Волки

Александр Леонидович Аввакумов
Волки

Он попытался рукой дотянуться до аптечки, но, потеряв сознание, упал около машины.

Минуты через две около поста ГАИ остановилась белая «девятка». Из машины вышли двое мужчин и стали осматривать место происшествия.

– Похоже, здесь все мертвые, – сказал один из них. – Иван Семенович, давайте, валим отсюда, иначе замучишься ходить по судам.

– Подождите, один, похоже, жив, – произнес Иван Семенович. – Видите, рукой шевелит.

– Ты, что врач и сможешь оказать ему помощь? Не смешите меня. Давайте, садитесь в машину, и погнали.

Они быстро сели в машину и поехали дальше. Раненый проводил их взглядом и снова потерял сознание.

***

– Миша, мне кажется, нам не вырваться отсюда, – произнес Андрей, обращаясь к водителю. – Думаю, они уже закрыли нам дорогу на Уфу.

– Что ты предлагаешь? Сдаться? Ты, как хочешь, Андрей, я просто так сдаваться не буду. Мне нужны деньги. Только из-за них я подписался под это дело. Андрей, ты даже не представляешь, какие это большие деньги для меня и нашей семьи. Мы на них не то, что дом отремонтируем, мы и новый дом поднимем.

– Ты откуда, Миша? – спросил его Андрей.

– Я человек деревенский, из Кировской области я.

– Миша! – обратился к нему Андрей. – Нужно срочно поменять машину и двинуться на ней в обратную сторону. Там нас с тобой, по всей вероятности, точно не ожидают. Там нам будет проще прорваться, чем здесь.

Водитель прижал машину к обочине. Они вышли и стали прислушиваться. Вдали послышался шум приближающего автомобиля. Михаил поднял капот и сделал вид, что копается в двигателе машины. Минут через пять на дороге показалась белая «девятка». Андрей вышел на середину дороги и поднял руку. «Девятка», вильнув задом на гравии, остановилась метрах в двадцати от них.

– Что у вас? – поинтересовался водитель «девятки», выходя из машины.

– А, черт его знает. Вроде бы было все нормально, ехали, внезапно движок начал троить, а затем и вообще заглох.

– Вы свечи смотрели? – спросил водитель «девятки», направляясь к ним.

Из «девятки» вышел пассажир и, сделав несколько гимнастических упражнений, также направился в их сторону.

– Стоять! – произнес Михаил и достал из автомашины автомат.

Мужчины испуганно подняли руки.

– Не убивайте нас, мужики. Забирайте машину, вот деньги, – попросил водитель «девятки». – Я прошу вас, не убивайте, у нас маленькие дети.

– Давай, ключи от машины, – приказал Михаил и направил ствол автомата на водителя.

– Они в машине, – заикаясь, произнес водитель. – Документы тоже там, за козырьком.

– Бумага есть? – спросил Михаил.

– Есть. Там же, где и документы, – сказал водитель.

– Бери бумагу и пиши на меня доверенность.

Водитель трясущимися руками стал писать доверенность. Закончив писать, он сказал:

– Готово, я написал. Что еще нужно сделать?

– А теперь садитесь в нашу машину, – скомандовал Михаил.

– Зачем? – переспросил его пассажир «девятки».

Однако, увидев наведенный на него автомат, полез в машину. Михаил подошел к багажнику своей машины. Открыв его, он достал канистру с бензином и, открыв горловину, опрокинул ее в багажнике. Бензин с бульканьем стал растекаться по багажнику автомашины. Водитель «девятки» хотел выскочить из салона машины, однако, получив удар прикладом автомата в лицо, потерял сознание. Андрей закурил сигарету, сделав две затяжки, он швырнул ее в багажник. Раздался хлопок, и пламя окутало машину. В этот момент Михаил, севший за руль «девятки», боднул «шестерку», и та, объятая пламенем, полетела с крутого обрыва в пропасть. Через полминуты раздался взрыв бензобака, и машина снова покрылась огнем.

***

На следующий день, Абрамов уже в который раз стал временно исполнять обязанности начальника Управления уголовного розыска. Вдовин лег в больницу. Единственное, что его радовало, это то, что у него были практически укомплектованы все отделы Управления. Виктор снова полностью ушел головой в нелегкую работу.

Ночью его поднял дежурный по МВД и сообщил, что на окружной дороге обнаружен труп неизвестного мужчины с признаками криминала.

– Давай, Леша, подгоняй машину, – велел он ему. – Раз убийство с применением огнестрельного оружия, поеду на место сам.

Абрамов быстро оделся и, выпив стакан холодного чая, вышел на улицу. Погода была осенняя. Холодный северный ветер гнал по темному небу лохматые рваные тучи. Изредка из этих туч проливался на землю мелкий холодный дождь. Подняв воротник пальто, он стал дожидаться дежурной машины. Вскоре Виктор замерз и спрятался от пронизывающего до костей ветра в подъезде своего дома. Наконец, он услышал шум подъезжавшей машины

До места обнаружения трупа они доехали сравнительно быстро. Там уже работали следователь прокуратуры, судебный медик. Поздоровавшись с ними, Абрамов поинтересовался, что они имеют на данный момент.

– Валюша, что ты можешь сказать мне о трупе? – спросил он медика.

– Судя по окоченению, думаю, что смерть наступила вчера утром. Труп привезли сюда, по всей вероятности, вечером и сбросили с автомашины.

– Почему, Валя, ты так решила?

– Сами посмотрите, под трупом сухо, да и крови нет, – ответила она.

– Понятно, что еще?

– Предположительно могу сказать, что перед смертью парня, похоже, пытали. На лице и теле большое количество гематом прижизненного образования, переломаны пальцы рук, есть ожоги на лице.

– Это все? Ты осматривала его вещи? Документы, бумаги случайно не обнаружила? – поинтересовался он у нее.

– В карманах ничего нет, – вмешался в разговор дежурный следователь прокуратуры.

– Валя! – обратился Абрамов к врачу. – Если можно, оботри трупу лицо.

Судебный медик улыбнулась и, смочив марлевый тампон раствором, стала оттирать лицо трупа от засохшей крови и грязи. Присмотревшись внимательней, Виктор узнал в трупе Гаврилова.

– Вы знаете, похоже, я знаю этого человека, – произнес Абрамов. – Это активный участник группировки «Чайники», некто Гаврилов. Точные его установочные данные сказать не могу, они у меня записаны.

Эта новость обрадовала оперативников. Собрав их около себя, Виктор дал им необходимые указания, а сам поехал в министерство. Он быстро нашел его установочные данные и, выйдя из министерства, сразу же отправился в морг. Подъехав к моргу, Абрамов обратил внимание, что санитарная машина по перевозке трупов уже стояла около морга. Из этого следовало, что труп Гаврилова был уже там.

Он с трудом открыл массивную дверь и вошел в морг. Осмотревшись по сторонам, он направился в комнату, где обычно собираются дежурные судебные медики. Он поздоровался с ними и поинтересовался, кто будет вскрывать доставленный только что труп.

– Наверное, я, – произнесла Валентина Васильевна.

– Вот и хорошо. Может, начнем Валечка?

Они вошли в помещение, где на медицинских столах уже лежало несколько тел. Валентина Васильевна работала профессионально, сразу чувствовался богатый опыт патологоанатома.

– Пиши, Виктор, – обратилась она к нему. – Три пулевых ранения в грудь, похоже, «слепых», и одно проникающее в голову. Записали? Сейчас мы посмотрим, из чего приблизительно в него стреляли.

Абрамов стоял в стороне от стола и внимательно наблюдал за ее руками. Через минуту-другую она извлекла из тела три пули и, обмыв их в растворе, на марлевой салфетке протянула ему. Он взял в руки марлю и стал рассматривать пули.

– Похоже, что в него стреляли из пистолета Макарова, – произнесла она, – однако, утверждать точно не могу. Пусть баллисты поработают, они и ответят на этот вопрос.

Виктор поблагодарил ее и вышел из морга.

***

«За что они убрали Гаврилова? – думал Абрамов в машине. – Неужели его срисовал какой-то «оборотень» из МВД, а затем передал это его «друзьям» по группировке? А, может, это сделали люди «Гарика»?»

Виктор терялся в догадках. Выдвигал различные версии убийства, которые затем отбрасывал и выдвигал новые.

«Если его засекли в МВД, тогда зачем его пытать? Застрелили в назидание другим, и все? А, может, это все же люди «Гарика»? Ведь он должен был каким-то образом отреагировать на убийство родного брата. Уйти от «Мартына», это одно, а вот разобраться с другими людьми по этому делу – совершенно другое».

Машина резко затормозила, и я непроизвольно схватился за переднее сиденье и подался вперед.

– Игорь, внимательней, не дрова же возишь, – произнес Абрамов.

– Да, что он, ботаник, не видит, куда едет что ли? Раздадут права детям, а потом мучайся с ними на дороге.

Виктор посмотрел на дорогу, там разворачивалась «девятка», за рулем которой сидела девушка.

– Ты-то сам будь внимательней, – посоветовал он ему. – А то, убьешь своего начальника, кого тогда возить будешь?

Игорь улыбнулся и, прибавив скорость, поехал дальше.

«Надо срочно найти и вытащить Серегу, – подумал Абрамов. – Он находится под подпиской о невыезде и должен быть дома. Не исключено, что и «Бык» может быть в курсе этих событий».

Виктор закрыл глаза. Перед ним, словно в кино, проплывали кадры его беседы с Гавриловым.

«Я становлюсь своеобразным предсказателем. Стоит мне что-то произнести, все сбывается».

Он невольно вспомнил случай с «Быком». Отбросив воспоминания, он снова начал размышлять.

«И так, «Бык», насколько я знаю, дружил с «Гордеем», и «Гарик» не мог не знать об этом. Любой враг «Мартына» автоматически становился другом «Гарика». А, таким человеком в Казани был лишь «Бык»».

Он взглянул в окно автомобиля и увидел, что они уже подъезжаем к министерству. Через минуту машина плавно остановилась у подъезда. Виктор вышел и направился к себе в кабинет. Не снимая пальто, он поднял телефонную трубку.

– Леша, что у тебя? – спросил он дежурного по МВД.

– Звонил министр, интересовался тобой. Приказал по прибытии сразу зайти к нему с докладом по этому убийству.

Абрамов положил трубку и взглянул на часы. Времени было пятнадцать минут восьмого.

 

«Рановато для министра», – подумал он, снимая пальто.

Абрамов закрыл свой кабинет и направился к министру. Около двери он на секунду остановился и, поправив узел галстука, вошел в его кабинет.

– Здравия желаю, товарищ министр. Вызывали?

– Да, вызывал, – ответил он глуховатым голосом. – Сам-то выезжал на это убийство или нет?

– Я на все убийства с применением огнестрельного оружия выезжаю лично, товарищ министр.

– Ну, раз сам выезжал, то давай, докладывай.

Виктор коротко доложил ему об обстоятельствах обнаружения трупа, о том, что погибший был им опознан, так как был с недавних пор его осведомителем. Выслушав доклад, министр посмотрел на Абрамова и задал, как он посчитал, провокационный вопрос:

– Если говоришь, что сам лично выезжал на труп, то скажи мне, пожалуйста, сколько ранений на теле убитого, сколько «слепых» и сколько сквозных?

Если бы Виктор не был в морге на вскрытии трупа, то, конечно, не смог бы ответить на этот вопрос. Он достал из кармана пиджака свою записную книжку и, открыв ее на нужной странице, четко отрапортовал:

– Три «слепых» в область груди и одно сквозное в голову. Извлеченные из тела пули девятимиллиметровые. По предварительному заключению, возможно, выпущенные из пистолета системы Макарова или самодельного револьвера, сделанного под этот патрон.

– Твоя версия?

– Пока затрудняюсь назвать, но не исключаю, что его могли срисовать при встрече со мной. Это первая версия. Вторая – Гаврилова могли уничтожить люди «Гарика», так как ходят слухи, что он подогнал ребятам с Первых Горок пистолет, из которого убили «Гордея». Остальные версии пока типовые.

– Кто будет заниматься этим делом? – поинтересовался он.

– Думаю, что этим делом должны заниматься уголовный розыск города и Управление по борьбе с организованной преступностью.

– А, с вашей стороны?

– Думаю контроль возложить на Яшина. Он человек с большим опытом работы, пусть и контролирует это убийство.

– Я не думаю, что это правильное решение с вашей стороны. Яшин, кроме того, что болтать, не сможет нормально контролировать это расследование. Возьмите контроль на себя. Кстати, я и посмотрю, насколько вы преуспели в раскрытии убийств.

– Хорошо, товарищ министр.

– Доклад о ходе раскрытия, два раза в неделю. А, теперь, идите и работайте.

Виктор вышел из кабинета и направился к себе.

***

«Мартын» сидел в кресле и разговаривал с кем-то по телефону. Павел вошел в его кабинет и встал недалеко от стола. Он раздраженно бросил трубку и поднял на Павла глаза.

– Еще раз так тихо войдешь, убью. Что у тебя?

– «Мартын», бойцы вернулись с Урала, как быть с ними? – поинтересовался у него Павел.

– Мне что, каждый раз инструктировать тебя по этому вопросу? – произнес раздраженно «Мартын». – Ты, что геморрой хочешь себе и мне нажить?

– Судя по их докладу, они хорошо почистились, прежде чем приехать в Москву. Если мы так будем поступать с бойцами, то скоро нам самим придется брать стволы и решать наши проблемы.

– Я, что-то не совсем понимаю тебя, Павел. Ты действительно не понимаешь ситуацию, или шутишь надо мной? Ты открой окно и посмотри, что делается на улице. Меня чуть ли не полгода караулят спецслужбы, а ты такое говоришь! Если что, нас, ведь с тобой поставят к стене и намажут зеленкой лоб, не забывай об этом никогда. Не знаю, как ты, но я этого пока не хочу. Кстати, мне вчера звонил «Жак», у него неплохие выходы на Банк «Москва». Как думаешь, может, через него и получить этот кредит?

– А, чем вас предыдущий вариант не устраивает? «Алик» из Челнов обещал вам закрыть этот вопрос к концу недели. Стоит ли об этом просить «Жака», чтобы вечно быть у него в долгу?

– Может, ты и прав, Павел. Каждое подобное обращение, это показ слабости. Как можно уважать человека, если он слаб и не в состоянии, делать для себя деньги? – подчеркнул «Мартын».

– Вы правы. Поэтому давайте не будем торопиться, – произнес Павел. – Вы в курсе, что в Казани произошла очередная разборка? Похоже, «Гарик» начинает там зачищать тех, кто каким-то образом причастен к смерти его брата.

– Ты, Павел, скажи, причем здесь наши ребята? Или опять у нас что-то протекло?

– Я же вам уже докладывал, что кто-то специально распустил слух, что у моего бойца оказался пистолет «ТТ», из которого якобы завалили его брата. Откуда появилась эта информация, пока никто не знает. Похоже, это опера специально сделали прокладку и теперь спокойно наблюдают, как свои же ребята мочат парней.

– Если это, как ты утверждаешь, прокладка ментов, то ее запустил умный человек. Он хорошо знал характер «Гарика» и был уверен в том, что тот заглотнет это все на веру. Постарайся узнать, откуда растут ноги, иначе ребята постреляют сами себя.

– «Мартын», а может, стоит «Гарика» просто завалить, пока он еще не так сильно разошелся? Боюсь, если он почувствует реальную силу, то с ним трудно будет справиться.

– А, что, неплохая идея. Направь этих двух бойцов, которые вернулись из Башкирии. Пусть они найдут его и тихо уберут. А, теперь, чтобы притупить его бдительность, набери его номер и соедини меня с ним. Я сам хочу с ним поговорить, может, и одумается человек, ведь столько лет мы шли с ним плечом к плечу по этой жизни.

– Все понял, «Мартын».

***

Он медленно шел с «Быком» по дорожке парка. Утренние заморозки сковали небольшие лужицы, и дорожка из-за этих лужиц стала напоминать ему старое стеганое одеяло, сшитое из лоскутков материи.

– Здорово мы их обули, – произнес «Бык». – Кто мог подумать, что они, как крысы в банке, начнут пожирать друг друга. Вчера вечером, я встречался с человеком «Гарика», который приехал в Казань. Они оба вместе свалили с ним от «Мартына» и сейчас живут отдельно от них. Интересные вещи рассказывает этот человек. Говорит, что «Мартын» ссучился и стал работать на ментов из Москвы. Он заставлял наших пацанов снимать для них в Москве хаты.

– Какие хаты? – переспросил его, Абрамов.

– А, черт его знает, – ответил «Бык». – Короче, ребята искали эти хаты по объявлениям. Снимали сроком на год или два. За все это удовольствие, говорят, платили менты.

– Странно. И много хат они сняли для них?

– Не знаю, не уточнял. Короче, трется он там с ментами, живет с ними десна к десне. А еще ребята говорят, хотел кинуть страховую «Казань» на большие бабки, однако, что-то у него там не срослось, короче, не получилось. Сейчас у него вся надежда на «Алика» из Челнов.

«Бык» замолчал и, оглянувшись по сторонам, продолжил:

– Виктор Николаевич, Долгова и Пашу Орского замочили его люди. Недавно он направлял своих бойцов куда-то на Урал решать подобные вопросы там. Кого они там завалили, сказать не могу. Но пацаны трепались, что в этом деле заказчиком был генерал милиции.

– Наиль, а что это за генерал? Тот человек случайно не называл его фамилии? – поинтересовался у него, Абрамов.

– Нет, он не говорил, а я спрашивать не стал. Мне это, сами знаете, ни к чему.

– Плохо, Наиль. Мог бы и поинтересоваться. Интересно же знать, кто такой этот генерал.

– А, вам-то это зачем? Все равно вы его не достанете. Как говорят, выше головы не прыгнешь, – сказал он и улыбнулся, наверное, представил меня прыгающего выше своей головы.

– Просто интересно мне, Наиль.

– Вы слышали о «Жаке»? Это один из лидеров преступного мира Москвы. Так вот, этот человек сообщил, что они собираются работать вместе, «Жак» и «Мартын». Думаю, что в самое ближайшее время они поставят Москву раком и поимеют ее, как захотят.

«Бык» замолчал и стал почему-то оглядываться по сторонам.

– Что-то случилось, Наиль? – спросил Абрамов, заметив его беспокойство.

– Не знаю, Виктор Николаевич. У меня какое-то нехорошее предчувствие. С чем это связано, я не знаю.

Он снова замолчал и, оглянувшись назад, остановился.

– Наиль, успокойся. Ты сам знаешь, если за тобой работает профессионал, то все эти проверки ни к чему не приведут. Давай, лучше вернемся к нашим овцам. Скажи мне, кто завалил Гаврилова?

– Насколько я знаю, его кончили люди «Гарика», которых он прислал из Москвы. Кончали его в подвале в коттедже, который строится кем-то из «мирновских» в поселке Петровском. Порыскайте там, может, что-то и найдете. Кстати, следующим, кого они хотят завалить, будет Серега. Вы знаете, Серега, в принципе, парень неплохой, добрый, и мне будет жалко его, если они его завалят.

– Я понял тебя, Наиль,. Я постараюсь сделать все, чтобы он остался живым.

«Бык» замолчал. Взглянув на часы, он извинился перед Абрамовым и побежал к ожидавшей его автомашине. Виктор знал, что его жена Диана лежит в родильном доме на улице Большая Красная. Именно к ней он сейчас и помчался.

Он проводил его взглядом и направился к своей автомашине.

***

Серега сидел у Абрамова в кабинете и, вытирая обильно выступивший пот на лице, смотрел, не отрываясь, на него. О том что убили Гаврилова, он, похоже, уже знал.

– Ну, что, Серега, как жизнь? – поинтересовался Абрамов. – Братва, наверное, наезжает на тебя?

– Да, все было бы очень хорошо, Виктор Николаевич, если бы не этот случай с Гавриловым.

– Серега, послушай меня, сейчас многое будет зависеть от твоей искренности. Ты сам знаешь, дыма без огня не бывает. Скажи честно, кому ты сдал Гаврилова? О том, что переданный тебе пистолет «ТТ» оказался «паленым», знали всего три человека, это ты, я и Гаврилов. Последнего уже нет в живых.

Лицо Сереги сделалось багровым. Он испуганно посмотрел на Виктора и тихо произнес:

– Я об этом поделился с «Диким». Я не думал, что он все это расскажет «Гарику».

– Ты знаешь, Сережа, как тяжело умирал Гаврилов? Прежде чем его застрелили, его жестоко пытали, стараясь узнать, откуда он взял этот пистолет. Думаю, что в самое ближайшее время, ты сможешь испытать подобные муки.

– А, я-то здесь причем? Я же не стрелял в «Гордея»?

– Это ты расскажешь им, людям, которые засунут тебе в задницу паяльник. Ты представляешь, как это больно?

– Ну и что мне теперь делать? – поинтересовался он. – Ходить и кричать на всю Казань, что я не убивал «Гордея»? Думаю, что это бесполезно, меня никто все равно не услышит.

– Серега, ты должен сдать мне этого «Дикого» вместе с его дружками, так как они еще, я думаю, в Казани. Твое признание спасет тебе жизнь.

– Это вы так думаете, а я, в отличие от вас, так не считаю. Это моя жизнь, и я сам как-нибудь разберусь с ней.

– Хорошо, Сережа. Давай, вставай, сейчас мы с тобой прокатимся в одно место. Может, после этого ты поймешь, как это все серьезно и страшно.

– Да, я с вами никуда не поеду, – испуганно произнес он. – Что вы еще придумали?

– Поедешь, куда ты, милый, денешься, – ответил Абрамов.

Они вышли вместе из здания МВД и сели в автомашину.

– Куда, шеф? – поинтересовался у Виктора водитель.

– В морг, на экскурсию.

До пятнадцатой городской больницы они добрались сравнительно быстро. Минуя ее, они свернули к моргу.

– Давай, Сережа, выходи. Я хочу тебе показать твое творение. Посмотри, что сделали с твоим знакомым «Дикий» и его дружки. Я не исключаю того, что ты завтра также будешь лежать здесь на оцинкованных носилках.

– Не пойду я никуда! – завопил он. – Вы не имеете на это никаких прав, таскать меня по моргам. Я буду жаловаться на вас в прокуратуру.

– А, ты лучше не угрожай мне, Сережа, жалобами, – произнес Абрамов с угрозой в голосе. – Это твой поганый язык убил этого парня.

Виктор схватил его за рукав куртки и чуть не силком потащил его в здание морга. На пороге морга ноги Сергея подкосились, и он стал медленно опускаться на влажную от дождя землю.

– Игорь! Помоги мне, – попросил он водителя. – Я, наверное, один его поднять не смогу, видишь, он какой тяжелый.

Они вдвоем кое-как подняли его с земли и положили на заднее сиденье машины.

– Игорь! Сбегай в морг, попроси у девчонок нашатырь, – попросил его, Абрамов.

Игорь вернулся минуты через три. В руках он держал пузырек с бесцветной жидкостью. Он открыл пробку. Сильный запах нашатыря ударил в нос. Виктор поднес пузырек к носу Сергея. Он медленно открыл глаза и отчаянно замотал головой.

– Ну, вроде бы все в порядке. Игорек, сбегай, верни нашатырь.

Водитель повернулся и направился в здание морга.

– Сережа, видишь, какое чудо я совершил. Я тебя снова оживил, – пошутил Абрамов. – Теперь, я думаю, ты расскажешь мне все подробно.

Тот посмотрел на Виктора, словно на палача, и дрожащим голосом начал рассказывать.

– Я когда вернулся домой, рассказал о пистолете «Дикому». Он сначала мне не поверил, но я стал настаивать на том, что у ментов есть заключение экспертизы по этому стволу. Выслушав меня, он рекомендовал больше об этом никому из ребят не рассказывать. О том, что вы нашли наш арсенал, я узнал от него. Через два дня он приехал ко мне с какими-то незнакомыми ребятами. При разговоре я понял, что ребята были из Москвы. «Дикий» снова попросил меня рассказать им все о пистолете. Выслушав мой рассказ, они попросили меня показать им дом, где проживает Гаврилов. Я не хотел показывать, но «Дикий» стал меня шантажировать этим арсеналом. Он говорил, что специально распустит среди ребят слух, что этот арсенал ментам сдал я.

 

– В принципе, я так и предполагал, что ты передал наш с тобой разговор кому-то из ребят. Скажи Сергей, где сейчас «Дикий» и эти ребята?

– По-моему, они залегли на его даче, – произнес он. – Дача находится в Атлашкино и принадлежит отцу «Дикого».

– Сколько их человек? Трое, четверо?

– Не знаю, у меня были двое, не считая «Дикого».

– В общем, вот что. Сейчас мы с тобой поедем в Атлашкино, и ты мне сам покажешь эту дачу, – произнес Абрамов голосом, не терпящим возражения.

– А, если они просекут меня там? Ведь сейчас не сезон, и на дачах практически нет народа.

– Не бойся, – успокоил его, Виктор. – Ты покажешь мне ее издалека, близко подходить не нужно.

– Хорошо, – обреченно ответил он.

***

Абрамов заскочил в кабинет заместителя министра Феоктистова и кратко доложил ему о разговоре с Сергеем. Получив его согласие, он связался с дежурным по МВД и предупредил его, что направляюсь в Атлашкино. Направляясь по коридору в сторону выхода, он столкнулся с начальником отдела быстрого реагирования.

– Ты, где был? – поинтересовался у него, Виктор. – Я полдня тебя разыскиваю!

– Мы с ребятами были на стрельбище. В четверг у нас всегда стрельбы.

– Понятно. Мне нужны твои ребята. Пообедайте и ждите моей команды. Будем брать вооруженных преступников.

–Сколько их?

– Не знаю. Но думаю, человека три, не меньше.

Абрамов вышел из МВД и сел в автомашину, в которой уже находился Серега. Ехали они до места больше часа. Заметив надпись железнодорожной остановочной платформы «Атлашкино», они свернули влево и направились в сторону садов.

– Куда дальше? – спросил он Сергея.

– По-моему, еще метров триста вперед, а там нужно будет свернуть направо, – ответил он. – Скажите, мне можно вообще не выходить из машины?

– Посмотрим на месте. Скажи, это ты откуда знаешь здесь все местные дороги?

– Мы с детства дружили с «Диким» и часто ездили к нему на дачу. У него отец был водителем, и он возил нас с собой на машине.

– Выходит, Серега, вы близкие друзья с «Диким»? Тогда скажи мне, зачем он тебя подставил под этих московских ребят? Ты же сам, наверное, догадываешься, что, если они тебя не уберут, то «Чайники» обязательно нарежут из тебя ремней за то, что ты сдал им Гаврилова. Он у них был довольно авторитетным парнем.

– Я же не знал, что они замочат Гаврилова. Об этом тогда не было и речи, да и «Гарик» всегда ходил в друзьях у «Мартына».

–Да, брось ты оправдываться. Сейчас возьмем их, они нам все и расскажут, в том числе и про тебя. Вот тогда и посмотрим, знал ты это или нет.

Игорь по просьбе Сергея остановил машину. Абрамов вышел на дорогу и стал осматриваться по сторонам.

– Игорь, останься здесь. Нужно будет встретить наших ребят из группы захвата. Пусть сидят в машинах смирно и не светятся на территории садов.

– Все понял, Виктор Николаевич.

– Ну, что, Сергей, пойдем? Хватит прятаться в машине. Покажи мне их берлогу.

Он засеменил за Виктором своими толстыми короткими ногами.

– Вон тот дом, – он указал пальцем на большой двухэтажный деревянный сруб.

– Это тот, из трубы которого идет дым?

– Да, – коротко ответил Сергей.

– Солидный домина. Вот что, – сказал Абрамов, оборачиваясь к нему. – Сейчас вали отсюда, и как можно быстрее.

– Спасибо. Я все понял, – радостно произнес он и засеменил по дорожке в сторону железной дороги.

Виктор закурил и медленно направился в сторону интересующего его дома. Около дома стоял молодой парень и внимательно смотрел в его сторону. Неожиданно он резко развернулся и исчез за дверью. Абрамов подошел и осторожно постучал в дверь. Дверь долго не открывали. Из-за закрытых занавеской окон за мной внимательно наблюдали три пары глаз.

– «Дикий»! Иди, открой мужику дверь, узнай, что ему нужно? – произнес один из парней, доставая из кармана куртки пистолет Макарова.

«Дикий» спустился вниз и осторожно открыл.

– Вам кого? – спросил Абрамова молодой человек.

Судя по описанию Сереги, это был «Дикий».

– Извините. Вы случайно не знаете, кто из местных садоводов продает здесь дачный участок? Прочитал объявление, вроде бы договорились с хозяином о встрече. Вот, приехал, а его почему-то нет. Хотел посмотреть участок, однако ни аллеи, ни номера участка не знаю. Хозяина зовут Алексей.

– Извини, мужик. Не знаю, – ответил «Дикий», почесывая свой затылок. – По-моему, Алексеев здесь нет.

– Может, вы подскажете, в каком у вас домике проживает охранник или председатель общества. Хочу поговорить с ними, может, они мне в этом помогут?

Он вышел из дома и рукой показал Виктору на домик охранника.

– Спасибо за помощь, – поблагодарил он его и направился в сторону указанного домика.

– Что ему нужно? – поинтересовался москвич, когда «Дикий» вернулся в дом.

– Да дачу хочет человек купить, ищет какого-то Алексея. Сезон закончился, и сейчас многие старики продают свои участки.

– Дорого у вас здесь все это стоит? – поинтересовался парень.

– Да не дороже денег, – ответил «Дикий». – Короче, как договоришься.

– Понятно, – произнес парень, засовывая пистолет за ремень брюк.

***

Они сидели с командиром группы захвата в доме охранника и обсуждали план задержания преступников. Перед ними на столе лежала схема садовых участков, примыкающих к этому дому.

– Прохор Степанович, пока мы здесь обсуждаем план, вы обойдите эти дома и посмотрите, есть в них люди или нет. Если кто будет спрашивать, скажите, что интересуетесь, кто из собственников собирается продавать свои участки. Если в этих домах есть люди, приглашайте их сюда. Скажите, что приехали представители пожарной охраны, которые после инструктажа начнут проверять противопожарное состояние домов.

– Все понял.

– Ну, что будем ждать его возвращения. Я больше не хочу втемную штурмовать садовые домики. Жертвы нам не нужны. У меня есть план, и если жильцов вокруг дома нет, то мы можем устроить с тобой грандиозное шоу.

– Что за шоу? – поинтересовался у него руководитель группы захвата.

– Погоди, Ринат, сейчас вернется сторож, и тогда станет ясно, как нам работать.

Прохор Степанович пришел лишь через час. Отдуваясь от быстрой ходьбы, он сел на табурет и налил себе в стакан воды. Они с нетерпением ждали, что он скажет.

– Нет никого. Все дома обошел, все закрыты на замки.

– Спасибо, Прохор Степанович, – поблагодарил его, Абрамов.

– А, сейчас, внимательно слушайте мой план. Предлагаю установить на чердаке, соседнего с нашим домом, дымовую шашку. Когда мы ее запалим, ветер погонит дым на дом, в котором скрываются преступники. Они обязательно все выйдут на улицу, так как подумают, что соседний с ними дом загорелся. К этому времени твои бойцы должны будут находиться вот здесь, здесь и здесь.

Абрамов указал пальцем на места расположения бойцов группы захвата.

– Нужно, ребята, действовать слаженно и, главное, одновременно, чтобы никто из них не мог вернуться обратно в дом. План ясен?

Командир, молча, кивнул головой.

– Сейчас четырнадцать тридцать. Штурм начнем ровно в пятнадцать часов пятнадцать минут. Думаю, времени достаточно для того, чтобы бойцы смогли рассредоточиться на местности.

Все вышли из дома охранника. Последовала короткая команда, и бойцы подразделения, укрываясь за домами и деревьями, стали затягивать кольцо вокруг дома «Дикого». Вскоре движение затихло, бойца заняли исходное положение.

Виктор взглянул на часы, они показывали время штурма. Вдруг из чердака одного из домов повалил черный дым, который все разрастался и разрастался. Ветер погнал его на дом «Дикого». Из дома один за другим выскочили три человека, которые стали метаться по двору, пытались определить, что произошло, и откуда появился этот дым. Увлеченные, они не заметили бойцов группы захвата, которые внезапно появились из укрытий.

– Лежать!! – последовала команда, и раздались несколько коротких автоматных очередей.

Вскоре мимо Абрамова проследовали три человека в сопровождении сотрудников группы захвата. Все было кончено, как говорил бывший мой шеф, без шума и пыли.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru