Улиткин Дол

Елена Трещинская
Улиткин Дол

Глава 24. Новые учителя

Серый явился в Пещоры, поднялся к Яше в комнату и с видом заговорщика прикрыл дверь.

– Привет, старик, как костыль себя чувствует?

– Нормально, а что?

Серый подсел поближе и заговорил тихим голосом:

– Слышь, пошли местную пещеру разведаем, а? Не зря же вы передвинулись жить в эти места? Значит, тут портал есть, должен быть! Не буду же я искать портал в городской квартирке? А?

– А Раса с кем осталась? – спросил Яша, надевая футболку.

– С ней подруга Регины осталась. Хорошая тётка, сердобольная. Юная пенсионерка. Пока, говорит, отдохну с Расочкой, подумаю, как мне свою свободу использовать. Пока я там неделю с Расой был – рисовал дома – эта тётя съездила в паломничество в Дивеево и ещё куда-то успела. Наслаждаюсь жизнью, говорит. Готов?

Ребята потихоньку выбрались из дома. Бабушка дремала после обеда, Лапки и Готика не было дома: они отправились в лес за травами. Яша слышал в открытое окно своей комнаты как Лапка, уходя, говорила Готику:

– Соберём травки. Я тебе расскажу, что и как. Бабки Ёжки всё это хорошо знали, очень! Я до сих пор всё помню.

На что Готик ей отвечал:

– Ты мне обещала рассказать про Деда Пихто.

– Ну, слушай. Это лесовик, может, увидим его сейчас, так ты не здоровайся по-человечьи, просто поклонись и молчи, я тебя очень прошу…

Дальше их голоса смешались с голосами птиц в саду.

Серый рассудил, что одну остановку надо проехать на автобусе. Местный автобус обладал именем, его звали Василёк за ярко голубые полоски. Обычно в салоне Василька сидело два-три пассажира – местность тут была нелюдная. Василёк работал исправно, даже почти под самые Куранты на Новогодний праздник. Тогда водитель надевал шапку Деда Мороза, через весь салон протягивалась гирлянда огоньков, и звучала песня в исполнении ансамбля «Абба». Однако задняя дверь неизменно была закрыта, из-за малого числа пассажиров, а автобусный паучок протянул паутинку от ручки до ручки.

Друзья вышли у леса и около получаса двигались через чащу к огромному реликтовому разлому. Действительно, это напоминало глубокое русло, почти пропасть, заросшую высокими деревьями. Казалось, что вот-вот из-за поворота, дожёвывая ветку, выйдет динозавр.

Серый двигался впереди, обшаривая склон. Наконец был найден лаз, в который друзья и Яшин костыль совершенно свободно пролезли. Они оказались в небольшой пещерной «прихожей», которая тоже через лаз вела в довольно просторную «гостиную». Ребята осветили пространство двумя фонариками.

– Вот, здесь! – сказал Серый, указывая лучом света на единственный лаз вглубь.

– Уверен? – спросил Яша.

Что бывает, когда не послушаешься внутреннего голоса? Путешественники, потеряв счёт часам, ползли и ползли вглубь, пока не достигли небольшой пещеры с разломом посередине.

– Гляди, – азартно сказал Серый вот, колодец… Он полон воды! Сунь руку!

– Не сомневайся! Мне Дара как-то проговорилась, короче… Если тут нырнуть, то вынырнешь в озере Дракона у Руны Лаг!

– Может, ты не так понял Дару? Смотри! Выруби фонарь.

Оставшись в полной темноте, ребята увидели дальше в проходе свет.

– Лезем!

Они продвинулись на несколько метров дальше, свет становился всё ярче. Наконец путь им преградила вода: чтобы пройти дальше, нужно было нырнуть в этот пещерный пруд и проплыть к очевидному выходу из пещер.

– Серый, давай, ныряй! Проверь дно.

Но нырнуть они не успели. Камень под ними двинулся вниз, и друзья в мгновение погрузились в воду. Сколько прошло времени под водой, они потом так и не вспомнили. Зато оба чётко увидели, как их окружили полупрозрачные существа, похожие на крупных рыб с почти человеческими головами и удлинёнными плавниками, похожими на руки. Когда исследователи вынырнули, встав на обвалившийся камень, который теперь лежал на дне, они увидели в проёме света троих. Это был Тузик, Дара и изящная цапля.

– Приплыли, господа, – сердито тявкнул Тузик. – Как ундины? Не утащили на дно?

– Какие ундины? – спросил Яша, отплёвываясь.

– Они их ещё не проходили, – сказала Дара строго. – Скажите спасибо, что Руна Лаг не способна сердиться. Просто послала нас сюда, и вот, своего Хранителя. Саломею.

Дара кивнула цапле, но Саломея не шелохнулась, вроде экспоната музея. Яше показалось, что глаз цапли сверкнул зелёным.

– Значит так, – подвёл итог Тузик. – Сейчас вы возвращаетесь тем путём, что пришли. И запомните информацию: за порогом этой пещеры вы не попадёте в Дол. И к автобусной остановке тоже. Вы выйдете к дачному посёлку Салазкино, прямо к магазину. Второе: в Дол можно попасть только через сон или медитацию, которой вы пока не овладели. Третье…

– Стой, Туз, – сказал Яша, у которого зуб на зуб не попадал, – но я же тебя сейчас вижу реально…

Ответила Дара:

– Мы, Проводники, можем иногда появляться перед вами на Доске, в экстренных случаях, но только…

– Мы сейчас в кластере! В пузыре, и он сейчас лопнет! – залаял Тузик, и в этот миг камень под ногами Серого и Яши двинулся ниже. Друзей накрыла вода.

Яша очнулся в лесу. Он лежал в русле ручья, нога ныла, костыль валялся рядом. И тут он вспомнил, что за секунду до того, как он очнулся, перед ним стояла Руна Лаг и говорила:

– Яков, ты ищешь исцеления. Его надо искать за Аметистовой дверью.

Яша огляделся. Лес молчал. Пробившие слой опавшей листвы зелёные листья ландышей, веточки папоротника – ничто не двигалось. Послышался хруст веток, и из кустов явился Серый.

– Очнулся? Я тоже себя недалеко отсюда обнаружил. Ладно, пошли. Сам встанешь?

Они вернулись на дачу без единого слова. Прощаясь, Серый сказал:

– Вопрос с порталами открыт, так?

Тут они начали хохотать.

Как-то сидя на поляне перед Домом Красной Герани, Юные общались, обмениваясь впечатлениями. Оказалось, что Руна Гебо занимается с каждым индивидуально. И на занятии действительно, каждый парит вместе с Руной-учителем в воздухе горной пещеры с зеркальными стенами. И на каждом занятии бабочка Ульсина ассистирует Гебо: функция её непонятна, но когда она трепыхается около виска ученика, словно бы с лёгкой прохладой приходит и лёгкость восприятия материала, подаваемого Учителем-ангелом.

Гебо – Руна партнёрства с Богом и с Высшим Я каждого человека – почти на гипнотическом уровне внедряла в мозг состояние постоянного контакта с самим собою. Как жить так, чтобы не расставаться со своим высшим сознанием? Оказалось, что это умение требует практики и времени. Зачем это нужно? Чтобы не впадать в сон на Доске. Важность этого уже ни в ком не вызывала сомнения.

– Вобще, это уникально, – говорил Михайло как-то на полянке у Дома Красной Герани, – человек на доске – это только кончик пальца, погружённый в сметану. А весь он, целиком, это огромное сложное существо…

– Многомерное, помнишь урок Сола? – прервала его Эльвира, – Его сознание может одновременно находиться в разных измерениях, мирах!

– Дело за малым, – сказал Петя, обняв Глеба за плечо, – чтобы мой палец в сметане меня большого слышал. Держал со мною связь!

– А то что? – подошедшая к ним Джамиля шутливо толкнула обоих на траву.

– Эго забыли? – Оля щурилась, глядя на солнце. – Я про это многое поняла… за Аметистовой дверью. Советую побывать и понять, с чем это едят.

Юные обменивались информацией о полученных навыках: как на Доске различить голос Высшего себя и в противовес ему – голос эго, кому и как удаётся «не забываться» и надолго ли.

Внезапно оленёк Сиро исторгнул вопль. Все повернулись в его сторону: такой звук Сиро издал впервые. Над поляной парил… крылатый олень! Он был гораздо крупнее Сиро, его рога отливали золотом, а копыта – серебрились. Он, словно большая птица, спокойно взмахивал крыльями, оставаясь на одном месте в воздухе. Сиро в сумасшедшем восторге прыгал под парящим собратом.

– Это не пегас Вальс? – еле шевеля губами, спросила Маха Яшу.

– Вальс – конь, а тут – рога, – тоже тихо ответил Яша и залюбовался: бок оленя сиял золотистым отливом, а от рогов шло еле уловимое голубое сияние.

Тут, подобно оленьку, Раса подбежала к оленьему чуду и протянула к нему руки. Олень мягко опустился на траву. Раса шагнула к нему и прильнула к его шее. За спинами Юных раздался голос Сола:

– Здравствуй, Орландо! Позвольте вам представить Орландо – Хранителя Дома Руны Дагаз. Сейчас вы отправитесь на встречу с новым учителем.

– Наверное, предмет Руны Дагаз – как почаще испытывать шок от прекрасного, – пошутил Антон.

– Угадал, – засмеялся Сол, – его предмет – Изобилие и Процветание, и как этого достичь на Доске. Ступайте.

Студентов словно ветром сдуло с травы.

Дом Руны Дагаз являл собою крошечный сказочный дворец. Перед дворцом бил фонтан – произведение искусства рококо, и вокруг цвели моря роз самых разных цветов. На пороге маленького дворца стоял… самый настоящий король-солнце, французский монарх XVII века, одетый точно так же, как на своём знаменитом историческом портрете: в белых чулках и туфлях с пряжками, и огромной синей мантии поверх парадного платья, расшитой золотыми королевскими лилиями. На его величественной голове ладно сидел большой чёрный парик с длинными локонами. Юные онемели.

– Да, ещё один бывший король, что такого? – изрёк монарх и добавил: – Только ничего не надо путать, моё имя – Дагаз. Если хотите – король Дагаз. И прошу войти.

С этими словами он ткнул золочёным королевским жезлом в стеклянные двери дворца, и они послушно распахнулись. Тут же порывом ветра в них влетел олень Орландо, за ним прошёл король, а потом уже вошли Юные. И ахнули.

С порога они попали в просторную роскошную залу, украшенную лепниной и росписями, хрустальными люстрами и зеркалами. По пригласительному жесту короля Юные заняли изящные удобные кресла, – как раз по числу гостей. Слово «ученик», а особенно слово «учитель» совершенно не подходили этой обстановке. Сам король воссел на большое кресло, оббитое малиновым бархатом, а крылатый олень Орландо величественно устроился рядом на краешек ковра.

 

– Как видите, – наконец изрёк король Дагаз после минутной паузы, – всё здесь соответствует понятию «материальное богатство», не так ли? Замечу, однако, что это понятие относится исключительно к жизни в Четвёртом измерении… Мне всегда не нравилось понятие «Доска». Но, как вам известно, «Всё проходит». Пройдёт эпоха и этого названия.

На этом уроке Юные увидели настоящий моно-спектакль короля Дагаз. Он повествовал, изображал голосом разных персонажей и их чувства, даже немного пародировал, улыбался, хохотал, жестикулировал, впадал в драматические монологи, ни на миг не теряя чувство собственного достоинства. Студенты были очарованы его бархатным голосом и информацией, которую играючи влил в их уши картинный король.

Всё это время олень Орландо внимательно слушал лекцию, отражаясь в зеркальном полу. Рога его, как заподозрил Яша, были не совсем обычными, и не потому, что покрыты золотыми рисунками.

Король Дагаз, который в нескольких своих земных воплощениях владел богатствами, видимо, знал об этом всё. Собственный опыт – самое лучшее. Студентов, несколько ошарашенных необычной информацией о деньгах, ждал ещё больший сюрприз. Видимо, закончив урок, Дагаз поднялся с кресла и произнёс:

– Вы попали в удивительный мир. Но не полагаете ли вы, что местные наставники не имеют тут личных дел? Да, мне пора! – Он просиял улыбкой. – Дорогие мои, я вас не выгоняю, оставайтесь тут, пируйте, празднуйте жизнь! А нам пора.

Последнее относилось к оленю. Внезапно между рогами Орландо сверкнула синяя вспышка. Король же неожиданно ловко оседлал Орландо, олень поднялся и вылетел в распахнутые прозрачные двери дворца. Изумлённые студенты ещё раз увидели чудесного короля и оленя в окно: они прочертили голубое небо и скрылись за горой Головой.

В тот же миг перед ребятами возник огромный бело-золотой стол, уставленный такими угощениями, что Юные позабыли всё на свете и издали общий вопль восторга.

После пира их ждало продолжение праздничного урока. В одной из стен отворилась потайная дверь и в зал буквально въехали вешалки на колёсах, которые толкали гномы Кородубень и его жена Кородубия. На вешалках болтались роскошные старинные бальные костюмы и платья, – гномам не пришлось ничего говорить. Все как один вскочили и нырнули в эту роскошь.

Зазвучала музыка: из воздуха соткался маленький оркестр гномов. Юные, не знавшие раньше ни одной фигуры, ни одного старинного танца, начали бал с полным знанием дела. Всё это было чудом! Танцующие юные пары сияли неземным светом в этой залитой солнцем зале, убранной огромными букетами роз.

После обеда и бала любой бы почувствовал усталость, но не Юные, и не в Пятом мире. Стайка ребят, весело обсуждая свои впечатления, шла на встречу с Руной Лаг. На Тропе их встретила цапля Саломея и, степенно шагая, повела прямо к Озеру Дракона. Постепенно бальные одежды на студентах растаяли, вернулись прежние джинсы, рубашки и платья, и весёлые голоса стихли.

Всё внимание теперь было обращено к таинственному Озеру, о котором Юные столько слышали и ждали, когда их приведут сюда. Цапля Саломея зашла в воду и остановилась.

– Добрый день, – услышали студенты голос позади них и обернулись.

На огромном валуне, которыми было окружено озеро, стояла Руна Лаг. Это была высокая молодая женщина ослепительной красоты. На ней было дымчато-голубое платье, которое спускалось по камню вниз до земли. Голова её была покрыта тончайшей тканью, скрывавшей волосы. Лаг улыбалась слегка, а в её голубых глазах читалась нежность.

– Вода, – это информация, – приступила Руна к обучению, – и вы всегда можете сообщить воде информацию, нужную вам, чтобы передать нам или другим. Или сообщить ей задание и тогда выпить её или искупаться. Присядьте на камни.

Урок был похож на гипноз. Юные зачаровано слушали новую учительницу, которая к концу урока приберегла сюрприз. Она подняла руку над водой озера и тихо сказала:

– Кальдер!

Вода медленно забурлила, словно превращаясь в минеральную с пузырьками газов, и из вод стала появляться огромная зеленовато-синяя голова … дракона. Юные замерли на своих камнях, но никто не испытал страха.

– Страха нет, – подхватила Лаг, – потому что в Пятом мире, в этом состоянии сознания его не может быть. Страх остался в Четвёртом мире. Кальдер приветствует вас.

Юные во все глаза рассматривали дракона, а тот смотрел на Лаг. У него была сине-зелёная чешуйчатая кожа, кое-где с золотистым отливом, тёмно-синие рога и ярко-зелёный гребень. Яша заметил, что Кальдер был также зачарован Лаг, он дышал спокойно, а в его прозрачных зеленоватых глазах было что-то необычное – в них хотелось смотреть, они словно притягивали взгляд.

– Кальдер, – обратилась к нему Лаг, – покажи нам воду.

Дальше произошло нечто, что невозможно было бы пересказать, как подумалось Яше. Кальдер начал вращаться в воде, и она поднялась вокруг его тела огромной прозрачной вращающейся воронкой. Дракон и вода вращались в разном направлении, рассеивая бриллианты брызг, обдавая Юных волшебной влагой с головы до ног…

Дракон Кальдер уже исчез под водой озера-колодца, а Яков всё сидел на камне. Неслышно подошла Маха и взяла его за руку. По руке к сердцу пробежала тёплая волна.

– Идём домой? – Маха потянула Яшу в сторону долины, где на склоне между двумя огромными дубами располагался их крошечный замок. Только сейчас Яша заметил «домашних» котов – Матраса и Бальтазара. Они терпеливо сидели на выступе скалы. С Махой – куда угодно!

Замок, закутанный в цветущие кусты и деревца, встречал хозяев тихой музыкой. Теперь Юные знали, благодаря одной из лекций Сола, что здесь они с Махой будут жить после земной жизни. И каждый человек на Доске после перехода портала «смерти» сможет поселиться в Пятом мире в месте, которое выберет сам. Кто-то будет жить в Пятой Москве, кто-то в греческом полисе, в других долинах, на островах.

– Не представляю, – сказал свои мысли вслух Яков, – где захочет тут жить мама… Сначала она долго будет в шоке.

Маха села у окна в своё любимое большое кресло, напоминавшее резной деревянный трон средневековой королевы.

– Сначала она «проснётся» в местном Центре Реабилитации, – произнесла Маха и задумалась о своих родителях.

Яша вспомнил, как Сол рассказывал об этом Центре. Туда попадает большинство людей после «смерти». Им требуется адаптация, чтобы понять и привыкнуть к осознанию бессмертия человека. «Чело-век» – сказано ясно, но мы, люди, всю свою короткую земную жизнь заняты беспокойствами, суетой, вознёй с карьерой или захватом чужого имущества», – думал Яша. Он заметил, что Маха «ушла в себя», и тихо вышел на террасу.

Птицы и в этом мире пели весело, не мудрствуя о смерти и бессмертии. Их тут никто не истреблял, и, наверное, поэтому они не прятались, а перья их сияли всеми красками: вон стайка оранжевых и нежно-персиковых, вон – ярко-голубые и зелёные…

Яков свернул к водопаду и сел у воды. В тот же миг он заметил, что кто-то свешивается с ветки дуба Беора с другой стороны водопада. Это был Осс – Учитель Символов и Знаков – юркий изящный гимнаст в цирковом костюме из жёлтых и синих ромбов, в смешной шапочке шута. Яша улыбнулся, заметив его курицу Чернилку, которая пыталась напиться из озерца, выдолбленного миниатюрным водопадом.

– Приветствую Юных, – Осс соскользнул на землю и принял изящную позу, стоя на одной ноге на камне возле своей курицы. – Мечтаем?

– Учитель, я давно хотел спросить… – начал было Яша, но Осс опередил его вопрос, считав его со скоростью света. Он опередил бы в этом мире любого.

– Та Баба Яга, что ты видел однажды на моём занятии, тоже Учитель, это Руна Перт. Иногда, в рунном раскладе в сочетании с «пустой» руной она предвещает смерть. У древних славян Баба Яга и была богиней смерти. Но, скорее, она всегда являет сюрприз, подарок, нечто неожиданное, возможно, не всегда приятное, но всегда полезное. Эта Руна обучает здесь взрослых студентов, то есть… ещё встретишься.

Осс говорил, исполняя танец на камне. Его тонкие руки-ноги мелькали, как у марионетки в кукольном театре. Чернилка расхаживала по поляне, выклёвывая что-то в траве. Яша почему-то вспомнил Лапку, которая не раз говорила, что была в одной из своих земных жизней Бабой Ягой. Осс не замедлил с пояснением:

– Да, она была первой Ягой в Московии. Были такие женщины, вроде жриц, отшельницы. Сначала, с детства, они больше других детей любят природу и животных, потом они понимают, что не могут жить обычной жизнью женщины, в обществе людей. Лапку ещё в детстве увела к себе в лес жить такая Баба Яга, – рассказывал Осс. – Представь, с разрешения её матери. Древние женщины часто лучше понимали своих детей, и не тянули дочь жить как все, если видели в ней особый дар, и вообще тогда матриархат был… Яга обучала Белку, – так звали тогда твою знакомую Лапку – всем премудростям знахарки. Самим Ягам не дано было рожать, они были добровольными девами, как и многие жрицы на планете. Наоборот, матери знали, что их дочки, уведенные в лес Ягами, теперь «пристроены» очень хорошо.

– Яги выбирали из поселения «свою» преемницу?

– Именно! – Осс лёг на камни и согнулся вдвое. – Понимаешь. Вроде, ученика лекаря, получается. Почётно стать лекарем… Ваши земные школы это утеряли, но это опять вернётся…

Яша впустил весёлый смешок:

– Что, Бабки Ёжки вернутся?

– Ничего не повторяется в точности, – заверил Осс, – Бытие-жизнь не так тупа, она же спиральна. Вернётся, но по-другому. А вам бы там было бы лучше, если профессура в вузах присматривала «своих», молодых преемников, уже в школах. Уже лет с 14-15 видно – или можно определить на профессиональном уровне – кто к каким наукам склонен. Так это надо делать непременно! А то так тащат общей толпой до дылдо-возраста всех по одной программе: и пекарей, и знахарей, и педагогов, и артистов – бррр! У вас там сейчас ад.

Чернилка закукарекала в подтверждение сильных эмоций своего хозяина, а он сам улыбался до ушей.

– Напарница моя… Я ей не хозяин, нет тут таких понятий, – Осс сделал кульбит. – Животные, запомни, не низшие, а другие. А вы их едите.

Яша с ужасом вспомнил, что с детства ест только рыбу и… кур. Чернилка вперила в него жёлтый глаз.

– Небось не заклюёт! – покатился в хохоте весёлый Учитель Символов. – А вот тебе такая информация. Корова – символ Кормящей Матери, и когда вы поймёте, наконец, что от неё можно брать только молоко в крайнем случае, у вас исчезнут очень многие смертельные болезни. Потому что Мать не едят, только молоко её пьют и то иногда! Коровы – не для еды! Коровы вам это пытаются сообщить своими способами, болеют бешенством и так далее, нет, – по барабану пока… А что там у вас положено за убийство? Нарушаете закон, уголовники, и удивляетесь наказанию болезнями. Закон сохранения энергии, качели, – и всё! Ешь чёрное мясо – получи также раннюю дряхлость. А то и страшную смерть.

Якову показалось, как по юному лицу Учителя со скоростью света скользнула горькая печаль.

– Но… когда же и как это сообщить человечеству? Они же не воспримут такое… Миллионы ресторанов… – Яша искал выход.

Осс сказал:

– Всё придёт в равновесие. Разве ты не знаешь, что людей, которые не едят чёрное мясо, уже в тысячи раз больше, чем ресторанов, где его подают? А вот – жёлудь!

Яков даже не заметил, как Осс метнулся к мощным корням Беора и поднял один из его желудей. «Перейти на жёлуди?..» – с ужасом подумал Яша.

– Это символ. Чего? Держись за водопад, студент. Жёлудь – древний символ Истины. Из него прорастает Древо Жизни, ось мира. Чуешь мощь? – Осс похлопал Беора по коре. – Выносливость жизни, а также долголетие и благородство. Алхимики вообще считали материю этой оси – материей изначальной, из которой всё сделано… Кушать жёлуди не надо. Просто информация.

Вдруг Чернилка взрывом сделалась за одно мгновение ростом с пони, Осс вскочил на неё верхом и, гарцуя таким образом на месте, Учитель произнёс последние слова:

– Корова – символ кормящей матери, родившей матери, то есть символом сил, сотворивших мир. Это очень красивое и ласковое существо… Знаешь Изис? – у Яши вспышкой в голове нарисовалась золотая Изида, улыбавшаяся своей мудрой древней улыбкой, – кто рядом с ней, посмотри!

Рядом с сияющей золотом Изис стояла корова, сверкавшая белым флуоресцирующим светом, и её блестящие антрацитовые глаза с длинными ресницами лучились такой вселенской нежностью, что у Якова к горлу подкатил ком. Но видение растаяло, потому что курица-пони пронзительно закукарекала, и Яша увидел, как Учитель Символов удалялся верхом на курице скачками по тропке, а потом по водной глади озера.

«Никогда мама Марина не смотрела и не посмотрит на меня такими глазами», – подумал Яков о корове Изис. «Коровы – учителя земных мамок, иначе получаются марины…» Он пошёл мимо террасы на поляну перед замком и сел на траву.

 

Тут Яша заметил на другой стороне озера человека, который быстро шагал по направлению к горе Улитке. Когда человек уже исчез из виду в зарослях, Яше показалось, что это был Барсук.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru