Рыжик

Эдуард Владимирович Парфенов
Рыжик

Глава 13
Бизнес

Ещё не успел показаться солнечный медный пятак, как к воротам подъехал огромный, но уже чуть запылённый, и от этого не совсем чёрный джип. Тут же, сбивая галошами с травы утреннюю холодную росу, Степаныч подошёл к Анатолию.

– Доброе утро, Толя! – тихо, чтобы не тревожить собак, произнёс Степаныч. – Чего в такую рань?

– Доброе! Да надо ещё успеть в порядок привести новоявленную бизнес-леди. А то ведь у нас господа ушлые. Деревенщину сразу вычислят. Введу её в суть дела.

– Так их светлость ещё дрыхнет, наверное, – пошутил сосед.

– Будем будить! Вон, сейчас утренней росы в ведро наберу, – смеясь, ответил доктор.

Мария спала. Вечер и часть ночи в пустом огромном доме выдались немного пугающими. Непривычная ночная тишина, до звона в ушах, не давала закрыть глаза. То слушая стук своего сердца, то ворочаясь с боку на бок, уснула она лишь далеко за полночь. Её не разбудил даже тяжёлый гулкий хлопок двери.

Анатолий, скинув начищенные до блеска туфли, с размахом вошёл в холл. Он старался специально всё делать громче, чтобы вывести этот дом из траурной тишины. Взял чайник, резко, на всю струю набрал в него воды, брызги которой разлетелись по полированной столешнице. Поставил его на плиту и зажёг огонь. Затем, найдя пульт, включил телевизор. Из большого списка каналов выбрал музыкальный. Сделал громче. Доктор вскинул руку, быстро взглянул на часы и громким хриплым басом обратился ко второму этажу:

– Манюня! – опустил голову, поднял указательный палец. – Нет, не так. Госпожа Романова! Пора вершить дела! У нас сегодня чрезвычайно много важных дел.

Мария от неожиданного шума широко распахнула глаза. Несколько секунд она, рыская взглядом перед собой, пыталась найти источник шума. Наконец, расслышав знакомый голос, хмыкнула. Присела в постели, тёплыми ладонями протерла лицо, закинула волосы. Пытаясь прогнать сон, встала с кровати. Она спускалась на первый этаж холла, одной рукой придерживая полу наспех накинутого халата, другой прикрывая зевоту. Анатолий уже расположился на высоком стуле у бара, наблюдал за девушкой, улыбался. Его глаза любовались. С растрёпанными волосами, в большом махровом халате, босоногое тело спускалось, мягко шагая по ступеням.

– Ой! – тихо произнесла Мария и, развернувшись, пошагала назад.

– Ты чего? – изумлённо спросил врач.

– Тапки забыла! – ответило, не оборачиваясь, рыжеволосое чудо, на что мужчина рассмеялся вслух.

– Ага, знаешь, как мне досталось за это в прошлый раз? – пожаловалась на наказание девушка.

– Где таких только находят? – с довольным лицом бросил он фразу.

– На дороге подбирают, – сострила она, загоняя ноги в тапки на ходу.

Мария стала готовиться к важному дню. Позавтракала, умылась и ушла одеваться. Всё это время Анатолий сопровождал её взглядом. Перед ним неспешно маячило такое по-домашнему тёплое, нелепое, но уютное создание. Он поставил локти на стол, прикрыл ладонью рот и периодически хыкал, подавляя смех.

– Ржёт он сидит… Ворвался в дом ни свет ни заря, разбудил, – бухтела себе под нос Маша.

– Одевайся! Можешь не накрашиваться – заедем в салон, – подгонял её врач.

Они вышли на улицу. На веранде сидел сосед, держал за ошейники чёрных охранников, которые, поскуливая, пытались вырваться из его рук, чтобы поприветствовать хозяйку. Мария подошла к ним.

– Здравствуете, Виталий Степанович! – поздоровалась она с пожилым мужчиной. – Привет, мохнатые, – погладила собак по головам, – я скоро вернусь.

Они сели в машину. Анатолий захлопнул дверь джипа, посмотрел на Марию:

– Так, теперь шутки в сторону. Слушай меня и запоминай. Мы сейчас поедем приведём тебя в соответствующий вид.

– Я плохо выгляжу? – переспросила девушка, откидывая противосолнечный козырёк и заглядывая в зеркальце.

– Ты обалденно выглядишь, но не для офиса, – осёк её доктор, – ты должна вести себя сдержанно. Минимум слов. Со временем ты всё поймёшь. Ситуация сложная. Я тебя представлю на совете как нового акционера. Там сидят опытные, матёрые мужики, они ещё с девяностых начинали свой бизнес, поэтому они будут на тебя сейчас давить.

– Ну, ты же мне будешь помогать? – уже без смеха спросила Мария, нахмурив брови.

– Конечно, буду, это и мои деньги. Я тоже акционер, – Анатолий завёл мотор автомобиля. Они поехали, он продолжил. – На заводе ситуация критическая. Мы с Олегом туда влили свои инвестиции. До этого завод практически стоял. Около сотни людей там работают, получают зарплату. Но кому-то это не выгодно. И этот кто-то, вероятно, и виновен в гибели Олега. Посадили каких-то упырей, но сам заказчик, мне кажется, ещё свободен и будет нам мешать, – врач периодически всматривался в глаза рыжей девушки. Она задумчиво смотрела вдаль, покусывая кончик пальца.

– А что хотят-то вообще? Они врываются на территорию завода или пугают кого-то? Что они требуют? – спросила она, раскрыв ладонь.

– Хороший вопрос, значит, начинаешь думать. Молодец, – похвалил её Анатолий. – Несколько лет назад этим заводом владела какая-то контора, которой уже больше нет, потом она продала завод. Я тебе простыми словами объясню, чтобы ты поняла суть, – уточнил он. – Потом началась чехарда. Завод хотели на части разбить, всякие мелкие фирмочки. Доделили до того, что завод встал. Дохода никакого и никому. И тут нарисовались мы. Так как это историческая родина Олега, он про этот завод знал. Посоветовались, скинулись, учредили его как акционерное общество. Закупили новое оборудование, вернули и обучили рабочих. И тут нарисовались эти, вроде как владельцы старые. Тоже хотят свой кусок, который им и не унести. Откуда они взялись – непонятно.

– И что теперь мне делать с этим заводом? – подняв брови, округлила свои карие глаза Мария. – Счастья привалило: клиника, акции и завод. Я же никогда никем не командовала, кроме собак и кошек.

Анатолий глухо засмеялся.

– Пока наблюдай. Акции не продавай и не отдавай никому.

А в клинике назначишь старшего и будешь его, хм, – кашлянул в кулак врач и продолжил, – каждый день. С заводом мы вместе будем разбираться.

– Может, ты его всё-таки себе заберёшь? – засомневалась в своих силах девушка.

– Тебе деньги не нужны? – быстро кинул взгляд Анатолий на неё, интенсивно выруливая на магистраль.

– Нужны, но теперь, я так понимаю, у меня их в избытке. Два месяца назад я и представить не могла, что на меня всё это свалится. Мне клиники хватит за глаза, – Мария говорила и смотрела по сторонам за окна джипа. Она провожала глазами дома и дорожные объекты.

– Ладно, разберёмся. На совещании сделай «покер-фэйс», – попросил её доктор.

– Что сделать? – переспросила его девушка, пристально взглянув на него, и на лице проявилась перекривлённая гримаса улыбки.

– Ну, это без эмоций, когда, – пояснил Анатолий, посмотрел на Машу и засмеялся.

«Тахо» раскрытой пастью, окантованной блестящим хромом, проглатывая кубы воздуха, вкатывался в утренний город. Его рык эхом разносился по улицам и проспектам. Фары, лучами светодиодных прожекторов, разбивали последние остатки темноты. Солнце лениво пыталось подглядывать в широкие щели между высотками, било по глазам рыже-жёлтыми вспышками.

– Расскажи лучше о себе, – прервал недолгое молчание доктор.

– Рассказывать особо нечего, – Маша опустила глаза. – Родилась в посёлке. Мама и папа разбились, когда я ещё совсем маленькая была. Я этого и не помню толком. Я даже не осознала. Меня бабушка к себе забрала. Она тогда ещё работала, поэтому я школу закончила обычную. Училась хорошо, поступила в институт на бюджетной основе. Она даже направление выхлопотала. Но я возвращаться не хотела. И сейчас не хочу. Бабушка умерла, пока я училась. Меня в общежитие поселили. Я даже не знала, что дом снесут. А потом закончила институт. А на счёт квартиры даже не ходила никуда. Я уехать хотела в Москву. У нас все хотят в Москву. А тут меня обманули с квартирой. Все деньги и диплом, всё пропало. Вот так я оказалась на улице.

– У тебя подруги-то есть какие? – голос доктора звучал спокойно.

– Настоящих нет. В институте были, но так, на дискотеки бегали. Но там девочки, у них родители то начальники, то ещё какие. А я-то сирота. Настоящих подруг нет. Бабушка в детстве в строгости воспитывала. Я даже гуляла под её приглядом, – заулыбалась рыжеволосая, – укутает меня всю, сама на лавочке сидит, а я от неё не больше чем на три метра. Так и смотрела на соседских ребятишек со стороны. А в Москву приехала – у меня ещё деньги оставались, я себе пальто модное, берет, шарф сразу на рынке купила. Модная такая ходила вся, – рассказывала Мария, сама чуть не хохоча, и сразу грустно добавила, – а потом этот модный наряд Олег выкинул.

– Купишь ты себе ещё много модных нарядов, – успокоил её Анатолий, подъезжая к парковке у салона красоты со светящейся вывеской. – Вот и приехали.

– А не рановато ли ещё? – удивлённо спросила Мария, пригнувшись, заглядывая вверх на вывеску через ветровое стекло.

– Специально для тебя, – открыл ей дверь мужчина и проводил к входу.

Действительно, в салоне их уже ждали. Ухоженная девушка с ярким макияжем встретила дорогих клиентов в холле. Мужчине она предложила кофе и показала на удобное место на красном кожаном диване со столиком и кипой глянцевых журналов. Марию она увела за двери.

Время тянулось вечно. Анатолий даже несколько раз вставал с дивана, проходя по холлу из угла в угол, проверяя телефон. Пару раз выходил на улицу, чтобы вдохнуть свежего утреннего воздуха. Имитировал зарядку, разминая руки. Наконец, в проёме появилась она.

Мужчина немного оцепенел. Чёткие линии тёмно-бордовых губ изгибались в еле заметной смущённой улыбке. Затемнённые веки с чёрной подводкой придавали глазам ещё большую глубину. Брови, как тонкие крылья, взлетали к овалу лица, по контуру которого струились огненно-рыжие пряди, волнами спускаясь к плечам.

– Спасибо, – не найдя больше никаких слов, быстро поблагодарил он и вынул из кармана портмоне. Рассчитался с девушкой и направился на выход. В дверях салона Мария, озираясь на доктора, спросила, ставя его в совсем неловкое положение:

 

– Ну, как тебе, нравится мой новый образ?

– Очень, – коротко рубанул он, но не смог остановить взгляд и сосредоточиться и добавил, – я думал, будет что-то более строгое.

– Зачем? Я женщина-вамп, – пояснила Маша, изображая оскал и когти хищницы.

– Да уж, – усмехнулся он.

Они сели в машину. Мария положила руки на колени в слегка заношенных брюках. Доктор, заметив это, тихо произнёс:

– Да, ты права. Надо бы приодеться тебе во что-то, более соответствующее ситуации. Я знаю тут поблизости один магазинчик уютный. Моя бывшая там одевалась раньше.

Девушка в ответ молча кивнула согласием.

Проехав по проспекту пару кварталов, доктор остановил автомобиль у витрины небольшого бутика. Большие окна были строго оформлены, ничего лишнего, только замершие изгибающиеся манекены в позах по неведомым сюжетам. Над витриной висела яркая вывеска, недвусмысленно намекая на принадлежность к известным брендам. Мария успела заметить ценники на одежде манекенов, у неё округлились глаза.

– Сколько?! – тихо спросила, гладя за большое стекло.

– Пошли, пошли, – подогнал её Анатолий, придерживая входную дверь с колокольчиком.

В магазине пахло новизной и лёгким ароматом кофе. Доктор, легко подталкивая изумлённую девушку, провел её в зал, подозвал к себе продавца.

– Будьте добры, оденьте её во что-нибудь солидное. У нас деловая встреча, – пояснил он женщине в костюме с бейджиком на лацкане.

– Да, с удовольствием, – откликнулась продавщица, – пройдёмте, – указав ладонью на место у примерочной кабины. – Кофе, чай желаете?

– Нет. Спасибо, – отказался мужчина и бухнулся на диван, с намерением провести в нём не менее часа, взмахнул часами, засёк время. Откинув голову на спинку дивана, закрыл глаза, – я лучше подремлю, буду храпеть – толкните.

От выбора у Марии замерло дыхание. Женщина с бейджем приносила ей всё новые и новые платья и костюмы. Девушка растерянно смотрела на них, вглядываясь в ценники. У неё даже приоткрылся рот. Она молча примерила несколько нарядов, пожимала плечами. Окончив подбор, продавщица прикинула костюм на плечиках к силуэту рыжеволосой в зеркале, вручила ей.

– Примерьте вот этот костюм. Это последний привоз. Единственная вещь. Пока такого больше нет.

Маша приняла в руки плечики с одеждой, зашла в кабину за тяжёлой плотной шторой.

Тёмно-серый костюм – приталенный жакет на одной пуговице и юбка чуть выше колен – смотрелся на ней великолепно. Из глубокого декольте выглядывала белая блузка с расстёгнутым воротничком. Стройная фигура и слегла округлившийся животик девушки привели в восторг доктора. Он долго осматривал все детали. Опустив взгляд на ноги, заметил:

– Туфли ещё надо.

– К такому костюму лучше классические чёрные, – посоветовала женщина.

– Хорошо, спасибо, – поблагодарил доктор женщину и отдал ей банковскую карту. – Не снимай, так и поедем, – обратился он к Маше.

– Так, хоть это, – девушка показала ценники и бирки на одежде.

Принеся кассовый аппарат, женщина приняла оплату и тут же отстегнула все бирки и ценники с обновок. – Благодарю за покупки, удачного дня! – пожелала она уходящим покупателям.

– Это стоит как полгода работы, – прокомментировала рыжеволосая.

– Не парься! – буркнул Анатолий, осматриваясь по сторонам.

– Ага, мне Олег так же сказал.

– Потом отдашь, когда освоишься, – бросил взгляд на неё доктор.

Он показал рукой на ряды магазинов:

– Пройдём пешком, тут пара шагов.

Покупка новой обуви не заняла много времени. Ножки Марии были небольшого размера и неширокие, поэтому первые понравившиеся туфли по размеру сели как влитые. Через несколько минут они уже ехали в офис. Доктор, показав глазами на небольшой животик девушки, смущённо спросил:

– Это Олега?

– Конечно, его – я два месяца из дома не выходила, – кивая, ответила она, – под домашним арестом была.

– Тебя надо будет в мой центр свозить. Пусть посмотрят наши специалисты, – заключил врач, – да и на учёт поставят.

Когда Анатолий с Марией появились в офисе, все сотрудники мужского пола проявили интерес к рыжей особе. По открытым кабинетам пронеслось шушуканье. Кто-то из парней, не сдержав эмоций, выразил восторг в полголоса.

– Что «вау»? – спросил доктор, обращаясь в сторону одного из кабинетов. – Я вам обещал нового руководителя представить? Вот, прошу любить и жаловать.

Весь офис охнул разом. Сотрудники высыпались из кабинетов в помещение ресепшена. Скучковались в углу, шепча друг другу неразборчивые фразы. Все внимательно рассматривали рыжеволосую красавицу.

– Мария Алексеевна – прошу запомнить, – Анатолий указал на неё открытой ладонью. – Пройдёмте в Ваш кабинет, Мария Алексеевна.

Девушка прошла за ним в кабинет с вопросом:

– А может, лучше просто Мария?

– Просто Мария была в бразильском сериале, а ты – Мария Алексеевна.

– Мексиканском, – поправила его девушка.

– Что? – как будто не расслышав, переспросил он.

– Сериал мексиканский, – уточнила она.

– Знаешь, почему в армейской форме нельзя на воротничке крючок расстёгивать?

– Почему? – заинтересовалась Маша.

– А чтобы всю гимнастерку не расстёгивали. Только дай слабину, и на тебя сядут, – похлопав себе ладонью по шее сзади, объяснил бизнесмен.

Он усадил девушку в офисное кресло за столом. Повернул её к монитору выключенного компьютера.

– Включай.

Мария послушно нажала кнопку процессора. Через несколько секунд монитор засветился заставкой с пустым окном пароля.

– Мне кажется, что ты знаешь пароль, – ухмыльнулся Анатолий.

Мария набрала единственный пароль, который знала: чётное и три нечётных по порядку. На рабочем столе появились ярлыки. Мария глубоко вздохнула.

– У меня лопнет голова от такого количества информации, полученной за эти два дня.

– Что так вдруг? – спросил её врач, облокотившись рукам на стол. – Вот, видишь стикеры – я тебе наклеил. Там расписано, что и куда. Но тут в офисе все знают, что делать. Они даже больше работают, когда начальства нет. Тут у Олега всё было поставлено чётко. Тебе так надо будет построить работу в клинике, – наставлял опытный бизнесмен девушку.

– Расскажи мне про него. Я ношу его ребенка, а про самого ничего не знаю. Он не рассказывал, – попросила девушка.

Анатолий на минуту замолчал, попросил секретаря принести кофе и булочки, собрался с мыслями:

– Мы с Олегом познакомились, когда нам было лет по двадцать пять. Я институт окончил, медицинский, а он военное училище, вроде как, – доктор сел в кресло напротив рабочего стола, принял поднос с чашками от секретаря и продолжил. – Мне кажется, он был офицером. Ну а в те времена в армии бардак был, уволился. Встретились и познакомились мы в отделении ГАИ, тачки на учёт ставили. Разговорились, так и подружились. Ему знакомые по армии дельце одно предложили, он меня позвал. Так и понеслось. Было время, когда денег не было. Помню, даже на Новый год ёлку было не на что купить, мы «бомбили» по ночам.

– Что делали? – испуганно переспросила девушка. – Таксовали на своих машинах. Ой, как вспомнишь, так вздрогнешь, – посмеялся Анатолий. Сделал небольшую паузу, отпил глоток горячего напитка и продолжил. – Разборки даже были. Таких замесов, как в девяностые, не было, конечно, но тоже… Олег меня даже от шальной пули спас. Ногой в спину пнул. Дырка в плече. Если бы не он, была бы в голове.

Врач, держа чашку с кофе в руке, встал с кресла, подошёл к окну, некоторое время смотрел на машины, на перекрёсток.

– А потом начались крупные дела. Купили, продали, купили, продали. Связались с инвесторами. Основали свои компании, потом решили идти вместе, но по тем направлениям, от которых хоть какое-то удовольствие получаешь. Я с детства мечтал врачом стать, вот я врач. У меня целый медицинский центр. А Олег мечтал на родину вернуться и обустроить там всё для людей. Но, видимо, он у людей не спросил, хотят ли они этого. Кстати, – оборвал свою речь бизнесмен, – тебе надо ещё телефон купить, как ты без связи-то? – доктор вернулся в кресло, сел, наклонившись к столу.

Мария, потупив взгляд, молчала. Правой рукой придерживала чашку с кофе, левая рука лежала на столе, постукивая ногтем по поверхности. Перевела взгляд на Анатолия:

– Толь, можно я тебя попрошу? – спросила его рыжеволосая, явно подбирая слова.

– Да, конечно, – быстро отреагировал мужчина на вопрос. – Можно я фамилию Олега возьму?

Кабинет наполнился тишиной. Оба молчали, смотрели друг другу в глаза. Анатолий положил свою ладонь поверх руки девушки, глотая комок в горле, практически шёпотом произнёс:

– Где мне найти такую, как ты?

Тишину нарушил стук в дверь. Секретарь Юлия сообщила собравшихся учредителях. Мария вздрогнула, она набрала воздуха в грудь. Анатолий встал с кресла, оправил костюм, подал руку Марии. Она элегантно, насколько умела, приняла помощь. Они вместе вошли в зал.

– Добрый день, господа! – приветствовал врач всех учредителей. Они тактично встали со стульев, увидев незнакомку.

– Ух! Вы представите нам гостью? – спросил солидный мужчина в золотистых очках, одёргивая воротничок рубашки и застёгивая пиджак.

– Непременно! – ответил Анатолий, провожая девушку к месту, на котором раньше сидел Олег. Рыжеволосая бизнес-леди чуть растерянным, но серьёзным взглядом окинула присутствующих.

– Здравствуйте! – тихо произнесла она и, ожидая реакции доктора, встала у кресла.

– Знакомьтесь – Романова Мария Алексеевна. Наш новый соучредитель. Акционер. Вся доля актива Широкова Олега нотариально передана ей. Прошу любить и жаловать, – представил совету нового участника, врач. – Давайте приступим. Они сели на свои места. Девушка села в кресло, поставила ноги прямо, выпрямила спину. Сложив руки на полированной столешнице, она закрыла пальцы в замок. Молча наблюдала за каждым.

Врач-бизнесмен начал речь:

– Все решения, принятые ранее, остаются в силе. Единственным вопросом остаётся ситуация на заводе. Мы сдерживали её как могли. После покушения, эти… – Анатолий сделал паузу, проглатывая комок, подкатившийся к горлу, – залегли. Сейчас там спокойно. Я связывался с полицией, сказали, что зацепка, кто заказчик, есть. Но это пока не проверенная информация, потому что действует он через подставных. Но мне кажется, что там руководство завода мутит воду. Я планирую с Марией Алексеевной посетить в ближайшее время завод и заодно навестим больного директора. Я хочу лично убедиться в правильности поставленного диагноза.

– Может, продадим этот завод, к едрени фени! – предложил лысоватый мужчина, раскрыв ладони.

– Может, и продадим. Дело сложное, – продолжил обсуждение бизнесмен в очках, – но там был хоть и не самый большой, но достаточно стабильный доход. Все вложенные средства стали окупаться. А теперь высвобожденный капитал надо опять устраивать куда-то.

Разговор мужчин продолжался некоторое время. Иногда они, по очереди держа свою речь, внимательно изучали девушку. Наконец, лысоватый спросил её:

– Как Вы считаете, Мария Алексеевна?

Маша, слушая беседы, сначала смотрела на акционеров, затем задумавшись, остановила свой взгляд на своём ногте, поглаживая его другим пальцем. После адресованного ей вопроса резко подняла глаза на собеседника.

– Анатолий Сергеевич прав. Мне необходимо выехать на место. Изучить ситуацию изнутри. Возможно, даже провести аудиторскую проверку, – ответила она, держа осанку и не выдавая эмоций.

Коллеги по бизнесу одобрительно кивнули, смотря друг на друга.

* * *

После заседания пара бизнесменов направилась в клинику. Войдя в новый светлый холл в сопровождении Анатолия, Мария поздоровалась с присутствующими и сразу направилась в кабинет начальника. Девушка за стойкой регистратуры стала спешно набирать номера телефонов всех врачей и сообщать о приезде руководства. Где-то в кабинете за неплотно прикрытой дверью слышалось негромко: «Золушка приехала».

Доктор, зайдя вслед за рыжей начальницей в кабинет, прихлопнул дверь и взорвался хохотом:

– Вот тебе и прозвище дали.

Мария покраснела и, широко улыбаясь, прокомментировала:

– Да это я сама себе прозвище дала. Я же им на открытии клиники сказала, что чувствую себя Золушкой из сказки.

– Прозвище не обидное, значит, понравилась, – сделал вывод врач.

– Ну что, будем выбирать кандидатуру? – предложила девушка.

– Да, давай дела, анкеты посмотрим, – согласился опытный доктор, – надо бы ещё твоего Виктора позвать. Какой у него диплом, спросить.

– Он мне говорил, что у него что-то по энергетике, не профильный, – вспомнила Маша, – но его все равно надо вызвать.

 

– А лучше всех собрать и всем кандидатам на должность главного врача дать шанс проявить себя за период.

Послушав совет опытного руководителя, Мария попросила секретаря собрать врачей у неё в кабинете. Буквально через несколько минут перед ней собрались ветеринары. Рыжеволосая бизнес-леди встала у стола и обратилась к персоналу:

– Добрый день, коллеги. Я собрала вас для того, чтобы разъяснить свои дальнейшие планы, – посматривая на реакцию наставника, говорила она. – Дело в том, что мне одной будет трудно управлять клиникой. Мне нужен помощник, главный врач, который непосредственно на месте, занимаясь практикой, будет организовывать весь рабочий процесс. Ответственность большая. Я изучила ваши анкеты, каждый из вас имеет шанс возглавить коллектив. Я, конечно, тоже буду принимать решения и нести ответственность за них. Наша клиника новая, но сюда уже идут клиенты, которые, возможно, недополучили должного обслуживания в других клиниках. Поэтому нам надо упрочить это доверие. И у нас есть такой шанс. Есть ко мне вопросы?

– Да, сколько продлится этот, вроде как, испытательный срок? – поинтересовалась женщина, одна из врачей.

– Месяц, – коротко ответила девушка. – Есть ещё вопросы? Если нет, тогда всем спасибо за внимание.

Врачи молча покинули кабинет. Остался только Виктор. Он поднял руку как школьник.

– Маш, ой, Мария Алексеевна, можно я самоотвод возьму? – улыбаясь, спросил он.

– Да, Виктор, – опустив взгляд сказала она. – Мне нужен по профилю человек. Ты же не будешь за качество лечения и операций отвечать? Ты главный инженер, тебе своих хлопот хватит, а ещё техника безопасности.

– Да, я про это и говорю. Меня устраивает. Всё, спасибо! – радостно сжимая кулаки, выпалил парень и удалился из кабинета.

Мария с Анатолием остались наедине. Мужчина засунул руки в карманы, вышел на середину кабинета.

– В тебе просыпается дух руководителя. Нехилую мотивацию ты им дала. Как бы они не стали пожирать друг друга после этого, – ехидно ухмыляясь, пояснил доктор. – Так что, ты сейчас внимательно смотри. Не руби сгоряча.

На короткое время в кабинете повисла тишина, которая была нарушена стуком в дверь. В проёме показалась девушка-специалист с кипой документов подмышкой. Она попросила руководителя ознакомиться и подписать кое-какие финансовые документы. Мария приняла документы, попыталась вникнуть в их суть, перевела взгляд на Анатолия. Он чуть заметно улыбнулся и протянутой рукой попросил документы себе. Пробежав беглым взглядом по строчкам, он вернул их Маше.

– Подписывай, не бойся.

Врач смотрел на то, как рыжеволосая старательно выводит фигурный автограф на бумагах, цокнул языком. Она сделала вид, что не придала этому значения. Но когда девушка-специалист вышла из кабинета, округлив глаза на мужчину, коротко спросила:

– Что это было?

Анатолий, хмыкнув с закрытым ртом, чуть заметно махнул рукой.

– Когда будешь тома документов подписывать, подпись сама изменится. Поехали, пообедаем в ресторане, – предложил он.

– У нас тут кухня есть, – проговорила девушка.

– Знаете что, госпожа Романова, у нас сегодня знамена-тельный день, и я приглашаю Вас в ресторан.

– Хорошо. Но у меня просьба к тебе ещё одна.

– Какая? – немного удивлённо спросил доктор.

– Отвези меня к Олегу, – печальным голосом попросила она.

– Да, конечно.

* * *

При входе на кладбище Мария купила цветы у старушки. Они вдвоем с Анатолием прошли к свежей могиле. Её боковины ещё были накрыты пирамидой из цветов и венков, над которой возвышался простой металлический крест с табличкой. Имя было написано от руки серебрянкой.

Девушка поправила покосившийся букет, поставила свои цветы. Её губы сжались, на глазах проявилась влага. Она склонилась над крестом, протёрла рукой табличку с именем от пыли.

– Спасибо, любимый, – еле слышно прошептала она. Вытерла покатившиеся слёзы со щеки.

– Памятник заказали уже, – тихо произнёс Анатолий, стоя за спиной у девушки, – только надо фотографию подобрать. Поможешь? На твоё усмотрение.

– У меня есть, я с телефона скопировала. Последняя его фотография.

* * *

Молчаливый путь занял немного времени. Припарковав автомобиль недалеко от входа, они вошли в шикарный зал. Интерьер ресторана напоминал морскую бездну. Большие, диковинных форм, раковины в рамах висели на стенах. Полукруглые окна едва не касались деревянного потолка, с которого неослепляющим точечным светом падали лучи от спотов. Между окнами стояли вазоны с растениями, по форме напоминающими водоросли. Круглые столы из светлого дерева были сервированы хлопчатобумажными салфетками и посудой акварельных оттенков. Вокруг стояли стулья-кресла с округлыми подлокотниками, обшитые нежным бежевым велюром.

Их встретил услужливый метрдотель. Сопроводив до выбранного у окна столика, он лёгким движением подозвал официанта. Изучив меню, парочка сделала заказ. Анатолий вежливо уступил девушке заказать первой.

– Будьте любезны, салат «греческий», лосось с пармезаном и горячий шоколад с миндалём, – перечислила Мария более-менее знакомые названия блюд, поглядывая на реакцию партнёра.

Анатолий делал заказ так, как будто он каждый день здесь обедает и ужинает:

– Так, мне сегодня: салат «Капрезе», утиную грудку «от шефа» и вино, белое, сухое.

– Вино? – смутилась девушка.

– Да, – легко улыбнулся мужчина, – найму водителя, трезвого.

– А, так вот, я поняла, с кем тогда Олег домой приехал. Вот я село, – призналась Мария в своём неведении.

В зале ресторана было мало людей. Были слышны лишь тихие голоса пары в дальнем углу и звук посуды, доносившийся из глубины других помещений. Наслаждаясь высокой кухней, рыжеволосая девушка рассматривала интерьер.

– Всего пару месяцев назад я даже не мечтала об этом. Я до сих пор не могу поверить в то, что это всё происходит со мной.

– Могу ущипнуть, – пошутил доктор.

В ответ на шутку Мария посмотрела на него и, приподняв одну бровь, чуть заметно улыбнулась.

Закончив трапезу, Анатолий рассчитался и заказал услугу «трезвый водитель». Спустя десять минут они ехали на заднем диване чёрного джипа в медицинский центр.

Перед ними предстали корпуса учреждения. Отделанные современными панелями, в серо-голубой гамме, двухэтажные здания с большими окнами казались совершенно новыми. Зеленеющие газоны с прорастающей травой и чёткими границами из бордюров обозначали направление к главному входу. С тыльной стороны к действующему корпусу прирастала новостройка. Голая стена кирпичной кладки возвышалась над строительной площадкой, вокруг которой неровной линией, местами мятый, стоял металлический забор.

Руководитель центра, по-джентельменски, раскрыл двери перед девушкой. Маша вошла в просторный вестибюль с прямоугольными колоннами, на которых висели цветные стенды с планом расположения кабинетов и расписанием приёма врачей. Анатолий провёл Марию длинными коридорами, вдоль которых сидели запоздалые посетители. Открыв дверь одного из кабинетов, он обратился к женщине в халате, которая увлечённо что-то писала:

– Татьяна Ивановна, примите, пожалуйста, девушку. Посмотрите, а я пока её оформлю в регистратуре.

Анатолий вышел. Некоторое время его не было. Женщина-врач внимательно осмотрела пациентку, выписала рецепт на листе с логотипом. Спустя пару минут в кабинете опять появился Анатолий:

– Ну, как у нас дела? – посмотрел он сначала на Марию, затем перевёл взгляд на коллегу.

– Всё в норме. Всё идёт по плану, – чуть заметно улыбнулась доктор, – витамины я выписала. Пропьёте курс – будет ещё лучше.

Поблагодарив за приём, мужчина подал руку девушке, и они прошли в его кабинет.

– Я сейчас кое-какие дела сделаю и отвезу тебя домой. Устала, наверное, уже? – поинтересовался врач.

– Немного, – тихо ответила Мария.

Кабинет учредителя медицинского центра не отличался особым шиком. Простая, но новая и современная мебель с контрастной отделкой, два кожаных глубоких кресла для отдыха и небольшой круглый журнальный столик между ними. Три небольших шкафа с книгами и комнатными растениями. На стенах отблескивали солнечным светом рамки с сертификатами, благодарностями и грамотами.

Маша погрузилась в прохладное кресло, откинула голову на спинку и расслабленно выдохнула. Разглядывая плитку на потолке, она, не глядя на мужчину, спросила:

Рейтинг@Mail.ru