В ритме сердца

Тори Майрон
В ритме сердца

Но, как и всегда, я остаюсь абсолютно бесстрастен к нелепым страхам, просьбам и предрассудкам, что обычно витают в девичьих головках, и не собираюсь менять своих решений. Тем более Рейчел сегодня уже получила свою порцию счастья, которую теперь жажду не только ощутить сам, но и услышать те же сладостные крики от моей необузданной дикарки.

– Ты едешь со мной, и это не обсуждается, – безапелляционным тоном заявляю я, что тут же заставляет Николину ещё сильнее насупиться. – Тебе не стоит переживать за мою репутацию. Про то, что ты – «ходячая катастрофа», мне стало понятно ещё в нашу первую встречу, но я уверен, ты не сможешь сотворить ничего столь невообразимого, с чем я не смогу быстро разобраться. Прекрати думать о лишних глупостях и просто расслабься. Рядом со мной тебе не о чем волноваться.

– Ага. Как же – не о чем. Тебе легко сказать: расслабься. Ты же даже представить не можешь, как тяжело находиться с тобой рядом и ни на секунду не прекращать бороться за свой здравый разум.

О, нет, дикарка, я как никто другой тебя понимаю. Только разница в том, что твоя борьба ведётся между сознанием и телом, а моя – с чудовищным зверем, которого ты не прекращаешь дразнить.

– Борьба – это исключительно твой выбор, Николина. Было бы гораздо легче принять свои желания и выпустить из тела всё, что само требует освобождения, но, так как ты упрямая лгунья, могу успокоить тебя: на приёме будет огромное количество людей, присутствие которых значительно упростит тебе задачу удерживать всю свою страсть при себе, – произношу настолько тёплым голосом, на какой я в принципе способен.

Да, бля*ь, уговаривать и вести успокаивающие беседы с бабами вообще никак не по моей части, и я в самом деле начинаю терять терпение и глухо раздражаться теперь уже не только от желания её оттрахать, но и оттого, что для этого мне приходится затрачивать так много времени и нервов в общении с ней.

Заметив, что я вновь приближаюсь к ней, Николина натягивается как тетива и поспешно отводит взгляд в сторону.

– Это немного облегчит твои мучения, – взбалтываю в бокале тёмно-янтарную жидкость и вдыхаю аромат, протягивая вторую порцию коньяка напряжённой девчонке.

– Я не пью, – естественно, она категорически отказывается.

– Выпей, тебе понравится, да и это единственный способ хоть немного тебя разрядить.

– Нет, я никогда не употребляю алкоголь, – повторяет Николина, небрежно отмахиваясь от напитка, вконец выводя меня из себя своим недопустимым поведением.

– Я сказал – выпей, – повторяю низким, вибрирующим тоном, который обычно не оставляет у женщин иного варианта, как только выполнить мой приказ, но Николина всего лишь начинает мелко подрагивать, смеряя меня настороженным взглядом.

– Подумать только, – коротко выдохнув, она недоумённо округляет глаза. – Когда я удерживаю контроль над собой, твой повелительный «приёмчик» на меня не действует, – произносит маленькая сучка с такой неподдельной радостью во взгляде, словно ощущает себя абсолютной победительницей.

Глупышка. Такая смешная и наивная глупышка. Ты в самом деле думаешь, что сможешь меня победить? Хочешь доказать, что не будешь, как все, подчиняться? Ещё как будешь! Так или иначе, я усмирю твой строптивый характер.

– А теперь скажи мне, Николина, хочешь ли ты узнать другой способ, каким я быстро заставлю тебя делать то, что я говорю? – чеканю я таким тоном, что за долю секунды стирает с её губ торжествующую улыбку, а злость с непоколебимостью сменяет инстинктивным страхом.

Правильно! Бойся меня, дикарка! Если только так ты будешь слушать меня и выполнять всё, что я желаю, значит, именно в таком ключе мы и будем с тобой общаться!

И, похоже, моему убийственному взгляду удаётся рассказать ей о том, что её ждёт в случае неповиновения, в разы красноречивее любых зловещих угроз. Переминаясь с ноги на ногу, Николина поджимает губы, явно пытаясь удержать внутри себя весь нелицеприятный словарный запас, и грубо вырывает бокал из моей ладони.

Ни одна женщина никогда не смела вести со мной в подобной агрессивной манере, и я уверен: будь на месте Николины любая другая, не способная отражать мою собственную силу, тем самым вынуждая желать её до остервенения, я бы стёр её с лица земли прямо на этом же месте. Но я сам хренею от того, как её принуждённое выполнение моего приказа, переполненное неистовой злостью, прошивает всё моё тело стремительным потоком электронов, доставляя мне такое немыслимое удовольствие, какого я никогда не испытывал от излюбленной мне беспрекословной женской покорности.

Это просто чистейший, усовершенствованный вид моего личного кайфа, который однозначно стоил потраченного времени и моральных сил на противостояние с дикаркой.

Ведя нашу очередную войну взглядов, я следую примеру Николины и делаю небольшой глоток, ощущая, как богатый аромат коньяка оказывается во рту, поражая своей обжигающей мягкостью, сменяющийся тёплым медовым послевкусием, что немного нормализует моральное состояние, но ни на грамм не облегчает назойливый зуд под кожей.

– Изумительно, не правда ли? – спрашиваю я, смакуя пряный вкус алкоголя.

– Редкостная гадость! – не изменяя своему лживому нутру, сквозь зубы цедит Николина, а затем, даже не морщась, залпом допивает остатки коньяка. – Доволен? – она с грохотом возвращает бокал на барный стол, пока я слежу, как её острый язычок слизывает янтарную каплю с губ нежно-персикого оттенка.

Я буду доволен, когда ты так же будешь облизывать кое-что другое.

– Более чем. Для той, кто никогда не пьёт, ты очень даже неплохо справилась, – вместо своих мыслей довольно произношу я, вовсю упиваясь её очаровательной свирепостью.

– Теперь мы можем ехать? – нервно отбросив белокурые волосы назад, Николина пробегает тонкими пальцами по ямочке ключицы к шее, напоминая мне о недостающем компоненте, без которого ни одна уважающая себя леди не выходит в свет.

– Ещё нет. Я хочу внести в твой образ завершающий штрих.

– Что ещё за штрих? Разве не хватает того, что со мной уже сотворили? – Она порывистым жестом руки указывает на результат своего преображения. – Рейчел сегодня весь день меня драила до блеска, словно я какой-то испачканный сервиз.

– Прекрати уже ворчать в ответ на каждое моё слово и подойди к окну, – требую я, знатно подустав от её показного протеста, и с помощью планшета переключаю природный пейзаж на опцию зеркала.

– Эти окна, что ли, могут показать всё, что угодно? – с проступающим сквозь недовольство удивлением интересуется Николина, касаясь ладонью поверхности пиксельного стекла.

– Почти всё. – Достаю из внутреннего кармана пиджака ювелирный футляр и встаю за её спиной. – Приподними волосы.

Ощутив меня сзади, Николина тут же порывается отстраниться, однако столкнувшись в зеркале с моим цепким взглядом, напоминающим, что я больше не собираюсь повторять дважды, она мгновенно отметает эту затею и выполняет мой приказ: с демонстративным несогласием в лице перекидывает густую копну светлых волос на одну сторону и слегка придерживает её в воздухе, открывая моему взору свою изящную спину, покрытую предательскими бусинками мурашек.

Вынимаю брильянтовое колье и, пока надеваю его на девушку, наблюдаю, как бешено пульсирует венка на её тонкой шее. Облизываю пересохшие губы, в то время как зверь внутри меня кривится в оскале, мечтая прокусить её гладкую кожу своими острыми клыками, чтобы ощутить солоноватый вкус столь желанной крови.

Тихо вздыхаю и с трудом перевожу взгляд на наше цифровое отражение. На фоне меня Николина кажется ещё меньше, беззащитней и в сто крат невинней, чем есть на самом деле. Умелому макияжу не удаётся скрыть ни румянец на её щеках, ни крохотную родинку, что продолжает бесстыдно притягивать моё внимание, напрочь парализуя волю. Но самое сильное наслаждение мне приносит наблюдение за переменами в её боевом настрое: она замирает, но на сей раз не от страха или сопротивления, а в восхищении перед великолепием бриллиантов; волевая складочка между бровями постепенно разглаживается; поджатые, мягкие губы приоткрываются в немом изумлении, а собственное пламя в глазах разбавляется восторгом от игры света драгоценных камней.

– Нравится? – шепчу я, с особым усердием всматриваясь в её оторопевшее лицо, не желая упустить ни одной настоящей эмоции.

Она не отвечает, отчего у меня возникает чувство, что она вновь собирается нагло врать мне в глаза, продолжая играть свою роль всем недовольной девчонки.

– Николина, только посмей сказ…

– Нет, Адам… мне нравится, – не дав мне договорить, сдавленно признаётся она и, словно напрочь забывая о моём присутствии, позволяет себе поддаться неповторимому шарму бриллиантов. – Как такое может не понравиться? – блеет она скорее самой себе. И, пока её пальчики трепетно проводят по сверкающим камням, я ловлю себя на неожиданной мысли, что впервые в жизни получаю реальное удовольствие от преподношения подарка.

Это далеко не первый раз, когда я что-то дарю женщине: я ни в чём не отказываю своим счастливицам, покупая им всё, что они попросят, но я никогда искренне не довольствовался их бурными, восторженными реакциями, потому что лично на меня это ни коем образом не отражалось. Женщины всегда и без всех этих дополнительных поощрений ублажали меня с таким усердием, словно от моего удовольствия зависят их собственные жизни. Но сейчас, глядя на то, как с прелестного лица Николины наконец слетает воинственная маска, проявляя её неподдельные эмоции, я прямо-таки наполняюсь радостью и ликованием.

Вовсе не потому, что во мне, наконец, проснулся романтик, который тащится от этого избитого сентиментального жеста. Дело далеко не в этом. А в том, что всё происходит именно по тому сценарию, который я и ожидал.

Как и любая девушка, Николина не способна оставаться равнодушной к изумительному блеску ожерелья, точно так же, как и не сможет устоять перед всеми остальными привилегиями, что я предложу ей взамен на своё всецелое признание своих желаний и согласие стать моей любовницей по контракту. Уже вечером она поймёт, что украшение стоимостью в сотни тысяч долларов – это лишь жалкие крохи того, чем она сможет обладать.

 

И потому я уже буквально чувствую запах своей славной, изрядно отличающейся от других, но тем не менее не слишком трудной победы, что переполняет меня злорадным предвкушением того, как я заполучу свою уникальную, своенравную награду.

– Ты так смотришь на меня… – её растерянный голос вытягивает меня из мыслей о нашем грядущем эпичном сексе.

– Опять раздеваю глазами? – нахально улыбаюсь, ещё раз сканируя её соблазнительную фигурку хитрым прищуром.

– Нет. Хуже.

– Хуже? Что может быть хуже раздеваний?

– Словно я сочный кусок стейка, на который ты вот-вот накинешься после долгой голодовки, – натянуто произносит она, плавно превращая улыбку на моих губах в хищную ухмылку.

Знала бы ты, дикарка, насколько правильное сравнение ты только что привела.

– А как мне ещё смотреть на то, что я хочу? – на сей раз в моих словах нет и намёка на игривый сарказм.

– Что за бред ты несёшь? – непонимающе хмурится она, повергаясь в немалое смятение.

– Бред? Это ещё почему?

– Потому что ты не можешь меня хотеть, – тихо, но уверенно заявляет Николина.

– Не могу хотеть? Смотрю, ты всё знаешь лучше всех. Тебе что, мало своих желаний, которые не перестаёшь отрицать, теперь ещё и с моими собралась делать то же? – интересуюсь, в самом деле не понимая её внезапной робости.

Она же стриптизёрша. Разве она не слышит подобные фразы по сто раз за ночь от множества различных мужчин? Я уверен, что пьяные, расслабленные атмосферой клуба клиенты совсем не стесняются в высказываниях своих похотливых фантазий. Но лучше мне об этом не думать, ведь стоит только позволить ярким картинам о том, как какой-то извращенец тянет к ней свои грязные руки, вспыхнуть в моей голове, как лютая ярость пробирается под ребра и скручивает всё в районе диафрагмы, провоцируя импульсивное желание убить каждого, кто посмеет к ней прикоснуться.

Она уже принадлежит мне, даже если сама этого ещё не понимает. Я так решил с первой же минуты, как ощутил её необыкновенное воздействие на меня. С того момента и до истечения нашего контракта Николина больше ни перед кем не раздвинет свои шикарные ноги. Если же додумается ослушаться, то я быстро превращу её из роскошной модели с глянцевой обложки журнала, какую она из себя представляет сейчас, в голую шлюху, стоящую передо мной на коленях с мольбой в глазах и жалобными просьбами о моём милосердии пощадить её и не причинять физической боли.

Ничего себе… Куда это меня так понесло?

Сам поражаюсь потоку несвойственных мне мыслей, ведь я никогда не был приверженцем унижения, жестокого наказания в сексе или всего прочего, что связано с БДСМ. И я не могу даже списать столь гнусные помыслы на примитивную ревность, ведь я априори не могу испытывать её к женщинам по одной лишь простой причине – я воспринимаю их приблизительно на одном уровне с повседневными вещами, приносящими моему телу определённую пользу. Видимо, тут дело вновь в чувстве собственничества моего безумного монстра, который с самой первой минуты провозгласил дикарку своей. И потому мне ещё предстоит выяснить: кто этот смертник, с которым она общалась вчера после моего уезда?

– Возможно, ты хочешь то, во что превратил меня. И это упаковка, безусловно, выглядит привлекательно, но это – не я, Адам, и я в самом деле не понимаю, что вообще здесь делаю. Я сказала, что…

– Тсс… – ловко прислоняю палец к её нежному рту, что вновь собирается начать свою возмущённую тираду.

Поддаюсь порыву и прижимаюсь корпусом к ней ближе. Не знаю, на кой хрен лишний раз мучаю себя, но ничего не могу с собой поделать. Тело требует прикоснуться к ней хоть как-то, а я лишь слепо иду у него на поводу.

– Думаю, на сегодня хватит бессмысленных разговоров, Николина. Ты всё равно уже здесь, и сейчас мы вместе поедем на приём. Можешь не признаваться, но я знаю, что тебе понравился сегодняшний день, проведённый в моём доме, так же, как ты придёшь в восторг и от званого вечера. Поэтому, будь добра, отпусти наконец все ненужные мысли, спрячь свои милые колючки и просто наслаждайся моментом.

Она вздрагивает от каждого движения моего пальца по её губам, настороженно изучая выражение моего лица в отражении.

– Что касается твоих изменений: лично мне они были совершенно не нужны. Ты мне нравишься как в своём повседневном облике дикарки, так и в вульгарном платье стриптизёрши, но дресс-код сегодняшнего мероприятия требует немного иной наружности, именно поэтому было необходимо внести кое-какие коррективы.

Николина нервно сглатывает, когда я сползаю пальцами по её шее ниже к груди, где нежно касаюсь лифа, расшитого полупрозрачными затейливыми узорами.

– Значит, в таком виде я успешно смешаюсь с толпой рокфордских сливок общества? – осипшим голосом полного недоверия спрашивает она, но весьма приятно поражает меня неподвижным спокойствием и отсутствием попыток отбиться от моих прикосновений.

– Нет, не смешаешься, – пронзаю её немигающим взглядом, от которого она перестаёт дышать. – Ты станешь звездой этого вечера, затмив всех своей ослепительной красотой, – не верю, что это именно с моих губ срывается горячее признание, сказанное чуть ли не с благоговением, но, чёрт побери, я не смог сдержать эту правду, которую бессмысленно отрицать. Правду, что почему-то вновь повергает её в такое сильное смущение, словно она впервые в жизни слышит комплимент от мужчины.

Теперь уже сам застыв, я смотрю на неё с неприкрытым недоумением. В моей голове просто не укладывается, как сексуальная, раскрепощённая танцовщица, работающая в месте сосредоточения всевозможных порочных утех, может заливаться румянцем, словно маленькая, неопытная девочка?

Это у неё такой профессиональный образ, что ли? Если да, то он срабатывает на мне безупречно. Ведь помимо всего прочего, чем дикарка меня покоряет, эта её лишённая всякой логики противоречивость, окончательно доводит меня до помешательства, взметая шкалу возбуждения к грёбаным небесам.

И если бы не очередная звонкая трель моего смартфона, что своей внезапной громкостью резко отстраняет от меня Николину на несколько шагов, я однозначно плюнул бы на весь идиотский приём и, разорвав на мелкие кусочки её прекрасное платье, отымел бы её, прислонив прямо к панорамному окну.

Гневно сжав зубы, сбрасываю звонок и переключаю телефон на беззвучный режим, чтобы сегодня меня больше никто не смел беспокоить.

– Нам пора выезжать, – протягиваю ей руку и торжественно добавляю, заглядывая прямо в её невообразимо синие глаза: – Готовы ли вы, мисс Джеймс, увидеть совершенно другой мир, нежели тот, к которому привыкли?

Она смеряет меня долгим пытливым взглядом, будто пытается найти во моём лице какой-то крайне важный ответ, над которым ежесекундно не прекращает ломать голову. И вот уж совсем не знаю, находит она в итоге его или нет, но Николина набирает полные лёгкие воздуха и медленно выдыхает.

– Разве вы оставили мне другой выбор, мистер Харт? – смиренно произносит она и без каких-либо возражений не спеша поддаётся вперёд, вкладывая в мою ладонь свою маленькую ручку, от тепла которой в крови по венам разливается жидкий огонь, усиливая жар и ломоту во всём теле.

Да… это, бесспорно, будет самый мучительный вечер в моей жизни, который просто обязан завершиться самой сладостной, жаркой и незабываемой ночью.

Выбор есть всегда, дикарка, и я уверен, что сегодня ты сделаешь правильный. В первую очередь, для самой себя.

Глава 4

Николина

Готова ли я увидеть мир, что кардинально отличается от моей жестокой, бедной и полной всевозможной грязи реальности?

Однозначно нет!

Не стану скрывать: ежедневно деньги занимают огромную часть моих мыслей, но я никогда даже не смела грезить о баснословном богатстве, роскоши и высоком статусе в обществе. К чему брать так высоко, если для душевной гармонии мне хватило бы просто суметь уговорить маму вылечить её от алкоголизма и иметь достаточно средств, чтобы сделать это; начать скромную, но счастливую совместную жизнь с Остином, если бы он только отвечал на мои чувства взаимностью, и зарабатывать на все необходимые потребности выступлениями на сцене с настоящими танцами, а не стриптизом. О большем я не позволяла себе даже думать, чтобы лишний раз попусту не расстраиваться из-за несбыточных мечтаний.

Но если бы Адам спросил меня: хочу ли я, хоть одним глазком, увидеть мир, который прежде наблюдала лишь в кинофильмах?

Конечно, ему бы я соврала и ответила: «Нет!», но вам скажу правду.

Безумно хочу!

Хочу, даже несмотря на то, что мне до жути тревожно от одной лишь мысли о том, что меня ожидает целый вечер среди богатых, высокопоставленных и влиятельных жителей города, не имея при этом и малейших знаний о правилах этикета, установленных в кругах высшего общества. Я желаю этого до такой степени, что мне с трудом удаётся успокоить трепещущее в груди сердце, бешено стучащее, как у крохотного колибри, не только от паники, но и от предвкушения.

Ведь сколько бы я ни бесилась на Адама и не пыталась показать своё недовольство, я должна признаться, что этот нахал снова оказался прав – я очень хочу увидеть нечто большее, чем пьяный балаган, вечно царящий в моей квартире, и обкуренные, космические помещения «Атриума», которые вызывают у меня тошноту буквально с первой рабочей смены. Осознание того, что сегодня у меня появится столь невероятная возможность окунуться в роскошную жизнь успешных людей, окатывает меня с головой безмерной радостью и каким-то детским восторгом.

И да, чёрт подери, я в самом деле наслаждалась сегодняшним днём, активно пользуясь всеми удобствами апартаментов Адама: прогрела свои кости и перенапряжённые от танцев мышцы в жаркой сауне; вдоволь наплавалась в бассейне под стеклянным потолком, что также предоставлял возможность окружить меня любой живописной природной картиной; затем приняла расхваленную Рейчел ароматическую пенную ванну и отведала изысканные, потрясающе вкусные блюда своего личного шеф-повара. Это был по-настоящему прекрасный, полный расслабления и необходимого мне отдыха день, который я буду вспоминать ещё долго.

Адаму об этом знать не стоит, но если быть с вами до конца откровенной, то даже моё перевоплощение из неопрятной пацанки в высокородную леди, состоящее из неисчисляемого количества процедур и манипуляций с моей внешностью, нисколько не раздражало меня. Наоборот. Впервые в жизни, пусть всего на несколько часов, но я почувствовала себя настоящей девушкой, у которой нет никаких нерешённых проблем, моря долгов и затаившихся в душе тревог о маме, а только – безграничная любовь к себе.

Эту эгоистичную любовь и заботу о своём физическом состоянии, которую я всю жизнь не могу себе позволить, без каких-либо объяснений дал почувствовать мне малознакомый мужчина, который теперь не только бесит меня, но и искренне поражает своим отношением.

…Ты мне нравишься как в своём повседневном облике дикарки, так и в вульгарном платье стриптизёрши…

Его слова смешны. Абсурдны. На грани фантастики. И я бы, безусловно, в них никогда не поверила, не подтвердил бы Остин вчера мне эмоции Адама, которые, как я думала, мне просто померещились. Но нет. Это правда. Он хочет меня. Сильно. Мощно. Твёрдо. Так, как я даже представить себе не могла. И хочет именно меня – Николину Джеймс – невзрачную девчонку. Такую, какая есть.

Это шокирует и никак не укладывается в моей голове, сколько бы я об этом ни думала. А я, мать его, думала. Всю ночь я не только сгорала в горячих фантазиях об Адаме, но и размышляла о его ответном влечении ко мне и страстном желании, которого до него ни разу не испытывала ни от одного мужчины и потому совершенно не знаю, как с этим сейчас справиться.

Сколько себя помню, для меня всегда был только Остин, так же как и меня не существовало для других мужчин из-за моего вечно невзрачного облика, с которым я прочно срослась ещё с подросткового возраста.

Но Адам столь штормовым появлением в моей жизни со своим магическим очарованием, преследованием и диктаторской манерой общения, граничащей с хищными повадками собственника, одним махом разрушает мой привычный уклад, всячески внушая мне невероятную мысль, что я ему… нравлюсь?

То, какими многозначительными взглядами он сегодня прорезает моё тело и душу, не просто пугает до дрожи во всех конечностях, а будто расщепляет меня на тысячи мелких частичек и закручивает в головокружительной карусели эмоций, немыслимым образом заставляя почувствовать меня особенной.

Да! По-настоящему особенной.

Я знаю, в это трудно поверить, и мне самой никак не найти этому логичных причин, но в глазах этого представительного, самоуверенного и до невозможности сексуального мужчины я вижу себя не просто красивой, а идеальной. Не одной из множества, а уникальной в своём роде. Не желанной, а жизненно необходимой. Он заставляет поверить меня в то, что видит во мне нечто, чего не вижу даже я сама.

 

Не знаю, способствует ли этим новым, необыкновенным для меня ощущениям только его мистическая сила или также неожиданное открытие о его симпатии ко мне, но, как бы мне того ни хотелось, я должна признать: теперь меня тянет к нему не только телом, но и чем-то чуждым, таинственным, не поддающимся объяснению, что выбирается из самых истоков моего существования.

Поведал бы мне кто-то ещё с самого утра эту неоспоримую, горькую истину, я покрутила бы пальцем у виска и громко рассмеялась в лицо этому конченому безумцу, но сейчас мне ни черта не до смеха: это поистине пугает и обезоруживает, потому что моя сегодняшняя «защита» от Адама к подобному повороту событий никак не подготовлена.

Мы находимся в дороге минут пятнадцать, не больше, но пребывание с Адамом в замкнутом пространстве автомобильного салона всего в нескольких сантиметрах друг от друга доводит меня до кипения, что совсем не обнадёживает – чтобы избежать сегодня проблем и ненужных мне последствий, я должна постараться ему больше не дерзить, но чем дольше я нахожусь в опасной близости от Адама, тем сильнее мне хочется выплеснуть всё из себя. На него. И под всем я имею в виду далеко не только ярость.

Я, правда, пытаюсь удержаться, но мой взгляд сам устремляется к нему, и мне ничего не остаётся, как украдкой оглядывать его статную фигуру, облачённую в элегантный чёрный костюм с широкими заострёнными лацканами, как всегда безупречно белую рубашку и галстук-бабочку, который мои пальцы предательски мечтают сорвать… а вслед за ним и всю остальную одежду.

Чёрт! Держи себя в руках, Николь. Тебе нужно всего лишь благополучно добраться до приёма, а там тебе станет легче.

Сжимаю кулаки до побелевших костяшек и, подавляя зарождающийся в груди жалобный стон, поднимаю взгляд с его тела выше, в который раз про себя отмечая: какие же они с Остином всё-таки разные. И я имею в виду не только внешние данные, но и некую прозрачность в облике и живость манер.

Лицо Остина – это красочный калейдоскоп из эмоций, впечатлений и непосредственных реакций на что-либо вокруг него. Если он смеётся, то от всей души, заражая своим смехом каждого в доступном радиусе. Если очень сосредоточен или занят своими компьютерными вычислениями, сидит с умным лицом истинного мудреца, который бесконечно хмурит лоб и брови, кряхтит, как старик, и причмокивает от усердных раздумий губами. В свою очередь, в порыве злости в него будто сатана вселяется, и тогда лучше подготовиться к продолжительным крикам, ругани и крушению всего, что попадёт под его взор. А когда он сильно нервничает, становится напряжённым, слегка растерянным и часто тормошит свои каштановые волосы, создавая на голове очаровательный кавардак. И вчера я чётко видела, насколько сильно он переживал из-за своей грядущей встречи и, как всегда, из-за меня.

Да, Остин однозначно не из тех, кто сдерживает в себе эмоции. Он всегда смело и бурно выпускает их наружу.

В Адаме, как мне кажется, тоже таится целая палитра страстей, однако он обладает в точности противоположной волевой способностью тщательно скрывать внутри всё, что испытывает и переживает: сдержанная мимика, неторопливые жесты, уверенная походка правителя мира, когда захочет – бесцветная интонация голоса, от которой бросает в озноб из-за предчувствия беды, которую она тебе обещает. И только его тёмные глаза… всегда горящие, запредельно яркие, опасные… в них таится необъятный мир из другого измерения, попасть в который мне одновременно страшно и ужасно хочется, как умирающему от невыносимой жажды испить воды из родника.

– И кто теперь кого раздевает глазами?

От его внезапного вопроса, посылающего по телу вихрь танцующих мурашек, я подпрыгиваю так, что чуть ли не ударяюсь головой об крышу автомобиля, и резко отворачиваюсь от него к окну.

Ничего не отвечаю. Пропускаю мимо ушей его негромкий смешок и концентрируюсь на пролетающих кадрах за стеклом, что своим хмурым видом леса вмиг дают понять, что мы покинули город.

– Мы выехали из Рокфорда? – растерянно, с немалой долей испуга спрашиваю я.

– Да, – коротко, в своём невозмутимом стиле отвечает Адам.

От усилившейся тревоги набираюсь смелости вновь обернуться к нему и тут же натыкаюсь на чёрные, как сам ад, глаза, от вида которых сверхъестественные вулканы желания начинают взрываться под кожей.

К счастью, гремучая смесь злости сохраняет мне контроль над сознанием, утешая хотя бы тем, что с этой частью его влияния на меня она по-прежнему удачно справляется.

– И куда мы едем?

– В элитный особняк в закрытом пригороде Рокфорда, – совершенно спокойно отвечает он, продолжая гипнотизировать меня своим проникновенным взглядом.

– Особняк? Ничего себе! И кому он принадлежит? Магнату, крутому политику или просто некому миллиардеру, которому крайне важно покичиться своим состоянием? – с нарочитым пафосом интересуюсь я, слегка проводя пальцами по ожерелью, от ослепительного блеска которого, по правде говоря, я до сих пор не могу прийти в себя после испытанного восторга.

– Определённо последний вариант, – усмехается он и поспешно отклоняет очередной входящий звонок от какой-то Сары.

– Может, уже наконец ответишь? Девушка явно потеряла тебя: за всё время в дороге уже раз сотый звонит, – укоризненно отмечаю я.

Не то чтобы меня это дико заботило, просто непрекращающаяся вибрация телефона уже осточертела бить по нервам, которые и так на пределе из-за шквала эмоций.

– Она подождёт до завтра, – безразлично заверяет он и полностью отключает телефон, убирая его в дверную нишу.

– Ну да, естественно, куда же она от тебя денется? – с осуждением покачиваю головой и почему-то мрачнею от непроизвольного потока своих предположений: раз эта Сара так настойчиво названивает ему, то ей явно невтерпёж пропустить через себя все удовольствия, что Адам может ей доставить.

Интересно, много ли таких неуёмных женщин, готовых чуть ли не с мольбами упрашивать его прислушаться к их плотским желаниям? А может, это вовсе звонит его девушка, которая ждёт не дождётся, когда он вернётся обратно в Нью-Йорк в их шикарные апартаменты и разложит её на хрустящих простынях, нещадно накрывая своим телом.

Чёрт! Какого хрена?

Мне что больше думать сейчас не о чем?

– Это моя секретарша, – будто слыша мои мысли, поясняет Адам, неотрывно глядя на меня. Не знаю, что именно он считывает по выражению моего лица, но внутри я чувствую, как вместе с возбуждением и злостью по венам растекается какая-то лютая, необузданная кислота, пожирающая изнутри с таким остервенением, что, кажется, вот-вот разъест все кости, мышцы и внутренние органы.

– Меня это не касается, – выплёвываю я и сама поражаюсь тому, насколько сильно мой голос пропитан металлом.

– А я смотрю, ты не только буйная, но ещё и очень ревнивая кошечка, – проговаривает он с неприкрытым удовольствием, срывая с моих губ шумный вздох удивления.

– Что? Я тебя умоляю. О какой ревности ты говоришь? Не смеши меня, Адам.

– Тогда почему ты злишься? – он смотрит на меня так, словно ждёт не дождётся услышать от меня новую порцию лжи.

– Если ты не заметил, я сегодня весь вечер злюсь, а ты, между прочим, ещё и специально меня провоцируешь.

– Разве сейчас я что-то сделал? Вроде бы не трогал, не смотрел вызывающе, даже не сказал чего-либо провокационного, а ты прямо-таки побагровела от гнева, – приподнимает бровь, словно насмехаясь надо мной, и я тут же прикасаюсь ладонью к своей полыхающей щеке.

– Прекрати говорить ерунду. Я бешусь из-за того, что ты опять назвал меня «кошечкой», хотя я просила тебя не использовать все эти мерзкие словечки, – раздражённо цежу я, чувствуя, как накал вокруг меня достигает своего апогея.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru