Улиткин Дол

Елена Трещинская
Улиткин Дол

Часть 3. Весна

Разум – это лестница, которая                                                 ступенька за ступенькой приближается                                     к пониманию Божественности Бытия

Глава 20. Весеннее равноденствие

Оказалось, что Лапка опекает в мегаполисе заветные уголки природы. Об этом Яше сообщил Готик. Она, кроме сбора мусора в этих местах, совершает также прогулки с разговорами.

– То есть она ходит туда-сюда, например, по парку, – рассказывал Готик, – и беседует с деревьями, цветами и травкой. Если есть пруд, то болтает с водой и утками, с разными птицами, поёт им песенки. Сразу сочиняет. Я тоже научился. Мы теперь вместе так делаем.

Яша с улыбкой представил эту картину глазами посетителей парка. А потом подумал, что Природа – полностью создание божественное – как раз и обладает состоянием радостного покоя и гармонии, то есть более высокой фазой того, что тут все ищут – счастья.

– А собаки бездомные как же? Тоже? – спросил Яша, подавая Готику из вазы со столика у кровати большой персик.

– А они тоже не бедненькие, – приняв персик, сообщал Готик. – У них настроение только весёлое. Пока их не обидели. Поместили на нашу планету разных животных со всей Вселенной, как в библиотеку. Это такие же мальчики и девочки, просто с других планет. Ну вот. А люди этих животных или обдирают, или жарят, или отгоняют. Но некоторые любят.

– И вот ещё что я хотел тебе сказать, – деловито продолжал Готик, вытирая пальцы и щёки салфеткой. – Запомни, заповедей не десять, а одна: делай другим то, что себе бы делал. Это мне в Школе сказали.

Яша вдруг подскочил: а ведь Готик учится в Улиткином Доле! И тут на Доске всё помнит?

– Слушай, брат, – Яша пытался сесть, готовясь к вопросу – а скажи, в Доле… ты видел там аэрокросов?

– Ага, – невозмутимо отвечал Готик, – я в них камнями бросал. А ты видел там Город гномов? Круэвел называется.

– Чего? – Яша обратился в слух.

– Чего-чего. Около нашего детского Дворца Радости – ну, Руны Вуньо, – есть там тропка, идёшь и попадаешь к ним в Городок. Он на боку у Улитки. Это у них то, что снаружи. Вобще-то они живут в глубине Горы Спирали. Что, не знал?

Яша был на седьмом небе от того, что теперь есть с кем ещё, кроме Барсука, говорить про Дол. Но Готик говорил то, что хотел в данную минуту:

– Знаешь, что будет, если смешать Бухарест и Бухару? Ничего хорошего.

– Подожди, ты про гномов говорил, – остановил Яша и Готик послушно продолжал, лопая второй персик:

– У них в городке есть магазинчики, фонтанчики, но они там не живут, а только торгуют, а спать уходят в Гору. Там у меня есть друг Кородубень и его жена Кородубия. От меня им всегда привет передавай, тебе скидка будет.

– А чем они торгуют? И деньги где брать? – вопросов было много.

– Там не деньгами, а хорошими делами платишь, как в сказке. Входишь в лавку, сначала поздоровайся. Потом видишь, что все стенки из цветных стёклышек сделаны. Там ты и отражаешься, и они видят всё, твои дела и цену говорят, а ты выбираешь у них, что хочешь. Кристаллы там, фигурки, руны, фонарики есть клёвые, ну и есть сладости, конечно.

Яша слушал, а сам думал о том, что сразу же по прибытии в Дол они с Серым туда сходят. «Надо только про хорошие поступки подумать, что да как, и сделать же их надо сначала». Готику он сказал:

– С аэрокросами полегче, ладно? Там у меня друг есть, Тукром зовут. Катает меня.

– Я понял, – смирно ответил Готик.

Лапка показала программку с концерта Леды Бара, которую приобрела в Париже. Яша увидел алебастровое лицо с чертами ангела в маленькой шапочке пьеро, огромный газовый серый воротник, словно лепестки цветка, а в его складках – большая серая роза из газа. Глаза Леды были неземными, прозрачными.

– Она поёт в Париже, – доложила Лапка обыденно, – в Пятой Москве, и по Галактике, конечно.

Яша прыснул смехом, но не из-за певицы, а потому что вспомнил, как Барсук рассказывал ему о посещении с Лапкой симфонического концерта в Москве. Лапка в элегантном платье с брошью и Барсук в костюме, и вокруг, конечно, люди все культурные. Только сзади вдруг почему-то слушатели стали болтать во время музыкального откровения виолончелиста. Они болтали всё громче, пока Лапка, не двигая плечами, повернула к ним свою царственную страусиную голову и сказала:

– В глаз дать?

Голоса стихли сразу и совсем, потому что поняли, что она «даст в глаз». А лапка вернула назад свою голову и продолжила высокий полёт чувств вместе с музыкой.

Людка приходил с посудиной, полной ресторанных яств из «ЧБ кота», кормил Яшу и рассказывал, как недавно его приятелю, бывшему в прошлых жизнях русскому царю, а ныне простому библиотекарю, приспичило в церковь заглянуть. Людка вошёл в храм вместе с ним. К ним сразу подошёл батюшка: мол, не забываем ли поститься, молиться и креститься. И он попался.

– Я верующий в Бога, а не в церковь, дражайший, – культурно и веско осёк попа Людвиг Иванович. – А вообще я возмущён церковными догматами. Из Бога-Отца вы сделали милиционера и палача, а из Его Сына – козла отпущения ваших грехов. И лицемерно приторговываете их славой. Учите людей бояться и Бога и дьявола, а также настаиваете на других страхах, – это как понимать? А Иисус стоит сейчас невидимо рядом с нами и слушает… А?

Батюшку сдуло, бывший царь, ничего не ведая, вернулся с купленными свечками, и они пошли в кино на мультфильмы.

Бабушка Клавдия Михайловна готовилась к отъезду в Пещоры на дачу. Она волновалась: придётся оставить Яшу до конца учебного года, хоть и с надёжным отцом, но ведь без нормального домашнего питания!

Тут выступила Лапка и заверила, что горячие обеды будут к ним поступать ежедневно из «ЧБ-кота», она проследит сама. Барсук же сказал, что умеет готовить салаты, гречку и омлеты.

– Бабуль, пару месяцев мы продержимся! – говорил Яша. – А потом я сам к тебе пешком прибегу.

Последнюю фразу все постарались не заметить.

Сначала Якову приснился небольшой кошмар. Будто они с Серым стоят у Пещеры пункта П., а проводников – Дары и Тузика – нет. И вроде бы они решают, что должны непременно проникнуть в Дол, в Школу, а то без них всё будет происходить. Тогда они бегут к Арке сознания, а она их не пропускает. Тогда они решают продраться сквозь Детские заросли со стороны Крупнолесья и бегут туда. Но в лесу им встречается невиданных размеров огромная пятнистая собака и идёт за ними вслед.

– Надеюсь, она нас не съест, – говорит Яша.

– Надеюсь, у неё вообще шары работают, – говорит Серый.

И тут Заросли словно пружинят, выталкивают друзей и Яша «просыпается» в Доле возле костерка и Тузика, как положено.

– Жду тебя, – заявляет Тузик, – а ты спишь и спишь. Поскакали, ведь сегодня Равноденствие, в макушке горы Праздник.

– Туз, а есть тут кроме тебя собаки, ну… покрупнее?

– В Детские заросли совался? Пятнистая такая? Это Гретель. Патруль там, я же тебя предупреждал. Есть ещё Гензель, её брат. Побольше размером будет.

Праздник весны был прекрасен. У входа во дворец парил, встречая входящих, белоснежный голубь Рафаэль. Солнце Пятого Мира бликовало на его сияющих снегом крылышках. Зал Алмазных Колонн сиял, светился прозрачно и тепло, воздух искрился какими-то живыми огоньками, и пел ангельскими голосами.

Малыши опять носились по воздуху паровозиком за пегасом Вальсом, а Маха напала на Яшу сзади, прикрыв ему глаза ладонями. Она была в каком-то фантастическом платье феи нежного цвета травы и венке из васильков, а сам Яша заметил себя в отражении одного из зеркал в чём-то от Питера Пена. Сегодня все на празднике были со стрекозиными крылышками и кидались чем-то похожим на сладкие кукурузные палочки и шарики лимонада. С необозримо высокого потолка-свода зала-ракушки падали и таяли в воздухе цветы.

В центре зала сегодня стояла не ёлка, а спираль-лестница из драгоценных камней, похожая на спираль ДНК. Только нитей-спиралей в ней было двенадцать. «Всё как по правде, как Маназ рассказывал про человека, непознанного земной наукой», – думал Яша, вдыхая весенние ароматы.

На балконах опять виделись в сиреневатой дымке гости из высших миров, которые светились сквозь дымку, дарили детям голограммы и подарки. Выше – галереи птиц, которые пели весенние гимны. Сегодня сквозь стены зала-ракушки просвечивало голубое небо. Яша, держа Маху за руку, искал глазами Савву. Но малышей не было видно: Пегас куда-то увлёк их.

Все животные от каждого дома-Руны веселились с учениками наперебой и вперемежку. Сиро скакал в воздухе вокруг Расы, прячась от неё, увиливая и нежно толкая лбом в спину. Кабан Брюншель играл с Глебом и Антоном, отнимая у них кукурузные палочки и убегая, а курица-петух Чернилка прыгала с девочками в нарисованные в воздухе классики. Черепаха Гекуба в такт музыке качала высунутой сморщенной головой и, кажется, улыбалась во весь открытый рот. Варан Бахар шлёпал по полу всего зала, а на нём, словно разноцветные волнистые попугайчики на жёрдочке восседали, свесив ножки, малыши и пищали от восторга.

Яша заметил, что ученики других групп – такие же его сверстники или постарше – тоже веселились вместе со всеми и со своими животными из домов-Рун. Стайка девочек, наряженных феями, гоняла по воздуху какое-то большое пернатое существо ярко бирюзового цвета с туловищем и лапами молодого львёнка и орлиной головой с золотым клювом, которое пело оперным голосом, и из-под лап выбрызгивало салюты из разноцветных мятных конфет. А парни постарше Яши, кажется, из дома-Руны Тюр, оседлав огромного серебристого волчару и освободившегося от малышей варана Бахара, устроили шуточный турнир, используя вместо копий камыш.

Вдруг пространство наполнила неземная музыка, и из воздуха вынырнули сияющие светом ангелы и окружили спираль ДНК. После этого в центре круга прямо на «ступеньке» ДНК-лестницы проявился ангел больше остальных и мысленно попросил всех встать вокруг ангельского круга. Не размыкая рта и не являя голоса, он сказал:

 

– Сегодня волшебный весенний день. Мы будем сажать семена – ваши мысли и мечты. Создайте сейчас семечко своей мечты – версию вашего будущего, а ангелы укрепят её.

Музыка зазвучала сильнее, и теперь она пропитывала всё пространство, включая тела людей в зале, она вибрировала в груди каждого, в руках и ногах, и в спине…

Яша внутренним взором увидел какую-то зелёную долину, он шёл или летел по ней, пока не достиг маленького замка, как бы растущего из склона. Перед замком зеленела лужайка, которую окружали деревца, а справа от замка слышался шум воды. Яша подошёл ближе по каменным ступенькам и увидел, что из обнажённого куска скалы бьёт небольшой водопад. Его воды продолбили в камне чашу, и вода там голубая и манит искупаться.

Замок слева и справа словно обнимали два дерева-гиганта. Одно из них словно произнесло порывом ветра своё имя – Беор. У замка было две башенки, и в окошке одной Яша увидел свою настольную лампу и Матрасика, а из окошка другой башенки выглядывала… Маха.

После праздника были занятия.

Осс – карточный гимнаст – рассказал о значении символов и разных фигур геометрии, очертив их в воздухе своим снующим тельцем. Его курица-петух Чернилка выкукарекивала из клюва в воздух «платоновы тела» разного цвета. Эти удивительные живые конструкции множились туту же по числу учеников и летели каждому в руки для рассматривания и общения.

Отил увлекла всех в маленькую дверку в своём замке, и ребята вышли в знойный воздух Древней Греции и из-за кустов подсматривали, как рабы нагружали торговый корабль припасами и товарами. Потом к кораблю пришёл сам хозяин в сопровождении охраны из двух громил с копьями. Позже к нему подскочил гонец, как объяснила Отил, и передал свиток – письмо кому-то за море, в Египет. В этот ответственный момент, никем не замеченный кот Жиль, тёрся о ногу гонца, потом купца, пока не получил под зад от стражника.

Маназ показал, как его черепаха Геката умеет ползать по песку, рисуя брюшком восьмёрку. После он поведал такие тайны человека-организма, что все долго сидели немыми, а потом вопросы сыпались как горный обвал.

Фиолетовый Наутиз, сидя в зрительном зале своего «театра человеческих эмоций», как он сам называл его, обнимал варана Бахара, который расположился в кресле рядом и спал. Наутиз рассказал, что низшие проявления называются эмоциями, а высшие – чувствами. Низшие должны вырасти в высшие. И что все они являются инструментами познания трёхмерной иллюзии, и превращения своего опыта на Доске в добычу духовности для себя – единственного «топлива» человеческого существа. «Ваши авто ведь просят бензина для движения?» – задал Наутиз вопрос не для ответа.

И ещё Яша запомнил его слова: «Чувства порождают мысли и наоборот. Далее: напрасно вы делаете разницу между чувством и веществом. Художник, пишущий красками, – не делает. Далее. Мысль – тоже вещество. Что вы намерены из неё сотворить для себя? Чем вы были заняты на празднике Равноденствия? Надеюсь, не только прохлаждались? Ближайшее будущее себе сотворили?»

Беркана увела учеников к морю Хранителей, в Дельфинью Заводь. Юные скинули одежды и бросились в море. Сразу же несколько дельфинов окружили ребят, играли с ними, купались, подбрасывали и не ловили. Беркана, сняв замшевые ботиночки, загорала на песке в своём зелёном платье, прикрыв лицо белым платочком, а её кабан Брюншель рыл под кустами в тени необъятную яму.

Сол же, сам задал студентам вопросы и отправил их блуждать по Библиотеке Земли и куда-то отлучился. Оленёк Сиро остался у входа в Библиотеку на случай, если кого-то придётся выводить из многочисленных залов назад к выходу.

Яша выбрал книгу «История Школы Улиткин Дол», уютно устроился в своей комнате и прочёл там следующее: «Школа Пятого мира Улиткин Дол была создана волшебным образом из ракушки моллюска наутилуса.

Это волшебство сотворила одна девочка, которая сначала просто сидела на берегу Моря Хранителей и играла в песочек. Сначала она поставила ракушку макушкой кверху. Затем ей захотелось сделать такую же из песка и она стала строить, накладывая мокрый песок прямо на ракушку, пока не получилась башня-гора, ростом с саму девочку.

Дитя звали Изис и она была Юной Богиней. Когда горка была готова, Изис взмахнула крыльями – это была крылатая девочка – и улетела. Изис вернулась к своему творению через тысячу лет или сто тысяч.

Она вернулась не одна. За руку она держала мальчика, своего сына. Она показала ему свою спиральную песчаную горку. Мальчик, которого звали Гор, не хотел уходить отсюда. И тогда Изис сотворила из этой горки Школу для своего сына. Он просто сидел на песке у Моря и играл с ракушками: построил несколько горных хребтов из раковин и камешков, и спиральная горка стала гораздо больше. Он представлял себе, что из макушки этой спирали бьёт ключ. Мальчик многое знал уже тогда. Он знал, что он бессмертен и будет вечно Юным. Он знал, что сила мысли может многое. Но он изучал, как может сила мысли творить в разных измерениях.

Всё это поведали ему сами горы, облака, воды моря, деревья и ангелы, похожие на его мать, а потому родные, и это была Школа. Крылатая мать обратила внимание сына на сперва невидимую дверь и мальчик, пожелав увидеть её, увидел. Мать сообщила, целуя сына золотыми губами в голову, что это вход в беспредельный зал, куда будет помещаться всё знание мира, все созданные в Четвёртом мире сокровища Духа. И они будут тут храниться в безопасности, и открываться каждому, кто пожелает.

Прошло множество сот лет. Мать и сын давно ушли отсюда в дальние дали, потому что им ещё не раз надо было являться миру Матерью и Сыном, а пришёл сюда другой мальчик, почти юноша. Он заметил горку и долину из камешков и долго смотрел на них. Он приходил сюда каждый день своей юности, и долина из ракушек стала больше, гораздо больше. На дно долины Юный положил плоскую ракушку и наполнил её водой. Он поместил туда свои сны.

Ему приходилось то и дело уходить от этого любимого им берега в другое измерение, просыпаться там. Там он был приближённым рыцарем одного короля. Король был не таким, как остальные короли. Для начала его похитил у родителей и воспитал волшебник. Затем он вытащил из камня заветный меч, что не удавалось никому. И самое главное: он мечтал. И искал. И посылал своих рыцарей-единомышленников также на поиски заветной Чаши, которая вместила бы Истину, так необходимую миру. И Юный рыцарь, которого звали Парсифаль, как и его Король, выросший с матерью в лесу, в драгоценных Божественных энергиях Матери-Природы, нашёл проход в иной мир, где на берегу моря он строил из камешков, ракушек и мха волшебную долину.

В один из дней, когда Юный пришёл сюда, он стоял на вершине Горы Спирали. С Моря Хранителей Мудрости дул тёплый ветер и светило золотое солнце… И тут Юный заметил, ощутил и понял, что этот мир наполнился и продолжает наполняться мечтами людей, самыми светлыми. В Долине у Озера Снов появились небольшие замки, утопающие в зелени, слышался смех среди великанов Крупнолесья, в Дельфиньей заводи вместе с дельфинами плавали дети…

Именно здесь, в этих необычных землях Парсифаль понял, что заветная Чаша Грааля – есть сам Человек и наполняющая его Божественность. Именно это позволяет Человеческому существу, Божьему Сыну, обитать в разных мирах, и сотворять, как и Отец, созидать мечты, по Образу и Подобию, создавать миры, играя с разными видами энергий, превращая их в материи разного вида. И он отправился к своему Королю, чтобы рассказать об этом.

В конце земной жизни Парсифаль вернулся туда, откуда принёс он весть о Священном Граале. Это были Новые земли, территории другого измерения, карты которых не совпадают с земными картами.

Что есть мера, которой меряется иной мир? Уровень сознания человека. Да, только юноше, взращённому в чистоте лесной души, еженощно впитывавшему древние божественные токи силы земли, было подвластно пройти Портал в иной мир, выйти оттуда и вновь вернуться, соединив навеки наши два мира, проложив Тропу Встреч с синими цветами по краям, ведущий в Пещеру Пункт П.

Итак, он вернулся в Пятый мир. Для начала он вспомнил своё настоящее имя, то первоначальное, что дал ему Бог, как и каждому. Такое имя не произносят в измерениях ниже Седьмого, поэтому мы так и будем звать его Юным Древним. Он оглядел величественное Крупнолесье, потом спустился по склону от Пещеры Пункта П. по Тропе Встречи прямо к морю. Он ощущал себя вернувшимся Домой после тяжёлых и долгих странствий.

Он искупался и лёг на песок позагорать. Сквозь ресницы просвечивало Солнце. Время отсутствовало здесь, поэтому неясно, сколько промелькнуло лет. Он увидел, словно пёстрая лента пролетела перед глазами – череду своих жизней в Четвёртом мире и понял, что всегда оставался ребенком. Тут он услышал, как Гора представила ему своё имя – Ула, увидел, как огромный Сом пришёл изнутри Истока Улитки-реки и заплыл в Грот – сом-друг из земной реки в лесу, где он рос матерью, и как воплощение чьих-то земных фантазий о добрых ручных дракончиках, пронеслась над его головой первая стайка аэрокросов…

И Юный понял, что мечты детей живут здесь. И ему захотелось, страстно захотелось, чтобы дети, проходящие непростую школу Четвёртого измерения, могли, так же как и он, приходить сюда, купаться, играть с животными, птицами, познавать радость, первую присущую Божьим созданиям черту, которую так тяжело подчас проявлять в Четвёртом мире, но именно это – самое важное дело там – проявлять радость Жизни…

Однажды Юный, гуляя возле истока Улитки на вершине Горы Улы, встретил ангела, – ведь он мечтал увидеть ангела! – который рассказал Юному о 25 знаках-Рунах и начертил их на камне ангельским пальцем. И ещё о многом поведал ему ангел. Юный понял, что ему предлагают тему дальнейшей мечты, ведь мечты остановить невозможно!.. И мечта, запущенная в сердце, словно комета, полетела – по спирали? – с Горы и вернулась опять в Исток реки; и постепенно стали возникать тут и там обители Рун, и пришли сами учителя-Руны, которыми становились люди, любящие познание и имеющие тягу передать это Юным, чтобы те уже несли этот свет в мир Четырёх измерений, наполняли и врачевали его обитателей, принося утешение и радость, идеи, вдохновение и жажду познаний…

Таково « Божественное производство» – одна из неисчислимых мечтаний Творца, имеющая неисчислимые виды в неисчислимых мирах-обителях Бога-Мира. Такова Божественная физика: частицы света, сплетаясь и сотрудничая в разных программах, складываются в пространства с разными свойствами, в существ, чувства, мысли, материи…

Места учителей-Рун занимали разные персонажи истории Земли, писанной в учебниках Доски или совершенно ей неизвестных. Дети стайками через порталы сна приходили сюда обучаться и черпать ответы на свои вопросы из Библиотеки Земли или Хроник Акаши – всегда открытой зоны накопленного опыта и знаний. «Ответы на свои вопросы» – ключевая фраза, приводившая сюда только тех, кто имел любопытство, тягу, вопросы. Именно это есть настоящее сокровище Пятого мира – доступ к Источнику истинных знаний, не искажённых сознаниями низших измерений.

Ныне в школе имеются 25 строений с названиями Рун, знаков, подаренных землянам Свыше. В каждом таком доме или замке есть Учитель, носящий имя Руны, а также животное-Хранитель. Пройти в Пятый мир можно через Пещеру Пункта П., далее через Арку Сознания, которую украсил каменными деревьями ещё Юный Парсифаль. Затем и многие-многие другие прекрасные Души были здесь. Сначала детьми, потом и взрослыми занимали они места Рун и проводили занятия с приходящими учениками. Один из них, сгоревший на костре Инквизиции, наказавшей его за принесённые знания, разжёг костерок перед Тропой Встреч. Другой, имевший беспредельную душу сказочника, вывел из Горы гномов, предложил им забавный облик и пригласил их построить для детей город веселья. Третий, не в силах позабыть родной беломраморный греческий город, оставшийся в Четвёртом мире, выстроил его из своей мечты – желания, наполненного любовью-энергией – на берегу моря Пятого мира, Четвёртый…»

Яша краем глаза заметил, что в зеркале промелькнул какой-то знакомый-незнакомый сад. По нему бегала Лапка за какой-то чёрной собачкой и обе лаяли. «Перебор, устал», – подумал Яша и выскочил в сад Дома Красной Герани. Махи нигде не было, а Серый сидел в шахматной беседке с Расой. Они не замечали никого. Тут очень кстати подбежал к нему Тузик:

– Слышь, брат, тебя там один поц спрашивает, бежим!

Они побежали по спиральным дорожкам горы Улитки прямо к морю. Там на песке, расправив салатового цвета крылья, лежал аэрокрос Тукр. При виде Яши он вскочил и заверещал, приглашая покататься. Яша взмыл на спине Тукра над Долом, и сердце его защемило от радости! Долина зеленела, море сияло сапфиром, и сама Гора Улитка, похожая на огромный панцирь улитки наутилуса, возвышалась, как ожившее творение Волшебника.

 

«Долой инвалидные мысли! Я хожу, я прыгаю, я легко бегаю, я летаю!» – твердил Яша.

Тузик, проводив их взглядом, вздохнул и прилёг на песок ждать возвращения.

Глава 21. Город в Доле

Сол собрал всех в беседке. Перед лицом каждого повис в воздухе прозрачный листик бумаги, на котором было написано следующее:

«Структура школы «Улиткин Дол»»:

В Школе «Улиткин Дол» – 24 дома-замка по именам кураторов-Рун. Ваши Руны-Учителя сейчас:

Маназ – Человек. Тела человека, их связь, возможности.       Методика исполнения намерений.

Осс – Символы, Знаки и как ими пользоваться.

Отил – История. Время и как им пользоваться.

Наутиз – Эго. Эмоции. Духовная Алхимия. Самотрансформация.

Беркана – 4 стихии. Элементалы. Животные.

Сол – Доскознание (Дуальность). Планета Земля. Измерения сознания.

Остальные Руны являются преподавателями для следующих групп и общая схема выглядит так:

Дети (с года до 12 лет) – 1 Руна.

Взрослые (с 24 лет) – 10 Рун.

Ангелы и Гости (постигают мир Земли) – 1 Руна.

Юные (с 12 до 24лет) – 6 Рун плюс 6 Рун.

25 Руна Единства является абсолютно чистой. Она – Общая, потому что означает Единого для всех Бога, Создателя Всего, Его присутствие во всём и во всех. Помещается на Вершине Горы Ула Улиткиного Дола.

Все молча постигали написанное, после чего листики растаяли и Сол сказал:

– Итак, Юные, пришло время вам познакомиться с остальными вашими шестью Рунами, их преподавателями и науками. Это будет происходить постепенно. Для начала, вас пригласят на занятия три Руны…

– Простите, учитель, я не могу удержаться от вопроса, – подал голос Петя-итальянец. – Ангелы постигают мир Земли, как ученики? Тоже через занятия в Школе Дола? А кто преподаватели?

– Хороший вопрос, Пётр, спасибо, интересный вопрос, – почти смеялся Сол.– Преподают у них люди разного возраста, которые в данный момент живут на Доске и готовят Переход. Эти люди занимаются самыми разными профессиями на Доске и являются представителями самых разных национальностей и сословий. Они на время лекции принимают имя Руны Йера, которая не имеет перевёрнутого значения.

– А какие предметы изучают ангелы? Кулинарию? – добродушно сострил Антон и приобнял светловолосую Женю-гимнастку, но та оттолкнула его сердито. Яша заметил, что Женя в последнее время старается ни с кем не разговаривать.

Сол подхватил:

– И кулинарию, если захотят. Они хотят понять жизнь человека на земле как можно лучше, как говорится, из первых уст.

– А Гости – это кто? – спросил Михайло из села Короткого.

– Гости с других планет, Галактик, систем и даже из других вселенных, – ответил Сол и подставил ладонь ребром – на него тут же села какая-то птичка, которая уже давно хотела это сделать, порхая около бывшего короля.

Мир расширялся и наполнялся, ребята гудели, обсуждая новости, даже грустная Женя немного оживилась.

– Так вот, вам предстоит познакомиться ещё с тремя рунами, – продолжил Сол, а птичка перескочила к нему на плечо и стала рассматривать ухо короля. – Тюр – это руна воина. Девочкам тоже придётся познать эту науку, потому что она не имеет отношения к войне. Её направление – стойкость мудрости. Если вы выдержите экзамен, вас посвятят в рыцари.

– И девушек тоже? – игриво спросила Эльвира.

– Конечно, – ответил Сол, провожая взглядом вспорхнувшую птичку. – Животное дома этой руны – огромный серебристый Волк Фенр, вы видели его на Празднике. Следующая Руна – Эваз, Руна порталов. И третья руна из шести новых для вас – Руна Кано.

– Можно мне? – взвила в воздух ладошку пышная Джамиля. Все посмотрели на неё: она сияла, будто влюбилась. – Я тут как-то заблудилась… Ну мой Проводник, моя кукла-узбечка Халима, не пойму куда вдруг пропала, а я пошла по дорожке…

– А не в Детские ли заросли ты наведывалась, о пэри? – прищурившись, и с восточным акцентом спросил Антон.

–… и вдруг стоит огромного роста… с другой планеты и улыбается… – продолжала Джамиля. – Говорит мне по телепатии, хочешь, заходи ко мне – я Руна…э-э…

– Кано, – подсказал Михайло. Все молча перевели взгляды на Сола.

– Так и есть, – он послал улыбку рассказу Джамили. – Кано – с системы Сириус и расскажет вам о жизни в других мирах совершенно других существ. Вы узнаете об их культуре, образе жизни, то есть об образе мысли. Только осторожнее с животным дома Руны Кано: это огненная саламандра, которая передвигается очень быстро. Её зовут Боска.

– Значит, в Доле инопланетяне и преподают и учатся? – уточнила отличница Олечка с мышиным хвостиком волос. С некоторых пор она перестала донимать Сола расспросами про религию, потому что Джамиля, родители которой были мусульманами, поговорила с ней о терпимости к другим взглядам, в том числе и широким, вселенским, – Яша как-то слышал часть их разговора на качелях.

– Весь мир учится, можете себе представить? И Взрослые тоже. Они осваивают в Доле самые мощные и тяжёлые Руны, – заключил Сол. – А теперь – угощение от Берканы!

Все с радостными воплями повскакивали со своих мест и собрались вокруг столика на траве: на стеклянном подносе возлежала гора свежайших фруктов, сложенных в форме Горы Улитки. Кабан Брюншель охранял огромную бутыль мятной воды.

К Яше подошла Маха с большой гроздью винограда, и молча предложила угощаться вместе. Но Яша почувствовал, что надо задать вопрос:

– Что? Тайны? Идеи?

– Нет, – сказала Маха, заправляя за ушко выбившуюся прядь шоколадно-золотистых волос. – То есть да, тайна, но уже нет. Женька… вобщем, она ждёт ребёнка.

Маха тут же схватила Яшу за локоть:

– Не надо, не поворачивайся. Сол с ней разговаривает.

– Слушай… услышать такую тему здесь – как-то необычно… – Яша почувствовал, что внутри него словно компания белок крутит колесо.

– Вот! – подскочила Маха, – и у меня те же белки! Ой… получилось твои мысли прочитать, кажется. Прогресс.

– Ей же, вроде уже девятнадцать, – Яша запустил в рот пять виноградин сразу и уже с набитым ртом произнёс: – Это нормально.

– Друзья! – раздался радостный голос Сола, и все обернулись на него. Он стоял, торжественно держа ладонь совершенно растерянной Жени на своей и сиял. – Друзья. У нас произошло удивительное событие – Женя, наша дорогая Евгения, ждёт ребенка!

«Прочитал мысли Махи. Или она – его? Или тут и слышимость повышенная?» – мелькнуло у Яши.

– Все мысли, которые у вас промелькнули, друзья мои дорогие, я считал, – улыбался лукаво Сол. – Все они, почти все, годятся только для мира Доски, – миров Третьего и Четвёртого измерений сознания, а посему мы их туда сейчас дружно и проводим. Ничто не случайно, вы знаете, а уж такое событие как рождение ребёнка – тем более.

– У меня есть предложение, – Антон поднял руки, прося внимания. – отпраздновать такое событие у гномов! Все в Круэвель! А можно? Мы давно хотели…

Сол только развел руки, словно подталкивая всю толпу к Сиро, который уже колотил копытцем по булыжнику на дорожке. Яша схватил Маху за руку, Женю окружили сразу несколько ребят, а Джамиля сказала:

– Сол открыл Женьке, что в прошлой жизни, у неё своих детей не было, а она очень хотела.

– Он сказал, что у неё в прошлой жизни был случай, что она спасла одного ребёнка потерявшегося, а потом у неё его отобрали его родители и увезли, а она искала его, и даже не смогла жить потом, – взахлёб рассказывала Олечка, приглаживая туго зачёсанные волосики. – А теперь вот он у неё родится…

Олину застенчивую улыбку поддержала Эля, взмахнув красивыми руками, как двумя крыльями:

– А ведь как это удивительно всё!

Парни немного смущались, но им было интересно, а Глеб деловито добавил:

– Сол сказал так: Женя с тем ребёночком в той жизни долго скитались и прятались от кого-то. Тогда она успела как бы его мамой себя почувствовать, а она уже взрослая была, хоть и больная, искалеченная…

Женя шла со всеми и роняла слёзы счастья и горечи. Маха спросила:

– А сейчас, на Доске… твои родители знают? и…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru