Рыжик

Эдуард Владимирович Парфенов
Рыжик

– Коньяк, вино, водка, виски, будешь? – предложил он девушке.

Она, открыв глаза в растерянности, взглянула на него,

– Я не пью, – произнесла с полным ртом Маша и рукой прикрыла рот в смущённой улыбке, чуть не уронив вилку на диван.

– Как хочешь. Ну а чай-то или кофе пьёшь?

– И чай пью, и кофе, и горячий шоколад, если можно, – уже проглатывая еду, ответила девушка.

Олег включил плиту и поставил на неё блестящий чайник.

Налил себе на дне бокала янтарного алкоголя и сел на диван.

После того, как они опустошили тарелки, он налил девушке в большую чашку горячий коричневый напиток. Запах шоколада развеялся по залу. Она приняла чашку, обняв двумя ладонями. Тепло расходилось по телу.

Четверть часа они сидели молча, каждый думал о своём, пялясь в огромный экран телевизора. Она изредка оглядывала зал, останавливая взгляд на хозяине всего этого шика.

Когда в вечернем эфире началась очередная бредовая передача с крикунами, он нажал красную кнопку на пульте. Экран погас, в холле повисла тишина.

– Всё, хорош. У меня сегодня очень насыщенный день получился. Пора спать. Пойдём, я тебе покажу твою комнату, – он встал с дивана и протянул ей руку.

Она привстала, но тут же, оступившись, всхлипнула. – Понятно, – произнёс он и чуть присев, закинул её на плечо.

Девушка от растерянности попыталась стукнуть своим маленьким кулачком по его спине:

– Что ты делаешь?!

Но сразу же получила смачный шлепок по мягкому месту, который даже через пушистый халат прозвучал звонко по всему холлу.

– Мы с тобой пока на второй этаж поднимемся, я сдохну от усталости, – пояснил Олег.

Они поднялись по широкой лестнице на балкон второго этажа, который она видела снизу. Маша животом чувствовала жёсткие мышцы плеча. Сопротивляться больше не стала. Он подошёл к двери, нажав на ручку, вошёл в тёмную комнату и поставил её на ноги.

– Свет включается тут, – он щёлкнул выключателем у двери, – и тут, – он подошёл к заправленной кровати и поклацал выключателем над тумбой. Свет опять погас. Щёлкнул этим же выключателем, свет вновь ослепил глаза.

– Ещё можно над кроватью включить, чтобы не вставать, – коснулся другого, в этом же блоке, выключателя, и над кроватью засветился мягким светом ажурный бра.

– Спокойной ночи, – пожелал мужчина и вышел.

Маша окинула взглядом всю комнату. Она была оформлена иначе, чем холл, но всё равно чувствовался шик интерьера. Здесь мебель имела более ажурные формы. Плавные изгибы потолка сопровождались точками светильников. Двухцветные шторы слегка блестели, отражая свет. Напротив широкой кровати висел тонкий телевизор. Мария его не стала включать, ей уже хотелось поскорей забраться под воздушное одеяло. Она откинула покрывало с кровати на кресло в углу. Дорогое свежее постельное бельё манило её к себе, усыпляло своим ароматом. Из последних сил она улеглась на мягкий матрас, выключила бра и провалилась в сон.

Олег в это время прошёл в кабинет, ему ещё нужно было сделать важные дела.

Глава 3
Страх

Где-то далеко чуть слышно раздавался глухой рокот. Медленно выходя из глубоко сна, Маша с трудом открыла глаза. Тело, налитое тяжёлой истомой, ныло. Она медленно встала с кровати, накинула халат и босиком подошла к двери комнаты. Приоткрыв её, сквозь узкий проём попыталась подсмотреть, что же происходит. Не обнаружив никаких движений, она вышла. Едва передвигая припухшую ногу и обеими руками держась за перила, она спустилась на первый этаж.

Увидев дверь санузла, она вспомнила, что на тумбе оставила кофту с паспортом. Она открыла дверь ванной. Там царила санитарная чистота и порядок. Её вещей не было. В теле забилась тревога.

В голове стали проноситься страшные мысли. Что с ней будет? Куда она теперь, без документов? Чего от неё хочет хозяин этого особняка? Она едва не разрыдалась. Всё тело охватил жар. Она медленно прошла в холл в надежде найти хоть какое-нибудь сообщение от него. Окинула взглядом всё помещение – ни записок, ни посторонних вещей она не нашла. Везде царил идеальный порядок и тишина.

Маша села на прохладный диван и стала рассуждать, беззвучно шевеля губами.

– Ведь не бросит же он меня больную и раненую на улицу без документов – зачем тогда ему надо было меня везти к себе домой? Он же мне сам вчера об этом сказал. Может, я накручиваю на себя жути, а он просто закрыл документы в шкафу? Будь, что будет.

Немного успокоив себя, девушка, хромая, зашла в кухню. Включила плиту, подогрела ещё не совсем остывший чайник, налила себе кофе и села у стойки бара, свесив больную ногу с высокого табурета. Съев пару печений, она долила кипятка в чашку, подошла к холодильнику, нашла в нём целый лимон, сняла с магнита нож и, ковыляя по ступенькам, прижав одной рукой к халату чашку, лимон и нож, поднялась в комнату, где ночевала. Ещё нужно было сходить в туалет, и ей стало интересно, есть ли он на втором этаже. В таком шикарном доме он точно должен быть. Туалет с душевой кабиной и биде оказался соседним помещением. Сияющий глянцевой плиткой и белоснежной сантехникой, он был также санитарно чист. На сушилке висели свежие полотенца, в стакане под зеркалом она нашла новые зубные щётки и пасту. У входа на полу стояли тапочки, видимо, те, что надевала вчера.

После утренних процедур она нарезала лимон в кипяток, выпила всё и легла в кровать, накрывшись одеялом с головой.

Горячий лимонный напиток моментально проступил потом по всему телу. Она погрузилась в неглубокую дрёму.

Олег, прибыв в офис, дал поручение секретарю собрать совет. До назначенного совещания ещё было несколько часов, поэтому он решил быстро съездить в автосервис, чтобы оценить стоимость восстановительных работ своего автомобиля.

Даже не заезжая в цех гаража, он вышел из машины и быстро прошёл к механику, ковыряющему подвеску машины на подъемнике.

* * *

– Слышишь, уважаемый! – обратился он к парню в комбинезоне. – Мне очень быстро надо – оплачу сколько нужно, только посмотри своим профессиональным глазом, что можно сделать и сколько это будет стоить.

Механик подошёл к джипу и, молча, стал осматривать повреждённые элементы. Он присел, запустил руку в недра конструкции, вытащил осколки фары, осмотрел и сделал вывод:

– Ну, если сам приехал, значит, конструкция не пострадала. На первый взгляд. Но бампер, фара, противотуманка, хром – все под замену.

– Понятно. Сколько это примерно будет стоить? – поинтересовался Олег.

– Пошли, посмотрим по магазинам. Думаю, оригинал, если заказывать из Штатов, то будет дорого и долго, – не утешал механик.

Покопавшись на просторах интернета, торговых сайтов, он набрал необходимый список деталей.

– Вот, короче, тут не всё оригинал, но хорошего качества, не самое унылое. Но по ценам: бампер – семнадцать тысяч, фара в сборе, новая – от шестидесяти косарей, можно взять и за двадцать, но без гарантии, крыло в цвете – от двадцати пяти тысяч, противотуманка – от пятнадцати и хром, блестящий, как настоящий, – от двадцати пяти до тридцати тысяч рубликов. Итого, считаем, получаем сто пятьдесят две тысячи кровных денег. И это без работы по разборке и сборке, – калькуляция звучала как приговор клиенту. – Но дело в том, что машина, видимо, новая. Мы можем взяться, но гарантия… Так что, рекомендую обратиться к официалам.

– Я понял, братан, спасибо! – сказал в ответ на приговор Олег, слегка похлопав по плечу парня, и направился за руль.

– Вот засада! – буркнул он себе под нос, устраиваясь на водительском сиденье, и запустил мотор. – Если тут за двести, то у дилеров ещё сотка плюсом.

По узким улочкам промышленной зоны он выехал на широкую улицу и, вглядываясь в вывески на домах, нашёл зелёную иллюминацию небольшой аптеки.

Быстро купив набор лекарств, выписанных другом-врачом, он вернулся в офис.

* * *

Уже в кабинете по мобильному телефону он набрал номер соседа.

Мужчина в годах, коренной местный абориген, живёт в дачном посёлке со времён, когда тут была деревня. В постперестроечные времена, пройдя развал коллективного и советского хозяйства, они с женой остались не удел, продали свои земельные паи да так и остались жить в своём небольшом домике в три окна и уже добрые пару десятков лет работали на своём участке: выращивали зелень, картофель, собирали яблоки и ягоды и продавали их приезжим дачникам. Когда начался строительный бум, деревня расширилась в размерах и полезла в высоту. Дорогие коттеджи и особняки вытесняли деревенские хибарки. Совхозная деревня превратилась в дачный посёлок. Так здесь появился и Олег. Увидев небогатое существование пожилой четы, он предложил им посильную работу.

Женщина, Валентина Ивановна, приходила пару раз в неделю убирать в доме. Основной уборкой занималась клининговая компания. Её муж, которого все по-доброму называли только по отчеству – Степаныч, ежедневно выгуливал собак, выпуская их из вольера. Иногда, по возможности, выполнял работу завхоза.

– Степаныч, это я! – дождавшись ответа в трубке, негромко произнёс Олег, вглядываясь в окно. – Привет! Ты собак уже выпустил? Еда есть ещё им?

– Да, да, всё хорошо, прыгают мурзилки, – пытаясь докричаться в трубку, отвечал Степаныч, поглядывая на резвящихся вокруг него двух овчарок, – полные миски им дал, всё сожрали.

– Там дом закрыт? Валентина Ивановна с утра была у меня? Всё нормально? Посмотри по окнам – я нигде свет не оставил включенным? – Олег, ожидал реакцию старичка.

Степаныч окинул окна взглядом, чуть заглянул за угол. – Не видно лампочек. А чего тут уж сделаешь? Дом-то закрыт, – провёл логическое умозаключение мужичок и направился к выходу со двора. – А чего ещё хотел-то?

– Если увидишь движение в доме, не пугайся и никому не сообщай. У меня там гостья, родственница дальняя, приболела, пришлось приютить, – придумывал Олег на ходу, – но ты не говори никому, а-то ведь знаешь, слухи поползут. Ну всё, давай!

 

– Ладно, мне-то что, – ответил уже тише Степаныч, отключил телефон и стал запихивать его за пазуху бушлата, – хоть табор цыганский приводи. У тебя там места – роту можно разместить, – пробурчал он и, оглядываясь вглубь двора перед выходом, щёлкнул тяжёлой калиткой.

Во дворе особняка воцарилась тишина, лишь иногда прерывающаяся взвизгиванием и рычанием резвящихся на свободе собак. Они бегали друг за другом вдоль высокой каменной ограды, протоптав там тропу, которая бурой полосой окутывала весь периметр участка. Они с азартом выбегали на поляну, покрытую тонким слоем несвежего полупрозрачного снега, оставляя на нём чёрные дыры следов. Ни одно живое существо на эту территорию уже не смело проникнуть, кроме десятка наглых и бойких воробьёв да сороки. Бело-чёрная птица короткими перелётами по вершине ограды, наблюдая за мохнатыми сторожами, намеревалась подлететь к их мискам. Решившись на отчаянный шаг, она спикировала, разогнав стайку мелких воришек, но в этот момент один из псов огромными прыжками подлетел к ней и клацнул своим «компостером» в попытке ликвидировать нарушителя границ. Сорока, громко хлопнув крыльями, спаслась бегством на дальнюю сосну.

* * *

В офисе шёл обычный рабочий день. Сотрудники фирмы, шурша бумагами, шныряли по кабинетам. Из комнаты отдыха доносился запах магазинной выпечки и кофе. Кое-где раздавались раздражающие слух телефонные звонки.

В парадном входе офиса появился силуэт Анатолия. Улыбнувшись и кивнув на дверь, он негромким басом спросил:

– У себя начальник?

– Да, я сообщу о Вас, – вежливо ответила сотрудница и нажала на кнопку селектора.

Владелец медицинского центра уверенным движением распахнул дверь в кабинет. Олега он застал стоявшим спиной к двери. Засунув обе руки в карманы брюк, тот вглядывался в городской пейзаж за окном. Услышав, как раскрылись двери, хозяин офиса повернулся к гостю.

– О! Привет! – протянул он руку товарищу.

Пожав друг другу руки, друзья уселись в широкие кресла.

– Извини, я вот пораньше прибыл, – оправдался врач.

– Это даже хорошо! Я хотел с тобой с глазу на глаз пошептаться. Кофе, коньяк, водка, пиво? – улыбаясь, предложил Олег.

Анатолий, показав ладонь с брелоком от автомобиля, молчаливым знаком отказался от всего предложенного.

– Ну, тогда спрошу. Ты вчера осматривал девчонку? – немного смутившись, спросил Олег.

– Да, – уверил его доктор, – как ты и просил, всю.

– Ну и как она? Чистая?

– Она ладно скроена, стройна. Без изъянов, кроме тех, которые она получила, видимо, от тебя. И по женской части она чистая. Сегодня у неё, возможно, будет температура. Поэтому не забудь про лекарства. Конечно, для более тщательного обследования нужны анализы. А так, на первый взгляд, всё хорошо.

– Лекарства я уже купил. И ещё. Она девственница? – совсем тихо и смущённо спросил Олег.

В глазах Анатолия заискрилась усмешка, он приподнял бровь.

– Ах ты шалунишка! – указательный палец замелькал перед лицом смущённого друга. – Нет, она молодая женщина. Но у вас разница лет пятнадцать.

– Я это понял ещё вчера, – признался бизнесмен, – да уж сильно она мне понравилась. Глаза у неё красивые. А вчера она так беззащитно на меня посмотрела, что я думал, она мне сниться будет. Ты про неё не говори никому. Хорошо? – попросил Олег Анатолия, глядя ему в глаза.

– Да, я понял. Я про неё сразу забыл, – смеясь, заверил врач друга.

Они встали с кресел и, поправив костюмы, прошли в зал для заседаний.

Спустя десяток минут, как по расписанию, в офисе появились ещё несколько бизнесменов. Их также проводили в зал.

Поприветствовав друг друга, все уселись за большой овальный стол. Олег начал внеочередное заседание. Доложив коротко по производственным вопросам, он, переведя дыхание, перешёл к основному.

– А теперь о том, почему я всех попросил собраться, – откладывая бумагу со справочной информацией чуть в сторону, он поставил локти на стол и обхватил кисти, образовав большой кулак. – На нашем общем заводе сложилась нехорошая ситуация. Там появилась какая-то группировка из местных бандитов. Они у предпринимателей отбирают бизнес. А так как там народ небогатый, они решили замахнуться на предприятия.

Я вчера туда выезжал, для выяснения ситуации, и сначала было подумал, что всё это несерьёзно, но просил директора собрать о них подробную информацию. И вот сегодня с утра я уже кое-что получил, – бизнесмен сделал паузу. – Отчасти я был прав. Основной состав – это безмозглая шпана. Но, с другой стороны, это и страшно. Не знаешь, что от них ждать. Они уже начали запугивать работников, упрекая их в том, что они работают на нас.

– Понятно. У них в районе глава засиделся уже в кресле. Инвестиций нет, район бедный, народ озлобленный, а тут мы, – произнёс хриплым тихим голосом мужчина лет пятидесяти, поправляя блестящие очки, – вот, они и решили вспомнить лихие времена.

Лысоватый полный мужчина в клетчатом терракотовом пиджаке и с огромным перстнем на мизинце, переведя взгляд с поверхности глянцевого стола на Олега, спросил:

– А что там с охраной местной и ограждением?

– В прошлом году всё ограждение поправили. Там новый забор с колючкой и видеонаблюдением, – ответил Олег, – а охрана, на данный момент, в сутки – два человека. Этот посёлок всегда был спокойным.

– Какие твои предложения? – спросил мужчина в очках. – Я предлагаю усилить охрану. Ввести в дежурство нормальных бойцов с оружием. Хотя бы с травматами. По части кадров, дать распоряжение в контору завода по усилению контроля за соблюдением рабочего графика. Может быть, небольшую мотивацию дать рабочим, чтобы не разбежались опять по вахтам со страху. Тогда, может, и сами им наваляют, а мы завод удержим.

– Это дело надо обсчитать. Такая охрана нынче недешёвая, а мотивация может этих упырей ещё больше раззадорить. Пусть в экономическом отделе посчитают. Посмотрят услуги. Справку дадут – направь нам, подумаем, – заключил бизнесмен с перстнем. – Есть ещё что?

– Да, у меня вопрос, – включился в обсуждение Анатолий. – На строительстве нового корпуса медицинского центра пропадает много дорогого материала. Из-за этого страдает технология. Считаю, большая вина лежит на часто меняющихся прорабах. Как ни приеду на объект, меня новый прораб встречает. Контроля никакого. Сколько там утеплителя ушло, куда раствор льют, никто не считает. Охрану там ставить бесполезно – за всеми не уследишь. А вот авторский надзор, я думаю, значительно прояснит картину, – убеждал совет бизнесменов Анатолий.

– Как это будет выглядеть? – поинтересовался лысоватый.

– Заканчивают какой-то определённый объём. Приезжает человек, делает замеры, берёт пробы, проверяет качество. Считает, чего, сколько и куда ушло. Сверяет с заказом на данный объём, если есть большая разница, прораба – в бетон. Шучу. Лучше на счётчик, – прояснил предложение соучредителям молодой врач.

– Давай попробуем, – негромко сказал мужчина в очках, оглядев всех коммерсантов и выразив согласие участников совета.

Обсудив ещё некоторые вопросы совместного бизнеса, мужчины разъехались по своим адресам. Олег, проводив всех, вышел из офиса и сел в свой раненый джип.

* * *

Подогнав огромного чёрного грязного монстра к витринам автосалона, Олег зашёл в шоу-рум. Большое помещение блестело огнями, отражающимися от полированных бортов новых автомобилей. В воздухе пахло новой резиной и кожей. Большой экран с рекламными роликами обещал беззаботную и красивую жизнь будущим владельцам шедевров буржуазного автопрома. Шустрая улыбчивая девушка, в дресс-коде и с бейджем на груди, встретила клиента.

– Вы приобрести или на обслуживание?

– На обслуживание и ремонт.

– Пройдите в зал технического обслуживания, Вас там примут, – пояснила она и проводила до зала со специалистами.

Олега встретил молодой человек с блокнотом и ручкой в руке.

– Мне надо отремонтировать автомобиль после небольшого дорожно-транспортного приключения и после этого провести диагностику.

– Хорошо, – согласился специалист. – Где Ваш автомобиль? – Перед входом, – указав направление, ответил Олег. Они вместе вышли на улицу.

– Ого, небольшое ДТП, – удивлённо произнёс сотрудник автосалона. – Экспертизу уже проводили для ОСАГО?

– Нет, мне не надо ничего, я там был один. Мне сделайте всё хорошо. Посчитайте, я оплачу. Машина ещё на гарантии, поэтому я к вам и приехал. А ещё мне нужен подменный автомобиль, – отмахиваясь от лишних проблем, высказал бизнесмен. – А когда всё посчитаете, пришлите счёт вот на этот адрес, – он снял перчатки с рук, достал карточку из блестящей визитницы и передал её вместе с брелоком от машины парню.

* * *

Завершив все процедуры по оформлению документов на работы и подменный автомобиль, он сел в серый седан с наклейками по бортам и с рыком и пробуксовкой выехал из салона.

* * *

Подъехав к воротам своего дома, он не стал их открывать. Сейчас ещё рано, собаки могут выбежать. Степаныч их загоняет вечером перед приездом хозяина. Открыв металлический створ калитки, Олег вошёл во двор.

Два чёрных клыкастых охранника, устав от беготни, сидели на крыльце, навострив уши в сторону входа. Их языки свисали красными галстуками, пуская пар горячего дыхания. Учуяв запах хозяина, они, виляя хвостами, сорвались его встречать.

Хозяин приветственно раскинул руки, держа в одной пакет с лекарствами. Поглаживая и потрёпывая загривки и бока, он присел к собакам. Те радостно суетились вокруг, обнюхивая всё, и легко покусывали друг друга от ревности. Он прошёл к веранде, увлекая за собой преданную парочку, нашёл там пакетик с печеньем и раздал каждому по кусочку. Собаки моментально проглотили лакомство, слизав с пола разлетевшиеся крошки, и проводили его к входной двери.

Глухой гул, прокатившийся от тяжёлой двери, нарушил домашнюю тишину. Олег остановился в проёме входа в холл, прислушался. Не обнаружив никаких признаков жизни, он снял пальто, кинул его на кушетку, оставил ботинки стоять у шкафа и, стараясь как можно тише шуршать пакетом, поднялся на второй этаж и подошёл к двери комнаты, в которую он определил новую знакомую. Медленно приоткрыв дверь, он заглянул внутрь.

На большой кровати пуховым облаком лежало объёмное одеяло, из-под которого чуть слышно раздавалось сопение.

Олег подошёл к кровати, положил пакет на тумбу, присел на краешек матраца и слегка приоткрыл угол одеяла. Изнутри пыхнуло жаром. Её лицо было красное и мокрое от пота. Глаза смотрели на него сквозь поволоку.

– У, подруга, тебе переодеться надо, – сказал мужчина, встал с кровати и принёс свежий халат.

– Снимай халат, – тихо приказал он девушке. – Нет, не надо, – прошептала Маша.

– Значит, я сам его сниму, – уже строго произнёс Олег. Он подошёл к кровати, откинул одеяло и распахнул халат, стаскивая его с ослабленного тела, от которого исходил жар и пахло потом.

– Не надо, я голая! – попыталась сопротивляться она и уже было зацепила ослабленной рукой подол халата, но против сильного мужского хвата у неё не было шансов. Она прикрыла обнажённое тело руками, сложив их крестом.

– Я голых баб повидал больше, чем ты голубей в парке! – строго взглянув в её глаза, убедительно сказал Олег и стянул с её ног несвежие трусики.

В этот короткий момент он успел оглядеть её стройное красивое, но неухоженное мокрое тело. Она неловко прикрывала руками интимное место, обросшее пушком, и упругую грудь с ровными розовыми ареолами. Олег, приподняв её с постели, тут же стал надевать на неё свежий халат, завернув его подолы с большим запахом, и уложил её, накрыв одеялом.

Он отнёс промокший халат в контейнер для белья, заскочил на кухню и налил большой стакан воды, затем поднялся к ней в комнату. Распаковал лекарства, пытаясь разобраться в их назначении, выбрал некоторые из них и протянул ей в ладони.

– На, глотай и запивай.

Маша покорно проглотила все таблетки и большими глотками выпила почти всю воду. Снова накрылась одеялом с головой, тихо произнеся из-под него «спасибо».

– На здоровье! Воды ещё принести, с лимоном? – спросил он перед уходом.

– Да, – прошептала она, слегка приподняв край одеяла. Олег приготовил и принёс ей напиток и закрылся в кабинете, щёлкнув замком двери. Сел за стол, открыл сейф, вынул красную книжечку, которую нашёл у неё в одежде.

– Романова Мария Алексеевна, 05.06.1993 года рождения. Это значит, ей сейчас двадцать четыре года. Пацанка, – шептал себе Олег, переворачивая листы паспорта. Найдя пятую страницу, он стал вчитываться в буквы штампа прописки. Прочитав название посёлка, которое он никогда не слышал, включил компьютер. Набрал данные в строке поиска, но никого похожего на гостью не нашёл.

– Наверное, она из космоса, – сказал он монитору, разглядывая очередную фотографию незнакомой девушки.

 

Немного поразмышляв, Олег взглянул на часы и быстро выдвинулся из дома. Надо было ещё сделать дела в офисе.

* * *

Остаток дня пролетел незаметно. Офисные сотрудники, радуясь концу рабочего дня, с шутками и разговорами мелкими группами выходили на улицу. Олег, протерев лицо руками, как будто смывая усталость, резко встал. Надев пальто, нащупал брелок автомобиля в кармане, достал его и повесил кольцом на палец. Выйдя на улицу, ткнул брелоком с нажатой кнопкой в ряд машин. Одна их них, стоявшая ближе к входу, приветственно моргнула ему габаритными огнями. Мужчина опешил.

– Тьфу, я же на подменном, – несколько секунд простояв ступоре, напомнил себе чуть слышно и прошёл к седану.

По пути домой он купил свежую пиццу, бутылку красного полусладкого вина и фрукты. Домой он прибыл, когда стемнело.

Дом по-прежнему был наполнен тишиной.

Проходя на кухню, он заглянул на второй этаж. Все двери были закрыты. Переодевшись в лёгкую домашнюю одежду, он под выпуск новостей принялся готовить ужин.

Разложив пару кусков пиццы на большой тарелке, Олег дополнил их дольками фруктов и принёс готовый горячий ужин Маше. Она, скинув с головы одеяло, лежала в тёмной комнате на спине и всматривалась в потолок.

Олег зашёл в комнату, включил бра, поставил тарелку на тумбу и коснулся её лба.

– Уже лучше! – произнёс он и приподнял одеяло над раненой ногой. – Надо бы перевязать. Ешь пока. Я сейчас.

* * *

Маша, приподнявшись в кровати, положила тарелку себе на ноги сверху белья. Не спеша, она съела всё.

На кухне Олег колдовал с вином, готовя из него глинтвейн. В горячий напиток он добавил гвоздику и острые специи, налил его в стакан и добавил круглую дольку апельсина. Поднявшись, он протянул горячий стакан девушке.

– Пей, это волшебный напиток, завтра будешь как огурец! Маша приняла стакан и стала нюхать доселе незнакомый напиток бордового цвета со странным запахом специй.

– Что это? – удивленно спросила она.

– Компот, – ехидно улыбнулся мужчина.

Девушка сделала небольшой глоток, прикрыла ладонью губы.

– Это же вино, горячее! Я же говорила, что не пью, – хотела было отказаться она от напитка.

– А я говорю, ты всё это выпьешь и съешь! – приказал Олег и строго взглянул ей в глаза.

Сопротивление было бесполезно. Она глотками, преодолевая себя и придерживая подбородок рукой, выпила всё содержимое стакана.

– Ну вот! – чуть мягче произнёс мужчина, после чего сменил повязку и потянулся выключить свет бра.

– Не надо, я сама выключу, – остановила его Маша.

Он вышел из комнаты, плотно прикрыв дверь.

Мария спустилась головой на подушку. Её тело наливалось теплом, а сознание уплывало в опьянении. Комната стала покачиваться на мягких волнах. Такого чувства она ещё никогда не испытывала. Ей стало немного страшно, она нащупала выключатель, щёлкнула им, накрылась одеялом и закрыла глаза.

Рейтинг@Mail.ru