Волки

Александр Леонидович Аввакумов
Волки

«Надо же, никогда не думал, что меня будут встречать с таким эскортом», – подумал он, наблюдая за тем, как шарахаются машины рядовых граждан при виде несущейся перед «Мерседесом» милицейской автомашины с включенной сиреной и проблесковым маячком.

Машина «Мартына» остановился напротив дверей Министерства внутренних дел. Он медленно вышел и, поправив на себе слегка помятый черный импортный костюм, в сопровождении майора милиции скрылся за дверями МВД. Машина «Мартына» отъехала в сторону и встала недалеко от здания МВД.

«Мартын» появился в дверях министерства часа через два. Он вышел и, улыбаясь, направился к своей автомашине.

– Ну, что? Сильно тебя менты грузили? – поинтересовался у него один из охранников.

– Что так грубо? Грузили? Нет, со мной мило поговорили и посоветовали мне не особо задерживаться в городе.

– Сейчас куда? – поинтересовался у него водитель.

– Как куда? К жене, – ответил он. – Я и так уже опаздываю на торжество. Не буду же я объяснять гостям, что был в МВД.

Машина спустилась с улицы Чернышевского и, минуя железнодорожный вокзал, направилась в сторону Адмиралтейской слободы. Свернув на одну маленькую улицу, машина остановилась около дома, в котором проживала жена «Мартына».

«Вот я и дома», – подумал Мартын, выходя из машины.

Он прошел в дом и был приятно удивлен, увидев своих старых друзей и родственников. Жена подошла к нему и крепко обняла. Ее алые губы с запахом спелой малины впились в его губы.

– Вот, прими в знак нашей большой и крепкой любви, – сказал он и протянул ей маленькую коробочку, в которой лежал перстень с крупным розовым бриллиантом.

***

Белов с ребятами держались за белой «Газелью», которая уже минут двадцать – двадцать пять, двигалась между промышленными корпусами и железнодорожными стрелками. Оперативникам, сидящим в машине, порой казалось, что они никуда не едут, а просто стоят на одном месте, так как пейзаж за окнами практически не менялся.

– Надо же, – сказал Белов, – такие большие территории и все пустуют. Никому эти площади не нужны, ни правительству, ни бизнесу. Вы заметили, ребята, что за все это время нам попался навстречу всего один мужик, и тот оказался пьяным.

– Действительно, вот где раздолье всяким бандитам, – вступил в разговор один из оперативников. – Здесь не только подпольный сборочный заводик можно спрятать, но и цех по сборке ракет. В Европе и Японии борются за каждый свободный сантиметр, а здесь десятки гектаров бесхозной земли.

Впереди идущая «Газель» стала притормаживать, а затем резко повернула влево. Проехав метров сто, они остановились у небольшого металлического ангара. Рядом с ангаром скромно стояло несколько старых «Москвичей» и «Жигулей» первой модели. Выбрав свободное место, малиновая «девятка» с оперативниками припарковалась среди этого старого хламья. Мужчина вышел из фургона и постучал условным стуком в металлическую калитку ангара.

– Вадим, это я, Андрей, – крикнул он. – Вы, что там все оглохли, что ли, или спите?

Калитка слегка приоткрылась, и в возникшем проеме двери показалась мужская фигура, одетая в темную промасленную спецовку.

– Вадим, – обратился к нему Андрей, – быстро подгони сюда ребятишек. Нужно перетащить в ангар из «Газели» «Гнилого».

– А, что с ним, пьяный что ли? – спросил его Вадим.

– Да, какой он пьяный? Это он ребят из Казани проверял на вшивость, вот те его и отоварили слегка. Сейчас, он не только идти не может, но даже и ползти.

Через минуту дверь ангара открылась, и из нее вышли четверо ребят, которые направились к фургону. Они подхватили под руки «Гнилого» и завели его в ангар.

– Давайте, мужики, проходите в ангар, не будем светиться на улице, – сказал Андрей.

Ребята один за другим скрылись в дверном проеме. В ангаре было довольно светло и тепло. Ребята невольно зажмурили глаза от яркого электрического света, который бил с потолка ангара.

– Да у вас здесь хоть кино снимай, – произнес Белов. – Кто за свет платит?

– А ты, как думал? Во всех сборочных цехах всегда так светло. Детали мелкие, их нужно нормально видеть. А, насчет света и тепла, платит государство. Так, что «Гнилой» выиграл многое, когда снял в аренду это помещение.

Белов в сопровождении оперативников прошел внутрь ангара. Изнутри он оказался намного больше, чем выглядел с улицы. Внутри ангара находилось несколько станков и агрегатов, на которых работало человек семь рабочих.

– Чем они занимаются? – спросил Белов Андрея.

– Подгоняют детали. Часть деталей из брака, вот они и устраняют его здесь на станках.

– А, станки-то, откуда? – снова спросил его Белов.

– Откуда, откуда! С завода. Купили, как списанные, но на них еще можно работать лет сто.

– Понятно, – ответил Белов. – Могу одно сказать – солидно.

Вдоль стен стояли металлические и деревянные ящики, в которых навалом лежали похищенные с предприятия комплектующие детали к автоматам и пистолетам.

– Богато живете, – сказал «Белый». – Здесь, наверное, одних автоматов чуть ли не на роту солдат.

– Вот если бы все это продать, тогда можно сказать, что живем богато. А, пока, это только железо и не более.

– Слушай, Андрей, а где вы отстреливаете свое оружие, не в ангаре ведь?

– Конечно, нет, – ответил тот. – Здесь недалеко есть одно место, вот там и отстреливаем. Единственная пока проблема, это нехватка патронов, а в остальном все нормально.

Белов вынул платок из кармана куртки и обтер им свое лицо. Это был условный сигнал, по которому оперативники стали расходиться в разные стороны, занимая исходные позиции для захвата преступников. Белов и Андрей прошли вглубь ангара. Андрей достал из кармана ключи и открыл одну из подсобок.

– Вот, можете выбирать любые, все они отстрелянные, – предложил Андрей Белову.

В ящиках, стоявших у стены, лежали собранные и уже отстрелянные автоматы. Белов взял один из автоматов в руки и передернул затвор.

– Ну, как? – поинтересовался Андрей. – Берете или нет? Может, вам показать еще пистолеты? Мы их тоже здесь собираем.

Белов в ответ промолчал. Он нагнулся и взял в руки другой автомат, с деревянным прикладом. Андрей не успел что-то сказать, как получил нокаутирующий удар прикладом в лицо. Он упал, словно сноп, без крика и стонов.

– Всем на пол! – громко скомандовал Белов. – Мы из милиции! При любой попытке сопротивления будем стрелять на поражение.

Дверь ангара неожиданно распахнулась, и Белов увидел врывающихся в ангар ребят из группы прикрытия.

– Вот и встретились, – произнес радостно Абрамов, обращаясь к Белову. – Ты, знаешь, мы кое-как нашли вас. Ты даже не представляешь, мотались часа три, если не больше.

Пока они обменивались с Беловым репликами, ребята успели согнать всех рабочих в дальний угол ангара.

– А теперь, я думаю, нам нужно звонить в местное МВД, иначе мы не сможем вывезти столько металла, – произнес Виктор. – Вы оставайтесь здесь и организуйте охрану оружия, а я проеду в МВД Удмуртии. Заодно и повидаюсь с заместителем министра Петровым.

Абрамов вышел из ангара и сев в машину, направился в МВД Удмуртии.

***

Было около девяти часов вечера, когда Виктор добрался до МВД. Войдя внутрь здания, он представился дежурному и поинтересовался у него, на месте ли заместитель министра внутренних дел Петров.

– Да, Петров у себя. Он еще не ушел, – ответил дежурный. – Как о вас доложить?

– Докладывай, как есть. Мол, заместитель начальника Управления уголовного розыска МВД Татарстана хочет его видеть по неотложному делу.

Виктор обрадовался, когда дежурный по МВД сообщил, что Петров ожидает его в своем кабинете. В сопровождении помощника дежурного он направился в кабинет.

– Привет, Виктор Николаевич! – поздоровался Петров, выходя из-за массивного стола. – Какими судьбами? Давно мы с тобой не виделись, наверное, года два, если не больше. Каким ветром тебя занесло в наши края?

– Дела, Аркадий Иванович, дела. Сами знаете, только дела могли привести меня к вам в республику.

– А, я-то подумал, что ты в гости к старому другу заехал! А ты по делам.

– Ты знаешь, Аркадий Иванович, мы в Казани отрабатывали одну интересную группу и через них вышли на подпольный заводик по сборке стрелкового оружия у вас в Ижевске. Вот и решили его хлопнуть.

Петров удивленно посмотрел на Абрамова, словно он пошутил.

– Ты случайно, Виктор, ничего не путаешь или ты так шутишь? – спросил он. – Говоришь, целый заводик и не меньше? Да не может быть такого!

– Хочешь, верь, а хочешь, не верь, но представь себе, Аркадий Иванович, именно заводик и не меньше. Сегодня мы накрыли этот заводик и задержали человек десять, которые трудились на нем.

– Все это серьезно, или ты меня по-прежнему разыгрываешь? Какой заводик, какие задержанные рабочие? Если это правда, то почему мы не в курсе всех этих событий?

Абрамов, молча, смотрел на Петрова, лицо которого стало краснеть.

– И что, дальше? Что вы собираетесь делать с этими людьми дальше?

– Я свое дело сделал, – произнес Виктор. – Завод я нашел и, можно сказать, ликвидировал. Пусть теперь следователи решают, что с ними делать, отрабатывать их здесь или везти их в Казань, я в их дела влезать, по-честному, не хочу. А, то чуть, что сразу начинают голосить, что я оказываю какое-то давление на следствие.

Петров вновь посмотрел на Абрамова с явным недоверием.

– А, ты все такой же, как и пять лет назад. Никак успокоиться не можешь, все делаешь в «тихую», в обход руководства.

– Вы на меня не обижайтесь, приказ, есть приказ. Я, что к вам приехал, Аркадий Иванович, у меня проблема. Мне нужно организовать охрану этого заводика, а также какой-то транспорт, чтобы вывезти весь этот металл. Может, поможешь мне по старой дружбе?

Он на минуту задумался и взглянул на свои наручные часы.

– Хоть ты поступил совсем не по-товарищески, Виктор Николаевич, я постараюсь что-нибудь придумать. Мне сейчас, проще, организовать охрану ангара, чем в это время искать тебе транспорт.

 

– Тогда остановимся пока на охране, – ответил ему Абрамов.

Петров поднял трубку и связался по телефону с начальником Октябрьского отдела милиции. Пока они о чем-то договаривались, Виктор связался по другому телефону с Вдовиным. Когда тот поднял трубку, он произнес:

– Анатолий Герасимович, это я, Абрамов. У нас все нормально, завод мы накрыли. Мне нужен транспорт для вывоза всего этого вооружения, а также хотелось бы, чтобы прислали нам следователей. Задержанных у нас порядка десяти человек. Взяли всех без всякого шума и пыли. Я сейчас в кабинете заместителя министра внутренних дел Удмуртии Петрова, договариваюсь с ним об организации охраны этого ангара.

Переговорив с Казанью, Абрамов положил трубку и снова сел на стул. Петров по-прежнему, не обращая на него внимания, разговаривал с начальником отдела милиции. Судя по накалу разговора, тот явно не проявлял особого желания организовывать охрану этого ангара. Петров выругался и в сердцах швырнул трубку на рычаг телефона. Он достал из кармана брюк носовой платок и обтер им разгоряченное лицо.

– Ну, что ты так на меня смотришь, Виктор Николаевич? Можно подумать, что у вас в министерстве нет подобных проблем? Я как-то на днях разговаривал с вашим Феоктистовым, у вас, то же самое, что и у нас. Все серьезные вопросы тоже приходится решать через министра.

Его прервал телефонный звонок. Судя по лицу Петрова и тому, что он встал со своего кресла, Абрамов понял, что на этот раз ему звонил министр внутренних дел Удмуртии. Петров слушал министра и иногда кивал головой в знак согласия. Наконец, он положил трубку и повернулся к Виктору.

– Представляешь, наш министр просто в шоке. Ему только что позвонил ваш министр и, по всей видимости, похвастался своими успехами. Сейчас, охрана ангара, я думаю, будет обеспечена в полном порядке.

– Спасибо, Аркадий Иванович за помощь, – поблагодарил он его.

– Знаешь, что я скажу тебе? Нашего министра возмутил сам факт, что люди из Казани самостоятельно накрыли этот заводик, о котором мы ничего не знали. Посмотрим, чем завтра все это закончится, в том числе и для меня лично.

– Аркадий Иванович, видит Бог, я не хотел вас подставлять, поэтому и пришел к вам, а не к нему за помощью.

– Да, ладно, ты не оправдывайся передо мной, я не кисейная барышня. Давай, лучше съездим на место и посмотрим, какой это заводик. Меня просто распирает любопытство.

Они вышли из МВД и сели в машину. Через сорок минут они уже были на месте.

***

Когда они вошли в ангар, Белов и ребята пересчитывали запасные детали к автоматам, хранившимся в деревянных ящиках зеленого цвета. Увидев Абрамова, Белов вскочил и направился к нему. Он поздоровался с Петровым и стал докладывать.

– Виктор Николаевич, готовых изделий шестьдесят три. Двадцать шесть автоматов Калашникова и двадцать семь пистолетов Макарова. Судя по запасным стволам и другим комплектующим, рабочие могли еще собрать порядка восьмидесяти автоматов. Пока мы с ними не работали, и поэтому доложить, откуда у них такое количество стволов, я не могу. Однако, судя по имеющимся маркировкам, все они похищены с одного завода. Кроме всего, что вы уже видели, мы в подсобке обнаружили одиннадцать цинков с патронами к автомату и два цинка патронов к пистолету Макарова. Происхождение этих боеприпасов пока неизвестно.

– Да, что тут гадать, – произнес Петров, – все это с завода, и стволы, и патроны. Думаю, нужно будет проводить тщательную ревизию всего этого добра, ведь за это безобразие кто-то должен отвечать?

– Думаю, трудно, а может, и невозможно будет найти виновных в этом деле – произнес Виктор. – У нас ведь в России везде круговая порука. Руководители предприятия постараются никого из своих подчиненных в обиду не дать. Стволы, скажут, были бракованные. С кого спросишь, если заводские свалки не охраняются?

– Ты прав, Виктор Николаевич, но проверять ревизию все равно придется. Что я могу сказать, глядя на все это? Ты, просто, молодец. Раскрутить такое дело с выездом на чужую территорию, это просто великолепно.

– А, почему с выездом на чужую территорию? По-моему, территория у нас с вами одна – Россия.

Он, молча, повернулся и направился к выходу из ангара. Вслед за ним направился и Абрамов, чтобы проводить его до машины. Они вышли из ангара и сразу же попали в лучи фар милицейских автомашин. К ангару подъехали два милицейских «УАЗа» и остановились рядом. Из машины выскочил молодецкого вида капитан и чуть не бегом устремился к Петрову.

– Капитан! – обратился к нему Петров. – Вам руководство задачу поставило?

Получив утвердительный ответ, он продолжил:

– Вот, знакомьтесь, это заместитель начальника Управления уголовного розыска Татарстана, подполковник милиции Абрамов. Поступаете с людьми в полное его распоряжение.

– Так точно! – браво произнес капитан. – В полное распоряжение товарища подполковника.

Петров сел в автомашину и, махнув на прощание Виктору рукой, поехал.

– Вот, что товарищ капитан, – сказал Абрамов ему. – Вам предстоит организовать охрану данного объекта. Охрана должна осуществляться по периметру. Сейчас мы в вашем присутствии закроем ангар, опечатаем его, повесим пломбы. Задача ясна?

– А, что, если не секрет, находится в ангаре? – поинтересовался у меня капитан.

– Военное снаряжение. Говорят, что оно когда-то принадлежало химическим войскам. Ну, разные там банки, склянки с какими-то реактивами, а если короче, просто самая настоящая отрава.

Из ангара один за другим стали выходить ребята. Последним вышел Белов. Он вместе с капитаном закрыл ангар и опечатал двери. Всех задержанных они поместили в два подъехавших «воронка». Проинструктировав еще раз капитана, они поехали в гостиницу.

На следующее утро, дождавшись прибывших из Казани «КамАЗов», они отправились к ангару. У ангара их остановили сотрудники милиции. Пока они утрясали с ними все тонкости, прошло более часа. Два часа ушло на погрузку ящиков с деталями и уже готовых автоматов. Все оставшееся оборудование они передали по акту сотрудникам местного отдела милиции. Заехав в отдел милиции, они увидели, что с задержанными накануне работниками подпольного заводика уже работали следователи из Казани. Задача, поставленная им руководством МВД, была выполнена, и опергруппа с легкой душой поехала в Казань.

***

Казань встретила их весенним теплом и ярким солнцем. Они подъехали к зданию МВД и стали разгружаться. Сотрудникам понадобилось около трех часов, чтобы выгрузить ящики из машины и перетащить их в склады хозяйственного отдела.

Пока ребята разгружали ящики, Абрамов прошел в здание МВД и поднялся к себе на этаж. Не успел он войти в кабинет, как зазвонил телефон.

– Привет, Виктор. Ты что это, мимо кабинета начальника, словно мышка проскальзываешь? Что, войти и доложить начальнику уже не позволяет тщеславие? – произнес Вдовин. – Давай, заходи, подави в себе гордыню.

Абрамов снял куртку и направился к нему в кабинет. Вдовин встретил его у дверей и крепко пожал руку.

– Еще раз привет, Виктор Николаевич. Давай, заходи, рассказывай, как там все это было. Ужас как интересно.

Виктор сел за стол, на котором уже стояли две чашки с крепким и ароматным чаем, а в небольшой вазочке, печенье.

– Чего смотришь? Давай, угощайся, чем Бог послал.

Абрамов приступил к докладу. Вдовин иногда прерывал его, уточняя те или иные моменты. Когда он закончил, то невольно взглянул на часы.

– Что торопишься? Еще успеешь домой. Ну, что я могу сказать? Хорошо вы там поработали. Думаю, что всех участников этой операции нужно поощрить, и поощрить настоящим образом. Особенно группу Белова, ведь они подвергали свою жизнь прямой угрозе. Здесь просто деньгами не обойдешься.

Виктор согласился, а затем, посмотрев на него, произнес:

– Анатолий Герасимович, единственное, что нужно было бы сделать дополнительно в этой всей операции, это все же поставить в известность хотя бы руководство министерства Удмуртии. Они были крайне недовольны, что мы самостоятельно провели все это без их участия, и сейчас, они ожидают большого гнева со стороны Москвы.

– Извини, Виктор Николаевич, это их проблемы. Все это происходило у них непосредственно под самым носом: хищение, и сборка оружия. Однако они почему-то этого не видели, а может, все и намного проще, просто не хотели этого видеть.

– Может, вы и правы, Анатолий Герасимович, но я бы на последнем этапе все же, проинформировал их. Ты знаешь, мне пришлось, чуть ли не на коленях просить их об организации охраны этого заводика, о приеме в ИВС задержанных по этому делу.

Вдовин хотел что-то сказать ему, но его прервал телефонный звонок. Он снял трубку и, не сказав ни одного слова, положил ее на место.

– Пойдем к Феоктистову, он ждет нас с тобой у себя в кабинете.

Феоктистов встретил их с улыбкой на лице. Судя по всему, он был крайне доволен результатами операции. Он пожал им руки и пригласил присесть за стол.

– Я же тебе говорил, – произнес он, обращаясь к Вдовину, – что Абрамов парень фартовый. Там, где он, там всегда победа. Давай, Виктор, не томи, докладывай.

Ему вновь пришлось докладывать о своем выезде в Ижевск, о возникших проблемах в командировке и так далее. Когда он закончил, Михаил Иванович встал из-за стола и подошел к окну.

– Да, прогулка у тебя была не из легких, – задумчиво сказал он. – Думаю, что люди устали, и им нужно дать отдохнуть. Дайте команду, пусть они отдохнут дня два.

Феоктистов сначала посмотрел на Абрамова, а затем, переглянувшись с Вдовиным, задал ему вопрос:

– Какие у тебя соображения в отношении «Быка» и «Корейца»? Может, пора их паковать?

Вопрос Феоктистова застал Виктора врасплох. Он с минуту растерянно смотрел на них двоих, а затем сказал:

– Михаил Иванович, а что мы имеем в отношении «Быка»? Думаю, что у нас на него нет ничего конкретного. Сейчас, «Бык» на воле намного ценнее, чем в тюрьме. Да и почему у вас возник подобный вопрос в мое отсутствие?

– Да у Гафурова есть информация о том, что это люди «Быка» завалили Купца и братьев Синявских. Вот Гафуров и хочет его крови.

– Михаил Иванович! Гафуров плохо знает «Быка» и ошибочно думает, что его так просто будет сломать. Если он рассчитывает, что тот признается в совершенном им убийстве, это ошибка. Если его брать и колоть на это убийство, то нужны трупы «Купца» и этих братьев или еще что-то очень весомое. Я, в отличие от Гафурова, хорошо знаю этого человека и считаю, что тот лучше умрет, но своих людей Гафурову не отдаст. Не будет же Гафуров закрывать весь поселок? Дело ваше, но это мое личное мнение. Во-вторых, что Гафуров имеет? Сообщение агента и не более. Неужели на этом сообщении он хочет его сломать? Это же смешно.

– Все ясно, Абрамов, – произнес Феоктистов. – Другого мнения, я от тебя и не ожидал.

– Это еще почему? Если вы считаете, что я каким-то образом прикрываю «Быка», вы глубоко ошибаетесь. Я сам бы лично его закрыл, если бы имел реальные доказательства его причастности к этим убийствам. В отношении «Корейца», я промолчу. Я плохо знаком с этим пассажиром. Мне кажется, что «Корейца», как и «Быка», просто так не возьмешь. Против них нет ни одного прямого показания, а все эти догадки Гафурова, так и останутся догадками, пока не будет фактов об их непосредственном участии в подобных акциях.

Они еще посидели минут десять, обсуждая различные служебные вопросы. Внезапно Вдовин произнес:

– Вы знаете, Виктор Николаевич, мы еще вчера обсуждали с Феоктистовым, как вас поощрить. Михаил Иванович, насколько я знаю, хочет представить тебя и Белова с его экипажем к правительственной награде, к «Ордену Мужества». Насколько я знаю со слов Феоктистова, вас уже дважды представляли к государственным наградам, и дважды вы по разным причинам не смогли их получить. Вот он сейчас и хочет исправить эту не совсем приятную для тебя тенденцию.

– Вы знаете, Анатолий Герасимович, если этого не произойдет и в третий раз, я не удивлюсь. Понимаете, я уже как-то привык к этому. Главное, не забудьте поощрить сотрудников Управления, которые ездили со мной.

Виктор вышел из кабинета и, не заходя к себе, поехал домой.

***

Шимановский позвонил Абрамову с утра на работу и предложил встретиться. Вечером, закончив все свои дела, Виктор вышел из МВД и медленно направился в сторону площади Свободы. У него было в запасе еще несколько свободных минут, и поэтому он не особо спешил. Абрамов шел по улице Лобачевского и с удовольствием вдыхал теплый весенний воздух. На улице было тепло, и он невольно задумался об отпуске. Последние три года он практически не отдыхал. У Виктора не было ни одного выходного дня, приходилось каждый день быть на работе. Редкая ночь проходила без вынужденного подъема и выезда на место преступления. Подобный график работы, делал его будни однообразными, и о днях недели он судил лишь по совещаниям, проводимым руководителями министерства. Так, в понедельник и среду проводил совещание заместитель министра Феоктистов, а во вторник проводил заслушивание прокурор республики. Рассматривая по утрам себя в зеркало, он замечал, что начинаю понемногу сдавать. Он заметно похудел, под глазами появились темные, не проходящие круги, а волосы на голове стали окрашиваться в серебристый цвет.

 

Свернув за угол, Абрамов еще издали увидел Шимановского, который стоял около театра и постоянно оглядывался по сторонам.

«Похоже, у человека невроз, – подумал он, про него. – Ему явно нужен психиатр».

Заметив Виктора, Шимановский направился в его сторону. Переходя дорогу через улицу Театральную, он чуть не угодил под машину. Когда тот к нему подошел, он тяжело дышал и утирал мокрый от пота лоб носовым платком.

– Что же вы не соблюдаете правила дорожного движения, мужчина? – шутя, произнес Абрамов. – Так легко и под машину угодить.

– Вы думаете, Виктор Николаевич, что это случайность? – задал он ему вопрос. – Я, в отличие от вас, так не считаю.

– Да бросьте вы, Вадим Яковлевич, в каждой случайности видеть злой умысел. Правила нужно соблюдать при переходе улицы, и тогда с вами ничего не произойдет. Если бы вас захотели убить, то наверняка бы, давно это сделали. Ну, сами подумайте, кому вы сейчас нужны, чтобы вас убивать? «Быку»? Не думаю, сейчас вы для него ходячий кошелек, и он не лох, чтобы вот так просто потерять его.

– Может, вы и правы, Виктор Николаевич, но осторожность в этих делах никогда не бывала излишней, тем более, сейчас.

Он взял Абрамова под локоть и, отведя в сторону, сказал:

– Виктор Николаевич, у меня беда. «Бык» каким-то образом узнал, что я передал крупную сумму денег «Корейцу» для приобретения им, как вы знаете, автоматов. Он сегодня с утра ворвался в мой кабинет и, вытащив пистолет, попытался со мной расправиться за это. Я кое-как вырвался от него и закрылся в соседнем кабинете.

– Это уже не шутка, – произнес Абрамов. – Служить одновременно Мамоне и Иисусу Христу сложно, так как и тот, и другой могут наказать за отступничество.

– Вот видите, вы сами мне только что сказали, что они меня могут запросто убить!.

– Вадим Яковлевич, они и меня так же могут запросто убить, на то они и бандиты, – ответил Виктор. – Вы сами посмотрите, что творится в России, каждый день кого-то убивают.

– Но, вам государство платит за это деньги, чтобы вы не боялись этих бандитов и уничтожали их!

– Вадим? Вы, что какой наивный? Вы думаете, что государство платит нам такие большие деньги, из-за которых мы просто так лезем под пули бандитов? Было бы намного проще всем, если бы вы не дружили с этими бандитами. Наверняка и наездов бы на вас просто бы не было. Вы сами во всем виноваты, – парировал Абрамов его выпад.

– Может вы и правы, Виктор Николаевич. Однако, что мне делать сейчас? Я не буду от вас скрывать, на днях я встречался с «Мартыном». Он приезжал в Казань. У него была какая-то юбилейная дата с женой, то ли дата регистрации брака, то ли еще что-то подобное. Так вот, его ребята вытащили меня из дома в два часа ночи и повезли к нему в Адмиралтейскую слободу.

– Ну и о чем вы там шептались с «Мартыном» под весенними звездами? – поинтересовался Виктор у него. – Наверное, не о любви друг к другу?

– Вы правы. Конечно, не о любви. «Мартыну» срочно нужны деньги, и он требует, чтобы я взял в банке большой кредит. Вы не поверите мне, но кредит настолько большой, что я думаю, мне его просто не предоставят.

– Для чего ему нужны такие большие деньги? – спросил Абрамов.

– «Мартын» хочет купить себе дом в США и уехать туда жить, – произнес шепотом Шимановский.

– Разве у него своих денег не хватает на это? Наверное, московские фирмы приносят ему неплохие доходы?

– Я его деньги не считал, – ответил Шимановский. – Там тоже, как и здесь, нужно на что-то жить, да и содержать эту большую наемную армию нужно. Там просто так не украдешь, контроль, как в центральном комитете. Если они поймут, что к его рукам липнут такие большие деньги, то они его точно убьют, прежде чем он пересечет границу. Там за ним неотступно следит «Гарик», брат убитого «Гордея».

– Выходит, ему нужны свободные деньги, которые не проходят через счета его фирм. Правильно я мыслю или нет?

Шимановский, молча, кивнул головой. Заметив это, Абрамов задал ему очередной вопрос.

– Вадим, а в каком банке он тебя заставляет брать кредит?

– Он пока не назвал мне банк, но сказал, что договорится с управляющим о кредите, – ответил Шимановский. – Похоже, это будет какой-то московский банк.

«Выходит, «Мартын» решил свалить из России, – подумал Виктор. – Это явно неспроста. Значит, «Мартын», как зверь, почувствовал какую-то опасность и готов бросить все и сбежать из России».

– Вадим Яковлевич, а что с «Мартыном»? Кто ему наступил на хвост? – поинтересовался Виктор.

– Похоже, люди из КГБ, – сказал Шимановский. – Не наши, не казанские, а московские. Там, на Лубянке, лохов не держат. Для них «Мартын», как пыль, провели рукой, и снова чисто.

– Понятно, Вадим Яковлевич, – ответил Виктор. – Если ты хочешь, чтобы я тебе как-то помог в этом деле, то узнай, с каким банком он договорился. Если ты мне его назовешь, то я смогу сохранить тебе не только жизнь, но и твои деньги. Вы, поняли меня, Вадим Яковлевич? А, что он собирается делать с «Быком»? Он же передал ему вашу компанию?

– Он его убьет, чтобы не было никаких проблем с получением кредита. Сейчас «Бык» успокоился и не ждет удара от него. Вот на этой волне расслабленности он его и завалит.

– Это он сам вам говорил, или это ваша фантазия? – поинтересовался Абрамов.

– Считайте, как хотите, но это будет так, – ответил Шимановский.

Не попрощавшись, он направился по улице Пушкина в сторону своего дома.

***

«Мартын» ехал в своем бронированном шестисотом «Мерседесе» на ранее оговоренную встречу с Председателем правления одного из крупнейших банков Москвы. Водитель, свернув в небольшой переулок, остановил автомашину около трехэтажного старинного дома. Дальше было проехать просто невозможно, так как весь переулок был плотно заставлен машинами работников банка.

«Как они только здесь живут? – подумал «Мартын», разглядывая окна стоящего на углу дома. – Чем они только здесь дышат?»

Дождавшись, когда охранник откроет дверь машины, «Мартын» вышел из «Мерседеса» и направился к банку. Пройдя в сопровождении своей охраны метров сто, он остановился перед массивной деревянной дверью.

– Паша, – обратился он к начальнику охраны. – Оставь людей здесь, а сам со мной пойдешь в банк.

– Все ясно, – ответил Павел и дал соответствующую команду охране.

Они открыли тяжелую дверь и вошли в банк. Похоже, там их уже ждали. Начальник службы безопасности банка, вежливо поздоровался с ними, и они втроем направились в кабинет Управляющего.

– Подождите, пожалуйста, минуточку, – попросил их начальник службы безопасности и скрылся за дубовой дверью.

«Интересно, – подумал «Мартын», рассматривая дверь. – Здесь, в банке, и двери, слово сейфы, просто так никуда не пройдешь и никуда не ворвешься. Такую дверь только из гранатомета можно вскрыть».

Прошло минуты две, прежде чем дверь открылась, и в проеме двери появился мужчина в дорогом импортном костюме. Как догадался «Мартын», это был Управляющий банком. Окинув их взглядом с ног до головы, он сразу же направился к нему.

– Здравствуйте! Вы знаете, я давно вас жду. Проходите, пожалуйста, – произнес он. – Мне о вас много рассказывал мой хороший знакомый Константин Юрьевич Рязанцев.

«Мартын» вошел в кабинет и, не дожидаясь приглашения, сел в большое кожаное кресло.

– Насколько я помню, Константин Юрьевич просил меня рассмотреть ваш вопрос о кредите. Какой кредит и на какой срок, вы хотите получить? – спросил «Мартына» Управляющий.

– Десять миллионов долларов, – не совсем уверенно, тихо произнес «Мартын».

– Вы, наверное, пошутили, – улыбаясь, произнес Управляющий. – Мы даже крупным государственным организациям не предоставляем подобные кредиты. Что вы можете в качестве своей платежеспособности предложить нашему банку? Надеюсь, не свое честное слово?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru