Волки

Александр Леонидович Аввакумов
Волки

Кое-как сдерживая себя, Виктор ответил ему:

– Анатолий Гаврилович, будьте так добры, покажите мне приказ о вашем назначении на эту должность, а также ваши новые функциональные обязанности, закрепленные за вами этим приказом.

– А у меня их нет, – коротко ответил Яшин. – Если они вас так интересуют, запросите их сами в Управлении кадров МВД.

Он, поднявшись со стула, вышел из его кабинета. Виктор взял чистый лист бумаги и стал писать рапорт на имя министра. Написав его, он направился в кабинет начальника Управления уголовного розыска. Его на месте не оказалось, и он, потоптавшись у его двери, направился в кабинет Феоктистова.

Абрамов подошел вовремя. Совещание у него закончилось, и из кабинета стали выходить начальники подразделений.

– Что у тебя, Абрамов? – спросил Феоктистов, заметив его в приемной.

Виктор вошел в кабинет и молча, положил свой рапорт на стол Костина. Он взял его в руки и медленно прочитал.

– Ну и что? – спросил он Виктора.

– По-моему, я все точно сформулировал в своем рапорте и прошу вас санкционировать приказ о наказании Яшина. Вы знаете, мне не нужна анархия в моем подразделении. Если вы считаете меня недостойным занимаемой мной должности, то уберите меня с нее и назначьте на нее Яшина.

– Ты что завелся? – спросил Абрамова Феоктистов. – Может, не стоит столь категорично ставить этот вопрос?

– Михаил Иванович, я прошу вас дать ход этому рапорту, – произнес Абрамов твердо.

– А, ты сам-то с ним говорил? Может, стоит встретиться, поговорить?

– Да. Сегодня утром я встречался с ним и разговаривал. Яшин заявил мне, что он не намерен выполнять мои указания. Он все время ссылался на какое-то ваше указание. Я этому не верю и считаю, что Яшин специально вводит меня в заблуждение. Или это не так?

Феоктистов не ответил и, встав из-за стола, подошел к окну. Отодвинув в сторону штору, он минут пять смотрел на улицу, видимо, прикидывая в голове, что ему делать с его рапортом.

– Виктор Николаевич, – наконец произнес он. – Может, ты не будешь столь категоричным? Вы же делаете одно тяжелое дело.

– Михаил Иванович, вы знаете меня лет пятнадцать. Вы отлично понимаете, что мой рапорт родился не на пустом месте. Все мои предыдущие попытки отрегулировать этот процесс с Яшиным, были безуспешными. Яшин открыто противопоставляет себя всему коллективу Управления. Хочет, выполняет указания, захочет – нет. Все это осуществляется под прикрытием вашего имени. Думаю, сейчас наступил тот момент, через который переступить уже невозможно.

– Хорошо, Абрамов, – произнес Феоктистов. – Я накажу Яшина.

Виктор встал из-за стола и вышел из кабинета.

***

Как Абрамов и рассчитывал, Серега, не выдержав психологического давления, сдал им оружейный арсенал группировки. Во время обыска в одном из садовых домиков ими на чердаке был обнаружен тайник, в котором находились два автомата Калашникова, обрез охотничьего ружья, два пистолета Макарова, три самодельных револьвера и большое количество патронов различного калибра.

Дезинформация, запущенная Абрамовым через «Быка», привела к тому, что «Гарик», окончательно порвав свои отношения с «Мартыном», перебрался из его офиса. Он снял небольшое помещение на окраине Москвы и плотно занялся бизнесом. Вскоре за ним подтянулось еще несколько авторитетных бригадиров из казанской московской группировки. Все заверения «Мартына» о его непричастности к убийству брата «Гарик» пропустил мимо своих ушей. Вскоре монолитная группировка Первых Горок раскололась на две половины, одна из которых перешла на сторону «Гарика».

Однако, все это в последнее время мало интересовало «Мартына». Предложение, поступившее ему от «Жака», было по-прежнему в центре его внимания. Это предложение открывало ему необычайные возможности в Москве, где крутились практически все деньги России. Сегодня утром он созвонился с «Жаком» и сообщил ему, что согласен помочь в освоении московского финансового рынка. Положив трубку, «Мартын» начал про себя строить планы по своему обогащению и последующему выезду на постоянное место жительство в Германию или США. Однако его радужные мечты о будущем прервал звонок генерала. Переговорив с генералом, «Мартын» вышел из офиса и, сев в машину, в сопровождении охраны быстро выехал из офиса.

Прошло более часа, прежде чем им удалось выехать за пределы города. Кортеж «Мартына» увеличил скорость и понесся по Рижскому шоссе. Завидев две автомашины, стоящие у дороги, они сбросили скорость и, подъехав к ним, остановились.

«Мартын» вышел из «Мерседеса» и в сопровождении начальника службы безопасности направился в небольшое придорожное кафе. На входе «Мартына» обыскали молчаливые охранники, а Павла, просто отстранили в сторону.

– Проходите, – произнес один из охранников.

«Мартын» открыл дверь, и услужливый официант, встретивший его у входа, предложил ему пройти в отдельный кабинет, в котором, кроме генерала, сидел незнакомый ему мужчина.

– Садись, – коротко бросил ему генерал. – Водку пить будешь?

Не получив от «Мартына» ответа, он разлил водку по большим рюмкам и, глядя на него, произнес:

– Ну, что мужики? За здоровье!

Они выпили и стали закусывать жирной белой осетриной. «Мартын» невольно обратил внимание на стол, который был богато сервирован изысканными закусками.

– Ты молодец, – коротко бросил ему генерал. – Показательно ты убрал вора в Казани.

«Мартын» посмотрел на незнакомого мужчину.

– Чего смотришь? Это мой товарищ, – произнес генерал. – Он немой, как эта рыба, которую мы сейчас с удовольствием поглощаем.

Он громко засмеялся над своей шуткой и, взяв в руки бутылку, снова разлил водку по рюмкам. Они снова выпили.

– Вот что, как тебя там, «Мартын», – произнес генерал. – Моему другу необходима твоя помощь. Дело в том, что он является депутатом Госдумы и самостоятельно не может решать подобные вопросы. У него небольшой заводик на Урале, который хотят отжать местные ребятишки. Завод числится на его двоюродном брате. Так вот, я пообещал ему помочь в этом вопросе. Думаю, что ты парень толковый и уже определился с тем, как ты ему поможешь.

– Там заводилами являются два человека, – продолжил незнакомец. – Местная милиция почему-то не хочет с ними связываться. Сам понимаешь, городок маленький, все друг друга хорошо знают и чуть ли не родня один другому. Административные рычаги с моей стороны явно не помогут, поэтому выбор пал на вас

«Мартын» хорошо понимал, чего от него хотят эти люди. Он, будучи не глупым человеком, хорошо осознавал опасность, которая с каждым подобным заданием становилась все реальнее и реальнее. Он на секунду задумался и произнес:

– Мне нужны все сведения по этим лицам.

– Вот здесь, в пакете, все, что нужно тебе, – произнес генерал. – Срок, две недели.

«Мартын» взял в руки пакет. В этот момент он представил, как какой-то наемник вроде него также однажды возьмет в руки пакет, в котором будут лежать его фотография и адрес. От этой мысли по спине пробежали мурашки, и повеяло могильным холодом.

– Ну, давайте еще по одной, – сказал генерал, разливая водку по рюмкам.

Они выпили, и «Мартын», закусив водку вкусным белужьим балыком, встал из-за стола и направился к выходу.

– Запомни, Мартын, срок две недели, – произнес вдогонку ему генерал.

«Да, пошел ты!», – раздраженно подумал Мартын, выходя из кафе.

Через несколько минут автомобильный кортеж уже мчался обратно в сторону Москвы.

***

«Резаный», молча, слушал «Архипа». С его слов, ему накануне удалось встретиться со своим знакомым и обговорить стоимость работы по созданию этого излучателя. Несмотря на высокую стоимость, мужчина пообещал «Архипу» стопроцентное качество образца.

– Он мне говорит, меня абсолютно не волнует, против кого ты хочешь использовать этот аппарат. Моральная сторона меня совершенно не волнует. Все это удовольствие будет стоить пятьдесят тысяч долларов, – начал рассказывать ему «Архип».

Он говорил довольно сбивчиво, и «Резаный» несколько раз его останавливал и задавал уточняющие вопросы.

– Слушай, как я тебя понял, это прибор одноразовый? – спросил его «Резаный». – Похоже, второй раз его применить уже нельзя, выходит?

– Да, ты прав, Рамиль. Этот аппарат работает всего трое суток с момента его запуска. Этого времени нам вполне будет достаточно для того, чтобы уничтожить «Мартына». По истечении этих трех дней аппарат просто выгорает изнутри. Еще этот мужик сказал, что несанкционированное его вскрытие также приведет к его уничтожению и гибели лица, вскрывавшего его.

– Как устанавливается этот прибор? – спросил «Резаный».

– Конкретное размещение этой закладки никакой роли не играет. Ее можно разместить где угодно, в любом помещении.

– Хорошо, «Архип», передай этому мужику, что мы готовы приобрести у него этот прибор. Давай, завтра встретимся с ним и отдадим ему деньги. Кстати, «Архип», может, просто, отберем у него этот аппарат, а его в Неву?

– Я бы не стал этого делать, «Резаный». А, вдруг, у него есть друзья или родственники? Сунут тебе этот прибор под двери твоего офиса, и нет тебя. Если жалко деньги, то давай, лучше откажемся от прибора.

– Да, я пошутил, – сказал «Резаный». – Просто я тебя проверил на вшивость.

– Ну и как проверка? Баня будет или сразу в Неву?

– Хорош прикалываться. Завтра встретимся с утра и поедем за прибором. А, сейчас, иди, мне нужно переговорить с Казанью.

«Архип» вышел из кабинета и направился на улицу.

Владимир Семенович Архипов, лейтенант КГБ, год, назад закончивший Московскую школу КГБ, был распределен в одно из оперативных подразделений Петербурга и уже год по заданию комитета, работал в бригаде «Резаного». Он регулярно сообщал своему начальнику о замыслах ОПГ, о противостоянии бригады с «Мартыном». Именно он во время совещания в офисе «Резаного» предложил столь эффективный способ устранить его, за который ухватился «Резаный».

 

На следующий день сделка состоялась. «Архип» приехал в офис к «Резаному» и показал ему небольшую металлическую коробочку. Тот с опаской подержал ее в руках и вернул ему обратно.

– Пусть она пока полежит у тебя, Архип. Я скажу тебе, когда наступит время, кому ее передать.

– Как хочешь. Пусть полежит у меня в сейфе.

Он вышел из офиса и, сев в машину, поехал на Васильевский остров, где находился офис его фирмы.

«Резаный» остался один в офисе. Он сел в кресло и задумался.

«Неплохая машинка, – подумал он. – Пригласил людей, установил дату, сам отъехал, а когда вернулся, все, кто сидел в комнате, «зажмурились». Ни крови, ни стрельбы. Здорово. Посмотрим, если удачно пройдет с «Мартыном», то нужно будет купить штук пять, просто так на всякий случай. Почему пять? Можно будет взять этого мужика в плен, и он бесплатно начнет штамповать нам эти приборы».

Эта идея ему явно понравилась. Он заулыбался и, поднявшись из-за стола, подошел к окну, за которым шел дождь.

«Да, вот и лето пролетело, – подумал он, поеживаясь от сырости. – А, ведь еще вчера казалось, что тепло навсегда завоевало этот город».

***

Наконец, Абрамову удалось добиться того, что Яшин был наказан. Приказом министра ему был объявлен выговор за неудовлетворительную работу по раскрытию преступлений. Виктор сидел в кабинете и изучал поисковое дело по нераскрытому убийству. Вечером должно было состояться заслушивание о ходе расследования убийства, и он просматривал все новые материалы, которые находились в деле. Раздался довольно сильный стук в дверь, Абрамов оторвался от изучения и машинально посмотрел на дверь. В проеме двери он увидел Яшина. Остановившись на пороге кабинета, он с нескрываемой злостью посмотрел на Виктора.

– Что у вас? – задал ему вопрос, Абрамов, спокойным голосом. – Почему вы без разрешения входите в мой кабинет, Анатолий Гаврилович?

– Мне нужно с вами поговорить, Виктор Николаевич, – произнес он сквозь плотно сжатые зубы.

– Извините, Анатолий Гаврилович, но я сейчас очень занят. Зайдите через полчаса, – произнес Абрамов и снова углубился в изучение оперативных материалов, лежащих на столе.

Лицо Яшина исказила злобная гримаса. Он резко развернулся и, сильно хлопнув дверью, вышел из кабинета. Через полчаса, Яшин, постучав в дверь, вошел в кабинет. Виктор, молча, указал ему на стул и, подняв глаза от документов, вновь задал ему свой вопрос:

– Что у вас, Анатолий Гаврилович?

– У меня к вам один вопрос. Почему вы так относитесь ко мне, чем это вызвано?

Абрамов посмотрел на него и, стараясь говорить спокойно, произнес:

– Вы, Анатолий Гаврилович, не первый день работаете в системе МВД. Не буду вас учить, но вся система построена на безусловном подчинении младшего состава своим руководителям. Мне непонятно, почему, но вы решили поставить все это с ног на голову. С чего это вы, уважаемый Анатолий Гаврилович, потеряли ориентиры? Вы перестали реагировать на мои приказы, стали обсуждать их в присутствии моих подчиненных. Вы начали зарабатывать себе популярность открытым противостоянием со мной. Мне это все надоело, и я решил слегка щелкнуть вас по носу. Таким образом, родился этот приказ. Если вы не измените своего отношения к работе, то второй приказ будет уже о вашем служебном несоответствии. По-моему, я четко вам разъяснил свою позицию?

– Вы с самого начала моей работы в Управлении дышали мне в затылок, – произнес он. – Я хорошо знаю, что вы были против моего назначения. Думаю, это связано с тем, что вы просто видите во мне конкурента.

– Оправдываться не собираюсь, я действительно был против вашего назначения и никогда не скрывал этого мнения ни перед кем. Я много слышал о вас, как о специалисте и еще тогда догадывался о возможных наших стычках в случае вашего назначения на эту должность. К моему сожалению, мне не удалось убедить в этом Феоктистова, и теперь я об этом сильно жалею. В отношении конкуренции могу пояснить только одно: я вас абсолютно не боюсь, вы не конкурент по целому ряду обстоятельств. Вы не способны хорошо работать, вам просто нужна пятиминутная слава. Авторитет, который вы так хотите заработать у сотрудников Управления, заключается не в том, чтобы не подчиняться приказам вышестоящего руководства, а в том, чтобы своей работоспособностью удивить не только руководство, но и самих сотрудников. Что мы видим? За полгода вашей работы в Управлении вы не завели ни одного оперативного дела, не приобрели агентурный аппарат, не раскрыли самостоятельно ни одного убийства. И вы считаете, что подобными результатами вы заработаете себе авторитет среди этих тружеников? Поверьте, мне неохота вам все это высказывать, но вы меня просто вынудили сделать это.

Яшин сидел с поникшей головой. В какой-то миг Виктору даже показалось, что он согласился с ним. Но, он жестоко ошибался. Все, что Абрамов высказал ему в лицо, его еще больше разозлило. Он сверкнул своими маленькими глазами и вышел из кабинета.

***

Немного успокоившись, Абрамов попросил сотрудников пригласить к нему в кабинет члена группировки «Чайники» Гаврилова, которого доставили сотрудники Управления буквально полчаса назад. Он спокойно вошел в кабинет и стал внимательно его осматривать. Парень был явно напуган и ждал от него каких-то неординарных действий.

– Что, Гаврилов, дергаешься? Отсюда еще никто не убегал. Давай, садись, поговорим.

– Не садись, а присаживайся, – поправил он Виктора и заулыбался своими желтыми прокуренными зубами.

– Шутишь? Это хорошо. Ты же знаешь, что хорошо смеется тот, кто смеется не последним, а тот, кто стреляет первым.

– Вы что меня, гражданин начальник, уже в мертвые определили? Не рановато ли? – он вопросительно посмотрел на него.

Абрамов тоже посмотрел на него и улыбнулся. Их взгляды встретились. Противоборства не вышло, Гаврилов отвел свой взгляд сначала в сторону, а затем уткнулся в пол кабинета. Виктор решил попробовать разыграть перед ним небольшой спектакль.

– Гаврилов, ты угадал. Жить тебе действительно осталось совсем немного. Может, это даже для тебя и к лучшему, что ты сейчас у нас. Я, конечно, имею в виду, в МВД. Ты знаешь, в Казань приехали люди «Гарика», которые, сейчас, пытаются разыскать тебя, чтобы предъявить тебе счет за убитого «Гордея».

– Вы рамсы не путайте, начальник. Я здесь не причем, и крови «Гордея» на мне нет.

– Это твое мнение. У них в отношении тебя другое мнение. Ведь это ты передал Сереге пистолет «ТТ» из которого, как показала экспертиза и был застрелен брат «Гарика». Вот этот факт они и хотят предъявить тебе.

– Это ошибка, я никому и ничего не передавал, а тем более какое-то оружие. Пусть Серега подтвердит им это.

– Серега и подтвердил это им. Ему, сам подумай, зачем все эти проблемы с твоим пистолетом? Он, в отличие от тебя, решил немного пожить и сразу же прибежал к нам сдаваться. Это ты кричишь, что не при делах, а тот все рассказал нам, как ты ему всучил этот пистолет, уверяя, что он чистый. А пистолет-то, милый мой, оказался паленым. Как это ты, Гаврилов, мог зарядить под такое дело Серегу?

– Я не понимаю, о чем вы говорите, товарищ начальник. У меня с роду, никогда не было никакого оружия. Вы меня с кем-то путаете.

Абрамов внимательно посмотрел на него. Руки Гаврилова ходили ходуном, и он никак не мог найти им место. У него явно сдавали нервы, и он отлично это понимал. Видя его состояние, я решил дожать его.

– Хватит, Гаврилов, косить под лоха! – закричал Виктор на него и сильно хлопнул ладонью по столешнице стола.

От этого удара он подпрыгнул на месте и испуганно посмотрел на Абрамова.

– Чего дергаешься? Не веришь? Так вот, сейчас в соседнем со мной кабинете сидит человек «Гарика». Я отпущу тебя вместе с ним на волю и посмотрю, как ты запоешь, когда они начнут тебе греть пятки утюгом. Могу сказать, что эта процедура не столь приятна, как кажется с первого взгляда. Когда у тебя на пятках появятся черные пятна от ожогов, может быть, ты тогда поймешь, что был неправ, споря со мной о превратностях жизни. Ну, как, эта перспектива устраивает тебя или нет?

– Вы знаете, что не имеете права подвергать мою жизнь опасности, тем более в стенах этого заведения.

– Не нужно меня учить, Гаврилов, что я должен делать в тех или иных ситуациях. Мы сейчас сидим с тобой вдвоем в кабинете, и кроме нас, больше нет никаких свидетелей этого разговора. Ну, посидел ты у меня два часа, и все. Я тебя отпустил, есть отметка у дежурного. Что еще нужно? Ну, а дальше, это твое дело. Доберешься до дома – хорошо. Не доберешься – для меня тоже неплохо. Подумаешь, погибнет еще один член преступной группировки. Одним больше, одним меньше. Главное, что его залили такие же, как и он, бандиты.

– Вы знаете, – перешел на «вы» Гаврилов, – может, я посижу у вас эту ночку? Вам спокойнее и для меня надежнее.

– Надо подумать, – ответил Абрамов.

Виктор вызвал сотрудника и попросил его оформить материалы на Гаврилова. Через полчаса он был уже в камере, в которой, помимо него, сидело два человека.

***

Из перехваченной оперативниками уголовного розыска записки, адресованной товарищу Гаврилова, Абрамов узнал, что у того дома спрятан пистолет «ТТ» китайского производства. Однако, где конкретно хранится этот ствол, он не писал. Из этой записки Виктор понял, что место хранения оружия знает его товарищ. Он решил использовать эту информацию в разговоре с Гавриловым.

После совещания у начальника Управления, Гаврилова ввели в кабинет Абрамова. Проведенная в камере ИВС ночь, похоже, успокоила его окончательно. Он вел себя непринужденно, словно был не в кабинете заместителя начальника Управления уголовного розыска, а среди своих товарищей.

– Как спалось, Гаврилов?

– Лучше всех, гражданин начальник, – произнес он, улыбаясь.

– Это хорошо, что клопы и блохи тебя не беспокоили. Ты вот спал безмятежным сном, а нам пришлось всю ночь работать.

– Каждому свое. По-моему, это изречение было на воротах Освенцима.

– Похвально, что ты знаком с историей Отечественной войны. Вот только твоя мать не совсем рада твоим знаниям.

При слове «мать» легкая тень тревоги пробежала по его веселому лицу.

– Ты знаешь, Гаврилов. Пришлось долго ее уговаривать, однако она добровольно сдала вот этот пистолет, – произнес Абрамов и положил на стол вороненый пистолет «ТТ», десять минут назад полученный им в оружейной комнате дежурной части МВД. – Как ты сам думаешь, кому он может принадлежать? Я не думаю, что твоя мама, женщина пятидесяти лет, решила под старость немного поиграть в казаков-разбойников? Впрочем, все может быть. Главное, Гаврилов, что она отказалась давать какие-либо пояснения по данному факту, и теперь ей грозит реальная статья за хранение огнестрельного оружия. Здорово ты свою маму под старость лет подзарядил на статью.

Гаврилов сидел и молча, смотрел куда-то в сторону. Наконец, он повернулся к Виктору и тихо произнес:

– Скажите, у вас мать есть? По-моему, нет, если вы так радуетесь тому, что можете посадить пожилую женщину. Вы же великолепно знаете, что у этой женщины не может быть оружия.

– Ты знаешь, Гаврилов, тебе практически удалось убедить меня в этом. Если это оружие не ее, так чье оно? Ты говоришь, что ствол не твой, так чей же он? Не Святого же духа?

Он снова замолчал.

– Хорошо, Гаврилов, я пойду тебе навстречу в этом непростом для тебя вопросе. Сейчас ты напишешь на мое имя заявление, в котором изложишь обстоятельства приобретения тобой этого пистолета. Опишешь место, где ты его хранил, а также то, что ты решил его добровольно сдать органам милиции. Ты знаешь, что добровольная сдача огнестрельного оружия освобождает человека от уголовной ответственности.

– Я согласен. Однако, как я догадываюсь, этим дело не закончится. Что вы еще потребуете от меня?

– В принципе, ничего особенного. Ты должен будешь периодически информировать мне о том, что происходит в вашей группировке. Я думаю, что это вполне выгодная для нас обоих сделка.

– Хорошо. Я согласен. Думаю, что другого выхода у меня нет.

– Вот, возьми бумагу и пиши заявление.

Абрамов протянул ему лист белой бумаги.

***

Белорецк, небольшой башкирский городок, уютно расположился в предгорьях Южного Урала. Город относился к моногородам, и поэтому вся жизнь тут волей-неволей крутилась вокруг металлургического комбината, на котором работало практически все население. Соседствующий с ним Магнитогорский металлургический комбинат, в структуру которого ранее входил комбинат Белорецка, переживал не лучшее время. Из-за постоянных рейдерских захватов предприятие переходило из рук в руки, теряя при этом надежных поставщиков и потребителей.

На фоне всеобщей разрухи металлургический комбинат в Белорецке казался жемчужиной в куче навоза. Подобное положение предприятия не могло не привлекать проходимцев всех мастей, начиная с отпетых мошенников и кончая настоящими бандитами. Город наводнили разные люди, которые заключали всевозможные сделки по поставкам металла, о которых иногда не ведали даже соответствующие службы предприятия.

 

В это непростое для города время появление в городе двух молодых людей не вызвало никакого интереса. Они сняли номер в небольшой двухэтажной гостинице и, начиная с момента своего заселения, каждый Божий день исправно уходили куда-то с утра и возвращались неизвестно откуда в десять часов вечера. Молодые люди вели трезвый образ жизни и не привлекали к себе особого внимания со стороны администрации гостиницы. Никто не мог подумать, что эти двое молодых парней вот уже несколько дней вели наблюдение за двумя мужчинами, представлявшими интересы преступной группировки Магнитогорска. Именно эти двое и являлись теневыми руководителями металлургического комбината.

Сегодня они, как всегда, взяли под наружное наблюдение этих двоих уже знакомых им парней на окраине городка, когда те выезжали из ворот большого красивого коттеджа, построенного на средства предприятия и больше известного под названием «Гостевой домик». Эти двое парней мало передвигались по городу и практически весь день проводили в здании заводской администрации.

– Давай, Миша, трогай потихоньку, – произнес один из молодых парней, наблюдавших за выезжающей из ворот иномаркой.

– Погоди, не спеши, поспорим, куда они поедут. Руку даю на отсечение, опять поедут на предприятие и будут торчать там целый день.

– Не нужно спорить, Миша. Ты не прижимайся близко к ним, а то они мигом срисуют нас.

– Чего им опасаться, если сам начальник городского отдела милиции с ними пьянствует. Вчера-то вон как гуляли с проститутками, даже мне завидно стало.

Однако следовавшая впереди их автомашина неожиданно для них свернула с уже известной им дороги и направилась на выезд из города.

– Это куда они собрались? – произнес Михаил. – Неужели поехали в Магнитогорск?

Они отгадали. Черная «Вольво-850», набрав скорость на трассе, устремилась в сторону Магнитогорска, который находился километрах в семидесяти от Белорецка. Ребята старались удержаться за двигавшейся впереди их машиной, однако спорить на равных с мощной иномаркой им было трудно. Слишком разные это были машины, как по мощности двигателя, так и по классу. Неожиданно двигатель их автомашины начал троить, а затем и вовсе заглох.

– Ну, вот и приехали, Миша, – произнес Андрей. – Ты бы меньше спорил со мной, а больше бы машиной занимался. Теперь что будем делать?

– Сейчас быстро отремонтируемся и поедем, – ответил Михаил.

– Куда поедем-то? Разве их догонишь? – раздраженно возразил ему Андрей. – Где мы их будем искать в Магнитогорске? Может, ты считаешь, что они нас будут ждать на въезде в город?

Съехав с трассы на обочину, Михаил поднял капот и стал возиться с двигателем.

– Ну, что там? – спросил Михаила напарник. – Долго еще будешь возиться?

Им понадобилось около двух часов, пока их шестая модель «Жигулей» смогла тронуться с места.

– Я думаю, что ехать в Магнитогорск нам с тобой не имеет смысла. Считаю, что нам нужно найти хорошее место для засады и ждать их здесь, когда они поедут обратно в Белорецк.

Они проехали еще километров двадцать, пока их машина не остановилась около небольшой лесополосы.

– Давай, Михаил, тормози, – сказал Андрей. – Лучшее место для засады вряд ли мы найдем.

Они вышли из машины и, перекурив, стали осматриваться по сторонам. Определив секторы обстрела, они вернулись к машине.

– Миша! Отгони машину в кусты. Не нужно, чтобы она торчала у всех на виду.

Водитель отогнал машину подальше к деревьям, и они забросали ее ветками. Выйдя на дорогу, убедились, что машину с дороги не видать. Достали из машины спортивные сумки и стали переодеваться в камуфляжные костюмы. Переодевшись, они взяли в руки автоматы и направились на свои позиции.

– Не знаю, как ты, Андрей, но я еще возьму с собой «Муху». Сам знаешь, в этом деле, промахов быть не должно.

– Может быть, ты и прав, – ответил Андрей. – Смотри сам, ты ведь у нас гранатометчик, а не я.

Они разошлись в разные стороны и вскоре исчезли в высокой траве.

***

«Вольво-850» возвращалась из Магнитогорска в Белорецк. В автомобиле, помимо водителя, находилось еще трое мужчин. Принятый во время обеда коньяк заметно расслабил их. Мужчины, развалившись в креслах, вели непринужденные разговоры.

Михаил стал на колено и стал метиться из гранатомета в мчавшуюся автомашину. Рассчитав опережение, он нажал на спуск «Мухи». Яркое пламя вырвалось из ствола гранатомета, и граната, оставляя после себя белый дымный след, помчалась навстречу машине. Михаил визуально проследил полет гранаты и заметил, как она ударила в капот, где находился двигатель автомашины. В следующую секунду яркая вспышка озарила окрестности, раздался сильный взрыв. Машина, словно птица, взлетела в воздух на несколько метров, а затем, дважды перевернувшись, упала на крышу.

– Мастерство не пропьешь, – произнес про себя Михаил, наблюдая за огнем, охватившим машину.

Он быстро обтер ветошью пустой «тубус» от гранатомета и швырнул его в сторону от себя. Встал с земли и бегом побежал в сторону спрятанной машины. Подбежав к ней, Михаил швырнул автомат в багажник автомашины и сел за руль. Через секунду-другую появился Андрей. Он быстро сел в машину, и она, набрав скорость, помчалась в сторону Белорецка. Не доезжая до города, пять километров, они свернули с дороги и углубились в лесопосадку из ельника. Быстро переоделись в гражданскую одежду и, бросив камуфлированную форму на землю, облили ее бензином. Брошенная спичка решила проблему. Форма вспыхнула, и минут через десять от нее ничего не осталось. Уничтожив форму, они поехали к себе в гостиницу. Рассчитавшись с администратором, парни выехали из гостиницы и направились в сторону Уфы.

Подъезжая к Межгорью, они заметили стоявших у обочины сотрудников ДПС.

– Что будем делать? – спросил Михаил напарника.

– Будем действовать по обстановке. Если что, стреляй их прямо на месте, – ответил Андрей.

Сотрудник ГАИ махнул полосатым жезлом и приказал им остановиться.

– В чем дело, командир? – спросил сотрудника ГАИ Михаил. – Вроде бы мы правил не нарушали?

Гаишник промолчал и жестом предложил Михаилу передать ему для проверки документы. Проверив документы, которые протянул ему тот, потребовал, чтобы он открыл багажник автомашины.

– Ты что, командир? Ты что творишь на дороге? Тебе что, наших документов не хватает? Там же четко прописано, кто мы и для чего мы здесь, – произнес раздраженно Михаил.

Сотрудник ГАИ, стоявший недалеко от их машины, передернул затвор автомата и направился в их сторону.

– Тебе что, непонятно? – произнес автоматчик. – Он же четко сказал вам, быстро вышли из машины и открыли багажник.

– Не кричи, командир, мы не глухие, – сказал Андрей. – Видишь, выходим. Сейчас, откроем и багажник. Смотрите сколько вам угодно.

Неожиданно для сотрудников ГАИ парень выхватил из-за пазухи пистолет и тремя выстрелами в упор повалил автоматчика. Второй сотрудник попытался достать из кобуры пистолет, но одеревеневшие от страха пальцы скользили по коже.

– Ребята, не убивайте! У меня двое детей! – прокричал он.

– Не переживай! Государство прокормит, – произнес Михаил и выстрелил ему в лицо.

Подойдя к ним ближе, он хотел произвести контрольные выстрелы в голову, однако пистолет дал осечку.

– Слушай, Андрей, у меня опять перекосило патрон в патроннике. Вот что значит «левый» пистолет.

Где-то вдали загудел мотор автомашины, и они, как по команде, быстро завели мотор.

– Давай, гони! – закричал напарник Михаилу.

– Может, трупы уберем? – обратился к нему Андрей.

– Кому нужно, тот и уберет, – ответил Михаил.

Машина, взревев двигателем, понеслась по горной дороге. Когда она скрылась за поворотом, с земли поднялся раненный в грудь сотрудник ГАИ. Он, шатаясь, добрел до служебной машины и, взяв в руки микрофон, произнес:

– Уфа! Уфа! Я тридцать пятый. Нас обстреляли двое неизвестных. У нас один двухсотый, я тоже ранен. Преступники скрылись на синей «шестерке», машина движется в сторону Уфы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru