В ритме сердца

Тори Майрон
В ритме сердца

Она нужна мне такой, какая есть: неуклюжая, постоянно куда-то бегущая и бесподобно танцующая, словно грациозная балерина из волшебной шкатулки. Она нужна мне в мешковатой одежде, с ссадинами на коже и растрёпанная как нашкодивший зверёк или изящная, точно гордая львица, в моей майке на голое тело… Но лучше, конечно, вообще без неё.

Вечерами, после напряжённого, слишком долгого рабочего дня я хочу открывать входную дверь нашего дома и сразу видеть её. Уютную, красивую и безумно родную. Сидящую на диване с кружкой горячего чая или бокалом вина. Укутанную тёплым пушистым пледом или, наоборот, раздетую до пикантного нижнего белья.

Мне всё равно – я хочу её любую. Мне нужна моя неугомонная пацанка, со всеми своими проблемами, страданиями и «тараканами». Хочу угадывать каждую её маленькую мысль, идею, желание… И воплотить самую заветную мечту.

Она – выше всех остальных, к кому меня просто тянуло.

И это невероятно пугает. До глубины души. До дрожи в коленях. Но в той же мере воодушевляет, толкает на подвиги, затрагивает спусковые рычаги внутри меня, призывающие действовать ещё решительней и усердней.

Во мне больше нет неуверенности, страха или волнения. Сейчас я поеду на встречу и докажу, что все мои труды не прошли зря. Я получу эту работу. Я обязательно её получу. И когда это сделаю – вернусь сюда обратно. Вернусь за ней. За моей маленькой, но сильной духом девочкой, скрывающей в себе прекрасную, нежную женщину, которую я, безмозглый слепец, просто не мог разглядеть.

Да, я всё-таки непроходимый идиот, годами не видящий дальше своего носа. Но всё изменилось. Сейчас я вижу… Наконец-то вижу…

Я вижу её!

И отныне всегда хочу видеть её рядом. Везде и повсюду. Каждый день. Каждый час. Каждую долбаную минуту. Хочу видеть её в своих руках, объятиях, постели. Целиком и полностью. И только моей.

Моей любимой и единственной малышкой.

Теперь я знаю, чего хочу вне границ своей рабочей, виртуальной реальности, однако для достижения этого на сей раз одних моих желаний и рвения мало. Вернувшись обратно в Рокфорд, мне будет необходимо выяснить всего одну маленькую, но самую решающую деталь, не дающую мне покоя на протяжении всех последних недель после нашей прошлой встречи.

Всего один вопрос, назойливо забирающийся мне в голову каждую ночь, несмотря на все мои отчаянные попытки отогнать его прочь.

Один вопрос, ответ на который мне одинаково важно и страшно услышать: захочет ли Николина того же, чего так резко, внезапно и уже бесповоротно хочу от неё я?

Часть 2

«Всего за один день может произойти всё, что угодно: человек может успеть влюбиться, разлюбить и возненавидеть, поверить в чудо и горько обмануться, взлететь к самым небесам и вдребезги разбиться, сгореть в порыве страсти и утонуть в самозабвенной ласке, расхохотаться до неудержимых слёз и ими же от горя подавиться… а ещё… мир вокруг него вдруг может измениться… Или же может измениться он сам».

Глава 1

Николина

Отслеживая пролетающие улицы Рокфорда изнутри комфортабельного салона Rolls-Royce, я отчаянно пытаюсь совладать со своим внутренним мятежным духом, что лишь сильнее распаляется от мысли, что мне так и не хватило смелости решиться ослушаться Адама.

Дело не только в том, что он запугал меня своим последним предупреждением, обещающим мне крупные проблемы, решить которые я не буду способна. Но также, как бы меня ни разрывало чувство вопиющей несправедливости и жгучая потребность доказать ему, что он не вправе приказывать и управлять мной как своей собственностью, мой развитый инстинкт самосохранения на сей раз настойчиво твердит, что мне строго запрещается идти наперекор этому требованию мужчины.

Почему? Откуда это дурное предчувствие? Я не знаю! Но так как мне однажды уже пришлось уяснить, чем может закончиться игнорирование этого предупредительного сигнала, у меня не было иного варианта, как усмирить свой строптивый нрав и сесть в эту грёбаную машину.

Какой бы храброй и отважной мне ни хотелось казаться, но я прекрасно осознаю, что не способна дать поистине достойный отпор такому мужчине, как Адам. Я ничего о нём не знаю, но много ума иметь не надо, чтобы по одному лишь его представительному виду и властной манере общения понять, что для него я не больше чем непослушная зверюшка, которая посмела ему отказать, и теперь он желает подчинить её, заставив играть по своим правилам. По-хорошему или по-плохому. И почему-то я стопроцентно уверена, что варианта «по-плохому» мне стоит избегать.

Сегодня мне придётся провести с ним целый день, при этом не закончив его с ним в одной постели. Уже дважды Адам доказывал, что без моего устного согласия он ничего со мной не сделает, и этот факт пусть и успокаивает меня, но ни капли не облегчает задачу. Ведь всё было бы гораздо легче, будь он просто чертовски красив, сексуален и мужественен, не имея вдобавок к своей неотразимой внешности ещё и сверхъестественный магнит, что без спросу и разрешения вытягивает из меня всё, что я храню для другого особенного мужчины.

И ведь правда, всю жизнь со мной рядом находится человек с необычайно сильной эмпатией, которой невозможно найти разумных объяснений, но тем не менее она существует также, как и сила Адама.

…Можешь воспринимать это как хочешь: специфической особенностью моей физиологии или просто чудом природы, но это в самом деле реально.

Нет! Это не чудо, а самое что ни есть настоящее проклятие, которое переворачивает вверх дном все мои эмоции и чувства. Я определённо самый невезучий человек на свете, беспрерывно притягивающий к себе проблемы. Причём каждая последующая хуже предыдущей.

Направляясь к неизвестному мне пункту назначения под пристальным наблюдением водителя, я не перестаю задумываться над вопросом: чего мне следует ожидать от сегодняшнего дня в компании мужчины, который совращает моё тело и внедряет навязчивые мысли о влечении к нему, не переставая убеждать меня в правдивости моих желаний.

…ты врёшь не мне, дикарка. Ты врёшь самой себе…

Это не правда! Этого не может быть! Пусть я кожей всё ещё чувствую его прикосновения, а голова всю ночь кишела картинками о том, как этот необыкновенный мужчина бесцеремонно и дико трахает меня во всевозможных позах, я не перестаю убеждать себя, что всё это неправда! Он просто создаёт иллюзию этого желания, но я его не хочу.

Он ошибается.

Ошибается!

Ошибается!!!

Хотя я вынуждена признать, что в одном этот самоуверенный наглец всё-таки прав: я конченая лгунья. Но обманываю я вовсе не его и даже не саму себя. Всё гораздо хуже: я вру самому любимому человеку в своей жизни, причём делаю это с каждым разом всё нахальней.

Долгие годы я лгу Остину о своей истинной форме любви к нему, затем в добавок к этому ещё и не договариваю всей правды о своей работе, а вчера я вообще достигла высшего уровня наглости, солгав о своём лихорадочном состоянии и пиджаке, глядя прямо в его невероятно зелёные глаза, и делала это настолько убедительно, что сама почти поверила своим лживым выдумкам.

Остин объявился совершенно неожиданно, застав меня в бессознательном, возбуждённом опьянении, когда единственным моим желанием было послать весь мир в преисподнюю и побежать вслед за машиной Адама, с криками умоляя его сделать со мной всё, что он хочет.

Возможно, ещё немного и я не удержала бы себя от необузданного, инстинктивного порыва удовлетворить своё вконец измученное либидо, но звучный взволнованный голос и родное лицо, на котором отражалась целая гамма разнообразных эмоций, чудесным образом вмиг освободили меня из колдовской паутины.

Остин снова спас меня. Сам того не осознавая, он уберёг меня от мучительной телесной ломки, что изводила бы меня на протяжении нескольких последующих часов. Он спас меня в миллионный раз, а я ответила ему на это порцией бессовестной лжи.

Прекрасная подруга – ничего не скажешь.

Но что я могла ещё поделать? Сказать всё как есть? Ну уж нет!

Я знаю Остина как своих пять пальцев. Если ему станет известна вся правда, он будет в таком неистовом гневе, что, боюсь, ничто не сможет удержать его от полного выноса моего мозга своей свирепой бранью, а сразу после – от поисков Адама, что однозначно закончатся грандиозной катастрофой, в которой в первую очередь пострадает он сам.

Именно поэтому, игнорируя едкую горечь лжи во рту, я врала ему, даже не успев оценить весь масштаб неприятных последствий, что повлечёт за собой необдуманное впутывание Марка в мою историю.

Чёрт бы побрал мой непутёвый язык! Как мне теперь убедить Эндрюза подтвердить мои слова – я совершенно не знаю. Отношения между нами, мягко говоря, не располагают к дружеским просьбам, поэтому я уже протяжно стону и вижу, как мне придётся умолять этого распутного гада, засунув свою гордость и неприязнь к нему глубоко в одно заднее место. Но мне плевать: если потребуется, буду уговаривать его даже стоя на коленях, с жалостливо выпяченной нижней губой и щенячьими глазками. Что угодно, лишь бы замять щекотливую ситуацию с пиджаком и развеять все подозрения Остина.

Он ничего не должен узнать. Никогда. Ни про «Атриум», ни про Адама, от которого мне необходимо самой найти способ избавиться. Как это сделать, я тоже пока не имею и малейшего представления, точно так же, как и о причине: зачем ему нужна такая серая мышь, как я?

Он сказал, что хочет узнать, как мне удаётся ему сопротивляться?

А разве мне удаётся? Вчера мне так совсем не показалось.

После того, как я почти полностью вернула себе трезвость ума благодаря близости и вечной заботе Остина, весь оставшийся вечер меня морально выворачивало наизнанку от гнетущих ощущений своей слабости и неспособности устоять перед «очарованием» Адама. Он победил в этом сражении, даже несмотря на то, что освободил меня именно в тот момент, когда я уже была готова ему отдаться. И мне несказанно повезло: если бы не его внезапное отступление, Остину пришлось бы созерцать гораздо более впечатляющую картину, нежели та, что он увидел.

 

Когда мне всё-таки удавалось ненадолго отогнать развратные сцены с Адамом из головы, я не переставала выискивать главные источники силы, позволяющие мне сопротивляться его притяжению. И после тщательных раздумий с досадой поняла, что этот список состоит всего лишь из трёх пунктов, среди которых нет моей непроницаемой маски «Аннабель», что обычно позволяет мне абстрагироваться от неприятных прикосновений мужчин. По всей видимости, моему телу настолько нравятся манипуляции Адама, что оно не видит смысла защищаться, тем самым отказываясь от подобного кайфа.

И потому первым и, на мой взгляд, самым прочным щитом мне служит мощный выброс адреналина, что защитил меня в нашу с ним первую встречу. Да, Адам, безусловно, пугал меня, поражая своей колоссальной энергией, но не было никакого сумасшедшего сексуального влечения и урчания пушистых котиков под кожей. Я до сих пор чётко помню, что в тот вечер моим настоящим и полностью синхронным желанием сознания и тела было только спастись и бежать.

В голове мои стремления остались прежними, разница лишь в том, что тело теперь отказывается соглашаться с подобным положением вещей. И как бы мне того ни хотелось, но по щелчку пальцев наполнять кровь адреналином для надёжной защиты я никак не смогу, поэтому придётся как-то выкручиваться с оставшимися двумя баррикадами: злостью, что таится во мне с самого детства, и любимым образом Остина.

Вчера я просто оступилась. Причём во всех смыслах этого слова. Но этого больше не повторится. У него больше не получится меня сломить, подчинить и заставить желать его до полной потери рассудка.

Остин будет меня спасать даже на расстоянии, ведь моё сердце и душа до сих пор трепещет от его вчерашних объятий, которые однозначно вызывают во мне настоящие чувства, а не фантомные ощущения, что пробуждает во мне Адам, и сегодня я чётко дам своему телу это понять.

– Мы на месте, мисс Джеймс, – официальным тоном оповещает шофёр, останавливая автомобиль возле одного из множества небоскрёбов даунтауна.

Мисс Джеймс…

Надо же, как всё серьёзно.

Не дождавшись, когда суровый мужчина откроет мне дверь, сама выбираюсь из машины и запрокидываю голову вверх, чтобы осмотреть возвышающееся до небес городское здание, вершина которого скрывается в вате кучевых облаков.

– Мисс, следуйте за мной, – обращается ко мне водитель, направляясь к главному входу высотки.

– Тебя вроде Томас зовут, не так ли? – уточняю я.

Не глядя в мою сторону, он отвечает едва заметным кивком.

– Можно без всех этих «мисс», а просто Николь? – настоятельно прошу, когда передо мной бесшумно раскрываются двери, пропуская в роскошное светлое лобби, где нас тут же встречает улыбчивый мужчина в униформе служащего.

Полностью проигнорировав как вежливое приветствие консьержа, так и мою просьбу, Томас продолжает размашисто шагать в сторону лифтов.

Недоумённо хмыкнув, я больше не говорю ни слова вплоть до момента, как мы поднимаемся на самый верхний этаж, где располагается современный двухуровневый пентхаус.

– О-о-ого! Ничего себе территория! Он здесь что, со всем своим гаремом живёт? – не удерживаюсь от ехидного комментария, оценивая обширное пространство апартаментов.

– Проходите в гостиную, мисс Джеймс, и подождите там немного, – в очередной раз пропустив все мои слова мимо ушей, чинно произносит Томас, направляя меня в сторону нужного помещения, а сам скрывается за дверями лифта.

Оказавшись в просторной комнате, выполненной в холодных серых тонах с высокими, глянцевыми потолками и множеством стеклянных панелей, я слышу многократное эхо не только своих шагов, но и ускоренного сердцебиения. Обстановка в гостиной, раз в пять превышающей площадь всей моей квартиры, выглядит стильно, оригинально и дорого: минималистичный интерьер, пропитанный высокими технологиями и представлениями о будущем, обставлен лаконичной мебелью тёмных оттенков; на стенах висят всего несколько чёрно-белых постеров в винтажных рамках, но почти полное отсутствие декора компенсируется своеобразием материалов, игрой света и блеском металлических поверхностей. Но вовсе не эта элегантная, футуристическая роскошь сильнее всего покоряет своей красотой.

Не отрывая заворожённого взгляда от панорамного окна во всю стену, я подхожу вплотную к стеклу и застываю в изумлении, когда перед моими глазами открывается захватывающий дух вид на весь центр Рокфорда, проступающий сквозь мерно плывущие облака.

– Невероятно! – забыв, как дышать, я загипнотизированно любуюсь городской картиной с высоты птичьего полёта.

Нет! Даже выше. Просто не верится… Я выше облаков, что сейчас белоснежными хлопьями клубятся прямо у моих ног.

Наверное, я умерла и оказалась в раю!

– Мисс Джеймс?

Но внезапный мелодичный голос за моей спиной быстро возвращает меня обратно на землю и вынуждает резко обернуться.

– Простите, не хотела вас пугать.

Передо мной стоит вовсе не тот, кого я ожидала и боялась увидеть, а высокая, стильно одетая и умело накрашенная блондинка с коротким каре и в очках с модной оправой.

– Вы мисс Джеймс? – повторяет свой вопрос с неприкрытым удивлением.

Да что же они все заладили?

– Просто Николь, – неохотно отвечаю, с подозрением осматривая красотку во весь её высоченный рост.

– Добрый день, Николь, буду рада познакомиться, я Рейчел – ваш личный помощник. Сегодня я полностью в вашем распоряжении.

– Помощник? Это ещё зачем? Где Адам? – озабоченно оглядываюсь по сторонам.

– Мистер Харт до самого вечера будет занят работой и приедет за вами буквально перед самым началом приёма.

– Зачем тогда меня привезли сюда так рано?

– Чтобы вы приятно провели время и подготовились к мероприятию. Весь дом в вашем полном распоряжении, поэтому с любым пожеланием можете обращаться ко мне.

Я скептично смотрю на холёную девушку, желая увидеть в ней какой-то подвох, но её приветливое выражение лица даёт понять, что она не шутит.

– Здесь имеется тренажёрный зал, бассейн, джакузи, сауна, СПА-зона. По вашему запросу я могу вызвать массажиста или любую другую услугу.

– Что? Нет! Не нужен мне никакой массажист или кто-то ещё. Не понимаю, к чему всё это?

– Я уже сказала: мистер Харт желает, что вы насла…

– Я слышала, что вы сказали! – не сдержавшись, рявкаю на ни в чём не повинную девушку, тут же прикусывая до боли язык, чтобы немного успокоиться. – Простите, я не хотела быть грубой, просто… я ничем не хочу здесь пользоваться.

– Хорошо, как скажете, но, может, вы голодны или хотели бы чего-нибудь выпить? – учтиво интересуется девушка.

– Нет, мне ничего не надо, – решительно отказываюсь, даже несмотря на то, что ничего не ела ещё со вчерашнего вечера. Кусок в горло не лез.

– Уверены? Может, хотите лимонад, свежевыжатый сок или просто воду?

– Нет, я же сказала, что не хочу! – повторяю более твёрдо, не желая принимать ничего, что мне предлагают в доме Адама.

– Хорошо, простите, – спокойно реагирует Рейчел, проводя тонкими пальцами с нежно-розовыми ноготками по краю органайзера, что прижимает к своей груди. – Тогда поделитесь своими предпочтениями в еде, я передам все указания повару. Он приготовит, что пожелаете, когда вы проголодаетесь.

– Мне всё равно.

– Может, хотя бы назовёте определённую кухню?

– Я всеядная.

– Нет ни аллергий, ни непереносимости каких-либо продуктов? – не унимается девушка.

– Нет, – безучастно бросаю я, вновь возвращаясь к панорамному виду за высоченными окнами, который всё сильнее погружается в хмурую пену туч.

Да, погода в Рокфорде меняется за долю секунды и, как всегда, не в лучшую сторону.

– Вы можете это изменить.

– Изменить что?

– Картинку за окном, – объясняет девушка, поднимая с журнального столика планшет.

Я с любопытством наблюдаю, как она водит пальцами по экрану, а затем кивком просит обернуться назад.

– О-о-о!!! – охаю от изумления.

Вместо затянувшейся пасмурной дымки за окном теперь я стою на берегу прекрасного озера, окружённого неприступными снежными скалами, вода которого настолько наполнена всеми оттенками голубого, что кажется, будто само небо нашло приют среди величественных гор.

– Это ледниковое озеро Морейн в Канаде, – поясняет Рейчел, которую я больше не вижу, поражённая до глубины души увиденной картиной, что неожиданно сменяется восхитительным ковром из тюльпанов всевозможных сортов и расцветок, вмиг разукрашивая строгий интерьер гостиной всеми цветами радуги.

– А это цветочное поле находится в Голландии. Если память меня не подводит, то недалеко от города Лиссе.

Не имею и малейшего понятия, где это, но уже безумно мечтаю там оказаться. Плюс ещё одна монетка в мою копилку недостижимых желаний.

– Боже, эта красота ещё и двигается?! – восторгаюсь как маленький ребёнок, замечая несколько ярких бабочек, резво порхающих над колышущимися бутонами тюльпанов.

– Да, всё сделано настолько реалистично, чтобы ни у кого даже сомнений не возникло, что перед глазами воспроизводится всего лишь графическая иллюстрация. Также можно включить звуки, – объясняет девушка, очередным нажатием по экрану отправляя меня в пейзаж, состоящий из множества идеально ровных, выстроенных в бесконечные ряды бамбуковых деревьев.

Умиротворяющая картинка неспешно надвигается на меня, создавая иллюзию прогулки по необыкновенному лесу, в котором со мной словно разговаривает ветер. Тысячи тонких стволов деревьев, точно струны, звенят в ветровых потоках и как будто настраивают мою душу на гармоничный лад, вливаясь в неё чудесными звуками природы.

– Это невероятно! – во второй раз за последние пять минут блею я, крайне изумлённая предельной реалистичностью графики изображения.

– Очень даже вероятно, и всё благодаря цифровым технологиям компании «Heart Corp», – отключив звуки свистящего ветра, но по-прежнему сохранив на фоне бамбуковый лес, Рейчел возвращает планшет на стол, прежде чёрная поверхность которого теперь тоже отражает зелень природы. – Этот уникальный графический интерфейс в совокупности с системой «умного» дома и вся интеллектуальная проводка этого и многих других зданий Рокфорда также принадлежит «Heart Corp».

– Это компания Адама? – интересуюсь чисто из праздного любопытства.

– Да.

– И что, он это сам сделал? – имею в виду окна и мебель со встроенными пикселями и стереодинамиками.

– Думаю, не он лично, но однозначно лучшие специалисты в этой области, работающие под его началом. Я знаю не больше того, что пишут в прессе, ведь работаю на мистера Харта впервые. Насколько мне известно, на постоянной основе он живёт в Нью-Йорке, а сюда приехал из-за недавнего взрыва на фабрике и других проблем в компании. Но уверена, вы, мисс Джеймс, владеете гораздо большей информацией о его жизни, – поправляя указательным пальцем очки, Рейчел тактично намекает, что я определённо нахожусь в более тесных отношениях с Адамом, чем она.

Как бы не так! Наши «тесные» отношения можно отнести только к плотному припечатыванию меня к стене его крепким, мощным телом, о котором мне категорически запрещается думать, дабы избежать моего превращения в трепещущую безвольную массу.

Приятная новость о том, что Адам может скоро покинуть город, изрядно обнадёживает меня. Было бы до безумия здорово, если бы он уехал как можно быстрее, оставив за собой лишь постыдные воспоминания, которые по истечению времени так же бесследно забылись бы. Мне необходимо всего лишь немного потерпеть, выдержать его пленительный натиск и дождаться, когда он сам исчезнет из моей жизни.

Раз и навсегда.

Задумавшись об этой радужной перспективе, я не сразу замечаю, как Рейчел начинает неспешными шагами описывать круги вокруг меня, звонко стуча каблуками по кристально чистой поверхности ламината.

– Мхм… – подойдя вплотную, тем самым нарушив мою зону комфорта, Рейчел приподнимает моё лицо за подбородок, тщательно осматривая кожу; прощупывает всю длину волос, завязанных в высокий хвост на макушке; затем, не прекращая морщить свой идеально ровный нос, медленно спускается взглядом ниже к одежде: майке свободной формы, широким спортивным штанам и обычным резиновым шлёпанцам с открытыми носами.

– Почему вы смотрите на меня как на диковинный экспонат? – почувствовав неловкость под столь испытывающим взором, отодвигаюсь от неё в сторону.

– Простите, не хотела вас смущать, просто оцениваю весь объём предстоящей работы и продумываю образ к вашему сегодняшнему наряду. – Девушка сжимает губы в трубочку и прищуривает глаза, словно ведя в уме безумно сложные мыслительные процессы. – Нужно будет подстричь волосы, привести в порядок руки с ногами и придать лицу натуральной яркости. У вас довольно хорошая кожа, просто немного бледновата, и потому необходимо вернуть ей живость и цвет, – продолжая изучать меня как под лупой, констатирует она.

 

– Послушайте, Рейчел, – на выдохе начинаю я, вновь от неё отстраняясь. – Спасибо за вашу любезность, но вам не нужно ничего думать и делать со мной. Просто дайте мне платье, а с остальным я справлюсь сама, – заявляю я, будучи полностью уверена, что полученных в «Атриуме» навыков по нанесению макияжа мне будет вполне достаточно, чтобы привести себя в надлежащий вид.

Но неотразимая блондинка явно не разделяет мою позицию: умильно хлопая глазками с добродушной улыбкой на губах, она будто намекает, что я только что сморозила нелепейшую глупость.

– Николь, прошу простить меня, но я убеждена, что без моей помощи вам сегодня не справиться. Возможно, вы ещё не в курсе, что вас ожидает, но на благотворительном приёме соберётся весь высший свет Рокфорда, и боюсь, вам до конца неизвестны определённые нормы внешности подобного круга людей. Настоятельно рекомендую не отказываться от моих услуг, ведь сам мистер Харт дал мне строгое указание выполнить всё по высшему разряду. И если быть до конца честной с вами, мне совсем не хотелось бы нарушать его приказ, – от моего слуха не ускользает ни страх, ни томное придыхание, явственно сквозившее в её голосе.

Ну конечно… Рейчел – ещё одна поплывшая от его чар рыбка, готовая окунуться в омут наслаждения без всяких колебаний. Вот бы и шёл с ней на свой званый вечер.

Я до остервенения не желаю, чтобы меня трогали, меняли и как-то переделывали, но должна с прискорбием признать, что ещё сильнее удручает перспектива ярко выделиться из толпы светского общества своим несоответствующим их этическим критериям внешним видом.

Мои главные цели по-прежнему неизменны: я хочу остаться незамеченной, пережив этот вечер без скандальных происшествий, и стойко выдержать побочный эффект близости Адама, поэтому я сокрушённо закатываю глаза и бурчу себе под нос ругательства от очередной уступки, на которую мне приходится идти.

– Вы согласны, мисс Джеймс? – невинно уточняет Рейчел.

– Разве у меня есть какие-то другие варианты? – шумно вздыхаю, всем видом показывая помощнице, что покорно сдаюсь ей на милость.

– Вот и отлично! – заметно взбодрившись, она бегло просматривает что-то в своих записях. – Совсем скоро приедут парикмахер и визажист, но до этого нужно сделать маникюр, педикюр, несколько процедур по уходу за волосами, лёгкий массаж с очищающим скрабом для тела и интенсивное питание кожи лица.

– Это обязательно? – в неодобрении поджимаю губы.

– Да, мисс Джеймс, у вас весьма неплохие природные данные, просто, как и любому брильянту, вам необходимо придать безупречную огранку.

Да… Для мистера Харта я всего лишь кусок камня, что он хочет переделать под свой вкус. Вещь, которую он приобрёл для сегодняшнего выхода в свет. Но мне же не привыкать быть той, кем я не являюсь. Правда? Каждую ночь развлекая десятки мужчин своим телом, я превращаюсь в бездушную куклу, которой на всё наплевать. И сегодня не исключение. Просто в этот раз придётся сыграть роль дорогой изысканной безделушки. Так сказать, работка на уровень выше со значительно лучшей оплатой труда, но суть остаётся всё та же.

И если задуматься трезвой головой, а не бешено негодующей гордостью, я же должна быть довольна столь удачной возможностью заработать в разы больше обычной смены в клубе.

Разве нет? Конечно, должна! Но тогда почему от одной лишь мысли о том, что для него я просто очередной аксессуар, в груди всё покрывается ледяной коркой?

– Так что, мисс Джеймс, вы согласны? – вновь напоминает о себе Рейчел.

– Ладно, только договоримся без всех этих лишних формальностей. Я к такому не привыкла, поэтому можем мы обращаться друг к другу просто на «ты»? – прошу я взамен на послушное выполнение всего её плана по моему преображению.

– Без проблем. Если тебе так удобнее, буду только рада. – В отличие от Томаса, девушка оказывается более отзывчивой. – Так, нам предстоит много работы, но перед тем, как приступим к подготовке к приёму, будет лучше, если ты примешь ванну.

– Э-э-э… я вообще-то чистая, – недовольно хмурюсь от её заявления.

– Ох, нет, не воспринимай мои слова подобным образом, я не имела в виду ничего плохого, – тут же виновато объясняется Рейчел. – Я предлагаю тебе принять ароматическую ванну для расслабления. Мистер Харт сказал, что ты должна как следует отдохнуть и набраться сил перед вечером.

А нет… Забудьте! От внутреннего льда и след простыл. От её сотого по счёту «мистер Харт сказал» теперь у меня аж челюсть сводит от жгучей злости. Я сегодня что, жрать, отдыхать и даже мыться по его указанию буду? Что ещё он придумает?!

– Какую пену ты желаешь? – Рейчел ловко щёлкает пальцем по экрану планшета.

– Что, прости? – оглушённая яростью, не уверена, что правильно её расслышала.

– Пену для ванны какую предпочитаешь? С ароматом ванили и амбры? Пряный и нежный запах иланг-иланга? Что-то с освежающими нотками витивера? Это поможет взбодриться и почувствовать прилив сил. Или, может, со сладким экстрактом мёда? Он прекрасно разглаживает и питает кожу… – восторженно тараторит Рейчел совершенно немыслимые для меня вещи, о которых я никогда в жизни даже не задумывалась. – …персиковое суфле, бананово-манговый мусс, кокосовое мороженое, сицилийский апельсин, клубника и красная восковница…

Суфле, муссы и воско… что? Она в самом деле сейчас перечисляет мне запахи пены, а не десертно-конфетный стол? Серьёзно?! Наверное, стоило ещё в начале сказать девушке, что мне по барабану, в какие цвета и ароматы погружать своё хронически уставшее тело. Я, в принципе, ванну принимала только в детстве, в доме, где мы жили до переезда в Энглвуд. Для меня просто лечь и полежать в обычной горячей воде уже будет знаменательным событием, что уж там говорить о чём-то большем?

– …ещё есть с экстрактами ореха макадамия, маслами какао или с бодрым цитрусовым запахом грейпфрута, что тоже непременно зарядит хорошим настроением, – наконец она заканчивает весь длинный перечень из ароматов и вкусов, половину из которого я нагло прослушала, а вторую – просто не поняла.

Это и есть то, чем занимаются девушки из высшего общества? Ломают голову над тем, в какой пенке поплескаться? Обалдеть! Вот что значит беззаботная жизнь, где не приходится день за днём гробить себя на работе, пытаясь наскрести нужную сумму денег, чтобы заплатить за аренду дома, в котором скрипят проломленные доски пола, во время ливня с потолка стекает вода, а ветер продувает сквозь все оконные щели.

Что я могу сказать? Красиво жить не запретишь! А мне лишь остаётся продолжать бороться за своё существование, мечтая увидеть столь шикарную жизнь только в фантастических снах.

Хотя…

Если немного остыть и хорошенько подумать… Что я потеряю, если всего на денёк представляю себя благородной состоятельной особой и впервые за свои двадцать лет жизни вкушу весь комфорт и преимущества богатых людей? Когда мне ещё выпадет подобный шанс? Я и так уже переступила через себя и приехала сюда, выполнив вздорную прихоть Адама, так почему бы мне хоть разочек не побаловать себя, воспользовавшись всеми первоклассными удобствами, любезно предоставленными хозяина этого дома?

Он, конечно, неплохо заплатит мне за сопровождение, но можно же получить от сложившейся ситуации максимальную выгоду. Не так ли? К тому же лишние силы для выдержки перед ним сегодня мне будут необходимы как воздух. Так что…

Видите ли вы веские причины отказываться от столь привлекательной возможности стать «леди на день» и покайфовать всласть? Нет? Вот и я не вижу.

Мистер «Босс» хочет, чтобы я отдохнула и расслабилась? Прекрасно! Будет сделано!

– Мисс Джеймс… Ой, прости… Николь, так что ты выберешь? – Рейчел смотрит на меня немигающим взглядом, терпеливо ожидая ответа, но я так и не успеваю сделать самый «сложный» выбор в своей жизни, потому что нас отвлекает сигнал открывающейся двери лифта и выходящий из него консьерж.

– Ещё раз добрый день, мисс, курьер только что доставил вам это, – он указывает на чехол для одежды в своих руках.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru