Рыжик

Эдуард Владимирович Парфенов
Рыжик

Глава 9
Весна

Прошло больше месяца. Солнце ощупывало всё вокруг ощутимо тёплыми лучами. От снега во дворе не осталось и следа. Свежие апрельские дожди смыли плесень и грязь с земли, стекая в прозрачные лужи, в которых яркими дырами отражалось небо. Кое-где уже пробивалась трава. Зелёные пятна завоёвывали всё большие площади газона. Деревья не спеша покрывались камуфляжем.

За это время Мария почти полностью освоилась в большом доме. Были открыты все комнаты. Она даже сама смогла поменять воду в бассейне и научилась нагревать сауну. Одним светлым солнечным утром обнаружила ключ от сейфа. Вставила его в личину, провернула – дверь, тихо скрипнув металлической петлей, открылась. Заглянув вглубь чёрного холодного ящика, девушка нашла тёмно-красную книжицу. У неё забилось сердце. Она взяла её в руки, раскрыла. Это был её паспорт. Проверив все страницы, она положила его обратно в сейф. Осмотрела полки, на которых лежали папки с бумагами и чёрная бархатная коробка, величиной с пульт от телевизора. Ничего не трогая, она закрыла металлический шкафчик на замок. Ключ вернула на место.

Маша и Валентина Ивановна каждый день понемногу наводили на участке красоту. Они рассаживали цветы и саженцы кустарников во вскопанные клумбы. Иногда отгоняли непослушных мохнатых охранников с засеянных грядок, вокруг которых скоро собирались установить декоративное ограждение.

Они подружились. Однажды Маша очень помогла соседям, когда у них слегла собака. Породистый щенок, дорогой подарок от внуков, не вставал три дня. Валентина Ивановна уже потеряла веру в исцеление будущего сторожа. Но об этом от Виталия Степановича узнал дипломированный ветеринар. Маша взялась за лечение собаки. Спустя пару дней пёс ожил начал есть. Валентина Ивановна стала иногда называть Марию дочкой.

Солнце баловало теплом. Сегодня Мария придумала новую композицию из невысоких цветов. Она набрала несколько пакетиков с семенами в руки, не торопясь, извлекая их из упаковки, раскидывала по свежевскопанной клумбе перед домом. Хотела, чтобы все видели красоту из больших окон дома. Соседка сидела на стульчике неподалёку от неё и укладывала декоративные камушки по краям клумбы. Они спокойно беседовали на разные темы. Девушка изредка выпрямляла спину и подставляла лицо ярким лучам. Вот и сейчас она решила сделать глубокий вдох, но вдруг чуть не оступилась.

– Ой! – вскрикнула она, приседая и щурясь.

– Что случилось? – испуганно спросила соседка, привставая с сиденья.

– Тяжело что-то. Наверное, резко встала. Голова кружится, – попыталась оправдаться Маша.

Валентина Ивановна внимательно заглянула в её глаза: – У тебя как эти дни проходят? – спросила она, сделав ударение на «эти дни».

– У меня задержка, – взволнованно ответила девушка.

– В консультацию тебе надо бы, дочка. Иди-ка ты отдыхай, я сама всё досею и доделаю. Вон, садись на веранду и командуй оттуда.

Мария послушно устроилась в ротанговом кресле под крышей.

– Шоколада хочу, – мечтательно сказала она, вглядываясь в дальние макушки деревьев за забором.

– Девка будет, – хмыкнула соседка куда-то в землю, не разгибая спины.

Мария хихикнула в ответ.

Этим вечером Маша не призналась Олегу в своём положении. Последнее время в фирме Олега был период, когда приходилось часто ездить в командировки. Он вёл много переговоров, отслеживал поставки и установку нового оборудования. Ему много помогал друг. Они часто консультировались по новым вопросам. Ещё никогда не сталкивались с ветеринарией.

Даже пришлось выезжать за рубеж, на фирму, где производили оборудование, поэтому Олег часто не ночевал дома. Когда он останавливался в гостиницах, вечерами они часами разговаривали по телефону.

На заводе, который курировал Олег, складывалась сложная ситуация. После продолжительного затишья местная шпана приросла бандитами из областного центра. Они периодически устраивали провокации на производстве. Надо было срочно исправлять ситуацию.

* * *

Садясь в свой джип, Олег спокойно и монотонно разговаривал по телефону:

– Толь, я на несколько дней убуду на завод. Там эти уроды творят беспредел. Разошлись не на шутку.

– Тебе подкрепление туда нужно выслать!

– Да, пожалуйста, подними своих знакомых из полиции, пусть ОМОН туда направят, – согласился с другом бизнесмен. – Мне сегодня из конторы позвонили, – они Петровича до инфаркта довели. Он в больнице, тяжёлый совсем.

– Я понял, подниму. Но не раньше, чем к вечеру успеют. И… – Анатолий сделал короткую паузу, – ствол возьми с собой. Давай! Удачи, друг!

– Взял, – коротко ответил Олег. – Спасибо, друг!

* * *

Очередной одинокий вечер Мария собиралась провести за просмотром кино. Она созвонилась с Олегом. Они проговорили чуть менее часа. Он пообещал приехать к обеду следующего дня.

Солнечное утро разбудило девушку чириканьем стайки птиц, доносившимся с улицы. В доме было светло, тихо и тепло. Она уже привычно приготовила завтрак, включила большой экран и села на диван смотреть выпуск утренних новостей.

Мировые новости Мария пропустила мимо ушей. Её не волновали новые политические интриги. Лишь местные новости привлекли её внимание. В мегаполисе строились развязки, открывались станции метро, проводились выставки и концерты. Жизнь бурлила.

– А теперь мы переходим к новостям из оперативных сводок, – быстро и безостановочно говорил диктор.

Мария сидела на глубоком диване, скрестив под собой ноги. Она одновременно тыкала пальчиком в экран телефона и искоса поглядывала на картинку большого экрана на стене. Заставку новостей переключили на место события. Голос диктора тревожно чеканил:

– Сегодня в северо-западном районе столицы произошло дерзкое преступление. На глазах у свидетелей из легкового автомобиля на ходу был расстрелян автомобиль столичного бизнесмена Олега Широкова. Как установило следствие, от пулевых ранений он погиб на месте. Мотивы и причины покушения предварительно связывают с его коммерческой деятельностью.

Мария не сразу осознала, что произошло. Она встала с дивана лишь тогда, когда увидела знакомый чёрный большой джип. Она даже охнула от неожиданности. Камера оператора урывками показывала пробитый кузов без стекол и со спущенным колесом. Тело владельца не показывали. Она подошла вплотную к экрану, всматриваясь в каждый пиксель картинки. Её сильно затрясло, нестерпимый озноб охватил всё тело. Зрение резко сузилось, краски налились ядовито-ярким цветом. Шум в голове стал невыносим. Телефон выскользнул из рук, ударился об пол, рассыпав обломки крышки и осколки экрана. Секунды – и она рухнула на пол.

Некоторое время спустя в холле появилась Валентина Ивановна. Обнаружив недвижимое тело на полу, что было сил, быстро подошла к девушке. Лицо Маши было белое как полотно. Женщина встала, на кухне набрала в стакан холодной воды, окунула руку и стала брызгать на лежащую девушку. Протёрла лоб и виски. Похлопывая по щекам, женщина приговаривала:

– Доченька, что же ты лежишь? Вставай. Не пугай меня.

Из её глаз закапали слёзы.

– Что же теперь будет-то?

Пожилая соседка сообразила, что нужно вызвать скорою помощь, но, подобрав телефон, обнаружила, что он разбит. В ту же секунду она услышала всхлипывание и слабый Машин стон. Она принялась поглаживать девушку по лбу, вытирая проступившую испарину.

– Вставай, вставай, дочка. Тебе нельзя так.

Мария, услышав знакомый голос, приоткрыла глаза. Её лицо чуть порозовело. Валентина Ивановна, держа её голову, помогла ей привстать. Маша стала оглядываться, искать телефон. Найдя разбитый корпус, она истерично закричала. Её глаза заполняли слезы, щёки и губы стали мокрыми. Лицо исказилось в гримасе горя. Она сидела, опершись на пол, и опустив голову. Женщина сидела на корточках рядом, гладила её по спине.

– Поплачь, Машенька, поплачь, – приговаривала она, сама еле сдерживаясь от рыданий.

Немного успокоившись, девушка встала, выключила проклятый телевизор, села на диван. Она закрыла руками лицо, вытерла его и замерла, иногда шмыгая носом.

Так она провела весь день. Соседка ушла домой, поставив перед девушкой стакан воды и фрукты.

Ближе к ночи Мария поднялась на второй этаж. Прошла в спальню Олега. Откинула одеяло, рухнула на кровать лицом в его подушку. Вдохнув запах его парфюма, оставшийся на белье, прокричала:

– Я тебя люблю!

Промочив слезами наволочку и перину за несколько часов рыданий, она уснула. Тяжёлая тишина повисла в доме.

Утром она дождалась, когда Степаныч покормит и выпустит собак. Встала, спустилась на кухню, позавтракала печеньем и стаканом сока. На её лице не было никаких эмоций. Как под гипнозом, прошла в кабинет, из сейфа достала свой паспорт. В своей комнате она оделась, из гардероба сняла пальто, вложила в его глубокий карман документ, повесила его через руку и вышла из дома. Легко закрыла дверь, чтобы не слышали соседи. Её радостным визгом встретили клыкастые друзья. Она присела перед ними на корточки, обняла обоих сразу. Её глаза опять наполнились слезами. Потрепав загривки, она попрощалась с собаками и вышла из двора.

– Далеко собралась? – раздался голос Валентины Ивановны. Мария, опустив голову, тихо, сквозь слезы, призналась: – Я же здесь никто. Я об Олеге ведь ничего не знаю. Скоро родственники его сюда приедут, а тут я. Мне нужно уходить. Он для меня всё сделал. Я работу найду теперь. Буду жить дальше как-нибудь.

– Нет у него никого. Родителей он похоронил, за год до тебя. Вот, хоть успел кровинушку свою оставить, – кивнув на Машин живот, рассказала соседка. – Ну а с домом – я не знаю.

– До свидания! – едва успокоив плач, сказала девушка. Соседка, не успев ответить, долго провожала её взглядом.

* * *

В офисе стояла напряжённая обстановка. В кабинетах раздавались телефонные звонки, сотрудники компании разговаривали вполголоса. Спустя час в приёмной появился Анатолий – суровый, небритый, с красными глазами. На вопросительные взгляды работников, он объявил:

 

– В связи с трагичными событиями объявляются выходные дни. В общей работе компании изменений не произошло. У кого срочные и важные дела, прошу довести их до конца. Желающие принять участие в ритуале прощания могут прибыть к месту панихиды.

Его окружили сотрудники, и самый смелый спросил:

– А кто теперь будет здесь руководить, Анатолий Сергеевич?

– Всё со временем узнаете. Юля, собери мне учредителей, – обратился он к секретарю.

* * *

В послеобеденное время в зале заседаний собрался совет. Место Олега никто не занимал. Рассевшись вокруг стола, бизнесмены начали совещание. Один из них обратился к Анатолию:

– Для нас это… тяжёлая утрата. Он был серьёзным партнёром по бизнесу. Олег Дмитриевич всегда был честным и принципиальным. Но мы собрались для решения возникших вопросов, – немного запинаясь, глотая комок, подступивший к горлу, говорил мужчина в костюме. – Прежде всего, необходимо решить, кто будет курировать это направление, управлять заводом. У меня есть информация, что директора на месте нет. Его довели до сердечного приступа. Усиление охраны, которое мы вводили месяц назад, дало результат, но сейчас ситуация накалена до предела. Нужно решать, что делать с заводом дальше.

– Но завод сейчас работает, – прервал Анатолий. – Олег, когда был там, звонил мне и сказал, что они сейчас отступили. Днём раньше, когда произошло преступление, мы высылали туда вооружённый отряд полиции. Часть банды сейчас арестована. А нападение совершили наёмные киллеры, недоноски какие-то, – строго прокомментировал он, – а временное управление возьму на себя я. Буду докладывать совету обстановку.

– Хорошо, – не угомонился член совета, – что будет с акциями?

– Об этом у меня есть стопроцентная информация. Акции он передал по завещанию, – ответил на вопрос Анатолий. Он склонился к столу, положил руки на столешницу, сложил кисти рук в замок, вздохнул, немного потупившись в отражение стола. – Нашим акционером будет молодая женщина.

Бизнесмены округлили глаза, переглянувшись, они внимательно стали смотреть на партнёра-врача.

– Скоро я её представлю совету, – пообещал он. – Я хочу ей дать время оправиться от потери близкого человека.

После обсуждения других вопросов заседание совета завершилось. Все участники негромко пожелали друг другу удачи и разошлись.

* * *

Ещё не успело стемнеть на улице, как автомобиль Анатолия припарковался у ворот его погибшего друга. Врач подошёл к калитке – она была закрыта, он нажал на кнопку звонка. Ответа не последовало. Во дворе было тихо, и Анатолий решил постучать по металлической конструкции. От грохота залаяли собаки. Их лай подхватили соседские псы.

Доктор решил немного пройти вдоль забора, в надежде хоть где-то разглядеть в окнах дома свет. Он сделал несколько шагов, и из соседнего двора со скрипом калитки вышел Степаныч. Анатолий облегченно вздохнул.

– Ну хоть кто-то живой, – прошептал он себе под нос.

– Здравствуйте! – продолжил он уже громче. – Вы знаете, тут у соседа девушка жила, где она сейчас?

– Анатолий, ты что ли?

– О! Степаныч, богатым будешь, не узнал. Запарился совсем, уже людей не узнаю, – будто бы извиняясь, признался Анатолий.

– А, Маша? Валюха говорит, что она утром ещё ушла куда-то. Моя-то с ней говорила. Ревёт весь день, уж шибко ей девчонка понравилась. А я так понял, что она совсем ушла, – рассказал Степаныч.

– А куда? Не сказала, куда пошла? – допытывался Анатолий.

Пожилой мужчина помотал головой, опустив взгляд:

– Валька себя винит, говорит, что даже не остановила ведь.

Машка ей сказала, что она пошла работу искать, а тут она никто.

– Понятно, – сказал доктор, похлопав Степаныча по плечу. – Найду я её, не расстраивайтесь сильно. Обязательно найду.

Глава 10
Новая работа

Апрельское солнце ласкало крыши городских высоток, играя лучами. По парку гулял свежий ветерок, нагоняя рябь на лужи шевеля ветками деревьев, словно лёгкими опахалами. Светло-зелёные молоденькие листочки пробивались из почек наперегонки. Трава зелёными клочками лизала землю.

Девушка шла по скверу вникуда. Её взгляд был направлен далеко в бездну. Большие карие глаза щурились и слезились то ли от ветра, то ли от горя. Одной рукой она держала воротник белого модного пальто так, чтобы не застудить горло. Другая рука грелась в кармане. Набойками каблучков блестящих сапожков Мария степенно выстукивала по асфальтовой дорожке. Её стильная стрижка чуть сбилась от ветра, но ухоженные волосы блестели золотистыми прядями.

Она шла, изредка направляя взгляд на бескрайние ряды зданий, пролёты между офисами и магазинами. Выйдя из сквера, рыжеволосая красотка спросила время у первого прохожего. Уже приближался полдень. Маша слегка проголодалась, поэтому решила поесть в уютном кафе. У неё были с собой небольшие деньги.

* * *

Перед поездкой за дубликатом диплома Олег выполнил своё обещание. Он сделал из Маши настоящую красавицу. Бизнесмен устроил ей дома косметический салон. Вызванные мастера сделали из неё совершенство. Когда прибыли на её малую родину, мужчина вручил ей банковскую карту. Сумма, конечно, была не космическая, но на женские штучки вполне хватало, тем более, что она знала цену деньгам, поэтому экономила. Мария сначала не хотела её принимать, но он обосновал оформление карты тем, что «не солидно мужику за колготками и прокладками в магазин ходить».

В институте её многие знали, как скромную забитую девчонку. Теперь, встречая красавицу, охали, провожали взглядами. На всех, кто её знал, она произвела неизгладимое впечатление. Уезжая, Мария светилась яркой звездой.

* * *

Она зашла в кафе, выбрала место за столиком у окна и заказала недорогой обед. Неспешно впихнула в себя быструю еду, понимая, что ей нужно беречь себя из-за её положения. Допивая горячий чай, девушка стала всматриваться в вывески. Ей нужна была работа. Первое, что она придумала, это всё-таки попробовать устроиться по профессии. Единственное препятствие – отсутствие столичной прописки.

Утолив голод и согревшись, она вышла из кафе и пошла вдоль домов. Она быстро прочитывала и просматривала множество вывесок. Любые услуги и разные конторы, разнообразие услуг. Мария подошла к симпатичному крыльцу, на козырьке которого были нарисованы животные из мультфильмов. Дёрнула дверь на себя, вошла внутрь.

Довольно чистое помещение не было большим. Но сиденья и столы были свежие. Немногочисленные посетители, внимательно осмотрев девушку, освободили ей проход к регистратуре. Её встретила молоденькая, как она сама, улыбчивая девчонка, волосы которой были связаны резинкой в тугой хвостик. Сверкая голубыми глазами, она поинтересовалась у Маши:

– Добрый день! Чем могу помочь?

– Здравствуйте! Я тоже ветеринар, мне нужна работа, – сразу, без долгих прелюдий, начала она.

– Ой! Вам тогда надо к нашему руководителю. Но она сегодня уже была. Теперь будет только к вечеру, – не снимая удивленную улыбку с лица, проговорила девчушка.

– Я могу здесь подождать? – спросила Мария.

– Да, но это долго, – смутилась голубоглазая.

– Ничего, я привыкла ждать, – тихо сказала Маша и заняла единственный свободный стул.

Она села с краю, откинула голову назад, облокотившись на стену. Закрыла глаза. Но всё равно видела картинки из большого красивого дома. Видела лицо Олега. Вспомнила, как первый раз он наказал её за беспорядок. На её лице проскользнула улыбка. Из глаз выкатилась слезинка. Мария смахнула её рукой, не открывая глаз, даже ненадолго провалилась в сон. Она почти не спала прошлую ночь, и поэтому ей показалось, что прошло несколько часов. Услышав шум шагов и возни, она резко открыла глаза. Оказалось, это всего лишь, продвинулась очередь. Чтобы больше не уснуть, она вышла на улицу. Не отходя далеко от лечебницы, прогулялась. Наконец-то к крыльцу подъехала небольшая легковушка. Из неё вышла женщина среднего возраста. С ней не было питомцев, поэтому Мария вошла за ней. Женщина, поздоровавшись с клиентами, подошла к регистратуре. Голубоглазая девушка ей что-то шепнула, кивнув головой в сторону Маши. Руководитель, снимая шарф, окинула всю её взглядом, одобрительно кивнула и пригласила за собой в кабинет.

Мария быстро вошла за ней.

– Вы ветеринар?

– Да, – подтвердила Маша, доставая из кармана пальто документы.

Женщина, сняв верхнюю одежду, села за стол и взяла документы.

– Специалисты сейчас нужны, – тщательно изучая диплом, тихо, как бы себе, говорила она. – А почему дубликат?

– Оригинал украли, – объяснила Мария.

– А где живёшь?

Девушка опустила глаза, молчала. Осматривая пол, хотела было подобрать слова, может быть, даже соврать.

– В общем, так, – выдержала паузу женщина, – у меня есть знакомый, который скоро будет открывать ветеринарную клинику. Помещение уже готово, но там сейчас монтируют оборудование. Нужны люди. Для начала там будут порядок наводить, настраивать всё. С ним я встречусь послезавтра. Предложу, он оформит тебя на работу. А пока поможешь моим. Они тут зашиваются. Начинается дачный сезон, все ринулись своё зверье прививать. Пошли – покажу комнату.

Женщина встала из-за стола и проводила Марию в комнату, где царил полный хаос. Коробки из-под лекарств и аппаратуры, кипы бумаг и тряпок лежали грудой на простеньком диване.

– Вот! Заодно и порядок наведёшь.

– Да, обязательно.

– Только с условием, – выходя из комнаты, предупредила женщина, – после рабочего дня на улице не должно быть видно признаков жизни. А то набегут с проверками, начнут глупые вопросы задавать.

– Хорошо, я поняла, – ответила Маша, снимая пальто. – Куда весь мусор?

– На помойку, – заключила руководитель.

Рабочего времени оставалось немного, поэтому Мария быстро сбегала в магазин, купила немного еды. И до закрытия лечебницы успела выкинуть большую часть барахла. Она присела на скрипучий диванчик. В её комнату заглянула голубоглазая девчонка.

– Ну, как дела? Я Катя! – с неподдельной улыбкой произнесла она, протягивая руку.

– Маша!

– Ты здесь будешь ночевать? – поинтересовалась Катя.

– Да, сегодня я здесь, – ответила Маша, оглядывая комнату.

– Тогда до завтра. Я обычно первая прихожу.

– До завтра.

Оставшись в одиночестве, девушка с рыжими волосами закончила начатую уборку. Она работала до позднего вечера, лишь один раз устроив себе перерыв на ужин.

Освободив диванчик, Мария устроилась на ночлег. Сквозь закрытые ставнями окна не было видно улицу, но пробивался городской шум. Было непривычно слышать гул моторов и редкие сигналы машин. Пару раз за ночь по улице пронеслись с сиренами. В эту ночь Мария спала очень чутко, она вздрагивала от каждого шума. Даже один раз встала и включила в коридоре свет. Но, убедившись в том, что она здесь одна, опять легла.

Под утро, когда гул машин усилился, она уже не спала. Некоторое время лежала в темноте и представляла себя в большом светлом доме. Мысленно разговаривала с Олегом.

Первый рабочий день в лечебнице прошёл быстро. Она познакомилась со всеми за утренним чаепитием, которое было тут ритуалом. Все делились новостями и рассказывали истории из жизни. Мария про себя много рассказывать не стала. Только то, как оказалась в столице и как её обманули с квартирой. За весь рабочий день навела порядок в помещениях. Ведь она уже представляла, как должна выглядеть чистота. Пациенты в очереди сменяли друг друга, но ей никто не мешал, девушка думала о своём.

Перед окончанием рабочего дня Маша опять сходила в магазин, накупила фруктов и шоколада. Разложила всё на столике у диванчика. К комнате подошла руководитель. Стоя в проёме двери, она обратилась к рыжеволосой.

– Я посмотрела, как ты работаешь. Молодец, стараешься. У меня, к сожалению, нет мест, но, как и обещала, завтра я отвезу тебя к коллеге, в новую клинику. Там всё гораздо солиднее, чем у меня. Я, думаю, он тебя возьмёт.

– Спасибо большое, Нина Павловна! Мне последнее время везёт на хороших людей, – тихо поблагодарила девушка.

– Я за свою жизнь и на животных насмотрелась, и на людей, – раскрылась в признании женщина, – и, честно скажу, иногда так хочется стать львицей и порвать некоторых на части. И не ответить за это, сославшись на табличку с предупреждением «хищников не злить!». Но мы всё-таки люди и должны помогать друг другу.

Мария, слушая её, кивала головой.

Вторую ночь девушка спала крепче. Она устала за весь день и уже стала привыкать к шуму. Иногда просыпалась от рёва ночных гонщиков, но сразу проваливалась в неглубокий сон.

За первую половину второго рабочего дня она даже успела помочь делать прививки и осматривать разных питомцев. Красотка шептала животным какие-то волшебные слова, от которых и кошки, и собаки успокаивались.

 

Появилась начальница.

– Здравствуйте всем! Маша, – обратилась она к новой сотруднице, – собирайся, поехали, времени мало, а везде пробки. Ехать придётся часа два.

* * *

За окнами легковой малолитражки проплывал городской пейзаж. Люди сновали по тротуарам, суетливо прыгая между лужами, распугивая обнаглевших голубей. Шум дыхания мегаполиса не могли задержать тонкие стёкла автомобиля.

Мария, молча, рассматривала виды, сидя на переднем пассажирском сиденье. Она заглядывала за верхние рамки дверей, пытаясь взглядом дотянутся до крыш высоток-небоскрёбов, но ей мешали соседние машины. Тяжёлый запах автомобильной пробки проникал в салон. Дёргаясь, ряды машин продвигались вперёд. Преодолев очередной перекрёсток со светофором, малолитражка нырнула на маленькую улочку. Так, проехав где-то дворами, где-то узкими переулками, они остановились у длинного здания с широким крыльцом. Стены здания были покрыты свежим слоем голубой фасадной краски, ступени состояли из ровных рядов шероховатой плитки. Перед двойными дверьми входа красовались белые колонны. На парапете крыльца расположились большие белые шары фонарей.

– Ничего себе, – вслух подумала Нина Павловна, – мне до такого размаха далеко. Вот что значит хороший спонсор.

Они вошли сквозь большие двери в пустой холл. На плиточном полу лежала матовая пыль. Штукатурка без декораций ещё больше придавала помещению ощущение пустоты. Стёкла большие окон бликовали мутными разводами. Белые пластиковые подоконники были накрыты обрывками упаковочной бумаги и полиэтиленом.

– Есть кто? – гулким эхом покатился голос Нины Павловны глубину коридора, заставленного реечными ящиками и большими коробками.

Из тыльной двери запасного выхода вышел молодой человек. Придерживая приоткрытую дверь, он быстрыми затяжками докурил остаток сигареты и бросил её в урну у выхода.

– Да-да, я иду. Уже бегу, – отозвался парень, снимая на ходу рабочую куртку с заметной раскраской. – Здравствуйте, я Виктор.

Перед ними предстал молодой человек, чуть старше Марии. Его тёмный чуб торчал из-под бейсболки, повёрнутой козырьком к затылку. Двухдневная небритость придавала ему усталый вид, но в глазах горели огоньки азарта от работы. Серые глаза из-под густых бровей с интересом изучали девушку в модной одежде. Его руки были покрыты мелкими ссадинами. Одет он был в футболку и джинсы. Тёмные кроссовки были покрыты толстым слоем строительной пыли.

– Добрый день, – прохладно поздоровалась женщина. – Я звонила вашему начальнику. Он мне сказал, что здесь нужны работники.

– Да, конечно, – приветственно подтвердил молодой человек. – У нас через две недели открытие клиники, а тут ещё мало что готово. Вот, оборудование пришло – стоит уже четыре дня. Но его-то специалисты установят, а вот порядок наводить тут своими силами будем.

– А Вы кем тут будете?

– Я директор по хозяйственной части, – ответил он. – Пока самый старший тут я. Докторов и персонал сейчас набирают. А я тут руковожу. А сами учредители, они сейчас реже бывают. Но звонил, сказал, чтобы я Вас принял, определил. А сам он будет дня через два. У них там дела какие-то срочные. Что-то у них там, на фирме, случилось, – уточнил Виктор.

– Понятно. Вот я привела претендентку, – женщина, подтолкнув в спину девушку, продвинула её навстречу Виктору. – Знакомьтесь, Мария – дипломированный ветеринар, не боится грязной работы, готова трудиться на благо мировой ветеринарии в вашем учреждении.

– Здравствуйте! – поприветствовала Мария, разглядывая будущего коллегу.

– Очень приятно, Виктор! – склоняя голову, ответил он и показал ладонь. – Извините, не буду Вас пачкать грязными руками.

Мария ответно улыбнулась:

– Ничего страшного.

– Я вам покажу клинику, хотите? – предложил Виктор.

– С удовольствием! – в один голос ответили женщины.

Виктор легко махнул рукой, предлагая небольшую экскурсию. Провёл их мимо упаковок по широкому коридору, в конце которого были аккуратно сложены длинные мягкие скамьи. Довёл их до первой двери. Под плёнкой, покрытой разводами от пыли и краски, виднелась дверь из тёмного дерева. Хромированные ручки были бережно прикрыты прозрачными наклейками. Он бесшумно распахнул дверь. Перед ними красовался обставленный современной мебелью кабинет руководителя. На столе солидно возвышался большой монитор компьютера. На тумбе, в углу, стояли принтер и телефон. Вдоль стен возвышались ещё не заполненные документами шкафы. Их стеклянные дверцы отражали свет от окна с двухцветными жалюзи, края которых свисали ровной округлой волной.

– Круто, – прошептала Мария, оглядываясь на сопровождающих.

– Пойдёмте дальше, это что! – предложил молодой человек. Открыв следующую дверь, показал помещения для проведения процедур, которые были так же отделаны современными материалами, и кабинеты для приёма.

Он приоткрыл две двери и показал одинаковые кабинеты, так же оборудованные новой оргтехникой и модно обставленные мебелью.

– Тут даже есть комната отдыха и кухня, – похвастал Виктор, проводя их в помещения, где уже стояли диваны, столы и шкафы с кухонной техникой: микроволновая печь, чайники и даже кофеварочная машина.

– Вот это нам подходит, – сказала женщина и рассмеялась, глядя на Машу.

– Тогда у меня всё, – женщина повернулась к Марии. – Удачно устроиться, Маша. Мне уже пора, по пробкам времени надо много.

– Спасибо Вам, Нина Павловна, – грустно прощалась девушка. – Вы мне очень помогли, даже не представляете, как я Вам благодарна.

– Ладно, будет тебе, – смутилась женщина, погладила девушку по плечу и вышла в широкие белые двери.

Рейтинг@Mail.ru