Волки

Александр Леонидович Аввакумов
Волки

– Леонид Захарович, вы правы. Сейчас человеческая жизнь ничего не стоит, не то, что слово. В качестве залога я передам вам страховую компанию «Казань» со всеми ее активами. Компания работает на рынке довольно успешно и входит в пятерку лучших страховых компаний России.

– Интересный подход, – сказал Леонид Захарович. – Получается так, что страховая компания берет у нас кредит, а не вы лично?

– Вот именно.

– Вы знаете, я сейчас затрудняюсь что-либо вам ответить. Нам нужно внимательно изучить бухгалтерские балансы этой компании. Поймите меня правильно, десять миллионов – это десять миллионов, а не один рубль.

– И как долго мне ждать вашего ответа?

– Я же вам уже сказал. Предоставьте, нам необходимые документы, мы их рассмотрим, оценим ликвидность и примем решение. Разве вам не все понятно?

– Спасибо, что хоть сразу не отказали, – сказал «Мартын» и вышел из кабинета Управляющего.

– Ну и как? – поинтересовался у него Павел.

– Жалко, что придется работать по второй схеме, – коротко ответил «Мартын» и направился к машине.

***

«Бык» был удивлен свалившимся на него известием. Ему позвонил один из его бригадиров и передал, что его разыскивают сотрудники шестого отдела.

– Слушай, «Кощей»! Ты случайно не знаешь, что им нужно от меня? – поинтересовался у него «Бык».

– Насколько я понял из их разговоров, они подозревают тебя в причастности к исчезновению «Купца» и братьев Синявских. Сейчас они объезжают наши точки и пытаются получить на нас какое-нибудь заявление, чтобы твое задержание выглядело вполне официально и давало им право закрыть тебя на сутки.

– Кого из наших ребят они уже закрыли? – спросил его «Бык».

– Закрыли Гаврилова и Федю. Но, похоже, им нужен ты, а ребят они закрыли так, от балды, чтобы показать свою силу.

– Понятно, «Кощей». Похоже, мне нужно срочно зарыться глубже в ил.

– Я тоже так думаю. Сейчас они поищут тебя от силы с неделю, а затем забудут. Это же не первый раз, когда они кого-то разыскивают.

– Слушай, «Кощей». Я с неделю перекантуюсь на проспекте Победы. Отлежусь там немного, осмотрюсь, что к чему. Ты ведь знаешь, как найти меня. Пока я буду загорать, ты постарайся все разузнать, с чего это они вдруг стали вешать на меня «Купца»?

– Хорошо, как только узнаю, сразу же позвоню….

Переговорив с «Кощеем», «Бык» быстро побросал в спортивную сумку свои носильные вещи, деньги и документы. Пройдя в прихожую, он снял с вешалки куртку и вышел во двор коттеджа. Не заметив ничего подозрительного, он сел в машину и выехал на улицу. По дороге он заскочил к тестю.

– Диана, давай, собирайся, – спокойно произнес он. – Нам срочно нужно уехать.

Жена, не произнеся ни слова, быстро собрала свои вещи, взяла сумочку и вышла из дома вслед за ним.

– Что случилось, мы куда едем? – поинтересовалась она у него, когда они уже ехали по проспекту Победы.

– Сейчас, Диана, приедем на место, там сама все увидишь. Пока так надо, и только давай, без всяких вопросов.

– Что же все же случилось?

– Я же сказал тебе, без вопросов. Неужели ты не понимаешь? – раздраженно произнес Бык.

– Но, я сегодня обещала приехать к своим знакомым в гости. Я и так их не видела целую неделю, – капризно произнесла она и надула губы.

Он промолчал, словно, не видел этих надутых губ. Он осторожно проехал мимо беспорядочно припаркованных автомашин и встал недалеко от подъезда большого многоэтажного дома. Они вышли из машины и прошли в крайний подъезд. Поднявшись на восьмой этаж девятиэтажного дома, он отыскал в условном месте ключи и открыл входную дверь.

– Заходи, – предложил он Диане. – Будь, как дома.

Супруга осторожно вошла в квартиру и стала осматриваться. Квартира была двухкомнатной, обставленной неплохой отечественной мебелью. Судя по пыли на столе и другой мебели, в квартире не жили уже несколько месяцев. Она подошла к шкафу и открыла дверцу. В шкафу ровными рядами лежало чистое постельное белье.

– Это чья квартира? – поинтересовалась она.

– Ты знаешь, я сам хозяев не знаю, – ответил он. – Это ребята сняли ее четыре месяца назад. Говорят, что хозяева выехали за границу, и сейчас квартирой распоряжается их дальний родственник. А что, тебе квартира не нравится?

Диана, молча, пожала плечами, давая понять, что еще не разобралась в своих ощущениях.

– Наиль, – обратилась она к нему. – Вам денег не жалко платить за пустую квартиру?

– Ты знаешь, Диана, иногда бывают такие моменты, что готов отдать любые деньги, чтобы где-то укрыться. Так и здесь. Об этой квартире знают еще четверо ребят, кроме нас с тобой.

Диана сняла с себя легкий светлый плащ и стала приводить жилище в порядок. Она пропылесосила палас, протерла мебель и уже через два часа квартира сияла чистотой.

«Бык» вышел в прихожую, где стоял телефон и набрал номер. В трубке раздались гудки.

«Ну, возьми же, Абрамов, трубку», – мысленно просил «Бык».

Однако, на том конце провода трубку никто не снимал.

– Скажите, как можно связаться с Абрамовым? – поинтересовался он у дежурного по МВД.

– Извините, но Абрамова сейчас в министерстве, нет, – коротко ответил дежурный. – Он в командировке.

– Спасибо, – произнес «Бык» и положил трубку.

«Значит, в командировке. Это, может быть, даже и хорошо, – с каким-то внутренним удовлетворением подумал он. – Значит, он никакого отношения к моему розыску не имеет».

***

«Бык» лег спать поздно. Жена уже спала, а он, сидя на кухне, чистил свой пистолет. Вычистив оружие, вымыл руки и направился в спальню. Он долго ворочался в постели, пока сон не сморил его окончательно. Проснулся он от какого-то постороннего шума, доносящегося с улицы. Он сел на кровать и стал прислушиваться к доносившимся с улицы голосам. Встав с постели, он подошел к окну и отодвинул в сторону штору. Взглянув в окно, увидел, что улица абсолютно пуста. Он прошел в другую комнату и снова посмотрел на улицу. На улице по-прежнему никого не было.

«Откуда эти голоса», – подумал он.

Прислушавшись, он понял, что разговаривают три человека. Достав из-под подушки пистолет, он взвел его и, не зажигая в квартире свет, снова направился к балкону. Балкон был пуст.

«Кто же разговаривает? Может, соседу не спится? – подумал он. – Что за чертовщина? Кругом никого, и эти голоса».

Вдруг его внимание привлекла тень на стене соседнего дома.

«Похоже, люди на крыше – подумал он. – Интересно, что могут делать люди ночью, да еще на крыше дома?»

Он быстро прошел на кухню и, открыв там окно, заметил, как на балкон соседа сверху один за другим, на веревках спускаются три человека, одетых во все черное. Лица людей были закрыты черными трикотажными масками, и лишь в тусклом свете уличного фонаря он увидел на головах у них титановые шлемы, которые обычно носят сотрудники спецназа.

Бык моментально все понял. Он бросился в спальню и, стараясь не напугать жену, стал осторожно толкать ее в плечо. Разбудив жену, он велел ей лезть под кровать.

– Ты, что обкурился, что ли, или совсем с ума сошел? – возмущенно произнесла жена.

– Залезай скорей, Диана. Потом разберешься, что со мной! А пока затихни, – велел он. – Сиди тихо и не вылезай ни при каких обстоятельствах, пока я тебе сам не скажу об этом.

Он успел навернуть на ствол глушитель, прежде чем услышал, что не прикрытая на ночь створка окна заскрипела, а на подоконник в кухне кто-то встал ногами. Затем последовал легкий, еле слышный, прыжок на пол.

Он бросился на кухню. В проеме окна он увидел человека в черной одежде, который развязывал веревку.

«Неужели спецназ?», – подумал, Бык.

Они выстрелили практически одновременно. Пуля обожгла висок «Быка» и угодила в выключатель. Сноп искр озарил кухню. В этом небольшом, но ярком свете он увидел, что его пуля попала в грудь этого человека и отбросила его в сторону.

«Бронежилет», – подумал он.

«Бык» быстро подскочил к упавшему от выстрела человеку и сорвал с его головы титановый шлем. Следующим выстрелом он разнес голову нападающего. Выглянув в окно, «Бык» увидел, что на балконе стоит еще один человек, у которого, по всей вероятности, заклинил автомат. Увидев его в окне кухни, автоматчик стал разворачиваться в его сторону, но, запутавшись в веревке, неуклюже упал. Этого оказалось вполне достаточно для того, чтобы «Бык» успел несколько раз выстрелить в него. Человек закричал. Пуля, похоже, попала ему в пах и перебила артерию. Кровь, словно вода под большим напором, забила из его раны, окрасив стекла балкона и сам балкон красным цветом. «Бык» снова заскочил в спальню и, упав на пол, пополз по-пластунски к кровати.

– Диана, ты жива? – спросил он ее.

– Жива, – произнесла она дрожащим от страха голосом.

Открыв створку балконной двери, «Бык» двумя выстрелами добил раненого мужчину. В этот момент он увидел третьего нападавшего, который делал невероятные усилия для того, чтобы подняться обратно на крышу дома. Вскинув пистолет, Бык сделал три выстрела. Мужчина сорвался с веревки и камнем полетел вниз.

Он вернулся в спальню и стал быстро натягивать на себя одежду.

– Давай, вылезай и быстро собирайся, – приказал он жене.

Схватив в охапку одежду, они выскочили в подъезд и бегом бросились вниз по лестнице. Выскочив на улицу, «Бык» завел машину и стал спешно сдавать назад. Ударив несколько припаркованных у дома автомашин, он выехал на улицу.

«Куда ехать? – лихорадочно думал он. – К Шимановскому!»

Не доезжая до аэропорта, он свернул направо и помчался в сторону Песчаных Ковалей. Скорость движения заставила его немного успокоиться. Оглянувшись назад, он заметил, что Диана уже оделась и сейчас вполне спокойно наблюдала за проносившимися мимо них автомашинами. «Бык» знал, что у Шимановского есть коттедж, который находится в поселке Габишево. Ему приходилось бывать там вместе с «Мартыном». Въехав в поселок, он быстро отыскал этот спасительный для него коттедж. Остановив машину, он осторожно подошел к двери и постучал. На пороге появился мужчина в спортивном костюме.

 

– Наиль, это ты? – удивленно спросил его Вадим. – Ты как здесь оказался?

Шимановский посторонился и пропустил внутрь коттеджа «Быка» и его жену.

– Тебе повезло, Наиль, что застал меня здесь. Я сегодня первый раз остался ночевать в коттедже. Жену и детей я отправил домой, а сам вот остался.

«Бык» загнал джип в гараж и только после этого вошел в коттедж. Не зажигая света, он прошел в комнату и лег рядом с женой.

***

Утром весь город только и говорил о перестрелке на проспекте Победы. Чем больше молчали официальные источники, тем сильнее и сильнее разрастались эти слухи. Прошло уже три дня, однако установить личности погибших людей, сотрудникам МВД не удавалось. У погибших в этой ночной перестрелке не было при себе никаких документов.

Сотрудники шестого отдела МВД носились по всему городу, пытаясь установить не только личности погибших, но и людей, которые были в этот момент в квартире. Как стало известно из опросов жильцов и соседей этого дома, в квартире в эту ночь находились неизвестные люди, которые после перестрелки скрылись на японском джипе серебристого цвета.

– Виктор Николаевич, – обратился к нему Феоктистов, вызвав к себе в кабинет. – Скажите мне, как давно вы встречались со своим человеком? Поговорите с ним, может, он вам подскажет что-то?

– Хорошо, товарищ заместитель министра, если я смогу его разыскать.

– Что так? – поинтересовался он у Абрамова.

– За ним охотились сотрудники шестого отдела, и он, похоже, куда-то выехал из города, – ответил Виктор.

– Да, не вовремя он у тебя забился в щель. Все равно попробуй разыскать. Может, он прольет хоть какой-то свет на это преступление.

Абрамов вечером позвонил «Быку» домой. Тот долго не брал трубку, судя по шумам в трубке, он понял, что «Бык» поставил у себя определитель номера и теперь безошибочно знал, кто его беспокоит. Наконец, он поднял трубку.

– Привет! Нужно срочно встретиться. Дело серьезное, нужно переговорить.

– Виктор Николаевич, вы знаете, ничего не получится, – ответил он. – Я не могу показаться в городе. Вы же знаете, что меня разыскивают парни Гафурова. Если закроют, вы же не вытащите меня из ИВС?

– Наиль, давай без шуток, – произнес он, включая в свой голос металлические нотки. – Дело, я говорю серьезное.

– Вы даете мне хоть какие-то гарантии, что они меня не повяжут? Сейчас, они многих ребят крутят в связи с этим убийством на Горках.

– Со мной они тебя не тронут – ответил ему, Абрамов.

– Хорошо, Виктор Николаевич, я поверю вашему слову. В десять вечера на старом месте.

Ровно в десять часов вечера Абрамов подъехал к Лядскому садику. Осмотревшись по сторонам, он увидел сидевшего на скамейке Быка.

– Привет, – поздоровался он с ним. – Смотрю, ты не больно-то трясешься от страха перед парнями Гафурова. Поверь мне, им сегодня не до тебя и исчезновения «Купца» и братьев Синявских. Ты, наверное, уже слышал, что произошло на Горках?

– Как не слышать, слышал, – произнес «Бык». – Весь город только об этом и говорит.

– Это город, а ребята что говорят? – поинтересовался Виктор у него.

– Ребята? Да, самое разное. Пока определенного ничего нет. Самое главное в этом деле, на мой взгляд, вам нужно найти человека, которого эти спецназовцы хотели замочить. От этого лица и нужно будет плясать.

Он сделал паузу и посмотрел на Абрамова, ожидая его реакции на сказанное.

– Могу сказать лишь одно, эти верхолазы были людьми «Мартына». Ведь только у него на службе бывшие сотрудники спецназа. Здесь нашими доморощенными методами и не пахнет. Кого из наших ребят заставишь по веревкам спускаться с крыши? Сейчас, Виктор Николаевич, времена другие, фанатов нет. Вот, вы сами посудите. Где простым ребятам взять подобную экипировку: титановые шлемы и так далее? Нигде. Вот и пляшите отсюда. Если бы были это казанские ребята, они бы грохнули тех мужиков по-простому, в подъезде или на улице. Если те, кто хотел проникнуть в квартиру, были бойцами «Мартына», то это значит, что в квартире был «Резаный» или ближайшие к нему люди. Я вот не верю, что один человек мог завалить троих профессионалов. Думаю, что было их гораздо больше, только все обратили внимание на убегавших людей, а на тех, кто просто и спокойно вышел из подъезда, наверняка, никто и не взглянул.

– Значит, ты считаешь, что в квартире было несколько человек? – спросил он у «Быка». – Ведь экспертиза показала, что все эти трое были убиты из одного ствола?

– Да мало ли что может показать ваша экспертиза. Стрелять мог и один человек, а в квартире могло быть людей и больше. Сами посудите, сначала стреляли в одной комнате, а затем на кухне.

– Постой! А, ты откуда знаешь такие мелкие подробности? Не ты ли там был?

– Глупо, Виктор Николаевич, считать всех людей за идиотов. Вы послушайте, что говорят в общественном транспорте, и тогда у вас не будет возникать подобных вопросов.

– Может, ты и прав. Значит, ты считаешь, что убитые были бойцами «Мартына» и что в квартире было несколько человек, которые под шумок ушли незамеченными.

– Ну, приблизительно так. Ищите убитых среди бойцов спецназа. Они там, как воры, все откатаны, у всех имеются пальчики в картотеке. Ну, а тот, кто их замочил, думаю, был человеком «Резаного», возможно тоже прошедшим через спецназ. Скажите, а что говорят хозяева квартиры, кем были эти люди, которые сняли у них квартиру?

– Зачем тебе это? Спросим, конечно, и у них. Думаю, что им скрывать нечего. Скажи, ты сейчас сможешь добраться один до дома или дать тебе провожатого?

– Спасибо, не нужно. Доберусь сам. Спасибо за предложение, – ответил «Бык» и направился к своему «БМВ».

– А, где джип? – поинтересовался у него, Виктор.

– Угнал в Москву на станцию. Возникли некоторые проблемы с двигателем, – ответил он.

Абрамов махнул ему рукой и направился к своей машине.

***

Управляющий банком Леонид Озеров был заядлым рыболовом. Пристрастился он к рыбалке еще в детстве. Покойный отец часто брал его рыбачить, и они порой, чуть ли не сутками пропадали где-нибудь на реке. Сегодня он тоже встал на зорьке и решил сходить поудить рыбу на озеро. Клев выдался отменным, и вскоре у него в садке трепыхалось около пяти килограммов крупных карасей и окуней. Около восьми часов утра клев прекратился. Он собрал снасти и в сопровождении полусонного охранника направился домой.

Его загородный дом находился в метрах пятистах от озера. Года два назад Озеров приобрел здесь большой участок земли и построил тут уютный и большой дом. Коттедж Леонида Захаровича был огражден большим каменным забором. Помимо забора с колючей проволокой, его покой охранял целый блок систем видеонаблюдения. Кроме всего этого, охрану дома несли сотрудники охранного предприятия, которое охраняло и банк. В принципе, он был доволен охраной. Она не мелькала у него перед глазами, чего он так не любил, и всегда была на месте в нужный момент.

В доме, кроме него и жены, жила еще домработница, женщина лет сорока – сорока пяти, которая убиралась в доме и готовила им пищу. Женщина жила в гостевом домике, который находился в метрах ста от коттеджа. Сотрудники охраны проживали в специально отведенном для них доме, который примыкал к коттеджу сбоку.

Войдя во двор коттеджа, Леонид Захарович отпустил сопровождающего его охранника, а сам прошел на кухню.

– Валя, почисти рыбу и свари к обеду уху, – попросил он, передавая ей рыбу. – Скажи, а Нина Георгиевна уже встала или нет?

– Да, она уже в столовой, я ей только что подала чай, – ответила Валентина.

Леонид Захарович, не переодеваясь, направился в столовую. В столовой, за большим дубовым столом сидел неизвестный ему мужчина и разговаривал с его женой.

– Вот, познакомьтесь, – произнесла супруга, – это мой муж Озеров Леонид Захарович. Судя по его одежде, он только что пришел с рыбалки и сейчас, я думаю, он не откажется с нами выпить чаю и угоститься этим вкусным тортом.

– Кто это? – спросил Леонид Захарович у супруги. – Как он оказался в нашем доме?

– Как кто? Это же твой друг прислал его к нам, проведать нас. С его слов я поняла, что ты сам пригласил его к себе два дня назад, – растерянно произнесла Нина Георгиевна и с удивлением посмотрела на мужа.

– Ты, что-то путаешь Нина. Я не знаю этого человека, я впервые его вижу.

– Садитесь, Леонид Захарович, нам есть о чем с вами поговорить, – произнес молодой человек и положил на стол пистолет с навернутым на ствол глушителем. – Давайте только без шума. Мы с вами просто поговорим, и я сразу же уйду. Если вы попытаетесь поднять шум, я тоже уйду, но предварительно, убив вас. Надеюсь, что вы меня поняли, и будете вести себя вполне благоразумно.

– Что это значит? – спросил его Леонид Захарович, чувствуя, что у него задрожал не только голос, но и ноги.

Он тяжело опустился на стул, не отрываясь, глядел на лежавший пистолет.

– Ничего страшного, Леонид Захарович, и пейте свой чай.

Нина Георгиевна была на грани обморока. Она механически налила в чашку чая и молча, протянула ее мужу. Леонид Захарович выронил чашку из рук, и чай пролился ему на колени. В этот момент он не почувствовал никакой боли от пролитого кипятка и по-прежнему смотрел на пистолет лежащий на столе.

– Вы нас точно не убьете? – тихо спросила незнакомца Нина Георгиевна.

– Все зависит от вашего супруга, дорогая Нина Георгиевна. Поверьте мне, я не хочу этого делать, но ваш супруг отказал нам в одной маленькой услуге, а точнее, в небольшом кредите.

– Леня! Ну, сделай что-нибудь! – закричала Нина Георгиевна. – Это, в конечном итоге, не твои деньги! Что тебе стоит выделить этот кредит людям!

Мужчина встал из-за стола и взял в руки пистолет. Нина Георгиевна от страха потеряла сознание и медленно сползла со стула на пол. Леонид Захарович плотно закрыл глаза, ожидая хлопка выстрела.

Прошло минуты две, прежде чем он открыл глаза. Незнакомца в столовой не было. Он выглянул в окно, но и там было пусто. Он бросился к своей жене и начал поднимать ее с пола. Вместе с появившейся в столовой Валентиной он перенес ее в спальню. Нина Георгиевна, очнулась лишь тогда, когда прибывшая бригада скорой помощи сделала ей укол.

– Где он? – еле слышно прошептала она, обращаясь к мужу.

– Не беспокойся, Нина, его нет. Он ушел. Все будет хорошо, – произнес Леонид Захарович. – Я все сделаю так, чтобы эти люди больше нам никогда не приходили.

– Спасибо, – тихо произнесла она и закрыла глаза.

Введенное снотворное стало действовать.

***

Абрамов ехал домой, когда увидел автомашину «Быка», которая стояла у продовольственного магазина на улице Достоевского. Он остановил машину и стал наблюдать. Минуты через три он увидел, что из магазина в сопровождении неизвестного ему человека вышел «Бык». Лицо мужчины показалось Виктору знакомым, он определенно где-то видел уже это лицо, однако, где, никак не мог вспомнить. «Бык» и незнакомец остановились на улице и стали о чем-то оживленно разговаривать. Они говорили минут десять, а затем, пожав друг другу руки, разъехались в разные стороны.

Виктор всю ночь не мог заснуть, пытаясь вспомнить, где он видел этого мужчину. Он закрывал глаза, надеясь заснуть, считал до тысячи, но сон, так и не приходил. В голове по-прежнему крутилось это лицо, и он каждый раз возвращался к одному и тому же вопросу: где он мог видеть этого мужчину. Наконец, Виктор вздохнул облегченно. Он вспомнил этого человека. С ним его, как-то год назад хотел познакомить его старый школьный товарищ Вячеслав Нефедов.

«Точно, именно с ним он хотел меня познакомить! – вспомнил он. – Славка мне еще тогда говорил, что этот мужчина работает директором одной из крупных продовольственных баз Казани».

«Интересно, – снова подумал он. – Что может связывать этого респектабельного мужчину и лидера преступной группировки?»

Однако, сколько он не думал, но прийти к какому-то решению так и не смог. Незаметно для себя, он заснул.

Утром, как обычно, Абрамов поднялся с кровати и стал собираться на работу. Несмотря на субботний день и недовольное лицо жены и дочери, он вынужден был поехать на работу. Свернув на машине на улицу Карла Маркса, он покатил к площади Свободы. Около Дома офицеров его остановил наряд милиции. Виктор, молча, достал из кармана служебное удостоверение.

– Извините, товарищ подполковник, но проезд через площадь Свободы руководством министерства запрещен. Сейчас на площади начнется митинг.

– Много народу на площади? – поинтересовался Абрамов у них.

– Как вам сказать, товарищ подполковник, наших городских сотен пять не наберется. Сейчас все ждут людей из Челнов. Говорят, что те обещали приехать на десяти автобусах.

 

– Спасибо вам, ребята, за информацию. Удачи вам, – произнес Виктор и стал разворачивать машину.

Неожиданно около него остановился черный тонированный шестисотый «Мерседес». Из машины вышел его старый знакомый Артур Головин, хозяин и руководитель открытого акционерного общества «Казань».

– Ну, что, Виктор Николаевич, дослужились? Даже вас не признают сотрудники и не пропускают через свои посты, – улыбаясь, произнес он. – Если так пойдет и дальше, то, что нам ожидать хорошего от вашей системы?

– Привет, Артур! – поздоровался он с ним. – Что тебе не спится с утра? У меня служба, а у тебя-то что?

– Дела, Виктор Николаевич, дела. Это вы, милиция, сидите на шее у государства, а нам нужно зарабатывать каждую копейку, чтобы платить государству налоги. Это хорошо, что я тебя сегодня увидел. Ты не поверишь, я только что думал о тебе и хотел с тобой созвониться в ближайшее время. У меня к тебе есть деловое предложение.

– Хорошо, Артур, давай пересечемся сегодня часа через три. Я буду на работе до двух часов дня, а позже свободен, как ветер.

–Вот и хорошо, – произнес Головин. – Тогда я тебе позвоню часа в два и сообщу, где я тебя жду.

Они пожали друг другу руки и разъехались в разные стороны. Через десять минут он был у себя на работе.

Абрамов долго писал обзорную справку для Москвы о своей командировке в Ижевск. Слова, почему-то плохо ложились на белый лист бумаги, и ему приходилось раз за разом рвать листы и бросать их в урну. Наконец, после долгих мучений, он закончил писать справку и отложил ее в сторону. Виктор встал из-за стола и подошел к окну, за которым текла обычная человеческая жизнь. В песочнице, что находилась на территории сквера, безмятежно играли дети, а пенсионеры с газетами в руках, нежились под теплым весенним солнцем.

Он поднял трубку телефона и набрал номер «Быка». Пришлось ждать около минуты, прежде чем он ответил на его звонок.

– Привет, – поздоровался он с ним. – Как у тебя идут дела с директором продовольственной базы? Наверное, тоже участвуешь в ее приватизации?

– Угадали, как всегда. Нормальные люди всегда найдут общий язык в общении. Вот решил вложить все свои сбережения в приватизацию предприятия.

– Каков результат подобных инвестиций?

– Все нормально, Виктор Николаевич. Когда вы приобретете себе чего-нибудь? Смотрите, пожелаете, но будет поздно. Все уже скупят предприимчивые люди.

– Спасибо за совет, – сказал Абрамов и положил трубку.

Он снова подошел к окну.

«Интересно, а что мне предложит Артур? – подумал Виктор. – Судя по времени, сейчас он должен будет мне позвонить».

Он закрыл окно и сел в кресло.

«Интересно, что же он мне хочет предложить?», – вновь подумал он и посмотрел на молчавший телефон.

***

Несмотря на томительное ожидание, звонок прозвучал для Виктора неожиданно. Он вздрогнул и, протянув руку, снял трубку. В трубке он услышал веселый и беспечный голос Головина.

– Еще раз, привет. Виктор Николаевич, как смотришь на то, чтобы нам с тобой вместе пообедать, заодно и обговорить все вопросы?

Абрамов утра не завтракал, и произнесенные Головиным слова вызвали в его желудке соответственную реакцию. Ему сразу же захотелось пообедать, и он без всяких возражений согласился с предложением.

– Тогда, вот что, Виктор. Подъезжай к ресторану «Восток» на Кольце, это мой ресторан. Я обещаю, что мы с тобой насладимся хорошей русской кухней.

Через полчаса они уже сидели с ним в небольшом уютном зале и поедали вкусные щи из кислой капусты.

– Ну, как щи? – поинтересовался у него Головин. – Этот рецепт щей, мой повар нашел в каком-то старом забытом журнале «о вкусной и полезной пище». Попробовал сварить, всем, кто пробовал, блюдо очень понравилось, а как тебе?

– Ты прав, Артур, щи просто великолепны. Я давно уже не ел таких вкусных щей, а если точнее, лет десять. У меня отец был большим мастером по пище и умел хорошо и вкусно готовить, а особенно щи.

– Вот те и, надо же! – удивленно произнес он. – А, я об этом от тебя слышу впервые. Так вот, Виктор слушай, что я тебе сейчас скажу. В ближайшее время, насколько я знаю, у вас в системе произойдут коренные изменения, а если точнее, уйдет ваш министр. Вместо него, по всей вероятности, будет назначен новый человек. Сможешь ли ты с ним сработаться, я не знаю. Он человек властный и не любит «партизанщины».

– Ну, и кого пророчат на его место? – поинтересовался Абрамов у него.

Головин, словно не услышав его вопроса, продолжал говорить.

– Ты, как человек, знающий и авторитетный, но не лишенный авантюризма, едва ли сработаешься с новым министром. Я больше чем уверен, ты по складу своего характера не станешь прогибаться под ним и, как всегда, будешь вести независимую политику.

Головин сделал паузу и, взглянув на Абрамова, продолжил:

– Поэтому извини меня, но мне кажется, что ты сейчас немного не понимаешь, что происходит в нашем государстве. Ты, по-прежнему, живешь старыми идеалами справедливости и правды. Сейчас, поверь мне, их нет, и думаю, что они едва ли снова когда-либо возродятся в нашем обществе. Поэтому, я предлагаю тебе работу, где можно зарабатывать хорошие деньги. С деньгами ты везде будешь чувствовать себя относительно хорошо, как в России, так и за бугром.

Виктор сидел за столом и внимательно слушал Головина. Его манера излагать мысли стала потихоньку его раздражать. Он не говорил, а скорее, штамповал свои тезисы. У него уже давно все было разложено по своим полочкам: новый министр, его авантюрная деятельность и так далее и тому подобное. Он решил дальнейшую судьбу не только за министра, но и за него. Подавив в себе желание что-то возразить, Абрамов, молча, продолжал слушать его.

– Ты сам знаешь, Виктор Николаевич, сейчас приходят во власть со своими командами и командами из нее уходят. Ты, всегда будешь инородным телом в команде нового министра, и она тебя все равно выдавит. Вот поэтому я тебе предлагаю перейти на работу ко мне в организацию. Мне нужен такой, как ты, человек на должность начальника службы безопасности. Для начала я тебе бы установил оклад в пять тысяч зеленых. Поверь, ты такие деньги никогда не заработаешь в МВД.

Абрамов, молча, отложил в сторону ложку и взглянул в лицо Головину. Последние его слова заставили его задуматься. О возможных изменениях в руководстве МВД он уже слышал ранее, в том числе и от «Быка», но особого внимания как-то этим слухам не придавал. Сейчас, сидящий перед ним человек, предлагал ему вполне реальную работу с хорошим окладом. Однако, не зная, почему, он колебался. Виктор попытался представить свою жизнь вне милиции, однако, как я ни старался, ничего не получалось.

«Неужели я такой дурак, что не могу выбрать из двух направлений одно, которое мне нужно?»

Он испытывал душевное мучение, потому что просто не знал, что ему выбрать: деньги или все тот же тяжкий и порой неблагодарный труд. Чем дольше он размышлял над этим, тем все больше и больше сомнений возникало у него в душе. Заметив его замешательство и нерешительность, Головин сказал:

– Я все понимаю, Виктор Николаевич. Это серьезное решение, и поэтому я не хочу торопить тебя. Время еще есть. Ты еще раз подумай об этом на досуге. Я знаю только одно: два медведя в одной берлоге не живут. Ваш новый министр, человек с большой и хорошей памятью, никогда и ничего никому не прощает.

Абрамов поблагодарил Головина за сделанное им предложение, за вкусный обед и стал собираться домой, так как обещал своей дочери сходить с ней в парк Горького и покатать ее на качелях.

– Виктор! Может, останешься? – предложил ему Головин. – Сейчас закончим с обедом и махнем к девочкам. Ты знаешь, какие красивые девочки есть у меня? Увидишь – не устоишь! Я их всех берегу, лелею.

– Спасибо, Артур, я поеду домой. Я и так дома практически не бываю. Ни одна твоя девица никогда не заменит мне мой дом.

– Дело твое. Мое дело предложить, а твое – подумать. Предложение тебе я сделал, теперь мяч на твоей стороне поля.

Он вышел из ресторана и, сев в машину, поехал к себе домой, где его с нетерпением ждала семья.

***

«Мартын» сидел в кожаном кресле. В кабинете работал телевизор. Настроение ему испортил его начальник службы безопасности.

– «Мартын», – обратился к нему Павел, – мы снова прокололись. При попытке ликвидации «Быка» погибли три моих бойца.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru