Волки

Александр Леонидович Аввакумов
Волки

Он потянулся к телефонной трубке и стал набирать знакомый ему номер его телефона. Услышав голос, он коротко бросил:

– Зайдите, есть тема. Нужно переговорить.

Через минуту Виктор вошел к нему в кабинет и сел на стул.

– Да, Абрамов. Не думал я, что ты меня так зарядишь под руководство министерства. Кто из нас работал с Ивановым, я или ты? Почему ты не доложил ни мне, ни Феоктистову, чьим зятем является этот Сергей Иванов? Ты что, специально это сделал?

– Анатолий Герасимович! Какое отношение имеет родство этого человека к его преступлению?

– То есть ты знал о его родстве с этим чиновником? Тогда, почему не проинформировал меня, Феоктистова? Выходит, прав во всем заместитель министра, что ты решил это сделать специально для того, чтобы столкнуть руководство министерства с тестем этого Иванова.

– Вы ошибаетесь. Для меня родство Иванова с чиновником ничего не решало. Он преступник и за это должен отвечать перед законом.

– Ты, не дерзи. Ты не судья, и не тебе развешивать ярлыки преступников на людей. Где заявление потерпевшего? Нет его! А, может быть, этот самый Ибрагимов Василь сам себя подстрелил, а потом придумал всю эту историю про милицию?

Виктор молчал. Да и что он мог сказать своему бывшему ученику? Сказать, что он неправ, это значит, не сказать ничего. Судя по его речи, похоже, они решили сделать из него козла отпущения.

Вдовин встал из-за стола и стал ходить по кабинету. Его лицо преобразилось, порозовело, в уголках губ появилась пена.

– Раньше я вас уважал не только, как опытного сотрудника Управления, но и как человека. Теперь ни о каком уважении не может быть и речи. Сотрудник, который умышленно подставляет своего непосредственного руководителя, не может заслуживать никакого уважения. Теперь я понял, почему вы не наградной.

– Ну и почему? – спросил он его.

– А, потому, что живете с камнем за пазухой. Ясно или нет? С сегодняшнего дня между нами лишь служебные взаимоотношения. Забудьте Анатолия. Для вас я Анатолий Герасимович. Ясно?

– Так точно, товарищ подполковник. Разрешите идти?

Он развернулся через левое плечо и вышел из кабинета.

***

«Моня», штатный ликвидатор ОПГ «Грязь», сидел в центре праздничного накрытого стола. Вокруг него тесным кольцом сидели самые близкие друзья, которые травили анекдоты. Иногда столик взрывался от громкого хохота, чем невольно привлекал к себе внимание посетителей кафе. Сегодня «Моне» исполнилось двадцать три года. Несмотря на молодой возраст, он был не по годам мудр. Он, как никто другой, хорошо знал, что ничто так не сближает людей, как смерть врага, и поэтому, не колеблясь и не испытывая мук совести, стрелял в своих врагов, где только мог.

Он сидел за столом и, не вступая в разговоры с гостями, внимательно вглядывался в почти родные лица своих друзей. Он невольно вспомнил ребят, с которыми, казалось бы, совсем недавно отмечал свое совершеннолетие. Сейчас из всех его старых друзей осталось лишь только четверо. Все остальные полегли в уличных драках или отбывали сроки за совершенные преступления.

Наполнив рюмки гостей водкой, «Моня» поднялся из-за стола и, окинув взглядом присутствующих, произнес нетрезвым голосом:

– Друзья! Хочу предложить выпить не за мой день рождения, а за вас, моих самых близких и преданных мне друзей, которых я знаю чуть ли, не с детского сада. Я хочу вам пожелать всем здоровья и долгих лет жизни. Чтобы человеческую кровь вы видели только в кино, а не наяву. Чтобы вы никогда больше не хоронили своих друзей и товарищей.

Они чокнулись и выпили. «Моня» потянулся за закуской и краем глаза увидел двух молодых парней, вошедших в кафе. Его наметанный глаз моментально зафиксировал этих двоих, которые с нескрываемым интересом стали осматривать присутствующих в кафе посетителей. Несмотря на алкогольное опьянение, он сразу же почувствовал опасность, исходящую от этих парней.

«Кто такие?» – подумал он.

Рука его автоматически потянулась к «дипломату», в котором лежал пистолет. Парни прошли в зал, и присели за соседний с ними столик. Подозвав к себе официанта, они заказали пива и креветок.

В какой-то момент «Моня» понял, что он почему-то протрезвел. В голове, в которой еще минуту назад был полнейший хаос, вновь стали возникать четкие мысли. Он подозрительно посмотрел на парней, и в душе его возник холодок страха, который все разрастался и разрастался, пока не заполнил все его нутро.

Чтобы победить этот животный страх, он взял в руки бутылку водки и налил себе полный бокал. Он опрокинул его в себя, не почувствовав горечи водки.

«Все», – подумал он, наблюдая, как один из парней выхватывает из-за пояса пистолет с навинченным на ствол глушителем.

Первая пуля, выпущенная незнакомцами, попала «Моне» в грудь и опрокинула его на стену. Падая, он заметил, что в руках второго парня тоже был пистолет.

В кафе началось невообразимое. Люди, спасаясь от пуль, лезли под столы и стулья, словно те могли их защитить от разящего свинца. Через минуту все закончилось. Парни, расстреляв весь боезапас, бросили пистолеты на пол и выскочили из кафе. Пробежав метров сто по улице Ярмарочной, они выскочили на улицу Баумана, где сели в ожидавшую их автомашину. Машина рванула с места и моментально затерялась среди движущегося по улице транспорта.

– Ну и как? – поинтересовался «Грек» у парней. – Надеюсь, все удачно?

– Да, – коротко произнес один из парней. – Давай, гони в аэропорт. Через полтора часа у нас самолет в Питер. Надеюсь, что с деньгами все нормально?

– Не переживайте. Деньги и вещи в камере хранения. Надеюсь, номер камеры вы не забыли?

Через сорок минут Грек высадил ребят около здания аэропорта. Пожелав им мягкой посадки, он поехал обратно в город. Проезжая мимо центрального стадиона, «Грек» обратил внимание на десятки милицейских автомашин около кафе «Раки». На следующий день он узнал от знакомого милиционера, что накануне вечером в кафе «Раки» неизвестными преступниками были застрелены пять активных участников казанской группировки «Грязь». В тот же вечер «Грек» на самолете вылетел в Петербург.

***

Был понедельник. Абрамов приехал в министерство в восемь пятнадцать утра. Переговорив с дежурным по МВД, он взял суточную сводку и направился к себе в кабинет.

Феоктистов позвонил ему в районе десяти часов утра и пригласил Виктора зайти к нему в кабинет.

– Абрамов, – официально произнес он, давая понять, что предстоит серьезный разговор. – Мы здесь подумали с Вдовиным и решили перевести тебя на должность заместителя начальника Управления по линии убийств. Ты, я считаю, уже давно вырос до этой должности, и мы посчитали, что у нас нет лучшей кандидатуры на нее. Мне удалось склонить к подобному мнению и министра, перед тем как он ушел в отпуск. Твой авторитет в Управлении никогда не подвергался сомнению, и тебе будет значительно проще управлять ребятами из убойного отдела. Для того чтобы тебе немного помочь, я решил предложить тебе на должность начальника второго отдела Яшина Анатолия Гавриловича, которого ты, наверняка, тоже хорошо знаешь. Он раньше работал у нас в Управлении, а затем перешел в Приволжский отдел милиции на должность заместителя начальника отдела по оперативной работе. Он человек опытный, и его я думаю, не нужно учить азам оперативной работы.

– Михаил Иванович, почему вы выбрали кандидатуру Яшина на должность начальника отдела? Почему он, а не Белозеров? Я считаю, что он уже давно перерос свою должность заместителя начальника отдела. Этим назначением мы можем потерять хорошего сотрудника. Любой сотрудник должен видеть перспективы роста, если он не видит их, он никогда не будет работать с полной отдачей.

– Это не твоя проблема, Абрамов. Главное, чтобы у тебя с ним все было гладко, остальное я сам решу.

– Товарищ заместитель министра, если вы меня назначаете на должность, то позвольте мне самому подобрать себе начальника убойного отдела? Я прекрасно знаю человека, которого вы предлагаете на эту должность. Он никогда не отличался особым трудолюбием и порядочностью.

Лицо Феоктистова потемнело. Ему явно не понравилось его возражение по кандидатуре. Несмотря на это, Абрамов продолжил:

– Может, мы все-таки проведем ротацию кадров? Белозерова назначим начальником отдела, а Яшина, его заместителем?

– Если мне нужен будет совет, как мне поступить в том, или ином случае, я обязательно обращусь к тебе. А, пока иди, и принимай дела.

– Погодите, Михаил Иванович, – произнес Виктор растерянно, – я еще не дал вам своего согласия на эту должность?

– Ты, Абрамов, наверное, забыл, что носишь на плечах офицерские погоны. Это тебе не профсоюз, и мне твое согласие, в принципе, не к чему. Есть приказ, и ты должен его выполнять, независимо от того, хочешь ты этого или нет.

Виктор встал и направился к выходу из кабинета.

***

«Мартын» приехал в банк в назначенное время. В сопровождении начальника службы безопасности банка он прошел в кабинет Управляющего.

– Здравствуйте, Леонид Захарович, – поздоровался он и протянул ему руку.

Леонид Захарович, молча пожал ее своей узкой, влажной от волнения ладонью и указал на кресло.

– Мы рассмотрели на правлении вашу заявку на кредит и решили ее удовлетворить в полном объеме. Если мне не изменяет память, по-моему, вы запрашивали сумму в десять миллионов долларов США?

Леонид Захарович сделал небольшую паузу и пристально посмотрел, на сидевшего перед ним «Мартына». Тот в знак согласия кивнул.

«Как я раньше не заметил, – подумал Леонид Захарович, – что у него даже на лице написано, что он настоящий бандит».

– Все наши требования, – продолжил он, – пока остаются в силе. Вы должны предоставить нам бухгалтерские балансы за последние два года. Они необходимы нам чисто формально, для принятия решения.

– Леонид Захарович, – радостно произнес «Мартын», улыбаясь. – Я всегда считал вас вполне разумным человеком. Другого решения я от вас просто и не ожидал. У меня с собой, как раз эти два бухгалтерских баланса. Я оставлю вам их для изучения?

 

– Хорошо. Оставляйте, мы их обязательно посмотрим. Для получения этих денежных средств вашей компании нужно открыть счет в одном из зарубежных банков, куда мы переведем эти средства. Я надеюсь, что вы меня хорошо понимаете, молодой человек? Расчетный счет в зарубежном банке.

– Я все понял, Леонид Захарович, – ответил Мартын, вставая из-за стола. – Я думаю, что этот вопрос не займет у нас много времени.

– Вот и хорошо. До свидания, – попрощался Леонид Захарович, давая понять, что аудиенция закончена.

«Мартын» вышел из кабинета и в сопровождении начальника службы безопасности вышел на улицу.

«Теперь нужно убирать со сцены «Быка», – подумал он. – Если он завалит Шимановского, то денег мне не видать, как своих ушей».

Он направился к своему «Мерседесу», около которого его ожидал Павел.

– Все отлично. Что у тебя с «Быком»?

– Все в силе, люди готовы. Жду вашей команды.

– Считай, что я тебе ее уже дал, – произнес «Мартын». – Надеюсь, в этот раз у тебя все пройдет гладко.

– Я тоже так думаю….

«Мерседес» тронулся и направился в сторону гостиницы «Украина».

***

«Бык» недавно забрал из автосервиса свой побитый джип и теперь с большим удовольствием ехал на нем в сторону Зеленого Бора. Что ни говори, но джип нравился ему больше, чем «БМВ». Находясь в этой машине, он чувствовал себя намного уверенней и безопасней. В машине, помимо жены, сидел его новый охранник. При выезде из поселка Мирный его джип догнала серебристая «восьмерка» и стала прижимать его к обочине.

– Вот гадина! Что он делает? – выругался «Бык». – Сам же на скандал нарывается!

Он подал вправо и стал притормаживать. Остановив джип, он вышел на дорогу. Водитель «восьмерки», заметив его маневр, остановился метрах в двадцати и стал приближаться к нему, двигаясь задом. Из «восьмерки» вышел «Кореец» и в сопровождении двух охранников направился к нему.

– Привет, Наиль, – поздоровался с ним «Кореец». – Что-то давно тебя не видно в городе. Сидишь в своей берлоге, словно медведь. Боишься, что пацаны тебе предъявят убийство «Купца» или так, дела не дают?

– Ты фильтруй свой базар, «Кореец». Ты что шьешь мне «Купца»? Обоснуй, тогда свои претензии, а так гонять порожняки не стоит, можешь нарваться на большие неприятности. В отношении второй части твоего вопроса поясняю, это не твое дело, где я бываю и что я там делаю. Если у тебя больше вопросов ко мне нет, то я поехал дальше.

«Кореец» сделал шаг назад и внимательно посмотрел на «Быка», словно стараясь его хорошо запомнить.

– Это не я придумал в отношении «Купца», сейчас эту тему обсуждают все ребята города. Говорят, что это ты со своими ребятами его и братьев Синявских замочили, – произнес «Кореец» и снова внимательно посмотрел на «Быка», стараясь заметить, как тот отреагирует на его слова.

Теперь уже тот отошел от него на шаг.

– Это неправда, «Кореец». Я «Купца» хорошо знаю, мы вместе с ним чалились в колонии. Да и зачем мне его убивать? Ты сам, «Кореец», подумай над этим. Мы с ним в последнее время практически нигде не пересекались и общих интересов не имели. Мне тоже трещали многие, что это он стрелял в меня на улице Бутлерова. Я даже хотел с ним поговорить на эту тему, а он вдруг взял и пропал.

– Что-то ты темнишь. Наиль. Чего-то явно не договариваешь. Ты же знаешь, что «Купец» был моим другом, и я хочу разобраться в том, кто его замочил.

– А ты, не батюшка в церкви, чтобы я перед тобой исповедовался, – произнес с вызовом «Бык».

В эту минуту он почувствовал, что начинает потихоньку заводиться.

– Ты вообще-то кто такой? Почему я должен перед тобой отчитываться, доказывать тебе свою невиновность? Ты думаешь, что если ты здесь оставлен «Мартыном», смотрящим за положением, ты можешь любого нагнуть и поиметь? Зря ты так считаешь! Я никого не заставляю верить мне, в том числе и тебе. Я сказал, что никакого отношения к исчезновению «Купца» не имею, значит, не имею, и не надо меня грузить этими делами.

– А, я и не гружу. Просто спросил тебя о «Купце», а ты сразу в пузырь полез, бьешь себя в грудь.

– Вот что, «Кореец». Это не тебе судить, какой я, нормальный или нет,

«Бык» направился к машине.

– Кстати, «Бык»! «Мартын» просил меня тебе передать, что он забирает у тебя обратно страховую компанию. Она ему сейчас очень нужна.

– А, если я не отдам, что он, убьет меня?

– Ты не ошибся. Он просто убьет тебя вместе с твоей женой, – коротко ответил ему «Кореец» и направился к своей машине. Вслед за ним направились и его охранники.

«Шакалы, – подумал «Бык». – Мы еще посмотрим, кто кого убьет».

***

Заметив у дороги табличку «Зеленый Бор», обозленный стычкой «Бык» свернул вправо и поехал в сторону спортивного лагеря Казанского химико-технологического института. Проезжая место, где они с «Дьяволом» застрелили «Крюка», он невольно посмотрел туда. Место было заметное, и он не мог ошибиться. Именно там они бросили труп своего бывшего товарища, завалив его снегом. Сейчас на этом месте зеленела густая трава. Въехав на территорию лагеря, он остановил свой джип под деревянным навесом и направился к коменданту.

– Привет! – поздоровался он с комендантом. – Я от Лазуткина Валентина Андреевича. Он должен был с вами договориться в отношении приличного домика. Он мне нужен буквально дня на два, то есть на субботу и воскресенье.

– Да, я в курсе, – ответил комендант, высокий мужчина лет за пятьдесят. – Я уже приготовил вам домик. Давайте, пройдем вместе и посмотрим. Если он вас устроит, то мы быстро все оформим.

Они все вместе прошли к домику, который стоял метрах в пятидесяти от берега Волги.

– Ну как? – поинтересовался комендант.

– Что-то слабовато у вас, – разочарованно произнес «Бык». – Я, если по-честному, рассчитывал на более солидное помещение.

– Что вы, молодой человек. Лучше у нас нет. Это же молодежный, спортивный лагерь, поэтому здесь и нет навороченных коттеджей.

– Понятно, отец. Ладно, давайте будем оформлять. Главное для нас: солнце и Волга, а все остальное можно и пережить.

Они быстро оформили все необходимые документы. Заплатив за домик, он направился обратно к ожидавшей его жене.

– Ты чем-то недовольна? – спросил он жену. – Диана, что с тобой?

– Наиль, может, поедем обратно домой? Мне что-то здесь не совсем нравится.

– Диана, хватит капризничать. То тебе нужна Волга, теперь тебе, нужен дом. Давай, позагораем немного, а потом решим, что нам делать дальше.

– Наиль, ты знаешь вон тех ребят? – спросила его жена и указала рукой на двух молодых людей, внимательно наблюдавших за ними.

Он повернулся и направился к незнакомым ребятам.

– Ребята, вы кого-то ищете?

Парни, ни слова не говоря, встали с лавки и молча, направились к Волге.

«Странные, какие-то», – подумал «Бык», провожая их взглядом.

Внешность одного из парней показалась «Быку» знакомой. Немного напрягшись, он вспомнил этого парня. Он несколько раз видел его недалеко от въезда в их поселок. Моментально «Бык» вспомнил одно из высказываний разведчика Абеля:

«Если вы столкнулись дважды с одним человеком в большом городе, это должно вас насторожить. Если вы снова увидели этого человека через день в другом месте, это значит, что вы попали под наружное наблюдение».

– Антон! – позвал «Бык» телохранителя. – Вон, видишь этих двоих парней, что стоят около воды? Посмотри за ними внимательней, что-то не нравятся они мне.

– А, что конкретно тебе в них не нравится, Наиль? – спросил тот. – Сейчас, я мигом разберусь с ними.

– Ты что, меня не понял? Я тебе что сказал, чтобы ты посмотрел за ними, а не разобрался. Правду люди говорят, сила есть, ума не надо. Ты понял меня или нет?

– Понял, – коротко ответил Антон.

Он снял с себя брюки, рубашку и направился в сторону ребят.

«Бык» вошел в домик и сел за стол. Несмотря на то, что домик считался одним из лучших в лагере, его внутреннее убранство было столь же бедным, как и наружный вид. Открыв ящик кухонного стола, Бычок увидел в нем алюминиевые ложки и вилки. Все они были серые от времени и поэтому казались грязными. Взглянув на них, он невольно вспомнил годы, проведенные в колонии для несовершеннолетних преступников. Там тоже, как и здесь, заключенные пользовались подобными предметами столового набора.

– Ты что улыбаешься? – спросила его жена. – Я тебя чем-то насмешила?

– Нет, Диана. Вот посмотрел на эти столовые приборы и вспомнил свою юность, – произнес он.

– А, ты, куда отправил Антона? – поинтересовалась она у него.

– Да, так. Разрешил ему немного покупаться и позагорать, а то совсем белый, словно сугроб снега.

Жена быстро приготовила бутерброды, сварила кофе, и они сели за стол. Наскоро перекусив, он вышел из дома и стал искать глазами Антона среди отдыхающих людей. Найдя его, он позвал его в дом, чтобы тот немного поел. Когда Антон сел за стол, «Бык» поинтересовался у него:

– Ну, что скажешь? О чем они разговаривают?

– Наиль, похоже, что ребята не местные. Говорят как-то не так, да и ведут себя немного странно. Если один купается, то второй обязательно следит за нашим домом.

– Антон, может, они нас пасут? – спросил его «Бык».

– А, черт его знает. Я в этих делах не особо силен. Набить лицо или завалить я, пожалуйста, а чтобы делать какие-то умозаключения, Боже упаси.

– Ладно, иди, отдыхай. Поваляйся на солнышке поближе к ним, может, что-то и услышишь интересное.

Антон, прихватив с собой бутерброд, направился на пляж.

***

– Михаил Иванович, вот, прочитайте это сообщение, – произнес Абрамов, протягивая Феоктистову лист бумаги. – Мой источник считает, что «Мартын» хочет свалить из России за границу.

Тот внимательно прочитал сообщение и посмотрел на него.

– Что будем делать? – спросил его, Виктор. – Вот так просто дадим «Мартыну» смотаться с деньгами в Америку? Нормально получается. Настрелял здесь людей, срубил деньжат и за бугор.

– А, что ты предлагаешь? – в свою очередь, спросил он меня.

– Вы же сами мне хвалились, что у вас солидные связи в КГБ. Подключите их, пусть они заблокируют этот кредит, ведь это в их силах?

– Не знаю, Виктор Николаевич, будут ли они влезать в это дело, – произнес он. – Банк ведь в Москве, а там у них свои проблемы.

– Михаил Иванович, я думаю, что только они могут предотвратить это бегство «Мартына» из России. Поэтому, вы должны как-то убедить их, повлиять на них каким-то образом.

– Попробую, но обещать тебе не буду. Пойду к министру, переговорю с ним, может, он что-то посоветует.

– Хорошо, Михаил Иванович. Кстати, забыл вам сказать, что источник при встрече сообщил еще, что «Мартын», похоже, решил убрать «Быка». Источник считает, что, если это произойдет, то в самое ближайшее время.

– Ну и Бог с ним, одним больше, другим меньше, – произнес заместитель министра. – Был бы хороший человек, можно было бы что-то предпринять, а так, пусть грызут друг друга.

– Товарищ полковник, но «Бык» – мой человек, это раз. Во-вторых, знать и не предотвратить возможное убийство, пусть и бандита, я просто не могу. Поймите, меня тоже правильно. Зачем мне лишний «глухарь»?

– Да их каждый день по России убивают пачками. Они сами выбрали подобную жизнь, и что теперь, о каждом убиенном мы с тобой должны плакать, что ли? Пусть они хоть перестреляются все, мне их лично не жалко. Было бы по ком горевать, у них у всех руки в крови по локоть, в том числе и у твоего «Быка».

– Вы, наверное, правы товарищ полковник, но я все-таки попытаюсь как-то предотвратить это убийство.

– Можешь делать все, что угодно. Дело твое. Ты же мне мог и не докладывать об этом?

– Мог, но доложил вам, что вы были в курсе.

– Вдовин в курсе этого? Ну, я имею в виду, всей этой информации о «Мартыне», о «Быке»? – спросил он Абрамова.

– Нет. Я ему не докладывал.

– До сих пор, ему не простил? Зря! Вам еще долго работать вместе, – произнес Феоктистов.

– Не доложил лишь по одной причине, потому что на сто процентов уверен, что он бы и пальцем не пошевелил, чтобы предотвратить бегство «Мартына».

– Может, ты и прав. Он бы не стал меня убеждать в том, чтобы я связался с КГБ и через них предпринял попытку его остановить.

Виктор вышел из кабинета заместителя министра и направился к себе. Феоктистов позвонил ему через тридцать минут.

– Ну, что вам посоветовал министр? – поинтересовался Абрамов у него.

– А ничего. Он просто связался с председателем нашего КГБ и сообщил ему эту новость. Тот пообещал со своей стороны полное содействие. Так что, похоже, наш «Мартын» никуда не денется, так как никаких денег он не получит.

– Это хорошо, – ответил Виктор. – Рано ему еще за границу. Пусть подышит российским воздухом.

 

***

«Бык» оставил жену и Антона на пляже, а сам сел в свой джип и поехал в город. Приехав домой, он вызвал «Храпуна» и велел тому вместе со своей бригадой ехать в Зеленый Бор на помощь Антону.

– «Храпун», захвати с собой «Кощея». Пусть тоже поучаствует в этом деле.

После второго покушения на него «Бык» больше не верил «Кощею» и считал, что только он мог его слить бойцам «Мартына». Ведь, кроме его одного, никто не знал, что в эту ночь он заночует на проспекте Победы.

«Нужно как-то грамотно отделаться от него», – подумал «Бык».

Убивать лично изменников он больше не хотел и решил это сделать чужими руками.

Он собирался выходить из дома, когда его остановил телефонный звонок. Он взглянул на определитель номера и поднял трубку:

– Да, я слушаю вас, Виктор Николаевич.

– Наиль, пугать тебя не хочу, но «Мартын», насколько я знаю, решил тебя ликвидировать. О причине не спрашивай, ты сам все это хорошо знаешь. Так, что смотри в оба глаза. Предупрежден, значит вооружен.

«Бык» молча, выслушал информацию о возможной его ликвидации и положил трубку.

«Все в цвет, – подумал он. – Эти два парня и есть новые охотники. Значит, нужно с ними кончать, и кончать как можно быстрее».

Немного подумав и посовещавшись с «Храпуном», он решил поручить это дело «Кощею».

«Пусть он убьет их, или они убьют его».

Сев в припаркованный на улице джип, он снова поехал в Зеленый Бор. Приехав на место, он припарковал машину в стороне от своего домика и направился к Антону, который лежал на чистом речном песке. Подойдя к нему, он толкнул его ногой. Антон, разморенный солнцем, крепко спал, раскинув свое большое тело на горячем песке.

– Ты, что давишь на ухо, козел? – зло произнес «Бык». – Я тебя для этого отправил на пляж, чтобы ты здесь спал, как пожарный? Где эти двое парней?

Антон растерянно закрутил головой, пытаясь разыскать среди множества оголенных тел, тех двоих ребят. Однако, найти их не мог.

– Проспал, козел драный, – злобно произнес «Бык» и ударил Антона кулаком в лицо.

Антон пошатнулся от его удара, но устоял на ногах. Из рассеченной губы появилась кровь.

– За что бьешь, Наиль? – поинтересовался он у него. – Я же все сделал, как ты мне велел.

– Что, ты хочешь сказать, что я тебя послал на пляж, чтобы ты вот здесь спал, как свинья? Где моя жена?

– Она в домике вместе с ребятами, – оправдываясь, произнес Антон. – А так, я все узнал. Эти ребята действительно не местные, и остановились они вон в том домике, что рядом с лесом.

«Бык» в сопровождении Антона направился в свой домик. В домике за столом сидели «Храпун», «Кощей» и пили чай. «Бык» попросил жену сходить покупаться, а сам остался с ребятами наедине. Убедившись, что Диана вышла из домика, он начал разъяснять им план действий.

– «Кощей», здесь появились двое парней. Они не местные. Откуда, пока неясно. Ясно только одно, что они киллеры. Антон их вам покажет. Пока эти ребята купаются и загорают, ты, «Кощей», проникни к ним в домик и все аккуратно посмотри. Все это нужно будет сделать с величайшей осторожностью. Они люди опытные и могут сразу же заметить проникновение в их жилище.

– А, дальше что? – поинтересовался у него «Кощей».

– Там решим, что с ними делать, – произнес «Бык». – Пока «Кощей» с ребятами будет шарить в их домике, вы, «Храпун» и Антон, будете их страховать.

– И каким это образом мы должны их страховать? – недовольно поинтересовался у «Быка» Антон.

– Вы будете лежать на пляже, и отдыхать в свое удовольствие, – сказал Наиль. – Не спеши, Антон, и тебе найдется работа.

«Кощей» вышел из домика и направился к ребятам, которые стояли около машины и ждали его. Через несколько минут они направились к домику, на который им указал Антон.

Искупавшись в Волге, «Бык» вышел на берег и с удовольствием лег на горячий речной песок. Посмотрев по сторонам, он заметил недалеко от себя двух тех парней, которые с нескрываемым интересом рассматривали его.

«Вот и они, значит, в домике никого нет, – подумал «Бык». – Посмотрим, что там найдет «Кощей» с ребятами?

Полежав на песке минут сорок, он поднялся и снова направился в воду. Вслед за ним в воду вошел и один из этих парней.

«Не утопил бы», – с испугом подумал «Бык».

Набрав полные легкие воздуха, он нырнул. Пробыв под водой довольно долго, он вынырнул из воды и увидел около себя плавающего «Кощея».

– Ну что? – спросил он у него.

– Ты прав, Наиль. У них два ствола. «ТТ» и «Макаров».

– Молодцы, – поблагодарил его «Бык». – Давай, купайся и отдыхай.

Он вышел из воды и, подозвав к себе «Храпуна».

– Кощей нашел в домике два пистолета. Возьми кого-нибудь из ребят, и сходите обратно в домик. Необходимо разрядить их. Оставь в одном из пистолетов один патрон. Понял?

– А зачем оставлять им один патрон? – спросил его «Храпун».

– Так нужно.

Он вернулся обратно и со всего разбега прыгнул в воду. Купающийся рядом с ним «Кощей» нырнул вслед за ним и скрылся под водой. Через минуту «Бык» выбрался из воды и упал на песок.

***

Вечером «Бык» собрал своих ребят недалеко от домика. Ребята сидели на песке вокруг него и внимательно слушали указания.

– Как стемнеет, я и «Храпун» выдвинемся в сторону домика этих двоих киллеров. Вы: «Кощей» и Антон, войдете к ним в дом, а Федя будет вас страховать у входа. Если что, Федя, ты должен ворваться в домик и глушить их без разбора.

«Бык» протянул пистолет Федору. Тот с опаской взял его в руки и посмотрел на «Кощея».

– Наиль, может не стоит здесь шуметь? Грохнем их где-нибудь на дороге? – предложил ему «Кощей».

– Ты что, испугался, что ли? О, Боже! Я не верю своим глазам, вдруг ты и струсил? Ты сам подумай, если мы их не грохнем, то они ночью нас всех завалят. Здесь они у нас на виду, и мы знаем, почему они здесь. Если мы смотаемся, то они могут создать нам такие головные боли, что мало не покажется. Пока ясно только одно, что прибыли они сюда не купаться и не загорать. «Кореец» предупредил меня, что со мной хотят разобраться люди «Мартына». Спасибо ему за подсказку. Теперь вы знаете, чего стоит «Мартын» со всеми своими обещаниями мира.

– Наиль, а может, это какие-то пацаны так просто заехали покупаться? – снова спросил его «Кощей».

– А вот ты и спросишь их об этом.

Когда ребята разошлись, к «Быку» подошел «Храпун» и сообщил, что он разрядил пистолет Макарова, а в пистолете «ТТ», оставил всего один патрон.

– Хорошо. Будем исходить из того, что у них на двоих один патрон.

В лагере заиграла музыка, и студенты потихоньку потянулись к танцевальной площадке, где уже началась дискотека.

– Пора, – произнес «Бык».

Антон и «Кощей» направились в сторону домика, в котором остановились эти двое парней. «Кощей» подошел к дому первый, остановившись в тени деревьев, заглянул в окно домика. Через минуту он дал условный сигнал, и остальные ребята вместе с Антоном подтянулись к домику. Он достал нож и первым вошел в домик. Не успела за ним закрыться входная дверь, как в домике раздался выстрел.

Федя, стоявший недалеко от входа в домик, с пистолетом в руке ринулся в дом, в котором уже кипела отчаянная борьба. Ребята были хорошо подготовлены и отчаянно сопротивлялись превосходящим по численности ребятам «Быка». Сильным ударом в челюсть одному из них удалось на время вырубить Федора, который, падая на пол, выронил из рук пистолет. Схватив в руки чугунную сковородку, Антон, словно былинный богатырь, стал без разбора молотить ей парней по рукам и головам. Подоспевшие ему на выручку «Бык» и «Храпун» окончательно подавили их сопротивление.

У входа в домик, захлебываясь собственной кровью, лежал смертельно раненный «Кощей». Он поднял руку и хотел что-то произнести, но обильная кровь, попадавшая в простреленные легкие, не давала ему возможности сделать это. Около него, опустившись на колени, стоял Федя и плакал от жалости.

– Кто вы такие? – спросил «Бык», обращаясь к одному из парней.

Парень пришел в себя и попытался подняться на ноги, но у него это не получалось. От боли и собственного бессилия он тихо плакал, отлично понимая, что его ожидает впереди. Сплевывая выбитые в драке зубы, он, словно старик, прошамкал:

– Повезло тебе, «Бык». Мы бы тебя сегодня ночью точно кончили.

– Скажи, кто заказчик?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru