Улиткин Дол

Елена Трещинская
Улиткин Дол

Глава 7. Тьмя невежества и Библиотека Земли

Беседка представляла собой площадку из чёрных и белых плиток, выложенных «в шахматку», колоннами в четырёх углах служили перекрученные стволы каменных деревьев, а крышей – кроны этих каменных деревьев с переплетёнными густо ветвями, через которые светило солнце, и вся площадка была словно покрыта светящимися веснушками. В одном углу было, почему-то два дерева.

«Итого – пять» – рассеянно думал Яша. Его внимание отчаянно делилось пополам: девушка Маха и то, что он слышал от куратора.

В беседке, окружённой цветущими кустиками, все не без удовольствия разместились на оббитых красным бархатом старинных диванах, а Сиро примостился у ног Сола прямо на шахматном полу.

– Эх, – откинулся Серый на мягкую спинку, – не надо и мысли читать, чтобы понять, что на таких диванах я ещё никогда не сидел!

– Эта мебель – французский образец четырнадцатого века, – смакуя побочную тему разговора, сказал Сол и солнце подыграло ему: зажгло огнём зелёные и красные камни на его поясе. – Тогда многие полюбили новую моду обставлять замки удобной, уютной мебелью, стелить ковры и даже разгораживать ими большие помещения на комнаты..

Яша увидел, что Сол смотрит на Олю, которая вся покраснела, а мышиный хвостик её волос дрожит.

– Я хочу спросить Вас… опять, – сказала она неуверенно и посмотрела на других, словно ища помощи, – насчёт религии, то есть… церкви. Почему это тоже ловушка?

Вид у неё был несчастный, но в глазах мелькнул вредный жестяной огонёк.

– Очень хороший вопрос, дорогая, спасибо, это сразу надо прояснить, – сказал Сол, как будто Оля поздравила его с днём рождения. – Вселенский Закон Любви – есть такой закон в физике Вселенной – учит нас уважать выбор другого человека, но он не запрещает разобраться в том или ином вопросе, если он вас интересует. И, прежде всего я скажу, повторюсь, что ловушкой может стать для вас всё, что угодно, даже прекрасные вещи, – это зависит от вашего выбора. Давайте разберёмся с самого начала. По истории вы изучали в школе на Доске, что религия возникла от страха людей перед неизвестными явлениями природы, и первыми священниками стали жрецы племён, так?

– А нам и не такое рассказывают! Представьте, приличные люди, учителя, говорят, что человек произошёл от обезьяны! – Маха произвела взрыв хохота, и Сол хохотал вместе с ребятами.

– А помните, вы говорили про три понятия – Бог, религия и церковь? – спросил Петя и умолк, потому что все разом посмотрели на него, как коты на мышь. Сол же, благодарно кивнув, подхватил его мысль:

– Второе понятие, религия – это сам предмет верований с мифами и многочисленными текстами. А вот церковные институты – изначально и впоследствии – дело рук жрецов, групп людей, которые всегда имели цель перехвата власти у монарха, идея тоталитарной, абсолютной власти. Они создавали из веры в Бога товар и завлекали как можно больше народа под свои знамёна. А их цели были очень просты – обогащение, как и во всяком торговом деле, или жажда власти, как страсть. Прикрывали они, конечно, свои цели, как могли, пугали людей наказаниями ада, ругали другие религии, подделывали тексты, – это обычные дела в бизнесе, но, несмотря на это, происходило и до сих пор происходит чудо, – изменил тон Сол и посмотрел лучистым взором прямо в Олины вытаращенные и перепуганные глаза. – Среди людей и среди людей церкви находятся такие, которые, считая себя верующими, действительно любят Бога, а не поклоняются Ему от страха адского наказания. Но заметьте, в этом чуде участвует человек и Бог, и никакого посредника.

Оля сидела неподвижно, соображая, что происходит в её голове. Тогда Сол сказал:

– Позволь мне дать тебе совет. Если ты посещаешь церковь, читаешь Библию, участвуешь в обрядах и чувствуешь себя при этом счастливо, то это прекрасно, продолжай, радуйся, воспаряй во время пения хора, или своей собственной молитвы! Только никогда не забывай, что все чувства радости, умиротворения, желания сострадать другому, чувство благодарности и покоя, – исходят от Бога, который находится повсюду, в каждом человеке, не исключая никого, и тебя прежде всего. Вот и поддерживай Его в себе. И тут никакой ловушки нет.

– А всё-таки, Божественное и человеческое – вроде света и тьмы? – прервал учителя Петя, и на всякий случай посмотрел на Мишу.

– Это так, если под словом «тьма» мы подразумеваем только человеческое невежество, то, что не освещено светом знаний и любви, или энергию неосвещённую, непаханое поле, – расцвёл улыбкой Сол и обвёл глазами круг ребят. – Невежество усадит вас на любую карусель и закрутит до беспамятства… Забудете, что в вас искра Божья. Мы в Школе Улиткиного Дола даём вам доступ к знаниям, которые сформированы не министерством образования, а изначально составляют информационное поле планеты, это и есть Библиотека Земли. Эти знания – вроде света, который осветит вам дороги, а дальше – ваша святая воля выбирать. Запомните, никто не в праве за вас выбирать ваши цели и пути, диктовать вам, кроме вас самих, потому что свобода выбора дана каждому, и не забудьте её охранять в себе и давать такое право другому.

– Я поняла: здесь дают знания, а не слепую веру, – сказала Маха, забросив за спину две шоколадные косы, и её красивые кошачьи глаза прищурились. – Это то, что мне надо.

Ребята опять засмеялись, Яша подавился воздухом, когда махины косы взлетели, а Сол сказал:

– Совершенно верно, мы дадим знания, а не веру. Потому что где есть вера, там есть и сомнения – такова природа человека. А знания – для того, чтобы вернуть себе могущество, данное каждому изначально, чтобы управлять своей жизнью самостоятельно, сознательно, только с Божьей помощью, находящейся вроде звезды в каждом существе, и больше ничьей.

– Значит, вера совсем не нужна? – спросила Оля так сильно краснея, слвно собираясь взорваться красной краской.

– Вера очень нужна, – ответил Сол мягко, – но сначала в свои силы, вера в себя. Только тогда Богу можно положиться на тебя.

– Солнцу не важно, видишь ты его или нет. И ты можешь прятаться от его лучей, оно не запрещает. Богу не важно, веришь ты в него или нет, и к какой религии ты принадлежишь. Он просто любит всех, кого создал и всё. А солнце светит, – объясняла Маха.

« С этой темой она явно выясняла свои отношения», – подумал Яша, мельком заметив, что форма уха Махи совершенна. Сол посмотрел на Маху, как на новую розу, распустившуюся в его саду.

Оля перестала сиять красным цветом, а Джамиля взяла её под руку.

– И по Закону Равновесия, который вы изучите, приличные люди эту любовь должны бы Богу вернуть, – шутливо продолжил Сол, и все засмеялись. И тут прозвучало:

– Вот вы говорите Бог, а кого вы имеете в виду?

Все посмотрели на Антона, задавшего вопрос, и ответом Сола сначала была улыбка, какой ещё не видели студенты:

– Мой предмет, как вы помните, Измерения Сознания, поэтому вопрос очень по существу и схема, которую я вам обрисую – основополагающая в этом вопросе. Смотрите, сейчас перед каждым, для удобства появится в воздухе голограмма этой схемы.

Яша действительно увидел чуть выше своих глаз словно бы маленькое солнце, светившее мягко, позволяя на себя смотреть, не щурясь.

– Сейчас вы узнаете то, что должен знать каждый человек, чтобы быть собою и не попадать ни в какие ловушки нигде и никогда. Представьте себе, что солнечный шарик перед вами – это сознание Бога, Истока, как мы говорим.

Яша увидел, что от миниатюрного солнышка перед ним протянулся вниз лучик, на конце которого зажглось солнышко поменьше.

– На конце каждого его луча – солнышко поменьше. Это Центральное Солнце нашей Вселенной, которая называется Альфа и Омега. Сейчас лучик из него ведет к следующему солнышку поменьше – это хорошо известное вам Солнце нашей Галактики Млечный Путь, от которого также исходят лучи, рождающие солнца разных солнечных систем нашей Галактики и наше Солнце также. Оно, кстати, входит в Семью, которая зовётся Семь сестёр, семь солнечных систем, объединённых в созвездие Плеяд, частью его мы являемся… И вот, следующий сверкающий шарик – наша Земля, планета Гайя, которая потом тоже станет солнцем. А вот и человек.

– Я тоже вижу вместо человека светящуюся звёздочку, как солнышко, – сказала Джамиля, глядя перед собой озабоченно, – а где…

– …тело? – словно мячик, подхватил вопрос Сол. – Правильно, дорогая, ты видишь Большое «Я» человека, его Высшее, Божественное сознание, а тело… внутри!

– О-па! Я тоже вижу! Так вот где я! – радостно вопил Антон. – В себе!

Хохот беседки взлетел над садом.

Тут произошло что-то у Яши внутри груди: словно бы луч от голограммы протянулся к нему, тепло прошёл чрез макушку и уютно устроился в яшином солнечном сплетении, как тут и был. Вопрос Глеба, находившегося, без сомнения, в шоке, сдул голограммы:

– Так Бог – сначала рождает вселенные?

– А что такого? – спросил Сол шутливо и беседка засверкала от смеха, который позволил всем перевести дух от увиденного. – Да, Сознание Верховного Творца творит чудеса, как и ваше собственное, являющееся частью Его Сознания. Стало яснее?

– Стало веселее, – сказала Маха, ладошками обтирая лицо. Её прозрачные глаза цвета чая крепкой заварки выражали пик достигнутого счастья и какого-то счастливого облегчения. – Всё так просто! Большое состоит из малых фрагментов, как и океан из капель. И карусели не страшны, теперь можно даже покататься, без страха попасть в ловушку, так?

Последнее «так» обращалось к «одноклассникам». Сол пояснил:

– Сознание человека на планете Земля – тот самый фрагмент или лучик от Творца – управляет вашим физическим телом, которое является уплотнённым полем колеблющихся волн индивидуального рисунка. Это ваше земное полевое тело состоит из синтеза нескольких полей или тел – тела эмоций, тела разума и эфирного тела, двойника вашего физического тела и других разных тел-полей у вас ещё много. Когда целитель вас лечит, он видит искажения эфирного тела, которые показывают, где лечить физическое.

 

Яша заметил, что Глеб слушал с таким выражением, словно бы видел перед собой чудо преображения из мёртвого тела назад в живое, и даже вопрос Жени не сдвинул ни чёрточки в его лице или позе. Вопрос был такой:

– А Иисус Христос – кто, по-вашему?

Оля подскочила и благодарно посмотрела на Женю, опять раскрасившись помидорной краской. Сол, сидя в кресле, слегка поклонился вопросу и ответил:

– Весь курс в Школе Улиткиного Дола можно было начинать с этого вопроса. Имя человека, который родился приблизительно пару тысяч лет назад в Галилее – Иешуа бен Иосиф. Когда жрецы поняли, что повсюду стали возникать христианские секты, то есть группы людей, вдохновлённые учением Иисуса, и всех этих христиан не перевешать, они решили использовать учение и имя Иисуса на благо своим целям стяжания власти над народами. Они стали строить церковь, утвердив крест с распятием в центр поклонения, переписав, конечно, и толкуя слова источника так, как им было надо, чтобы собрать и подчинить себе побольше людей. Но они не знали, что Христос, также является древним условным названием энергии Верховного Творца…

–… солнышка, с которого мы начали? – выпалил Глеб.

– А я знаю, – сказала Маха, хитро прищурив свой кошачий глаз, – что учение было искажено, праздники языческие переделаны в христианские, и все тексты, которые содержали истинное учение, были или уничтожены или захвачены. Часть их спрятал Ватикан, и они никогда их не покажут, потому что там вся правда, такая правда, что никто после этого в церковь не пойдёт.

– Нет, надо, чтобы всё стало известно, но люди всё равно объединили бы свои религиозные взгляды, – сказал Петя.

– Для такого скачка сознания нужно время, может, двести лет! – возразила ему Эля.

– Понятно, Творец делает вселенные, – вслух размышлял Антон, – а вот человек что создаёт?

– Мой предмет – Сознание, – отвечал Сол, – и Сознание Творца создаёт миры других вселенных, сознание вселенское творит галактики и так далее. А сознание человека творит свой собственный мир и свою жизнь, свои вселенные.

– А вы в курсе, что мы, люди, там, на Доске такого натворили… – все засмеялись на это замечание Антона.

Сол поднял палец.

– Вот почему вы здесь. В Улиткин Дол собирают тех, чьё сознание уже претерпело изменения. Вы будете и дальше развивать его, просыпаться, посещая занятия в этой школе, чтобы потом…

Словно стрела вверх взлетела ладошка Махи.

– Можно? Простите, но я видела это во сне! Я видела Вас, вы говорили это и я запомнила!

Все загалдели: мы тут и так во сне.

– Нет! Это было давно. Я была тогда … совсем одна, без родителей, – Яша напряг слух, – всё время плакала, а тот сон словно дал мне заряд. Я потом преодолевала всё!

– Да что там во сне у тебя было? – спросил Антон.

– Вы, – Маха повернулась к Солу, – мы с вами стояли на мостике … это был Дол?

Сол кивнул, сияя улыбкой.

– Я была маленькая тогда, – продолжала вспоминать Маха, – и вы сказали, что моя жизнь будет необыкновенной, что я смогу как волшебница помогать людям. Вот.

– Да, милая, – приобнял Маху Сол, – мы с тобой стояли на мосту чрез Улитку здесь, совсем рядом, у Дома Герани. Ты проскочила Арку Сознания и вприпрыжку побежала по тропинке прямо ко мне. Но сначала я увидел твоего попугая.

– Да, мой попугай – Сентябрь! Мой Проводник здесь, в Доле, – ликовала Маха. – Он всегда был моей мечтой, а во сне он становился реальностью, и мы играли на лужайках у моря…

– Никто не заметил, что Маха прервала учителя? – ворчливо вставился Михайло.

– Вы говорили, что мы тут для того, чтобы… – помогла Оля всем.

– Да, с вами мне так хорошо, что я всё забыл, – пошутил Сол. – Так вот. Пребывая здесь, вы создаёте и накапливаете заряд, вроде аккумулятора, а затем на Доске вы… просто живёте земной жизнью. Но заряжаете всех вокруг, питаете…

– Мы питаем остальных? – обвёл всех взглядом Петя. – Нас же мало, на всех еды не хватит…

Грянул весёлый хохот, но ответ все хотели знать.

– Ты прав, – отвечал Сол, – но, во-первых, вы, скорее, не питаете, а даёте импульс, толчок, чтобы земное сознание другого человека пробудить, и тогда каждый сам понимает, как быть дальше, чем и как заниматься. Но, конечно, на уровне подсознания.

– А во-вторых? – Махе не терпелось.

– А во-вторых… – загадочно протянул Сол, повёл в воздухе рукой и над головами ребят расцвёл шатер из многоцветных огней, все ахнули и минуту-другую созерцали это мерцающее чудо, сквозь которое сияло солнце Пятого Мира.

– Сейчас у вас над головами я приоткрыл небольшой портал-окно, через которое можно видеть разноцветные звёзды в душах многих миллионов землян. Это портал-переводчик на язык Пятого мира. Он переводит на язык энергии то, что сокрыто и невидимо на Доске…

– Это души людей на Доске?

– А кто они?

– Вот хороший вопрос, – сказал Сол, и звёзды начали таять. – Это -остальные. Не налагать же всю ответственность по перемене сознания землян на ваши молодые плечи.

– Значит, они такие же, как и мы?

– Абсолютно.

– А кто эти люди на Доске? – задала вопрос Джамиля.

– Это люди разных профессий, мастера своего дела, но кроме этого – тоже генераторы нового сознания. Они тоже имеют свои уголки в прекрасном мире Улиткиного Дола и в других подобных местах, созданных их прекрасными сознаниями, и они пребывают здесь во сне… Однако, есть разница. Просыпаясь на Доске каждый день по утрам, они ничего не помнят о своих посещениях другого измерения. Более того скажу, почти половина из этих людей не занимаются ни эзотерикой, ни религией, ни философией. Многие из них не верят в «сверхъестественное».

– Так они спят? – копала мысли Маха.

– Не совсем, – отвечал учитель. – Просто перед рождением на Доске, была чётко определена их миссия, и условием её выполнения было как раз не помнить «другую» жизнь.

– Я это потом пойму, – пробормотал Петя, и все засмеялись.

– А почему всё-таки?

– А потому, что Творец имеет невообразимое количество разнообразных видов энергии, каждое существо и его личность, сознание – неповторимо! Вы же видели огни! И есть такие «заряды», которые можно реализовать только в определённых ограничивающих условиях.

– Чем же они заняты, Боже ты мой? – спросил Антон .

Это было произнесено так смешно, что Сол издал раскатистый смешок.

– Они заняты созданием очередной Эпохи Возрождения, друзья! Они не только художники, поэты, архитекторы, но и учёные, врачи, общественные деятели, даже фермеры! К примеру, скоро вы не узнаете Москву!..

Эти слова Сол выдал прямо Яше в грудь.

–А что? – вслух спросила за Яшу Маха.

– Она станет одним из самых красивых городов мира.

– И чистых? – засомневался Серый.

– И добрых, – отвечал веселью учитель. – На катках зимой будут устройства для согревания ног. А в метро будут выдавать напрокат зонтики в непогоду. И многое другое! Это подхватят другие города… Вас ждут чудеса, сотворённые этими людьми!

– А мы тогда на что? – пытал Михайло.

– Вот и вернёмся к нам, друзья, – Сол присел на свой трон. – А ваши драгоценные сознания будут в том числе «питать» тех, поддерживать, понятно? Только надо хорошо понять сейчас в этот момент и навсегда, что все сознания связаны в одно Сознание Творца. Весь мир един. Об этом и пришёл сказать людям Иешуа. Кстати, его сознание было «включено» на все сто.

– А питать как будем… пихать ложку? – смешил публику Антон.

– Просто жить и знать, кто вы, – отвечал учитель.

– Здорово, – серьёзно сказал Серый как бы себе, – во мне, значит, сознание божественно, а эти … грехи?

Кто-то тихо подавил смешок, а Сол ответил:

– То, что ты называешь грехом, то есть список несовершенных качеств и потом поступков, на которые они толкают, можно рассматривать как испытания, которые предлагается использовать в качестве механизма совершенствования. Только…

– Только мы на этом подзастряли на Доске, – сказала Маха, – увлеклись и в ловушки попались.

– А грехи человеку… кто-то предложил? – задала свой вопрос Эльвира, которая обычно молчала во время рассказов учителя.

– Милые мои, запомните. Доска, то есть Четырёхмерный мир – это исключительно зона вашего творчества. Никто вам там ничего не навязывает и также исправлять за вас никто ничего не будет. Таков закон. Грехи – это и усложнение вашего пути, и бесценный опыт. Вот пыль в доме: делаете уборку – учитесь труд любить. Развели пыли слишком много – усложняете себе уборку, будете потом ремонт делать или зарастёте грязью. К примеру, один из грехов – жадность, как и прочие, рождается в заниженном сознании человека Четвёртого мира, – как по-писанному отвечал Сол, а Серый хмуро вставился:

– Там, где два процента от ста. Знала бы жадность про себя правду.

Тут все услышали необычный, словно прозрачный, голос Расы:

– Иисус… дальше.

Сол словно вырос, сидя на своём троне.

– Благодарю тебя, – обратился он в Расе, – ты напомнила мне о завершении этой темы. Друзья, сегодня вы познакомились ещё ближе с темой измерений сознаний. И без долгих объяснений вам теперь понятно, что сознание Иешуа бен Иосифа было неизмеримо больше или выше остальных людей на земле. Оно было таким и до его рождения на Доске и после его жизни на Доске. Вам ясно также, что его жизнь имела великую миссию. Он изменил ход жизни на земле, принеся в почти кромешную тьму источник света. Не вспышку, а именно источник.

Никто не нарушил тишину возникшей паузы. Сол продолжил, глядя внутрь себя.

– Этот источник света позволил многим людям увидеть свой свет и пойти к нему. И это происходит до сих пор. А искажения… Вот есть хороший солнечный день. А тучи? Они искажают свет солнца?

– Тучи пролетают по своим небесным дорогам, просто мимо, – сказала Раса.

– И туман – это не отмена солнца, а просто многообразие жизненного опыта… – поэтично-задумчиво протянула Эльвира.

Вдруг Сиро вскочил и побежал в дом.

– Чего это он? – спросил Глеб, словно очнувшись от сна.

Сол пояснил:

– Дома здесь – это особая зона, которая видится вам, как дом. Зона меняется постоянно; и Сиро, Брюншель и другие Хранители домов, с которыми вы познакомитесь, чувствуют эту зону особым образом. Они нераздельно связывают Дом с вашим здесь присутствием. Что-то меняется внутри, и Сиро спешит посмотреть, и творчески поучаствовать. К примеру, потанцевать танец маленького оленя при замене столовых приборов. Пойдёмте-ка, я вам кое-что ещё покажу в Доме.

Все вскочили, а Миша степенно встал и изрёк, обращаясь к Оле:

– Думаю, в скорой перспективе – объединение всех религий. Пусть остаются собой, но признают общего Бога, общий Исток, наконец, – речь была достойна взрослого мужа.

Джамиля, а за ней и Оля прыснули.

По правую руку от камина оказалась ещё одна дверь, которую Яша не заметил раньше.

– А вроде её не было тут? – сказал Антон, когда все вслед за куратором подошли к массивной резной двери.

– А я только что предупредил вас, – шутливо поклонился Сол, – в Доме Красной Герани, и в других Домах Улиткиного Дола, могут меняться пространства и предметы, по мере продвижения в познаниях.

– О-о, мы уже и продвинуться успели, – в тон пошутил Серый.

– Да, мы же заговорили о знаниях, и тут же проявилась эта дверь в Библиотеку, – показал на резные вензеля Сол. – Доступ сюда будет всегда открыт, пока…

– Пока что? – прервала паузу Эльвира. Сол замялся.

– Пока есть вопросы, – и он просто толкнул дверь.

Ребята прошли по короткому, слабо освещённому коридору, который вывел их в странное помещение круглой формы. Белый мраморный пол под ногами словно был подсвечен снизу, а стены напоминали плотный синий туман.

– Приплыли в колодец, – тихо сказал Серый, обращаясь к Расе, слегка пригнувшись к её плечу, и его слова разнеслись тут неожиданно громко, но все в это время смотрели наверх. Яша увидел, что стенки «колодца» поднимаются в поднебесье, которого вроде бы и не предполагалось в невысоком Доме Герани, и что в гуще голубоватого тумана стен проглядывают, словно живые, крошечные двигающиеся огоньки. Несмотря на странности помещения, тут ощущался чудесный покой, а Яшино любопытство достигло здесь, казалось, своей наивысшей точки кипения.

– Вглядитесь в туман, мои дорогие, и вы увидите множество изящных лесенок, – Сол наслаждался эффектом, произведенным на Юных Библиотекой, – по ним можно бродить!

– А заблудиться тут можно? – опасливо спросил Глеб.

– Нет, милый, никак не возможно, – расцветал широкой улыбкой Сол, и мясистая часть его носа в такой момент почти потешно нависала над улыбкой. – Видите огоньки? Это ответы на ваши вопросы. Если вы входите в Библиотеку, имея вопрос, – а иначе Дверь сюда не будет вами опять обнаружена, – то тут же перед вами зажжётся огонёк и поведёт вас по нужной лестнице… А когда вы получите ответ, вы окажетесь у выхода в коридор. Огонёк выведет вас! Вот и всё!

 

– Ясно, будем учиться теперь и во сне, – с шутливым вздохом сказал Антон, а Женя сердито дёрнула его за рукав. Сол кивнул шутке и поднял обе руки, указывая на стены колодца:

– Мы и не учим, а помогаем вспомнить. Вся информация уже заложена Всевышним Разумом в каждого из нас с рождения, в каждую клеточку вашего тела и всего Существа. Вернее, она всегда в нас, потому что она всегда в Боге, а мы – его частицы. Просто у вас она заблокирована, а мы подсказываем вам, как её разблокировать. Дать лучу дорогу.

– Значит, будем потихоньку приходить в себя, – оглядывая голубые туманные стены, сказал Антон, и все заулыбались, почему-то опасаясь громко смеяться тут.

Сол сунул руку в туман, словно поднял невидимый рычаг, и прямо на стене перед ребятами развернулся небольшой экран. Пока по нему двигались цветные тени, Сол продолжал:

– По мере «вспоминания» себя, частота ваших вибраций меняется, повышается, – учитель заметил несколько вопросительных взглядов, но за него всё объяснил Миша, развернув к ребятам свои большие уши:

– Всё есть движение волн энергии с разной скоростью и рисунками. Определенная скорость, более медленная – создаёт, как кусочки масла из взбиваемого молока, маленькие частицы разреженной материи, они потом сбиваются в более плотные и вот вам наш мир материи. Заторможенный свет, как кто-то сказал.

Сол тремя плавными хлопками поаплодировал сибирскому гению и пояснил дальше:

– Собственно, все миры Бога разноматериальны, можно так сказать. «В доме Отца моего Обителей много». Энергия находится в постоянном движении, и движется с разной скоростью, создавая миры разной плотности. Если у вас сознание полностью активно, то вы можете путешествовать по ним беспрепятственно.

«Ух, ты! – мысль Якова совпала с общим возгласом. – Осталось только в сознание придти.»

– А говорят, у каждого человека есть настоящее, вечное имя, то есть своя индивидуальная частота вибраций, неповторимая нигде во Вселенной, так? Ещё говорят «код» или «рисунок», – изрёк опять Михайло, а Серый тихонько, чтобы все слышали, бормотнул: «Страшно умненький мальчик». На что гений невозмутимо кивнул, а Сол одобрительно засмеялся.

– А теперь внимание, повтор. С повышением духовности индивидуума, повышается скорость его частиц или энергии, энергия утончается, повышаются вибрации, как мы говорим, – вещал Сол, – и тогда вы получаете возможность посещать другие измерения, Дол, к примеру.

– А это… с точки зрения физики как? – спросила неуверенно Женя.

– Скорость колебания частиц Третьего и Четвёртого мира – от 7,8 Гц до 16 Гц в среднем. У апостолов Иисуса была пара десятков, а у Иисуса – 105Гц, – Сол говорил, как по писанному.

– Кто-то мерил? – пошутил Серый.

Сол махнул на туман:

– Все данные – в Библиотеке.

– О-па! – погладил бритую макушку Антон и оглядел остальных. – Так это правда, что хорошим быть выгодно?

– Тысячи лет вам про это говорят, – уперев руки в бока, отвечала Антону Эльвира. А Глеб одновременно поднял ладошку, покраснел и сказал:

– Значит, я не зря старался всегда.

Класс зазвенел смехом умиления и радости от внезапного открытия товарища. Сол продолжил:

– Внешне, то есть на Доске – повышение вибраций никак не заметно, а вот в Пятом мире, это видно сразу.

– Как? – спросили сразу несколько голосов, и Сол раскрыл руки как для огромного объятия:

– Это факт вашего присутствия здесь! Или вот, отсюда видно меняющиеся частоты Доски, – указал он на экран, и ребята увидели обычную городскую улицу, по которой в обе стороны двигался поток людей.

– Смотрите, вон мужик идёт – светится! – воскликнул Серый, и некоторые подавили смешок.

– Обратите внимание – его свет передается другим, и их частоты повышаются, – продолжал Сол, а на экране было чётко видно то, о чём он говорил.

– Вот это да!.. – искренне поразился Антон, – а это не компьютерная анимация?

– Смотрите, сияние этого дяденьки налипает на прохожих! – этот почти крик Махи привлёк внимание Сола. Он ответил:

– Это и есть ваша задача, если желаете. Здесь вы, впитывая знания, повышаете свои вибрации и помогаете повышать их другим людям, сознание которых ещё спит.

– Что, просто мимо всех гулять что ли, и всё? – переспросил Серый.

– Иногда и просто проходить мимо достаточно! Но только если ваша звезда-маячок горит, – радостно констатировал чудо Сол. – Да, Улиткин Дол – это школа, цель которой, как и любой другой школы – дать знания. Или точнее, разбудить в вас Свет знаний, повышающий ваши вибрации, возвышающий сознание. И… что не делают в ваших земных школах, подготовить вас по некоторым специальностям, которыми вы сможете пользоваться на Доске. Знания здесь не сфабрикованные, а настоящие. Это элементарно, физично, как бы на Доске сказали.

– Да-с, но это – продолжение земной физики, как бы помягче сказать, – заметил Михайло.

– На Доске это называется ругательно – «эзотерика», – хмыкнул Антон.

– «Метафизика» звучит лучше, – сказала Маха.

– Раньше звучало «алхимия». Алхимия духа, я бы сказал сегодня. Потому что, как и в химии, измерения находятся одно в другом, взаимопроникая, – объяснял Сол. – Каждое измерение имеет законы своей физики, дальнейшей физики, я бы сказал. По мере утончения измерений.

– То есть, я так понял, – работал мозгом Михаил, – что законы физики трёхмерного пространства действуют только в трёхмерном мире?

– Да, именно так! – радовался Сол. – «Метафизика» – в словаре толкований так и объясняется, как «следующая физика, за пределами». Впрочем, называйте, как хотите. Как я уже рассказывал вам, вы живёте на гребне смены эпох. Это процесс обычный в развитии жизни любой обитаемой планеты, и процесс систематический, как этапы роста растения. Смена уже произошла, только-только. Теперь всё стремительно меняется, набирая критическую массу, и через несколько лет произойдёт некий сдвиг, перелом, Переход, как мы тут говорим.

– Переход куда? – спросил Яша, ощущая себя в миге, которого будто бы долго ждал.

– Весь «человеческий» мир Доски, в результате ряда квантовых скачков энергии, перейдёт в другое измерение, более высокое измерение Четвёртого и частично Пятого Мира – спокойно сказал Сол, и пространство в колодце накрыла подушка тишины. Мысли и чувства работали, а экран незаметно растворился в тумане.

– А можно спросить… – замялась Женя, оглядываясь на остальных, – а что такое измерение? Четвёртое, Пятое? И дальше?

Сол был доволен вопросом девочки:

– И дальше. Измерение – это состояние сознания. Его уровень, частота или «рисунок» вибраций. И переход будет постепенным: сначала осознаешь, а тело после «догонит». Сначала у некоторых людей, потом у остальных.

Тишину пробил спокойный голос «Ломоносова»:

– Понял. Вибрации всего на Доске повысятся, так?

– Верно, – ответил Сол, – но прежде нужно осознать, как я только что сказал, и поэтому на земле произойдут некоторые «пробуждающие» сознание события. Но… об этом – в другой раз. Вы узнаете, что делать и как, а также то, что никакое будущее не предопределено…

– Так будет Переход или нет, я не понял? – спросил Серый, и похоже, этот вопрос задал бы здесь каждый.

– Будет, уже идёт, но как он пройдёт, зависит, в том числе и от вас, – сказал Сол серьёзно, заглянув каждому в глаза. – И потом… что значит «переход»? Это повышение вибраций всего. Вот так.

– Это – необычное место, – раздался тихий голос Расы. Все повернулись к ней, а Серый покраснел. – Эта Библиотека – Хроника.

Воцарилась минута оглушительной тишины. Сол смотрел на девочку так, словно встретил давно потерянную дочь.

– Ты совершенно права, дорогая, – взволнованным голосом ответил он и подошёл к ней поближе. Яше показалось, что учитель всматривается в лицо девочки. – Это и есть Хроники Ай-Ка-Ши.

– А что это за Хроники? – спросили сразу несколько человек.

– Это тема одного из следующих занятий. А теперь, ребята, я попрошу вас разойтись по своим комнатам. Дело в том, что…

Сол посмотрел в сторону коридора – там стоял Сиро.

– Оленёк сообщает, – голосом радио заметил потихонечку Серый, но его опять все услышали.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru