Рыжик

Эдуард Владимирович Парфенов
Рыжик

– Это что? Он настоящий?

Анатолий, не отвлекаясь от дороги, посматривая в зеркало заднего вида, строго ответил:

– Положи на место. Твоих отпечатков там ещё не хватает.

Мария швырнула ствол в ящик, хлопнула крышкой. Проехав просыпающийся посёлок, они остановились чуть в стороне от стоянки у конторы. Анатолий хотел посмотреть, как начинается рабочий день. Он смотрел на часы и на проходивших людей. Автобус прибыл за десять минут до начала смены. Свежие силы высыпали из автобуса, что-то громко рассказывая друг другу. В разряжённом утреннем воздухе были слышны обрывки фраз. Обсуждались последние спортивные новости. Подождав, когда все работники разойдутся, он подогнал автомобиль ближе к входу. Громкое басовое бухтение мотора услышали в кабинетах. Кое-где в окнах появлялись любопытствующие. Мужчина достал пистолет из бардачка, сунул его за спину и первым вышел из машины и, как обычно, открыв девушке дверь, подал руку. Пройдя через проходную, бизнесмен поприветствовал обоих охранников. Рослые мужчины в чёрной амуниции и лёгких бронежилетах были похожи на боксёров. Один стоял у дверей, просматривал сквозь стёкла распашных дверей стоянку перед конторой. Другой сидел в дежурной комнате, заполнял журналы.

– Я думаю, что его сегодня уже не будет. Наверняка, увидев Вас, ему уже отзвонились. Если только его отпрыск с другом может появиться. Будьте аккуратней, у него последнее время обострение началось, после ревизии, – доложил начальник службы безопасности.

– Поняла? – с тревогой спросил Анатолий у Марии. – А вы этого урода в контору не пускайте сегодня – скажите, я приказал, – дал указание охране бизнесмен. Он взял за руку девушку, и они пошли в цех. Оглядев процесс, они вернулись в контору.

Учредитель решил опросить бухгалтера по возникшим после аудиторской проверки вопросам:

– Что за фирмы упоминаются в документах? Чем занимались?

– Директор на подставных открывал, – как положено в такие моменты, женщина пустила слезу. – Он мне угрожал, верней, его сынок.

– Почему Олегу Дмитриевичу не рассказали? – Анатолий присел напротив, достал из кармана платок, протянул ей.

– Рассказала, а что дальше было, Вы знаете, – окончательно разревевшись, бухгалтер закрыла лицо ладонями.

Всё это время Мария занималась изучением бумаг в толстых папках. От пыли и духоты беременная девушка почувствовала себя дурно. Она побледнела. Положила руку на живот, сделала глубокий вдох.

– Толь, проводи меня на улицу.

Бизнесмен соскочил со стула и, подхватив под руки напарницу, повёл её на выход. На проходной он обратился к охраннику:

– Володь, помоги, – он передал девушку в крепкие руки. – сейчас за чемоданчиком схожу, у меня там лекарства есть и нашатырь, на всякий случай.

Анатолий распахнул двери, за ним не спеша выходили рыжеволосая и охранник. Сделав несколько шагов по ступенькам, бизнесмен краем глаза увидел выезжающий с резким ускорением из-за плотных кустов обочины серебристый хетчбек.

«Пасли, суки!» – промелькнула мысль у него в голове. Он ускорил шаг, доставая на ходу пистолет из-под пиджака. Время остановилось. Пустив клубы пыли колёсами, легковушка, не доезжая десяток метров до крыльца, остановилась, из неё выскочили двое и, направив стволы пистолетов на Анатолия, нажали спусковые крючки. Раздались хлопки выстрелов. Доктор, успев заскочить за свой джип, присел за большим колесом. Четыре металлических осы впились жалами в крышку багажника и фонарь. Осколки красного пластика разлетелись как брызги вина.

В эти же секунды охранник выводил Марию на улицу. Стрелки перевели свои взгляды на них. Опять раздались выстрелы. Начальник охраны прикрыл тело девушки собой. Под шлепки пуль о пластик дверей и звон стекла две пули глухо ударились в пластины бронежилета, повалив мужчину в форме внутрь помещения. Ещё две пули пролетели беззвучно. Было слышно только громкое и резкое вскрикивание рыжеволосой. Владимир схватил её в охапку. По инерции, вваливаясь внутрь проходной, развернулся в падении, чтобы не придавить девушку, упал на спину, держа её в крепких руках. Взревев от боли, он аккуратно переложил её на пол. Над ними сыпались осколки стекла и куски штукатурки.

В эти мгновения Анатолий передёрнул затворную раму, встал в полный рост и в ближнего стрелка произвёл два выстрела. Первая пуля, попав отморозку в грудь, повалила его с ног. Вторую пулю бизнесмен пустил ему в голову, раскроив череп. Тело убийцы рухнуло, припудрилось поднятой пылью. Третья пуля досталась инициатору покушения, который управлял автомобилем. Он от неожиданности замешкался, широко открыв глаза, попытался прикрыться автомобилем, но получил свинец в живот через открытое окно двери. Судорожно присел, прячась от мстителя. Бизнесмен обошёл хетчбек, приставил ствол к подбородку бандита и нажал на курок. Борт машины окрасился бордовыми кляксами. Анатолий спокойно вытер свои отпечатки с пистолета, вложил его в руку убитому. Повисла звенящая тишина. Убедившись, что тела не подают признаков жизни, Анатолий быстро подбежал к раненым.

Маша лежала на полу, громко стонала, из-под её спины расползалась багровая лужа. Анатолий склонился к ней:

– Машенька, девочка моя, дыши, дыши, сейчас я тебе помогу.

Доктор побежал к своему джипу, открыл багажник, достал из него чемоданчик, вернулся в проходную. Опытными движениями он наложил повязки. Девушка теряла сознание. Её глаза закатывались, лицо побелело. Он вколол ей препараты. Дал нашатырь. Маша очнулась.

– Больно, – простонала она.

– Я знаю, милая, очень больно, терпи, – сейчас я тебя отвезу в больницу, там тебя залатаем, – разговаривал с ней врач.

Охранник в это время, сидя на полу и опираясь на стену, снимал с себя бронежилет, держался за бок.

– А ты как? – спросил его Анатолий.

– Меня не пробили, но ребро сломали, кажись, да на спине ушиб, – сквозь гримасу ответил Владимир.

– Вызывай полицию и санитаров, – дал команду второму охраннику врач, взял девушку на руки, отнёс её в машину и положил на задний диван.

Анатолий довёз Марию до ближайшей больницы, где ей оказали необходимую первую помощь. Пули извлекать не пришлось: одна прошила насквозь её плечо, другая оставила глубокую царапину на ноге. Затем он отвёз девушку в свой медицинский центр. Определив в отдельную палату, её накололи лекарствами и закрепили за ней присмотр, хотя Анатолий и сам всё время не отходил от красавицы.

Маша проспала почти сутки. Она открыла глаза. Увидела интерьер в светлых оттенках и сидящего рядом мужчину с проседями и легкой небритостью.

– Я у тебя в центре? Когда ты успел меня привезти? – тихо спросила она.

– Я и сам не помню. Всё было как в плохом кино, – прошептал в ответ ей Анатолий. Он склонился к ней, прижался щекой к её щеке, легко обнял её свободное от бинта плечо, – как же я испугался за тебя, девочка моя, вернее за вас обоих.

– С ребёнком всё нормально? – пошевелила сухими губами будущая мама.

– С вами обеими всё будет хорошо, – ответил врач, глядя в бездонные карие глаза, и робко поцеловал девушку в губы.

– Колючка, – чуть слышно прошептала она, сомкнув веки.

– Рыжик, – так же тихо ответил мужчина.

* * *

В палате Марии, на стене, напротив кровати, висел телевизор. За несколько дней пребывания в центре на лечении она пересмотрела фильмов и новостей больше, чем за все последние месяцы. На второй день девушка, полулёжа щёлкая кнопками пульта, нашла новостной канал, увидела сюжет про стрельбу. Журналист с места события повествовал: «Вчера днём мы получили сообщение о продолжении истории, связанной с убийством бизнесмена Олега Широкова. Два преступника устроили стрельбу у офисного здания завода, который ранее принадлежал бизнесмену. Сейчас собственность на законных основаниях перешла некой Марии Романовой, на её жизнь и произошло покушение. К счастью, благодаря профессиональным действиям охраны, сама бизнес-леди получила ранения, не угрожающие её жизни и здоровью. Экспертиза показала, что преступники находились под воздействием наркотических веществ, спайсов, и покончили жизнь самоубийством. Что толкнуло их на такие действия, не установлено. Известно лишь то, что один из нападавших, инициатор нападения, приходился сыном директора этого предприятия…»

Когда в палате появился Анатолий, девушка спросила его, кивнув в сторону экрана:

– Что это было?

– Как что? Тебе же сказали – на тебя напали наркоманы.

– И они покончили жизнь самоубийством? – приподняв длинные тёмные брови, пристала с вопросом Мария.

– Ну да, – уверенно кивнул доктор, – наркоманы же.

Мария, сдерживая смех, хмыкала сквозь сжатые губы, держа руку на больном плече.

Мужчина присел на стул у кровати.

– В юности, помню, бегали мы на индийское кино, – стал ей рассказывать Анатолий, – в одном кино братья друг друга нашли по одинаковым родимым пятнам, а у нас одинаковые дырки в плечах, – улыбаясь, отметил он. После этой фразы Маша уже не могла сдержать смех. Она, щурясь от боли и держась за повязку, откинулась на подушку и хохотала. Немного успокоившись, она посмотрела на врача и спросила:

– Я вот тоже кино смотрела. Там, в перестрелках, люди от пуль не корчатся, они дальше бегают, как ни в чём не бывало, а когда показывают роды, там женщины орут благим матом. Получается, что рожать больнее? Мне страшно уже.

Тут уже не удержался от хохота Анатолий. Воздух содрогнулся от его раскатистого смеха. Он вытер глаза от влаги, взял её руку в свою, поднёс к губам, поцеловал и нежно тихо произнёс:

– Дурёха. Первый раз страшно, потом привыкаешь.

Мария, удивленно широко раскрыв глаза, взглянула на Анатолия и опять стала хихикать.

– Это намёк?

Мужчина загадочно промолчал, отведя взгляд.

* * *

Проведя курс лечения и реабилитации, Анатолий сам приготовил документы на выписку из больницы. Он привёз ей новую одежду, которую они вместе заказали через интернет. Маша ещё была в повязках. Уже заживали, но ещё болели раны, она опять прихрамывала. Чтобы ускорить выход из больницы, мужчина взял её на руки. Девушка не стала сопротивляться. Она обхватила его шею, и так, при людях, они шли по длинным коридорам учреждения. Рыжеволосая лишь уткнулась лицом в его крепкое напряжённое плечо. Так же, на своих руках, он внёс её в дом, усадил на диван. Затем прошёл в кухню готовить обед на двоих. Приготовив на скорую руку незамысловатое блюдо из найденных в холодильнике продуктов, он разложил обед по тарелкам и накрыл столик у дивана.

 

Тщательно пережёвывая еду, Мария думала о произошедшем покушении.

– Я вот тут подумала. Меня же ведь Володя прикрыл телом. В первые секунды я даже не сообразила, я смутно помню, что он меня обхватил сильно. Подумала, что он замуж хочет позвать, прям тут. А потом услышала хлопки, треск и стало жутко больно, – остроумно призналась девушка. – Так вот, надо бы Володю отблагодарить.

– Правильно мыслишь, – согласился с ней Анатолий и хихикнул на шутку про замужество. – Я ему премию уже выписал и компенсацию за ущерб здоровью.

– Сильно его ранило? – поинтересовалась Мария.

– Ну как сказать. Неприятно, но эти ребята уже привыкшие. Ушиб грудной клетки, перелом двух рёбер, – ответил врач, – отлежится дома пару недель.

Закончив трапезу, доктор собрал посуду, расставил её в посудомоечной машине, запустил программу мойки. Он стоял и смотрел на Марию. Их взгляды встретились и не отрывались друг от друга. В его глазах появилась чуть заметная печаль. Он вздохнул.

– Ну, мне, наверное, пора, – опустив взгляд в пол, тихо произнёс мужчина.

Взмахнув длинными ресницами, рыжеволосая девушка вопросительно удивилась:

– Куда пора? А я тут буду до утра сидеть на диване, как дурочка? И спать мне тут? Кто меня будет на руках носить? Я же раненая. Я пока на второй этаж доковыляю, упаду, а нам обеим падать противопоказано.

Анатолий сорвался с места, привстал перед ней на колено, обнял её. Мария в ответ обхватила его шею и голову. Он стал целовать её живот.

– Я буду носить тебя, сколько нужно, пока есть силы, – бормотал он ей, обжигая её горячим дыханием, – я хочу быть с тобой всегда.

– Я согласна, но при условии, – ответила девушка.

– Какое условие? – спросил Анатолий, глядя на неё в упор.

– Первенца будут звать Анастасией Олеговной Широковой, – уточнила она.

– Хорошо, а у второго отчество будет Анатольевич, – согласился мужчина, – а имя выберем потом.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru