Рыжик

Эдуард Владимирович Парфенов
Рыжик

Глава 4
Второй день

Этим утром она проснулась, когда только начинало светать. С улицы пробивался звук мотора и лай собак.

Она привстала на кровати, опустила ноги на пол. Жар прошёл, но телом ещё чувствовалась небольшая слабость. Попыталась опереться на обе ноги. Уже не так больно, – можно ходить. Девушка тихо приоткрыла дверь и в больших окнах холла, сквозь капли сырости на стекле, она увидела силуэт выезжающего легкового автомобиля и мужчину, который остался во дворе. Она исподтишка стала наблюдать за незнакомцем.

Мужчина в возрасте, не обращая внимания ни на кого, волоча калошами по мокрой плитке тротуара, прошёл вглубь двора.

Маша вернулась в комнату, провернула ручку окна и немного приоткрыла его, чтобы проветрить комнату. Если бы не ажурная решетка с острыми кончиками декоративных шипов, она смогла бы посмотреть и дальше, высунув голову в проём. Где-то за углом дома был слышен шелест веника, смешанный с рычанием и коротким обрывистым лаем собак.

– Ну, потерпите, сейчас выпущу, – раздавался в утреннем воздухе голос незнакомца.

Девушка сделала пару глотков свежего прохладного воздуха, села на кромку кровати, завернулась в одеяло и стала вслушиваться в улицу. Не включая свет в комнате, она сидела и смотрела в тёмно-серое небо в окне. Она обдумывала ситуацию, которая с ней случилась. Ничего дельного не приходило в голову, мысли путались в неопределённости. Возникло больше вопросов, чем ответов. Что будет дальше? Зачем? Почему?

* * *

Прошло минут пятнадцать с того момента, когда она слышала голос. Вновь, где-то в стороне, внизу, раздался металлический звон. Как будто кто-то кидался железной посудой. Ругающийся голос мужчины в калошах этот звон прекратил:

– Мэйсон, засранец, хватит! На! Ешь и беги, гуляй! Вон, Блэк уже доел всё.

Несколько минут спустя Маша услышала удар закрывшейся калитки. Она привстала с кровати, чтобы заглянуть во двор. Увидела двух чёрный псов, резвящихся на сырой лужайке. Она недолго понаблюдала за игрой собак, затем отошла вглубь комнаты и легла на кровать поверх одеяла, затянув на себе тёплый халат. Прикрыв глаза, она стала ждать рассвета.

* * *

Рабочий день в офисе протекал, как обычные будни. Шеф сидел в своём кабинете, листал и подписывал документы.

Поглядывая на монитор компьютера, он изредка открывал сообщения на электронной почте.

Из дилерского центра прислали счёт и смету на ремонтные работы автомобиля. Олег внимательно изучил строки перечня, пролистал его до нижней строки и вслух присвистнул.

Он сначала озадаченно откинулся на спинку кресла, упершись рукой в подлокотник, а затем набрал номер в телефоне:

– Алло, это автоцентр? Я по поводу ремонта и диагностики Эскалэйда. Да, я получил счёт, вот лежу, прихожу в сознание, – попытался пошутить бизнесмен. – Вы безнал принимаете? Я сейчас деньги перегоню. Когда машина будет готова? Две недели? Ладно, буду ждать. До свидания.

Отключив вызов, Олег поднял брови и, округлив глаза, оперся на стол локтями и стал почёсывать висок. «Вот так попал!» – пронеслось в голове.

Перегнав назначенную сумму на счёт автосалона, он вышел из кабинета. Было ещё много дел и запланированных встреч.

Спускаясь к автостоянке, он дозвонился до товарища:

– Привет, Толь! Это я. У меня к тебе просьба небольшая. Ты же ведь с полицией контачишь?

– Привет! Ну, как бы, да, взаимодействуем с органами, – подтвердил друг.

– Можешь попросить кого-нибудь пробить человечка?

– Ты хочешь узнать всё о своей новой пассии? – догадался молодой врач.

– Ты очень догадливый, – сказал Олег, уже усаживаясь в седан.

– Давай её данные, запишу.

– Романова Мария Алексеевна, 5 июня 1993 года, из посёлка вроде как, Мирный, но очень неразборчиво, всё затёрто.

– Хорошо, найдём, – пообещал Анатолий.

Глава 5
Освоилась

Маша открыла глаза, когда за окном было уже светло. Она не спеша вышла из комнаты. Держась за перила балкона, осмотрела весь первый этаж. В доме опять было тихо. Луч света, пробиваясь сквозь щель между шторами, лёг на полу и мебели, рисуя растянутые узоры из тени фигурных решёток.

Девушка позавтракала, приняла душ и сменила повязку на ноге. Приняла лекарства. Взяв в руку огромное яблоко, расположилась с ногами на прохладном диване в холле, включила телевизор.

Многие телепередачи она видела впервые. До этого у неё не было возможности смотреть спутниковое телевидение. Иногда заходя на кухню за разными вкусностями, найденными в шкафах и холодильнике, она за просмотром множества каналов просидела большую часть дня.

Изрядно накрошив на столе и диване, стала искать, чем навести порядок. На кухне висели чистые полотенца. Ни тряпок, ни веников не нашла. Обычно у людей на раковине лежат мокрые тряпочки или губки. А здесь – ничего. В растерянности она прошла по комнатам. Все двери, кроме санузлов, были закрыты. Вернувшись к дивану, решила замести следы, протерев стол и диван руками. Устранив следы «преступления», Маша занялась доскональным изучением дома. Включив первый попавшийся музыкальный канал, она обошла весь холл, близко и внимательно изучая все предметы интерьера. Она поймала себя на мысли, что в доме нет ни одной фотографии или картины с изображением Олега или его близких людей. Шикарный и строгий внутренний дизайн был лишён всяких декоративных безделушек, которыми обычно украшают дома женщины. Никакого намёка на присутствие слабого пола в этом доме, кроме идеальной чистоты.

У Маши не было возможности заглянуть в какую-нибудь комнату, потому что в современных дверных замках не было сквозных личин под ключи. Она даже не смогла спуститься в цокольный этаж. Закончив обход, она села перед окном в ожидании хозяина дома. Охранные собаки, устав от беготни, так же привычно устроились на крыльце.

Незадолго до сумерек во двор зашёл тот же мужчина, которого Маша видела утром. Оба пса синхронно побежали ему навстречу. Мужчина, потрёпывая их за холки, проводил их из виду. Девушка спряталась за шторой, наблюдая за незнакомцем. Он обходил двор, проверяя порядки, – догадалась она.

* * *

Небо наливалось чёрной краской. У звёзд и луны не хватало сил пробить пасмурную темноту, которая быстро оседала за огромными окнами, вливаясь в дом.

Девушка, чтобы не выдавать своего присутствия, погасила огромный экран и поднялась в комнату.

* * *

Около часа спустя домой вернулся Олег. Сняв пальто, он внёс в кухню пару пакетов, набитых продуктами. Заметив чуть приоткрытую дверь комнаты на втором этаже, он громко, почти в приказном тоне, позвал девушку на кухню:

– Спускайся! Разбери пакеты и приготовь чего-нибудь на ужин!

Сам же быстро поднялся в свою комнату.

Маша послушно проследовала вниз и взялась расставлять продукты по полкам холодильника.

Буквально через пару минут Олег в домашней одежде спустился в холл и подошёл к краю дивана. Приподняв брови и немного опустив голову, он заглянул под стол и оглядел всё место, где проводила время девушка.

– Что тут происходило? – он поманил её указательным пальцем к себе, показывая на стол и диван.

Маша, изобразив виноватый вид, робко подошла к нему. – Извини, я хотела убрать, но не нашла тряпки, – жалобно промямлила она.

Мужчина крепким, но не больным хватом, взял её за плечи, преклонив через спинку дивана, отогнул полу халата и, обнажив ягодицу, влепил по ней два звонких жгучих шлепка.

– Ай! – взвизгнула девушка от неожиданного наказания, отпрянула от него и что было силы, прихрамывая, придерживая рукой халат в месте, куда была наказана, попыталась вбежать на второй этаж.

– Мне двадцать пять лет! – крикнула она в пространство холла.

– Будет через полгода! – парировал мужчина и добавил, – Первый тебе за крошки и разводы на столе, а второй за следы по всему полу! – усиливая громкость голоса, кричал Олег в сторону комнаты, в которой закрылась рыжеволосая. – Я тебе для чего тапки дал? Ты знаешь, сколько уборка этого дома стоит? – уже утихающим голосом договорил он и, пройдя на кухню, достал из самого верхнего шкафа рулон одноразовых тряпок ещё в упаковке и, вытерев стол и крошки на полу, выкинул тряпку в мусор.

– Что у нас с ужином? – громко спросил он, обращаясь в сторону приоткрытой двери.

Маша сидела, прикрыв лицо ладонями. Ей не было больно, но такого обращения с ней никто никогда не позволял. Из глаз у неё покатились слёзы обиды. Сквозь пальцы, коротким хмыканьем вырывались смешинки.

– Дурак! – прошептала она, глядя в проём двери.

Найдя тапки у окна и сунув в них ноги, она вышла из комнаты, смахивая влагу со щёк. Олег сидел в холле с ноутбуком на коленях и что-то внимательно читал.

– Что приготовить? – тихо спросила она.

– Я всеядный, – не отрываясь от компьютера, пробасил мужчина.

* * *

Через двадцать минут стол на кухне-столовой был накрыт. Тарелки с горячей едой стояли на столе по противоположным сторонам. Посередине взгромоздилось глубокое стеклянное блюдо со свежим салатом. Вилки и ножи Маша разложила на тряпочные салфетки, согласно этикету.

Олег, усаживаясь за стол и осматривая несложную сервировку, одобрительно кивнул.

– Ах, да, вот ещё! – оживлённо произнесла она и, соскочив с места, взяла два больших бокала, поставила их на стол и налила воды.

– Ах, да! – повторил хозяин дома, встал из-за стола, взял из бара бокал поменьше и достал бутылку с коньяком. Налил на дно бокала немного алкоголя, протянул девушке бутылку, обозначая предложение выпить. Маша молча обозначила отказ, сморщив остренький носик.

Остаток вечера они провели молча, всматриваясь в экран телевизора, думая каждый о своём. Досмотрев новостной выпуск, Олег пожелал девушке спокойной ночи и ушёл в свою комнату.

Глава 6
Неизвестность

Это утро бизнесмена ничем не отличалось от обычного рабочего дня. Только офисные заморочки определили его график до обеда. То там сломался сканер, то здесь заглючил компьютер, то где-то закончилась бумага. Решив все организационные вопросы и раздав поручения, он распластался в своём кресле, раскрутил его на стержне, сделав три оборота, остановился напротив большого окна.

 

За толстым стеклом он видел перекрёсток, наполненный транспортом разных марок, цветов и размеров. Они подчинялись красным и зелёным огням. Лишь те, кто считал себя сильнее, могли себе позволить движение на жёлтый сигнал. Неожиданно у Олега всплыло перед глазами недавнее происшествие.

* * *

Уже рассвело. Девушка проснулась с трудом, вечером она смотрела кино в своей комнате, выпив чашку сладкого чая, от которого даже после позднего хэппи-энда в фильме не могла долго уснуть, но чувствовала себя вполне хорошо. Она поняла, что голой спать на пуховой перине очень даже приятно. Немного потянувшись, Маша встала и посмотрела в окно. Не обнаружив никого на улице, заглянула за чуть приоткрытую дверь. Дом был наполнен тишиной, поэтому она решилась прогуляться до туалетной комнаты голышом.

Приняв утреннюю ванну и сняв бинтовую повязку с ноги, она надела свежий халат и спустилась в холл. Располагать завтрак на столе в холле, на всякий случай, не решилась. Немного побездельничала у окна, наблюдая за собаками. Во дворе два чёрных охранника, резвясь у высокого забора, таскали палки и грязь на тротуар, иногда пропадая из вида за углом дома.

Маша вновь окинула взглядом весь зал, охватив себя руками, поняла, что в комнате оставила халат, который надевала вчера. Получается, что халат в ванной был приготовлен специально, подумала она, и быстро поднялась в свою комнату. Открыв все шкафы, обнаружила только новые комплекты постельного белья. Она взяла в руки халат, который оставила в комнате, вышла и спешно проверила все двери второго этажа. Комнаты были закрыты. Мария решила спуститься в цокольный этаж.

Ручка двери поддалась под нажатием. Девушка медленно отвела дверь до конца и прошла в помещение с маленькими окнами под потолком. Здесь было так же светло и чисто. Кафельная плитка узорами переходила на стены, отливая бликами на снежно-белый матовый потолок. За ближней дверью шумел котёл отопления. В самой глубине цокольного этажа виднелся широкий проём, где не было света. Мария, преодолев небольшое волнение, прошла в него. Щёлкнула нащупанным выключателем – вспыхнул желтоватый свет. Она увидела небольшой зал, оформленный деревянными панелями и картинами в игровой тематике. В центре стоял большой овальный стол, обитый тёмно-синим сукном, с непонятной для неё разметкой и мягкими кожаными бортами цвета горького шоколада. Он был абсолютно новым, но покрыт тонким прозрачным слоем пыли. Вокруг стояли классические деревянные стулья с кожаными сиденьями в комплект бортам стола. Над столом висели тяжеловесные на вид конусные светильники из жёлтого металла. В стороне, у стены, стояли массивные кресла, обитые такой же, шоколадного цвета, кожей. Между ними стояла тумба, на дверцах и ящиках которой свисали рукоятки в винтажном стиле, отдалённо напоминающие то ли сердечки, то ли лапы кошки. Мария обошла вокруг большого стола, посчитала все стулья. Их было девять. В углу зала одиноко стоял пустой сервировочный столик.

Ещё раз рассмотрев линии на сукне, она попыталась понять, что они значат. Но, не придумав ничего стоящего, вышла. За дверью по соседству с котельной она обнаружила хорошо оборудованный хозяйственный блок. Современная стиральная машина и сушильная камера сияли хромированными логотипами. Под потолком на натянутых струнах недлинным рядом висели несколько свежих халатов и комплекты постельного белья. В углу, у входа, стоял большой пластиковый контейнер с тряпьём для стирки. Большая пёстрая гладильная доска с паровым генератором и утюгом торчала из стены. Мария сунула вчерашний халат в контейнер и напоследок заглянула за единственную неизведанную дверь в цоколе. Она тоже была не заперта. Здесь оказалось достаточно просторно. Сауна, закрытая тонированной стеклянной дверью, и небольшой бассейн с прохладной водой. Купаться в нём она не решилась. В углу расположилось место отдыха. На столе стоял блестящий электрический самовар. За раскладной декоративной ширмой оказался массажный стол.

Время подходило к обеду.

* * *

В офисную кухню прошёл курьер в спецовке с цветной надписью на спине, держа большую кипу разных коробок в руках. Спустя минуту там загудели, зазвенели микроволновки. В воздухе повис запас еды и кофе. Сотрудники небольшими группами забегали по коридору. Сложившееся годами расписание дня никто не нарушал. Время обеда все знали чётко.

В кабинете начальника зазвенел телефон. Олег поднял трубку.

– Да, привет, Анатолий! – ответил на звонок бизнесмен и, держа трубку у уха, уставился в окно.

– Привет! Я по поводу твоей новой подруги, – начал диалог доктор.

– Так быстро? И что там?

– Это было несложно. Методом исключения. У других Романовых Марий с похожими данными есть живые аккаунты в социальных сетях, и они ведут бурную деятельность, – пояснил товарищ. – Так вот, если коротко, то твоя – сирота, родителей потеряла ещё в раннем детстве, долгое время жила с бабушкой в старом аварийном доме. Пока училась на ветеринара, бабушка умерла, дом снесли. В списках на расселение Марии не оказалось. Там мутная история с этим домом, видимо, афёра какая-то была. Как сказали в полиции, она выехала в столицу в поисках работы и лучшей жизни. Вот такая слёзная история с твоей подружкой. Хоть мелодраму снимай, – завершил свой доклад о проделанной работе Анатолий.

– Спасибо, друг! – поблагодарил Олег и тихо пробубнил, – значит, она сирота.

– Да. Ну, у меня, собственно, всё. Давай, до связи! Дел полно. Олег задумчиво принялся за поедание обеденной порции, принесённой секретарём в кабинет.

Вторая половина дня заполнилась ежедневными делами.

* * *

Мария себе на обед приготовила большой горячий бутерброд с овощами и прожаренной котлетой и запивала его свежезаваренным чаем из глубокой чашки.

Сытая, стала бесцельно слоняться по просторному дому, иногда заглядывала в окна, наблюдая за периодически появляющимися собаками, которые бегали по периметру двора и выгрызали всю растительность у себя на пути. Проведя так пару часов, она вернулась в свою комнату и, расположившись на кровати, включила телевизор. Разнообразие каналов было велико, поэтому она увлеклась их пролистыванием. Иногда разговаривая с невидимым собеседником, грубила актёрам из рекламных роликов.

Почувствовав, что за окном скоро начнёт темнеть, она спустилась в кухню с желанием приготовить что-нибудь на вечер. За большими окнами у парадного входа уже спокойно прогуливались чёрные мохнатые охранники, обнюхивая землю, изредка прислушиваясь к звукам за воротами.

* * *

Олег вошёл в холл, где его уже встречала Маша. Она стояла у окна, скрестив ножки, и смотрела на него, стеснительно размахивая широкими рукавами халата.

Увидев это чудо в махровой обёртке, мужчина силой сдавил смех, сведя брови в угрюмый взгляд, но улыбку сдержать не смог – прикрыл рукой лицо, будто бы массажируя переносицу.

Девушка стояла на месте, провожая его глазами. Пока он не видит, вслед скорчила ему рожицу.

Спустя несколько минут Олег вернулся в столовую к накрытому столу. Он занял своё привычное место, взял столовые приборы и молчаливым жестом пригласил девушку к столу. Пережёвывая приготовленный ужин, Олег внимательно смотрел на неё. Следил за каждым её движением, взглядом.

– Вкусно! – качнув головой, одобрительно буркнул он.

– А почему ты не спрашиваешь меня ни о чём? – тыкая вилкой в тарелку и заглядывая ему в глаза, спросила Мария.

– Что мне надо, я знаю, – уверенно и спокойно произнёс Олег.

– Я сегодня в подвале нашла бассейн. Там можно купаться? – поинтересовалась девушка.

– Там воду надо менять. Давно не пользовался никто. – А для чего там такой стол? Это для игры в карты?

– Да. Это покерный стол. Друзья подарили на новоселье.

– Но покер же запретили у нас? – не унималась девушка.

– Вот это и печально, что из-за слабовольных людей запрещают очень умные вещи.

– Это же азартная игра, вроде как, считается? Почему не шахматы?

Олег, прожевав и проглотив порцию еды, прищурившись взглянул в глаза Марии:

– Не буду тебе врать, кто сказал, какой-то философ: «шахматы порождают гордыню». Школьник не сможет обыграть гроссмейстера. Шахматы – это модель войны. А в покер новичок может выиграть партию у чемпиона. Колода карт – модель мира: четыре масти как сезоны, количество карт в масти соответствует количеству месяцев в году, а карт в колоде – столько же, сколько и недель. Нужно уметь просчитывать вероятность, но в игре присутствует фактор удачи. И ещё очень важную роль играет психология, эмоции, даже тщательно скрываемые. Можно играть и интуитивно. Ну, и играть могут несколько человек в спокойной дружественной обстановке, попивая напитки.

Закончив ужин, Олег поблагодарил Марию и закрылся в кабинете. В этот вечер на глаза девушке он больше не попадался.

Какое-то время Маша посидела на диване холла, заглядывая за перила второго этажа. Она ждала его. Хотела было даже закричать. Сдержав эмоции, она туго завернула себя в халат и поднялась к себе.

В комнате не было будильника, поэтому Маша, лёжа в постели, убеждала себя проснуться раньше всех.

Глава 7
Квест

У неё получилось. Пятое утро Маша встретила рано. Вышла на балкон-антресоль, застав хозяина особняка за спешным принятием утреннего кофе.

– Доброе утро, Олег! – произнесла она с эхом по холлу.

– Доброе утро! – ответил мужчина, кивнув пару раз и, схватив портфель со стола, вышел.

На второй этаж поднялась незнакомая женщина со свежим бельём в руках. Она, молча, проследовала мимо девушки в ванную, оставила там халат и полотенца, затем вошла в её комнату. Маша удивлённо, тоже молча, наблюдала за ней. Женщина опытными движениями перестелила постель, собрала в кучу снятое и вышла из комнаты.

– Здравствуйте! – поприветствовала её Мария.

– Здравствуй! – без эмоции ответила женщина и спустилась в цокольный этаж, после чего вышла из дома, гулко хлопнув входными дверьми, щелкнув замками.

– Что происходит? – задала себе вопрос девушка вслух. Она решила опять проверить весь дом. Подошла к первой, после туалетной двери, осторожно опустила ручку, широко распахнула дверь, сразу догадавшись о месте расположения выключателя, включила точки светильников. Перед ней открылась комната, которая была намного больше, чем та, в которой жила Мария. По интерьеру схожа, но в других оттенках. В большом шкафу-купе с фасадами из декорированного стекла нашлись десяток рубашек и костюмов, мужское нижнее бельё и носки. Всё аккуратно сложено и строго повешено в ряды. За шкафом была также обнаружена туалетная комната, где была только душевая кабина, раковина и унитаз. На вешалках висели чистые полотенца.

Маша вышла из только что изведанной комнаты.

– Квест какой-то, – ухмыляясь, сказала она вслух, – кому расскажи – не поверят.

Не боясь себя обнаружить в доме, она спустилась в кухню и стала завтракать.

Пока допивала утренний кофе, ей пришла в голову мысль заняться уборкой в комнате с покерным столом.

Теперь она видела, как выглядят и где лежат тряпки для уборки. Набрала в руку несколько штук, смочила пару из них тёплой водой и направилась в цоколь.

Она включила светильники, которые были в игровой. Старательно и бережно стирала пыль и разводы со всей мебели. Даже немного устала. Присела на стул посередине стола и, посмотрев на тумбу между кресел, решила заглянуть в неё. Потянула за фигурную рукоятку – ящик открылся. Он был заполнен нераспечатанными колодами карт. Мария взяла одну, внимательно рассмотрела.

– Картёжники, – прошептала она и положила карты на место. И с чувством удовлетворения от проделанной работы пошла в холл.

Настроение у неё было на подъёме. Она включила музыкальный канал и даже немного потанцевала вокруг дивана.

Когда сгущались сумерки, Мария, уже не прячась, наблюдала за тем, как незнакомец, зазывая за собой собак, уводит их куда-то за дом. Она даже поняла, что он заметил её. Сквозь окна хорошо просматривался весь внутренний двор. А улицу хорошо освещали фонари вдоль тропинок. Маша даже хотела махнуть рукой, но мужчина сделал вид, что в доме никого не видит.

Теперь ей не надо прятаться.

* * *

Олег приехал домой как никогда поздно. Приготовленный ужин уже давно остыл. Она видела, как во двор въехал незнакомый автомобиль с наклейками на борту и остановился, не доехав до гаража. Из машины со стороны водителя вышел незнакомец, а хозяин дома – с места пассажира. Они пожали руки, что-то сказали друг другу и водитель вышел со двора.

 

Девушка замерла в ожидании перед окном. Она смутилась. Ей стало даже немного страшно.

Олег сел за руль и загнал чужой автомобиль в гараж. Несколько минут спустя он появился в зале. Встал на входе, внимательно осмотрел Марию.

– Ты красивая! – сказал он, подняв палец, и указал на неё. – А я сегодня немного пьян.

– Ты чью машину в гараж загнал? – удивлённо спросила Маша.

– Временно свою.

– А где чёрная, большая? – продолжала допрос девушка, не сходя с места.

– А ты не в курсе, что с ней случилось? Да? – пройдя к барной стойке и сев на высокий стул, спросил её Олег. – Мой большой – большой – большой Эскаладюшка в маленьком ремонтике.

Он сначала развёл широко руками, потом показал размер двумя пальцами:

– Всего-то на каких-то триста тысяч с копейками.

Маша растерялась сначала. Она уже было собиралась уйти к себе, но Олег, махнув рукой, предложил: – Да не парься ты. Давай выпьем.

– Я не пью, – тихо возразила Мария.

– Потому что ты не пробовала настоящего вина под правильную закуску.

Девушка смотрела на мужчину и ничего не могла понять. Он ничем не подавал признаков опьянения. Абсолютно крепко стоял на ногах, его движения были так же, как обычно, точны, но на лице не было угрюмости. Улыбался, чаще смотрел на девушку и больше, чем обычно, говорил.

– Давай разожжём камин? – вопросительно предложил он.

– Да, давай, – согласилась Маша, – но я не умею.

– А ты смотри, как делают профессионалы, и всему научишься.

Олег достал из бара бутылку дорогого полусладкого красного вина. Открыл её, налил в большие бокалы. Из холодильника достал упаковку сливочного мороженного, разложил его по розеткам, вставил в него ложечки. Весь набор поставил на поднос и принёс его на столик в холле.

– Иди сюда, – он пригласил Марию на пол к камину, скинул пару подушек с дивана, – садись.

Рыжеволосая девушка села на подушку. Мужчина начал закладку дров в камин. Аккуратно составил дрова, достал каминную зажигалку и зажёг бумагу под поленьями. Сел перед камином, немного задумался. Спустя несколько минут дрова затрещали. Огонь разгорался.

– Вот теперь возьми бокал за ножку. Никогда не держи его за чашу, это моветон. Теперь понюхай вино и набери немного в рот. Попробуй вкус, как говорят, букет, – объяснял он, показывая сам.

Маша сделала, как он сказал.

– А теперь закуси мороженым. И можешь повторить.

Под романтичное потрескивание разгоревшихся дров в камине, девушка сделала несколько проб вина и мороженного. У неё закружилась голова. Тепло от огня и вина прошло по всему телу. Мария чувствовала себя странно и непривычно, даже немного волнительно от этого. Впервые за последние недели она улыбнулась, испытывая удовольствие. Всё это время Олег не отводил от неё глаз. У неё порозовели щёки. Рыжеволосая отвела взгляд от огня на мужчину. Он смущённо хмыкнул.

– Теперь ты выглядишь здоровой, – тихо сказал Олег.

– Да, я хорошо себя чувствую, – подтвердила Маша. – Ты меня выгонишь? – потупив взгляд, спросила она.

– У меня были другие планы на тебя, – ответил мужчина и провёл рукой по волосам на виске девушки.

– Кажется, теперь и я пьяная, – проговорила Мария, вставая с подушки. – Я, пожалуй, пойду. Уже поздно.

Олег в ответ кивнул головой в знак согласия.

Мария убрала за собой посуду. Показала лёгким жестом руки «пока» и поднялась к себе. Приняла душ, разделась и легла в постель. Она лежала спиной к двери. Лежала и слышала, как Олег спустя минут десять поднялся на второй этаж. Прошёл мимо. Мария прислушивалась ко всем звукам. Она не закрывала глаза, боясь пропустить что-то важное. Слышала, как где-то текла вода и тихо доносились его шаги.

Казалось, прошло довольно много времени, она даже успела провалиться в сон, как вдруг дверь её комнаты приоткрылась. Она боялась пошевелиться, зажмурилась. Пару секунд спустя почувствовала, как проминается матрац. Его прохладное, после душа, тело прильнуло к ней. Крепкая рука тяжело, но нежно обхватила её грудь, погладила большим пальцем ареол и замерла. Другая рука всем хватом прижалась к низу живота. Маша затаила дыхание. Открыла глаза и неподвижно ждала, что же будет дальше. Мужчина осторожно положил свою ногу на её. Она ощутила что-то щекотно-колючее сверху на ногах и сзади под ягодицами. Пролежав так пару минут, хотела было уже вырваться из его объятий, но услышала сопение и почувствовала его горячее дыхание на своей шее и плечах. От него пахло мужской косметикой, мятой и алкоголем. Она почувствовала себя удивительно хорошо. Его мощное тело как бы защищало её, такую слабую и обнажённую, согревая. Своей рукой Мария прижала его руку ещё крепче к груди.

Рейтинг@Mail.ru