Рыжик

Эдуард Владимирович Парфенов
Рыжик

Дизайн обложки Н. И. Оборин. Обложка (иллюстрация) выполнена по заказу Парфенова Э. В. при выполнении издательством ООО "Ирида-торг" г. Вышний Волочек договора от 28.05.2018 по изготовлению книги "Рыжик".

ISBN 978-5-93488-211-3

© Парфенов Э. В., текст, 2018

© Издательство «Ирида-прос», макет, 2018

* * *
От автора

В основе книги – реальная история. Точнее, только идея взята из реальной жизни. Имена персонажей, названия населённых пунктов и организаций (учреждений, фирм) имеют собирательный образ и выдуманы. Все совпадения случайны.

Глава 1
Попала

Вечерняя суета мегаполиса раздражала. Пешеходы в серых одеждах, сливаясь со слякотью и мутными лужами на дороге и обочинах, мельтешили повсюду. Потоки людской массы встречными течениями хаотично нарушали направления движения. Казалось, это никогда не кончится.

Изморось бледной пеленой висела в несвежем воздухе. Запахи быстрой еды и угара смешались в один коктейль, оседая на земле промозглостью не по-зимнему тёплого февраля. Дышать этим невыносимо. Искажённое сыростью пространство мерцало неоновыми вспышками рекламных огней и запоздалыми новогодними гирляндами, ослепляя уставших прохожих.

Час пик даёт мало шансов быстро добраться домой. Кто-то спешит в метро, кто-то на остановку под навес. Ленивые автобусы, хлопая жабрами прозрачных дверей, пожирали толпы людей, продвигаясь томным зелёным караваном.

В дорожной толчее машины спорили за каждый метр проезжей части, общим гулом злобно ревели моторами, истерично кричали сигналами. Самые мощные и мрачные иномарки угрожали малолитражкам своими большими колёсами и вспышками фар, втискиваясь между бортами других машин, выталкивали их из ряда, пробивались в лидеры и с рыком уносились в темноту.

* * *

В этой городской мерцающей мешанине маленькой фигуркой виднелся неподвижный стройный женский силуэт. Неновое приталенное, когда-то фиалкового цвета пальто, сиреневый берет и шарф ему в тон уже не спасали от сырости и холода. Промокшая одежда девушки пахла несвежестью. Сапожки раньше были модельными, но реагенты и разъехавшаяся молния превратили их в обноски. В призывном отчаянии её растерянный взгляд бегал по снующим прохожим, но от глухоты толпы падал на грязную землю.

Ей хотелось есть. Утренняя булочка, оставленная спешившим прохожим, только раззадорила аппетит. Сейчас она мечтала о вкусном обеде и ароматном кофе или горячем шоколаде в уютном кафе, представляя себя в новой чистой одежде и блестящих туфельках. А пока от голода и холода ознобом сводило всё её тело. Никто на девушку не обращал внимания. Лишь некоторые особы, с ярким макияжем, пренебрежительно фыркая, обходили её, что-то бурчали себе под нос, машинально осматривали свою одежду и брезгливо отряхивали перчатки от невидимой грязи.

Толпа суетливо мельтешила, выталкивала её из-под навеса придорожного ларька. Идти было некуда.

Перед ней зелёным светофорным человечком открывался переход к станции метро, название которой ей уже было неважно. Там, на станции, в дверях входа, дует поток тёплого воздуха. Есть возможность хоть немного просушить одежду и согреться.

Девушка дышала на промокшие тряпочные перчатки, закрывающие озябшие руки. Глядя по сторонам, она пыталась высмотреть сотрудников полиции. В кутузку попадать совсем не хотелось, пусть там и теплее, чем на улице, но перспектива клетки с БОМЖами и пьяницами ей не нравилась. Хотя документ у неё был при себе. Паспорт она хранила во внутреннем кармане и без надобности не доставала. Она его всегда носила отдельно от кошелька, как её научила бабушка.

Немного постояв на месте, постучала носочками изношенных сапожек в попытке согреть ноги и всё-таки решила пройти на противоположную сторону проезжей части. Но сквозь толпу просто так не пройти. Кто-то сильно толкнул в плечо, чуть не сбив. По ноге больно ударил чей-то чемодан, разрывая металлическим замком капрон колготок, оставив кровавый след на коже. Девушка чуть присела, всхлипнула. Прикрыв рану рукой, она сквозь слёзы смотрела на светофор, который зелёным циферблатом отсчитывал последний десяток секунд. Чуть прихрамывая, она попыталась успеть, но, не рассчитав свои силы, подошла на середину уже под жёлтый сигнал.

* * *

Сквозь городскую лавину машин пробивался огромный чёрный джип, широкими шинами колёс разбрызгивая слизь по сторонам. Он был похож на бегемота, который только что принимал грязевые ванны и, вылезая из болота, раскрывшейся пастью распугивал всех вокруг, злобным рыком мощного мотора доказывая своё преимущество. С полированных бортов жирными кляксами стекала грязная жижа, закрывая собой отражение городской суеты или искажая его до отвращения. За тонированными стёклами, положа одну руку на руль, другой держа мобильный телефон, сидел хозяин положения.

Его разговор по телефону, размер которого не смогла закрыть даже крепкая мужская рука, явно был не радостным. Нахмурив брови, чуть притупив взгляд куда-то за лобовое стекло, он чуть ли не по слогам жёстко выдавливал из себя слова:

– Серёжа, я полдня в дороге. Я сейчас еду из области, был на заводе, там ситуация непонятная, а ты мне про заказчиков этих втираешь. Я с ними встречался до этого, они нам обещали крупный заказ, а этот мне – на две смены рабочие. Линию настраивать дольше.

– Так что, их сливать тогда? – уточнил собеседник.

– Помурыжь их немного, убеди, что заказ надо увеличить. Пока не сливай. И заказы обсуждай в следующий раз с директором.

– А что за ситуация? – поинтересовался голос в телефоне. – А там, Серёжа, нарисовались какие-то перцы, которые решили вспомнить шальные девяностые. Мне директор позвонил, сказал, что они наехали на него по поводу крыши. Прикинь. Кровельщики хреновы. Крышевать они решили, шпана дворовая, – жёстко и громко разъяснял он, при этом жестикулируя пальцами на руле, и с ухмылкой добавил, – мне сказали, что эта банда у местного предпринимателя пару лет назад отжала бизнес. Вот я ездил туда, хотел папку их найти. Задание дал местным, пусть справки наведут. Куда ты прёшься, дятел?! – отвлекаясь на ситуацию за бортом он сильно ударил по кнопке клаксона на руле. Из-под капота раздался громкий гудок.

– Это я не тебе, это я за дорогой слежу, – попытался пошутить мужчина, не меняя хмурого вида. – Ладно, давай. Потом встретимся, будем уже глобально решать ситуацию, а то мне рулить надо, забодаю кого-нибудь ещё ненароком.

Он нажал красную кнопку и стал устраивать телефон в отсек на консоли.

За окном моргал красный свет светофора, раздражая уставшие глаза. Загорелся жёлтый сигнал, толпа пешеходов замерла на обочине. Водитель джипа выжал педаль газа в пол, чтобы выбиться первым и занять нужную полосу. Джип взревев, пустил клубы дыма и сорвался с места. В это же время на полосах перехода возник силуэт, замерший в испуге. Не отпуская педаль газа, водитель вывернул руль вправо, по левому борту раздался глухой, но не сильный удар. Джип в заносе коротким прыжком снёс металлическое ограждение, упёрся в бордюр и остановился.

– Сука! – громко выругался мужчина и ударил руками по рулю. Затем он вздохнул, спокойно взял телефон, запихал его в карман пальто, достал кожаные перчатки из кармана двери, надел их. Не спеша вышел из салона. Сжав одну руку в кулак, он поглаживал его другой рукой, натягивая кожу перчаток.

Потирая перчатки по очереди, осмотрел машину. Облицовка радиатора и правая фара были разбиты железными трубами ограждения, осколки пластика от когда-то брутального бампера рассыпались по грязному асфальту, крыло замято и порвано, но колесо не задело. Прошипев что-то, он пошёл к месту, где лежал сбитый пешеход.

Прохожие сначала охнули хором, и по толпе прокатился гомон. Но через десяток секунд он сменился прерывистыми окриками. Кто-то из толпы заключил:

– Да какую-то бомжиху сбили, она сама под машину сиганула.

Толпа продолжила своё суетливое движение, лишь несколько человек подошли к мужчине с предложением вызвать полицию.

– Я сам сейчас вызову, – уверил мужчина прохожих.

* * *

На проезжей части лежало неопознанное тело, но подавало признаки жизни всхлипыванием. Грязное драповое пальто в сумерках едва отличалось от цвета дороги. Разорванные колготки уже не могли прикрыть стройные ноги, усеянные каплями грязи и крови. Девушка, превозмогая боль, попыталась встать. Опершись на руку, она лежала на проезжей части и со страхом смотрела на подходящего мужчину.

С военной выправкой, но чуть осунувшись, он, не спеша, шагал к ней. Широкие плечи, короткая стрижка светлых волос, взгляд исподлобья. Губы крепко сжаты в злобной гримасе. По нему было видно, что он совсем не юноша. Дорогое чёрное пальто, блестящие ботинки с тонкими шнурками, стрелки на брюках и особенно руки, в блестящих кожаных перчатках сжатые в кулаки, на неё нагоняли ещё больший ужас. Она заплакала, всхлипывая всё чаще.

– Что же ты творишь, дура? – прошипел он басовито и склонился к ней.

Девушка попыталась прикрыть лицо свободной рукой, ожидая ударов.

– Простите меня, – заскулила она, продолжая всхлипывать. Мужчина осмотрел девушку. Увидев кровь на ноге, присел на корточки и стал ощупывать раненое место.

– Перелома вроде нет, но с раной нужно что-то делать. Сильно больно? – уверенным басовитым голосом спросил он и посмотрел на её заплаканное лицо. Её сальные волосы были скорее рыжего оттенка, чуть касаясь плеч, свисали сосульками слипшихся локонов.

– Ох, ты! – удивился он вслух и, не снимая перчаток с руки, охватил двумя пальцами её подбородок, вглядываясь в черты лица. Девушка была достаточно мила, если бы не бродячий образ жизни. Заплаканные карие глаза – будто бездна космоса. Длинные брови в сумерках казались ещё темней. Тонкие черты лица, прямой нос с острым кончиком, который вздёргивался от плача. Она была бы очень привлекательной, если бы не грязь, забрызгавшая её с ног до головы.

 

– Как же тебя так угораздило-то? Я-то думал, ты бабка-бомжиха.

– Простите меня, я хотела в метро перебежать, – скулила девушка сквозь плач.

– Встать можешь? Давай помогу.

– Не знаю, я пыталась, но не получилось, – продолжала реветь рыжая.

– Да не скули ты! – прикрикнул мужчина и поднял её с грязной дороги. Перехватив, взял её на руки и понёс к джипу. Оперев её о борт машины, оглядел целиком. Сморщился.

– Да уж, в салон я тебя не посажу, – тихо произнёс он, и показал указательным пальцем – стоять. Открыл дверь багажника. Затем нажал кнопки замков, откинув спинки заднего дивана – в багажнике образовался ровный пол. Он снова подхватил девушку и посадил на пол багажника.

– Ложись и лежи. Попробуем поехать, если не повредили ничего в машине.

Девушка прилегла, обхватив ноги, но ей стало неудобно на жёсткой обшивке.

– Берет, – тихо простонала она.

– Что? – переспросил он, уже собираясь отойти.

– У меня берет куда-то слетел. Сиреневый, как шарф.

Мужчина оглядел место происшествия. Увидев грязную тряпку в луже, издали похожую на описываемый предмет одежды, он повернулся к пассажирке:

– Думаю, что конец твоему берету пришёл, – чуть заметно махнув рукой, хозяин автомобиля, открыв заднюю дверь салона, достал маленькую подушку и дал ей.

– На! Возьми, хоть под голову положи. Потерпи – ехать недалеко.

Девушка положила подушку под голову и, облокотившись на обшивку кузова, кое-как расположилась. Он захлопнул все двери.

На улице замерцали красно-синие проблесковые огни машины дорожно-патрульной службы. Инспектор в ярко-зелёном жилете и фуражке подошёл к водителю, они вдвоём осмотрели машину, постояли на месте аварии. Девушка сползла ниже, чтобы её с улицы не было видно. Какой-то животный страх заставлял её прятаться от полиции.

Несмотря на то, что в машине было гораздо теплее, чем на улице, её трясло. Сильно болела нога, с замёрзших ног хотелось скинуть холодную обувь. Она сняла мокрые перчатки, стала растирать руки. Потрогала раненое место, постаралась очистить его от грязи и вытереть кровь. Не найдя чем прикрыть рану, закрыла её рукой. Больно щипало. Она заплакала вновь.

Хозяина джипа не было около десяти минут. Внезапно он открыл водительскую дверь, взгромоздился в кресло, нажал кнопку пуска мотора. Джип буркнул, на «торпедо» и консоли загорелось множество огней. Водитель осмотрел всё, немного подождал, нажал на газ несколько раз и обернулся.

– Ну как ты там? Жива?

– Нога болит, щиплет сильно, – пожаловалась девушка. Мужчина вышел из машины, обошёл вокруг и распахнул дверь багажника, открыл какой-то лючок сбоку, достал из него красную коробку. Это была аптечка. Он распечатал целлофан обёртки, вскрыл коробку, достал бинт и перемотал ногу.

– Сейчас приедем – врача вызову, он посмотрит. Умереть не дадим, – успокоил он, бросив строгий взгляд, и вернулся за руль автомобиля.

* * *

Они ехали быстро, крупная машина шныряла по полосам, девушке пришлось держаться, упираясь руками в обшивку. Хорошо, что чуть выше, над головой, в проёме двери была ручка. Она крепко её сжала и даже немного приподнявшись, попыталась посмотреть в окно. За тонировкой в темноте улицы быстро проплывали фонари. Место было не знакомо.

Водитель жал на газ, ускоряя «чёрного бегемота» и направляя его по свободным полосам. Заняв свободный ряд, он достал из кармана телефон.

– Привет, Толик-алкоголик! – поздоровался он с кем-то, видимо, очень близким приятелем.

– Алкоголизм, Олег, это хроническое психическое прогредиентное заболевание! А у меня это периодично, – пояснил голос в телефоне. – Привет! Ты куда вчера пропал?

– Чувствую, хорошо гуляли вчера! Было продолжение?

– О! Было нечто! – рассмеялся голос в трубке. – Мы вчера до утра тусили. Поехали в кабак, там с тёлочками познакомились. Я взял под опеку студентку медицинского института.

Я же всё-таки доктор, буду репетитором, – продолжал смеяться голос.

– Да уж. Слышишь, доктор, мне вот как раз нужна твоя помощь, нужно человека осмотреть.

– А ты где? – задал вопрос Толик.

– Я еду домой. Мне с утра пришлось на завод съездить.

– А чего там? С чего вдруг так спонтанно? – уже без смеха заинтересовался голос в трубке. – И что за человек?

– Да вот, какая-то жопа нарисовалась на заводе, но это потом всё обсудим и весь план действий тоже. Мне сейчас твоя помощь нужна – как врача.

– Я понял, а что за человек? Где он? Куда мне ехать-то?

– Человек у меня в багажнике, я сейчас уже подъеду домой.

– Зашибись, – немного стихнув, произнёс Толик. В его голосе заметно убавилось радости.

– Да ты не очкуй, это не криминал, – злорадно рассмеялся мужчина в джипе. – Я сегодня плётку даже не взял. Это девчонка, подобрал её на улице. Я из-за неё тачку разбил.

– Как разбил? В хлам? – вскрикнул голос в трубке.

– Морда в хлам, но еду сам. Вроде, всё работает, хорошо ещё подушки не раскрылись.

– Ну, тебя с тусовок отпускать одного вообще нельзя, без охраны пропадёшь, – засмеялся доктор из телефона. – Ладно, через час буду.

– Ага, будь! Чемоданчик только не забудь и халат белый. Ты ж доктор, – подколол собеседника мужчина.

Закончив разговор, водитель небрежно кинул телефон в отсек консоли и свернул с трассы на поселковую дорогу. Машина стучала колёсами по неровному асфальту, раскидывая грязную жижу по сторонам и вздрагивая всем корпусом. Дворники, шипя, сметали мутные капли со стекла. Девушка, немного отогрев руки от тёплого воздуха из обдува, приподнялась. За окнами стало ещё темней, вдалеке виднелись фонари и свет окон частных домов.

– Куда мы едем?

– Ко мне домой. Я же тебе говорил, – строго, но тихо ответил мужчина.

– Это я поняла. Как место называется? – переспросила она. – Ты не поверишь. Это дачный посёлок с романтичным названием «Дачный»! – ответил он ей с ухмылкой, но даже не повернулся в её сторону. – Тебе это о чём-то говорит?

Девушка продолжала всматриваться в окно. Чёрный грязный монстр, вписавшись в очередной резкий поворот, проехал вдоль высокого каменного забора, подъехал к металлическим воротам, чуть не уткнувшись мордой. Водитель из бардачка достал чёрный маленький пульт, нажал на кнопку. Огромная створка ворот стала отъезжать за стену. Рыкнув мотором, джип проехал в светлый двор мимо небольшого кустарника, прошелестев по ровному плиточному покрытию и ткнулся к воротам дома. В свою очередь, и эти ворота открылись сами. Машина с басовым бурчанием вкатилась в светлый большой гараж. Водитель нажал на кнопку, мотор заглох, стало тихо. Лишь несколько секунд спустя ворота гаража с рокотом опустились и уперлись в пол, щёлкнув замком.

Вздохнув, водитель повернулся к пассажирке:

– Прибыли! – произнёс он, но в его взгляде было трудно прочитать настроение.

Девушка подвинулась к двери и стала ждать, когда она откроется. Он, сидя за рулем, спокойными движениями достал телефон, сунул его в карман пальто, взял перчатки, сложил их в руке и вышел. Открыв багажник, он стал демонстративно натягивать перчатки. Девушку охватил ужас. Она стала пятиться в глубину багажного отсека. Подняв руки ладонями вверх, он в недоумении рассмеялся.

– Ты чего? Ты меня за кого приняла? Если бы я тебя хотел убить, на хрена бы я тебя сюда тащил? Ты сама подумай: ты в моём гараже, лес проехали мимо, – попытался успокоить он девушку и, взяв её за ноги подтащил к себе. Она громко взвизгнула от боли.

– Ой! Прости, забыл. Сама виновата, – попытался извиниться он.

Он взял её за подмышки, лицом к себе, как неумелые родители обычно берут малышей, у который в ползунках что-то болтается, и так пронёс её несколько метров до двери в дом. Она оцепенела, почувствовав на себе крепкую хватку, боялась дышать, но послушно стояла, ожидая поворота ключа.

Глава 2
Дом

Мужчина открыл тяжёлую дверь, взял рыжую девушку и внёс её в прихожую, ногой оттолкнув полотно входной двери, которая, глухо ударив в проёме, щёлкнула нутром. Тут он посадил девушку на стоящую около гардероба кушетку, обитую мягкой и светлой кожей.

– Раздевайся, разувайся, – скомандовал он.

Она послушно скинула шарф и промокшее пальто на кушетку, стала снимать холодную изношенную обувь. С трудом сняв ботильоны, отставила их к шкафу и встала. Ногами в мокрых дырявых носочках она почувствовала тепло от пола. Взяла в руки пальто и окинула шикарный интерьер прихожей, потом посмотрела на хозяина дома. Мужчина не спеша развязал шнурки, снял ботинки и, открыв огромный шкаф гардероба, поставил их на полку. Достал две пары тапок, те, что поменьше, дал ей. Снял чёрное дорогое пальто, определив ему плечики, и повесил на планку. Без пальто он выглядел ещё мощнее. Пиджак сидел на нём как влитой. Его крепким плечам и мускулам на руках, казалось, мало места под тканью. Он чуть ослабил галстук и расправил ворот рубашки. Оглядев девушку, приподняв правую бровь, показал пальцем на носки:

– Снимай их – у меня дома чистота, а ты тут наследишь. Он распахнул огромные двухстворчатые двери в парадный двухсветный холл. Зажёгся яркий свет. Мягкая кожаная мебель слепила своим чистым бежевым цветом. Тёмный камин, будто вырубленный и отполированный из одного огромного куска гранита, сиял. Его высоченный прямоугольный дымоход массивным столбом упирался в потолок, раскидывая на нём блики. Натуральные разводы серо-чёрного гранита как будто были нарисованы художником и залиты стеклом. Сбоку, над ровной и светлой стеной, виднелись перила второго этажа, за балконом-антресолью чуть выглядывали края дверей других комнат. Под перилами на стене висел телевизор, такого огромного размера, какого она даже не представляла. По углам зала стояли стройные грациозные вазоны с растениями. Тяжёлые тёмные шторы скрывали огромные аркадные окна с классической раскладкой. У диванов стоял низкий столик из толстого стекла с деревянным остовом. Пол сиял ровным матовым светом. Дощечки серого дерева, как палуба шикарной яхты, не имели швов на стыках.

Помещение было похоже на дворец. Девушке показалось, что до потолка не дотянуться даже со стремянки. Она, прихрамывая, прошла пару шагов по холлу, открыв рот в изумлении. Повернувшись вокруг себя, она увидела кухню-столовую с баром. Барная стойка сияла хромом и чистым стеклом. До чёрной гранитной поверхности столешниц было даже страшно касаться. Светлое серо-коричневое дорогое дерево мебели очаровывало структурой и точностью форм. Девушка замерла, осматриваясь вокруг.

На какое-то время она потеряла из вида хозяина дома. Он вышел из холла. Немного отойдя от оцепенения, девушка хотела пристроить куда-нибудь пальто, но ей так стало стыдно за эту грязную одежду, что она почувствовала себя невыносимо неловко. Она абсолютно не знала, как себя вести в этой ситуации. Немного подождав, прислушиваясь к тишине, сделала несколько шагов по холлу и увидела ещё одну большую дверь. За ней раздались быстрые шаги. Дверь распахнулась, в проёме показался хозяин дома, у него за спиной она успела заметить лестницы. Одна вела на этажи, что выше холла, другой марш, видимо, уходил в цокольный этаж. Мужчина был переодет в спортивную куртку и трико.

– Так, ну что? – спросил мужчина. – Давай своё барахло. Он взял из её рук пальто. Почувствовав в руках сырость от одежды, он взглянул на девушку. Она смутилась, опустив глаза в пол.

– Вот здесь за дверью ванная, помойся и там возьми халат. Снимай с себя всё тряпьё.

– А что я потом надену? – удивлённо спросила девушка.

– Халат! – строго ответил он.

Она замешкалась, но так как уже больше недели не отогревалась в человеческой обстановке, решилась выполнить его указание.

Девушка зашла в ванную комнату, которая по своим размерам была чуть меньше её квартиры, которую она снимала последнее время. Унитаз, биде, ванная с массажем и душевая кабина сияли белизной, да так, что она подумала, что ими не пользуются по назначению. Зеркала – чуть ли не до пола, с отражением в полный рост. Впервые за последние недели она увидела себя в идеально чистом зеркале.

– Господи, в кого же я превратилась? – спросила она сама себя в зазеркалье, чуть не плача, близко рассматривая своё отражение. Присев на край ванны, она стала разматывать бинтовую повязку на ноге. Из кармана кофты достала документ, положила его на полку. Чтобы полностью согреться, она открыла кран, отрегулировала тёплую воду и стала наполнять ванну.

Тем временем Олег собрал её мокрую верхнюю одежду и обувь, спустился в подсобное помещение, открыл мусорный бак и запихал в него всё. Поднялся в холл, в кухне помыл руки. Стал открывать шкафы, доставая из них продукты и полуфабрикаты, одновременно отвечая на звонки по телефону.

– Да, слушаю! Здравствуйте, Марина! Пришли документы? Очень круто, а почему так поздно? Им рабочего дня мало? Время уже вечернее, кого я сейчас найду?

 

– Это не от меня зависит, – отвечал женский голос. – Скиньте мне их на почту, я посмотрю. Вы экспертизу уже провели?

– Да, провела. Там по юридической части всё более-менее чисто, есть, конечно, пара вопросов, что касается форс-мажора, – отчитывался голос.

– В смысле? Что там не так? – заинтересовался он, распаковывая пакет с мясными полуфабрикатами.

– У них там слишком много условий, – заключила женщина на том конце соединения.

– Ладно, я понял. Я посмотрю. Если что, свой вариант им предложим. Извините, у меня вторая линия. До свидания, – завершил разговор он.

– Да, слушаю тебя, Анатолий Авиценна, – подтрунивал мужчина своего приятеля.

– Ну вот, я как бы подъехал, – ответил голос в трубке. – Ну, так ты вообще красавчик! – загоготал хозяин дома. Обтерев руки полотенцем, нажал на пульте открывание ворот. Подошёл к окну, проводил взглядом машину и закрыл двор.

В прихожей появился молодой врач, на первый взгляд бичеватого вида. Но если приглядеться, видно, что это не сельский доктор. Стерильно чистый белый халат, туфли с прямыми точными строчками швов, руки, привыкшие к уходу в маникюрном салоне, и уложенные в стильной стрижке частые проседи. Даже его недельная щетина, хоть и придавала ему вид бродяги, была аккуратна. В глазах сияла ехидная улыбка. От него пахло похмельем и лёгким ароматом туалетной воды.

– Ну что? Где? Показывай пациентку, – сказал доктор, укладывая на кухонную столешницу свой врачебный чемоданчик, одновременно огладывая весь холл.

– Ну, подожди, она в ванной. Она скиталась по улице, хрен знает сколько. Мне надо, чтобы ты её всю осмотрел. Чистая она или как, – немного смутившись, объяснил хозяин дома своё желание.

– Так, ё моё! На хрена тогда она моется? Олег, ты что?! – развел руками доктор. – Как пионер что ли?

– В смысле? – удивился Олег.

– Надо было её сначала мне показать. Может, от неё разит, как от русалки, – объяснил своё недовольство молодой врач.

– Да не. Я не заметил, что уж так всё запущено, – прерывистыми фразами Олег пытался убедить товарища.

– Ладно, подождём её. А что там, говоришь, на заводе? – поинтересовался Анатолий, выбирая ветку петрушки из пучка зелени, лежащего на разделочной доске.

– Да, надо будет на днях собрать всех акционеров – там вопрос ещё есть и по второму объекту. Но предупредить, чтобы акции свои никому не скидывали, – переключившись на деловой тон, продолжил Олег. – Там, хоть и шпана местная понты кидает, но подстраховаться стоит.

– Я давно говорил, что директором надо нашего ставить, а не местного, – возразил Анатолий.

– Да это тут при чём? – оспорил Олег.

– При том! Был бы столичный – лишний раз боялись бы.

– Ну не знаю. Я Петровичем доволен, он справляется. А с этими – посмотрим, вдруг там отмороженные, и им по барабану, столичный или нет.

– Посмотрим, разрулим, – почёсывая щетину, завершил доктор.

– Что у тебя с бывшей? – сменил тему Олег.

Анатолий присел на край столешницы, тщательно пережёвывая ветки зелени.

– Всё. Суды прошли. Я теперь воскресный папа. Буду на выходные пацана забирать, – вытаскивая очередную ветку из остатков зелени, ответил молодой врач. – Я на его имя квартиру отписал. Прикинь, – чуть громче заговорил он, – тут смотрю, она в туфлях новых на суд припёрлась, а я такие видел в салоне, полсотни стоят. Спрашиваю у сына, на какие такие деньги мамка себе обувь такую покупает. А он мне и ответил, типа, это я ей твои деньги отдал. Какого хрена? – возмущённо воскликнул доктор, разведя руками и соскочив со стола.

В это время в духовке зашкварчали и зашипели уже почти готовые полуфабрикаты. Хозяин дома нарезал мелко овощи, ссыпал их в глубокую стеклянную миску и обрызгал соусом, отвлекаясь на товарища.

– Да она у тебя охренела, – с ухмылкой пробурчал он.

– А, да и ладно, – как будто отмахиваясь от темы, прошёл по холлу доктор, – всё-таки любовь была. Такой, как она, я всё равно не встретил пока, – признался товарищ и уселся на глубокий мягкий диван, закинув ногу на ногу.

* * *

В холл открылась дверь. В высоком проёме тихо появилось маленькое стройное тело, закутанное в большой махровый халат, полы которого едва не касались пола. Её голову накрывал широкий капюшон, из-под которого почти не было видно глаз. При комнатном освещении стало видно, как из-под капюшона, чуть прикрывая щёки, свисали пряди рыжих волос. Теперь можно было определить их цвет. Скрещенными на груди руками она придерживала ворот халата, пытаясь максимально закрыть своё тело. Почти беззвучно, короткими шажками, прихрамывая, она вошла в светлый зал и встала.

– Проходи, присаживайся, – показав рукой на оттоманку дивана, строго произнёс хозяин дома. – Знакомься, это очень хороший врач, Анатолий Сергеевич. Он не только врач, но и совладелец медицинского центра, – представил товарища мужчина, подошёл к девушке и взял её под руку.

Анатолий встал, взглянул на пациентку и, изумлённо раскрыв глаза, оглядываясь на хозяина дома, поинтересовался:

– Можно проще – Анатолий. А Вас как зовут? – Маша, – чуть слышно произнесла девушка.

– Мария, значит, – в подтверждение сказал хозяин дома, – а я, кстати, Олег, вот ведь, так и не познакомились.

Олег усадил Марию на мягкую кушетку. Доктор из своего чемоданчика достал стетоскоп, повесил его на шею и приблизился к девушке.

– Покажите ножку, – попросил Анатолий. Осмотрев рану на ноге, он продолжил: – Скиньте халатик, Маша.

– Я голая, – засмущалась девушка.

– А я врач!

– К нему очереди женщин стоят, чтобы он на них голых посмотрел, – громко и строго произнес Олег. – Ладно, вы тут проводите диспансеризацию, а я пойду, выйду.

Олег ушёл в ванную комнату, в которой ещё недавно была девушка. На сушилке висела её стиранная руками майка. На тумбе лежали кофта и юбка. Он собрал всю одежду и увидел на тумбе тёмно-красную книжицу с гербом. Это был паспорт. Запихнув в карман брюк документ, он вынес всё тряпьё в контейнер. Затем прошёл в кабинет, закрыл паспорт в сейфе и взял ноутбук со стола.

* * *

Когда хозяин дома появился в холле, доктор сидел на диване рядом с девушкой и складывал принадлежности в чемодан. Она, завернувшись в халат и подобрав под себя ноги, сидела на оттоманке, одним плечом опершись на спинку.

– И как у нас дела? – спросил Олег товарища.

– Ну, приложил ты её не слабо, но это не опасно, скоро пройдёт. Рану на ноге я обработал, перевязал, будет болеть пока, но это тоже не смертельно. Небольшие хрипы, простуда. Я выпишу рецепт, будете принимать, и всё будет хорошо, – проговорил доктор и стал что-то быстро записывать на небольшом листке бумаги с логотипом, – а самый лучший способ – это пропотеть. Горячий чай, можно глинтвейн – и в постель.

Доктор протянул бумагу с рецептом девушке. Она вопросительно посмотрела на него и на бумажку. Доктор перевёл жест на Олега и протянул листок ему.

– Мне пора – время уже позднее, а завтра с утра дела, – быстро проговорил врач, посмотрел на наручные часы и вышел.

* * *

В зале на минуту повисла тишина.

Олег прошёл в столовую, взял со стола тарелки и перенёс их к дивану.

– Я тут быстро сварганил кое-что, – мужчина показал вилкой на тарелку и протянул её Маше. Она приняла столовый прибор и сдвинулась к столику.

– Салат тоже ешь, свежий, – пояснил Олег, окинул весь диван быстрым взглядом, нашёл на нём пульт, включил телевизор и начал есть приготовленный ужин.

Огромный экран засветился цветными огнями. Со всех сторон раздался раскатистый звук музыки и голос диктора. На канале заканчивался вечерний выпуск новостей. Маша засмотрелась на чёткое изображение. Она ещё никогда так близко не рассматривала глаза и каждую щетинку на лице популярного ведущего. Быстро пережёвывала куски жареного мяса, поглядывая на изображение. Было вкусно. После голодных дней ей даже слегка остывшее мясо, наскоро приготовленное из полуфабрикатов, казалось деликатесом. Она положила себе в тарелку приличную порцию салата из миски. Запах свежей зелени с ароматными соусами и каким-то непривычным вкусом показался ей блаженством. Рыжеволосая девушка прикрыла глаза, пытаясь понять каждый ингредиент.

– Блин, чего это я на сухую-то? – сам себе задал вопрос Олег и прошёл к бару. Достал ажурную бутылку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru