утро расстались с ним у подъезда его дома. Всю ночь провели в ночном клубе «Арена». Говорят, что никаких стычек с молодежью у них в этот вечер не было. Мы проверяли их показания, действительно, в «Арене» все было спокойно. С их слов, перед тем как расстаться, один из охранников проверил подъезд и, убедившись, что он пуст, сообщил об этом «Гордею».

– Выходит, Саша, что убийца ждал его и появился лишь после того, как уехала его охрана?

– Не исключено. Он мог следить за ним весь вечер, сопровождать их машину, а затем войти в подъезд вслед за ним, когда уехала его охрана.

– Не думаю. Если действовать по твоему сценарию, то убийца должен был еще вечером насовать спичек в замок. Дом девятиэтажный, насколько я знаю, лифт в доме не работал, и все ходили пешком, а, следовательно, квартира «Гордея», судя по ее расположению, всегда просматривалась соседями. Убийца бы не стал вечером блокировать замок, так как его могли бы увидеть соседи. Это риск, а рисковать он явно не хотел.

– Выходит, по-вашему, убийца пришел ночью, заблокировал дверь и стал ожидать, когда приедет «Гордей», я так вас понял?

– Это моя версия. Я не исключаю того, что убийца мог поджидать «Гордея» в какой-нибудь квартире этого дома. Ведь охранники, проверяя подъезд, никого в нем не обнаружили.

– Нет, мы пока эту версию не отрабатывали, хотя она довольно интересна, – произнес Белозеров.

– Что нам дала баллистическая экспертиза, Саша? Ствол чистый или «паленый»?

– Пока результатов экспертизы нет.

– Ты знаешь, я вчера встречался с одним человеком. Он был другом «Гордея». Он так напуган этим убийством, что это было бы видно даже неопытному человеку. Он согласен со мной, что его завалили свои же ребята.

– А, почему не «Жилка»? – спросил он Виктора.

– Не знаю, но он более склонен считать, что его убили свои ребята. Сейчас, он занимается этим вопросом. Если он что-то дельное нароет, сообщит мне. А что у нас с «Купцом» и братьями Синявскими? Прокуратура молчит, похоже, не хочет возбуждать уголовное дело?

– Здесь, тоже много неясного. Трупов пока мы не нашли. А, нет трупов, нет и убийства.

– Ясно, – произнес Виктор. – Значит, нет трупа, нет и убийства.

Оставшись один в кабинете, он вызвал к себе секретаря и поинтересовался почтой. Через минуту она положила на край его стола две большие папки с входящей корреспонденцией. Абрамов, молча, посмотрел на эту гору документов и в душе пожалел себя. Ему предстояло не только все это прочитать, но и вникнуть в суть каждого документа.

Он взял в руки папку и хотел ее открыть, однако, зазвонивший телефон отвлек его внимание. Он снял трубку и услышал голос секретаря заместителя министра Феоктистова.

– Виктор Николаевич, вас приглашают сегодня на совещание в семнадцать часов. Прошу вас не опаздывать.

– Какова тематика? – поинтересовался он у нее.

– Я не знаю, – ответила она и положила трубку.

«Вот и прекрасно, иди туда, не знаю куда», – подумал Виктор.

Взглянув на часы, он встал из-за стола и направился в кабинет Феоктистова.

***

Абрамов встретился с «Быком» в конце рабочего дня. Он сам позвонил ему и попросил о встрече, намекая, что у него есть что-то важное, о чем он хочет поделиться с ним.

Они встретились с ним на старом месте. Погода стояла великолепная, и поэтому в парке было много народа. Выбрав скамеечку в укромном месте, они присели и приступили к разговору.

– Виктор Николаевич! – начал «Бык». – Вы помните, я вам тогда рассказывал, что «Мартын» получил в банке один миллион долларов США? Вспомнили? Так вот, эти деньги он подарил на день рождения заместителю мэра Москвы. Сейчас, он вновь направил своего человека в Казань, за новой суммой денег. Насколько я знаю, Управляющий банка не хотел передавать ему деньги, но «Мартын» пригрозил ему убийством. Тот, по всей вероятности, испугался, и они быстро с ним сумели договориться.

– Слушай. Может быть, ты знаешь, почему он все эти деньги сосет из одного банка? Разве у нас в Казани нет других банков?

– Да все просто, Виктор Николаевич. Просто этот Управляющий хочет обанкротить свой банк, вывести все свои активы куда-нибудь за бугор, а затем смотаться и сам. «Мартын» об этом узнал от кого-то и решил нагреть на этом руки. Насколько мне известно, он в Москве встречался с «Мартыном», и они там все это перетерли.

– Понятно. Ты мне скажи лучше, куда пойдут эти деньги. Это же не только большие, это огромные суммы.

– Большие они для нас с вами, а для Москвы, это мелочь. Вы знаете, Виктор Николаевич, сколько стоит прием у мэра Москвы? Не знаете? Так вот эти деньги и пойдут ему. «Мартын», как правило, не мелочится, когда ему что-то нужно. Зато он свободно общается с чиновниками из мэрии Москвы и через них решает все вопросы своего бизнеса. Сейчас наши ребята из Казани в Москве полностью контролируют не только Арбат, но и всех проституток на Тверской улице. Вот там деньги, а это просто копейки.

«Бык» взглянул на Абрамова, стараясь увидеть что-то в его глазах, но тот отвел их в сторону, стараясь сделать вид, что ничему не удивился. Заметив это, он продолжил разговор.

– Сейчас, насколько я знаю, «Мартын» подтянул под себя ряд крупных группировок из Челнов и Нижнекамска. Через эти группировки он пытается полностью контролировать «КАМАЗ», «Нижнекамскнефтехим». Он сам уже несколько раз приезжал в Челны на переговоры с администрацией завода и, насколько я знаю, сумел решить с ними практически все вопросы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru