Серый квадрат: от Березовского до Навального

Владимир Алексеевич Колганов
Серый квадрат: от Березовского до Навального

Для начала вернёмся в 1986 год, когда падение цены на нефть нанесло сильнейший удар по экономике Советского Союза. Вот что об этом времени писал Гайдар в книге «Гибель империи», опубликованной в 2006 году:

«Р. Пайпс был автором направленной американским властям в начале 1980-х годов записки, суть которой – рекомендации использовать зависимость советской экономики от конъюнктуры нефтяных цен для дестабилизации коммунистического режима. У. Кейси, назначенный президентом США Р. Рейганом директором ЦРУ, имел опыт работы, связанной с анализом и использованием экономических слабостей противника. <…> В ноябре 1982 г. президент Р. Рейган подписал директиву о национальной безопасности <…>, в которой была поставлена задача нанести ущерб советской экономике».

Однако какое отношение престарелый советолог Ричард Пайпс имеет к падению цены на нефть в 2014 году? Читаем его интервью вскоре после введения США и Европой первых санкций против России:

«Они очень слабые, это санкции против отдельных людей. На месте президента Обамы я бы угрожал прекращением покупки российской нефти и газа со стороны Европы. США, Скандинавия могли бы поставлять Европе энергоносители, континент не полностью зависит от российских поставок».

Не знаю, прислушался ли Обама к совету Пайпса, но идея использования «нефтяного оружия» в то время буквально витала в воздухе.

В марте 2014 года британская газета Guardian опубликовала статью своего экономического обозревателя Ларри Эллиота. Вот что написал «заклятый друг» России:

«Если Запад действительно хочет навредить Путину, ему следует ввести против России нефтяное эмбарго аналогичное тому, которое он использовал против Ирана. <…> Но не всё так просто. <…> Запад должен найти такой способ, чтобы навредить Путину, не навредив себе. <…> Надо убедить Саудовскую Аравию взять на себя всю грязную работу».

Понятно, что признание в организации нефтяного сговора Обаме ни к чему – есть опасность испортить отношения с американскими нефтедобытчиками, к тому же эти действия никак не сочетаются с принципами либеральной экономики. Столь же понятна роль Немцова и его соратников в этом деле – стоило им признать хотя бы малейшую вероятность существования сговора, как тут же им закрыли бы въезд на территорию США. Приходится сохранять лояльность заокеанским друзьям во всех своих оценках политики России. Вот и в интервью на новостном портале «Медуза» в ноябре 2014 года политик заявил:

«Путин выбрал Китай как единственный центр силы. Я абсолютно убеждён в том, что "Партия китайского выбора" – абсолютный тупик для России».

А теперь посмотрим, что говорил Збигнев Бжезинский в одном из интервью в мае 2012 года:

«России сегодня нужно опасаться не НАТО, а Китая. Я не призываю смотреть на Китай как на противника. <…> Если Китай всё же станет противником, то это станет огромным ударом по мировой стабильности и, в первую очередь, ударом по стабильности России».

Через два года, в сентябре 2014 года, Бжезинский стращает уже не Россию, а Китай:

«Русские утверждают, что Китай их поддерживает, но я думаю, что дело обстоит иначе. Китайцы боятся, что авантюристская позиция Путина может стать очень серьезной угрозой для мировой экономики. Для них это будет означать катастрофу».

Опасения Бжезинского и примкнувшего к нему Немцова по поводу сближения России и Китая понятны. Причина заключается в том, что Китай имеет самую мощную в мире экономику, если оценивать её по ВВП, а Россия обладает значительным потенциалом развития, в частности, благодаря запасам полезных ископаемых. Есть и ещё одна причина. Согласно рейтингу журнала Forbes, Владимир Путин по итогам 2013 года был признан самым влиятельным политиком в мире, а вслед за ним второе место занял китайский лидер Си Цзиньпин, и только третье – президент США Барак Обама.

Особое раздражение Немцова вызывал высокий рейтинг Путина. Вот и в интервью Радио Свобода в ноябре 2014 года он не смог удержаться от стенаний:

«Я к рейтингу Путина вернусь. Если бы стал расстреливать людей или вешать на столбах, наверное, его рейтинг тоже бы вырос».

Смысл этого пассажа не в том, что Немцов допустил возможность проявления невиданной жестокости со стороны президента Путина – это не более чем выражение эмоций, обиды, вызванной всенародной поддержкой политики президента вопреки прогнозам, сделанным за полтора года до этого. Тогда Немцов в эфире телеканала «Дождь» утверждал, что рейтинг Путина, составлявший 57%, очень скоро опустится до нуля. Конечно, обидно, что рейтинг самого Немцова не превышал 1% – так было, например, перед президентскими выборами 2008 года. А в марте 2014 года он занял третье место в списке «самых наскучивших политиков», уступив только Жириновскому и Зюганову. Однако в приведённом откровении Немцова нашла отражение не только обида непопулярного политика – куда прискорбнее, что в нескольких словах Немцов выразил своё отношение к большинству населения России. Если народ готов поддержать кровавые репрессии против врагов России, чего же ещё от этого народа можно ожидать?

Помимо личности самого Путина, не меньшую ненависть Немцов испытывал и к его окружению. Тут есть чем возмущаться – финансовые возможности и влияние руководителей крупнейших корпораций экс-министру могут только сниться. Вот отрывок из выступления Немцова на «Эхе Москвы»:

«Я могу вам сказать, как ярославский депутат, что когда публикую ежедневную зарплату Сечина, Якунина, Миллера и всей этой братвы, народ, включая членов партии "Единой России", падает в обморок от ужаса».

К счастью, падения в обморок я избежал, поскольку вовремя вспомнил строки из стихов Галича. И тут же их слегка переиначил:

Кремлёвская, – говорю, – беспредельщина

Известна всему свету!

Как мать, – говорю, – и как женщина

Требую их к ответу!

Увы, доказательств, подтверждающих очередное обвинение, экс-министр представить так и не смог. Поэтому досталось журналистам Forbes, которые приняли за истину очередную подтасовку. Позднее эстафету неудачливого разоблачителя подхватил Навальный, но также без особого успеха.

Если же говорить по делу, то я вполне допускаю, что главу «Роснефти» Сечина можно в чём-то упрекнуть. Однако руководителей транснациональных корпораций у нас в стране раз, два и обчёлся. К тому же в мире приняты особые критерии оценки деятельности менеджеров такого уровня. Хорошо ли это или плохо, не берусь судить. И всё же, высокие зарплаты Сечина, Миллера и Якунина не повод для того, чтобы браться за вилы или падать в обморок от ужаса.

Увы, в нашей экономике действуют правила, которые не мы придумали. Приходится приспосабливаться к экономическим реалиям окружающего мира. Иначе снова придётся отгораживаться железным занавесом, снижать зарплаты Сечиным и Миллерам, а в качестве компенсации предоставлять казённый ЗИС, госдачу и продуктовые спецпайки по пятницам. При этом рядовые граждане будут отовариваться картошкой и пшеном в ближайшем продмаге по талонам. Что стало бы в этом случае с Немцовым, не берусь судить.

В отличие от Касьянова и Немцова, Владимир Рыжков не был государственным чиновником. Казалось бы, обиды на власть в принципе не могло быть. Но вот представьте – лидер парламентской фракции партии «Наш дом – Россия» после выборов в декабре 1999 года оказывается в положении военачальника без войска. Увы, партия потерпела поражение на выборах, тем самым был поставлен жирный крест на карьере честолюбивого политика. Обидно – не то слово! Пришлось создавать собственную партию. Проблема заключалась в том, что если создавать ещё один «Дом», поддерживающий политику Кремля, на лидерство бессмысленно рассчитывать – эту нишу прочно заняла партия «Единство». Единственный разумный вариант – уход в оппозицию в надежде консолидировать под своим руководством все правые силы. После того, как в 2007 году Рыжков потерял мандат депутата Госдумы, было множество попыток слияния с другими партиями, однако надежды не сбылись. Теперь бывший депутат – частый гость на «Эхе Москвы», а до недавних пор завсегдатай ток-шоу и автор Вестника Московской школы политических исследований. Вот образец философской мысли, характерный для Владимира Рыжкова:

«Российский средний класс – главная социальная опора и одновременно главная угроза существующему в России политическому режиму. <…> Если доходы и доступ к благам будут сокращаться, средний класс перестанет поддерживать власть».

Честно говоря, я бы очень удивился, если бы средний класс в Германии или США стал голосовать на выборах за правящую партию в условиях, когда уровень его жизни неуклонно уменьшается. Неужели политик считает, что тамошние чиновники и предприниматели настолько идеологически подкованы, что готовы поддерживать власть вопреки своим насущным интересам? К тому же в России ситуация несколько иная – достойного противника у правящей партии пока что нет, а требование коренного слома режима неприемлемо для деловых людей, поскольку успешное развитие бизнеса возможно только в стабильной обстановке.

Тут следует иметь в виду, что приведённая цитата взята из текста, написанного Рыжковым в конце 2014 года, когда в сердцах противников политики Кремля затеплилась надежда, что экономические неурядицы, вызванные западными санкциями и падением цены на нефть, приведут к росту протестных настроений, к массовым выступлениям против правительства. Видимо, Рыжков даже в кошмарном сне не мог предположить, что люди в состоянии разобраться в причинах нынешнего кризиса и сделать выводы, результатом которых станет возмущение антироссийской политикой европейских стран и США.

Допустим, что бывший депутат, анализируя возможные последствия экономического кризиса, оказался в плену собственных иллюзий – такое бывает, когда чего-то очень хочется, хотя никаких объективных предпосылок для этого нет. Известно, что самообман нередко помогает сохранить психологическую устойчивость, предохраняет от душевных кризисов, чреватых скверными последствиями для здоровья. Однако нельзя же постоянно врать, должны быть позитивные итоги интеллектуальной деятельности. И вот читаю текст Рыжкова в том же Вестнике за 2012 год:

 

«Огромная исследовательская и просветительская работа, проделанная за последние годы российскими интеллектуалами, помогла обществу сформировать новую повестку дня для страны – сначала для оппозиции, затем для миллионов граждан, а потом и для самого правящего режима. Под давлением интеллектуального сообщества, оппозиции и широких кругов граждан власти вынуждены были заговорить на новом для себя языке. Они ввели в политический дискурс понятия модернизации страны, открытости, подотчетности, борьбы с коррупцией и строительства современных эффективных государственных институтов».

Не верю своим глазам! Двадцать пять лет непосильного труда, а в результате – сомнительное достижение, заключающееся в том, что власть будто бы заговорила на новом языке, что будто бы возникли новые понятия, используемые при анализе политических реалий. На самом деле, все эти приятные для слуха слова никогда никуда не исчезали – представители власти не раз говорили, что надо совершенствовать систему управления государством, что надо бороться с коррупцией, а президент и министры периодически информировали население и депутатов Госдумы о своих действиях и ближайших планах. Единственным достижением упомянутого Рыжковым «интеллектуального сообщества» в то президентское четырёхлетие стало введение в обиход понятия «модернизация страны». Как разъясняли тогда теоретики-новаторы, под словом модернизация подразумевается «изменение в соответствии с требованиями современности – приспособление к современным взглядам, идеям, потребностям». К каким именно взглядам и идеям надо приспосабливаться – видимо, это каждый человек решает для себя сам, в соответствии с собственными предпочтениями и привязанностями.

На мой не слишком просвещённый взгляд, модернизация страны – это абсурд. Все действия власти должны быть направлены на улучшение жизни людей, на совершение системы управления государством, на развитие технологической базы экономики, причём в независимости от того, в какой степени те или иные решения обладают новизной либо соответствуют рекомендациям зарубежных доброхотов. Стремление же непременно соответствовать требованиям современной моды – это на любителя. Если обратиться к житейской прозе, то надо признать, что регулярная «модернизация» собственного быта, включая интерьер квартиры, одежду, кухонную утварь, мебель и автомобиль, потребует немалых средств. Кому-то это в кайф, а большинство людей живёт, даже не задумываясь о том, в какой степени их жизнь соответствует «требованиям современности».

Если на ток-шоу высказывания Рыжкова достаточно корректны, иногда даже обоснованы, то среди друзей-единомышленников он не стесняется в выражениях, хотя и обходится без мата. В декабре 2014 года на Радио Свобода бывший депутат и бывший лидер партии осерчал… нет, не на Путина, а на медведя:

«Я как сибиряк дам справку, что такое медведь. Совершенно бесполезное животное, охотиться на него бессмысленно, потому что его шкура практически даром никому не нужна, мясо у него несъедобное, и пользы от него никакой. Он только пакостит, он ворошит муравейники, он раскурочивает пасеки. Совершенно бессмысленное вонючее и при этом довольно опасное животное».

Надо полагать, что разочаровавшись в профессии историка и потерпев ряд обидных неудач в политике, Рыжков решил своё взять в зоологии, используя эту науку для сатирического выпада против партии «Единая Россия» – её символом, как известно, является медведь. Вполне допускаю, что кому-то его слова окажутся по нраву. Но вот беда – мы снова сталкиваемся с недоучкой. Если бы Рыжков внимательно слушал школьного учителя, он бы узнал, что в природе всё имеет смысл, в отличие от высказываний некоторых политиков. Как утверждают зоологи, предназначение бурых медведей состоит в том, чтобы регулировать популяцию копытных животных – иными словами, способствовать сохранению вида путём отлова нежизнеспособных особей. Но это про зверей. Если же воспользоваться такой аналогией для характеристики партии, то одна из функций «Единой России» состоит в том, чтобы препятствовать проникновению в политику невежд и дилетантов, которые оказались не в состоянии усвоить даже то, чему их учили в школе.

Не сложилась карьера во власти и у Андрея Илларионова. В течение пяти лет дипломированный экономист, кандидат наук вынужден был оставаться всего лишь советником президента Путина, тратя силы на бессмысленные споры с дилетантами вроде автодорожника Касьянова – такая перспектива способна отбить охоту продолжать служение Отечеству и действующей власти. Илларионов не смог усмирить свою обиду, ушёл в отставку, найдя пристанище уже не в Кремле, а в Вашингтоне. Видимо, там более внимательно слушают его советы.

С тех пор бывший советник стал ярым противником российской власти, критикуя практически все решения президента Путина и правительства России. Однако, несмотря на обиду, на вполне понятную предвзятость в своих суждениях, опытный экономист должен реально оценивать ситуацию в том, что касается экономики и бизнеса. Но вот читаю его интервью на Радио Свобода накануне наступления нового, 2015 года:

«Что касается экономической ситуации, как я уже сказал, мне кажется, ожидание экономического кризиса, переполнившее страницы российских газет и заполнившее соответствующие комментарии в западных средствах массовой информации, с моей точки зрения не имеет достаточного основания. Никакого экономического кризиса в настоящее время нет. <…> По первым данным мы видим, что промышленность стала расти, причем достаточно быстро, в последние дни наблюдается оживление. Если это оживление будет продолжаться, если оно не будет уничтожено решениями Центрального банка и российского правительства, то следующий год будет годом не кризиса, а годом экономического роста».

Честно говоря, никак не ожидал столь оптимистического прогноза от самого ярого противника действующей власти. Казалось бы, самое время поблагодарить за то, что обнадёжил, в трудную минуту хотя бы словом поддержал. Впрочем, не исключено, что Илларионов хочет убедить нас в благотворном влиянии на экономику России санкций, к которым прибегли Европа и США. И тем не менее, приятно, что представление Илларионова о политической ситуации в России ничуть не противоречит мнению большинства людей и разумных аналитиков:

«Политического кризиса, переворота, свержения нынешней власти пока не видно, политическая оппозиция слаба, а лиц, которые готовы совершить переворот в самом Кремле, пока не видно».

Всё это так. Неудачные попытки объединения правых сил, конфуз с Координационным советом оппозиции и уменьшение числа участников протестных маршей – всё это подтверждает сделанный Илларионовым печальный вывод. Но вот как он оценивает основную причину неудач несистемной оппозиции в попытке занять хоть сколько-нибудь значимое место в политике:

«То, что происходит в России в последние годы и может быть десятилетия, – это постоянные поиски какого-то вождя, будет ли этот вождь Навальный, Ходорковский, кто-то ещё. Вместо одного вождя, который находится в Кремле, у нас идёт постоянный поиск какого-то другого вождя».

С одной стороны Илларионов прав, поскольку претендентов на роль лидера правой оппозиции хоть отбавляй, но вот беда – ни один из них не в состоянии привлечь на свою сторону всех, кому по душе либеральные идеи. Каждый из претендентов ведёт свою политику, рассчитывая, что именно он способен сплотить большинство недовольных действующей властью. Ходорковский выступает против санкций, которые бьют по карману жителей России, однако такая позиция не приемлема для тех, кто надеется, что ухудшение экономического положения простых людей заставит их выступить против политики правительства. Можно рассуждать о перспективах Навального в качестве лидера, способного повести за собой весьма значительный электорат, но что поделаешь – одних не устраивает его национализм, другие считают, что он не в состоянии выразить чаяния наиболее образованной части населения, интеллигенции. Я уж не говорю о Явлинском, для которого личные амбиции превыше всего, поэтому раз за разом он отвергал все предложения по объединению «правых» сил, если ему не будет гарантировано место лидера. Когда-то его не устраивало сотрудничество с Чубайсом, совсем недавно он критиковал организаторов Антикризисного марша в лице Немцова и Навального, ну а Каспарова и вовсе не воспринимает в качестве политика, о чём и заявил на Радио Свобода в декабре 2014 года:

«Те, кто называют себя оппозицией, допускают очень много ошибок существенных. Что касается Гарри Кимовича, он является политическим дальтоником, он думает, что он разбирается в политике. Он человек гениальный, он гениальный шахматист, он чемпион мира по шахматам, но только по шахматам, а не по всему на свете. Поэтому есть оппозиция, нет оппозиции, с моей точки зрения, Гарри Кимович в этом не разбирается, он в этом ничего не понимает».

По сути, Явлинский прав – попытки Каспарова создать мощную оппозицию Кремлю, объединившись с националистами и левыми радикалами, были заранее обречены на неудачу. Шума много, но именно этот странный альянс отпугнул умеренных либералов, которые не хотели иметь ничего общего с политическими маргиналами. Ошибочность ставки на сближение идеологически несовместимых политических сил подтвердил и опыт Координационного совета оппозиции, который распался из-за внутренних разногласий между левыми и правыми. Понятно, что такая тактика была выбрана не от хорошей жизни – все оппозиционные партии малочисленны, а тут появлялась возможность хотя бы проводить многотысячные акции протеста. Увы, рано или поздно идеологические противоречия перерастают в конфронтацию, ну а затем наступает неизбежное разочарование. И так до следующей, столь же бессмысленной инициативы совместить несовместимое.

Впрочем, кое-какой смысл есть даже в безнадежных попытках противостоять режиму. И Немцов, и Каспаров, и Лимонов благодаря этому оставались на гребне политической волны. Немцову и Каспарову это обеспечивало благосклонность западных политиков, которые смутно представляли ситуацию в России, что не мешало им поддерживать авторитет российских оппозиционеров. Ну для Лимонова политическая активность стала средством привлечения к своему творчеству внимания читающей публики в России и за рубежом, что тоже дорогого стоит, если нет других возможностей.

В отличие от политических недоучек, Григорий Явлинский имеет солидное образование и опыт. Дипломированный экономист, автор знаменитой программы «500 дней» недолгое время был вице-премьером при Горбачёве. Увы, его программе не суждено было стать основой для реформ в России, а её создателю – обрести желанное премьерство. Не сбылись эти надежды и с приходом Ельцина – первый президент России отдал предпочтение Гайдару и его команде реформаторов. Пришлось Явлинскому выбрать иной путь для участия в управлении страной – на свет появилась избирательный блок «Яблоко», позже преобразованный в политическую партию. В лучшие годы «Яблоко» было четвёртой по численности фракцией Госдумы, а её лидер занял третье и четвёртое места на президентских выборах 1996 и 2000 года. Однако накануне парламентских выборов 2003 года случился скандал. Дмитрий Рогозин в эфире программы «Свобода слова» Савика Шустера обвинил правые партии в том, что их финансовым спонсором был Ходорковский. Если учесть, что против олигарха были выдвинуты официальные обвинения в мошенничестве, то положение «правых» выглядело безнадёжным. Так и случилось – ни Явлинский, ни другие представители правых сил, участвовавшие в программе, не нашли аргументов, чтобы оправдаться. Как результат, поражение на выборах в Госдуму и безрадостные политические перспективы – через несколько лет Явлинский фактически ушёл в отставку.

Видимо, годы политической борьбы сказались на здоровье, поэтому возвращение Григория Алексеевича в большую политику можно квалифицировать как неудачную попытку второй раз войти в одну и ту же реку. Однако обиженный и недооценённый, он остаётся одним из немногих квалифицированных политиков среди либеральной оппозиции. Вот строки из его объяснения причин неучастия «Яблока» в Антикризисном марше – эти слова были произнесены в конце февраля 2015 года в эфире Радио Свобода:

«Почему провалился протест 2011-12 года? Куда он делся? Почему? А вот потому. Потому что он был организован точно по этой же самой схеме. Это способ погасить протест, его перенаправить совсем в другую сторону. Так было сделано в 2011-12 году. Тогда основная тема была кандидат в президенты, кого выбрать новым президентом, а это заменили другой темой – честные выборы и всякие другие разговоры ни о чём. <…> Говорили: нам политики не нужны, нам нужен не политический протест, мы будем с белыми шариками гулять по бульварам, мы будем оккупировать Абай, мы будем сидеть там, пить чай, кофе и петь песни под гитару. Было прекрасно, только бессмысленно».

 

Понятно, что основная тема для Явлинского – стать лидером оппозиции, а там, если повезёт, и президентом. Похоже, что эта несбыточная мечта вытеснила из его головы все другие мысли. Желание быть первым заставило отвергнуть проекты объединения оппозиционных сил – ни одного лидера, кроме самого себя, Явлинский не воспринимал серьёзно. Но вот в чём заключаются претензии к организаторам Антикризисного марша:

«Этот марш, который организовывают, он ничего не показывает, ничего не говорит, вообще ни о чём. В любой стране мира вы можете провести марш, чтобы цены были ниже, чтобы пенсия начиналась в 30 лет, чтобы женщины были моложе, а мужчины здоровее, за это можно провести марш в любой стране мира, и многие люди выйдут на такой марш – это марш такого типа».

На самом деле, в действиях организаторов марша есть определённое лукавство. Естественно, что люди недовольны экономическим кризисом, поэтому есть крохотная, весьма наивная надежда, что даже старушки, далёкие от политики, выйдут на улицу, протестуя против кризиса. Позиция Явлинского, казалось бы, куда реальнее – он предлагал провести марш против войны. Ну кто из россиян такую идею не поддержит? Но вот беда, большинство людей виновниками кровавой бойни на территории Донбасса считают тех, кто правит в Киеве, кто начал карательную операцию вместо того, чтобы сесть за стол переговоров с лидерами тамошних «сепаратистов». Только в кошмарном сне можно представить себе, что люди выйдут на марш рука об руку вместе с теми, кто поддерживает действия киевских властей, расстреливающих из «градов», «смерчей» и гаубиц ни в чём не повинных мирных жителей.

Покончив с анализом логических построений бывших руководителей правительства, в качестве «лирического отступления» расскажу об обидах чиновника не столь высокого ранга, но так же причастного к политике.

Итак, позвольте представить – Александр Сытин, бывший сотрудник Российского института стратегических исследований, когда-то входившего в Службу внешней разведки РФ, а затем переформированного в структуру, которая обслуживает президентскую администрацию. В начале января 2015 года в интернете появилась статья Сытина, в которой он подверг критике отношение властей к аналитикам, которые призваны «не только следить за текущими событиями, анализировать их, обрабатывать разнородную и зачастую противоречивую информацию, но и доносить её до власть имущих [так написано в оригинале] и принимающих решения людей». Смысл этого взволнованного обращения сконцентрирован в следующей фразе:

«Страна, которая отказывается кормить своих политических аналитиков, рано или поздно будет вынуждена кормить чужих».

С аналитикой в России дело обстоит и в самом деле не очень хорошо. Кстати, не лучше, чем на Западе – достаточно почитать, как резко изменились взгляды Бжезинского и Киссинджера после неудач в Ираке. Увы, советы аналитика Сытина ничуть не лучше – к примеру, следуя его рекомендации, нужно было дать большую свободу манёвра Януковичу, тому самому лицемеру, который брал деньги у России, а смотрел на Запад.

В остальном, это исповедь крайне обозлённого человека. Нам сообщили, что у директора – больные почки и не менее болезненное увлечение православной некрофилией. Начальница – примитивное хамло, хохлушка, истеричка, дочь спившегося офицера. Судя по всему, эти нехорошие люди внушали вредные мысли президенту, а между делом зарубили Сытину карьеру. Но вот зачем кричать о своей обиде на весь свет? Скажем, Борис Немцов крик израненной души доверил только телефону, когда в декабре 2011 года оценивал перспективы митинга на Болотной площади:

«Лимонов – тварь, ему чем хуже, тем лучше. <…> Илья Пономарёв – провокатор…»

Пожалуй, этими обрывками я и ограничусь – не столько потому, что не вполне доверяю «прослушке» от LifeNews, но по причине обилия в этих разговорах нецензурной лексики.

Но мы немного отвлеклись. Вполне допускаю, что кому-то интересно подслушивать не предназначенные для публики откровения политика, но я предпочитаю продолжить тему о невысоком уровне российской аналитики. В качестве подтверждения сошлюсь на странный тезис, который вычитал в конце декабря 2015 года на сайте «Эха Москвы». Автор – ещё один «из бывших». Когда-то Глеба Павловского считали «главным политологом Кремля» – это было и при Ельцине, и при Путине. Надо признать, что он вполне успешно защищал интересы действующей власти на телеканале НТВ. А вот теперь как заурядный графоман вынужден довольствоваться интернетом. Знающие люди говорят, что политолога сгубил ошибочный прогноз – он сделал ставку на победу в президентских выборах 2012 года Дмитрия Медведева, тем и подписал себе приговор.

Итак, отрывок из того, что опубликовано на «Эхе»:

«Условие существования нации – это общение граждан с их политическими институтами, с властями. Они должны находиться в постоянном общении, ругаться, конфликтовать: больше доверия – меньше доверия. Если его нет, то, собственно говоря, распадается это необходимое для нации единство, и подрывается суверенитет».

На мой непрофессиональный взгляд, единство нации должно быть основано на доверии к власти, которое для большинства людей логически почти никак не обосновано. Вот просто нравится президент или министр, чувствуешь, что на него можно положиться. В какой-то мере об этом судишь по его делам, по тому, насколько убеждает тебя то, что он говорит. Однако единство не может быть основано на выяснении отношений, как это происходит где-нибудь на коммунальной кухне. Если власть постоянно общается с гражданами, конфликтует, ругается с нами – кто тогда будет управлять страной?

Впрочем, для желающих поскандалить теперь есть многочисленные политические ток-шоу. Немало их посмотрел и всякий раз к своему огорчению убеждался, что это совсем не то место, где может появиться на свет интересная идея. Особенно удручает, что для плодотворного спора как представители оппозиции, так и некоторые защитники действующей власти совсем не подготовлены.

Примером крайне неудачной «мозговой атаки» может служить и текст ещё одного аналитика эпохи Ельцина, занимавшего пост внештатного помощника президента. Надо признать, что Григорий Сатаров внёс немалый вклад в победу Ельцина на выборах 1996 года – ему приписывают авторство информационной провокации о том, что КПРФ готовит сценарий «нелегитимного перехвата власти» на случай, если проиграет выборы. Что неудивительно – сработало! Народ, напуганный перспективой возвращения к власти коммунистов, в едином порыве проголосовал за Ельцина.

Прошло много лет после отставки, и вдруг экс-аналитик сам себе решил задать вопрос и сам же на него ответил. Вполне допускаю, что Сатаров попытался вернуться к созданию некой «общенациональной российской идеи» – как утверждают, его неспособность своевременно решить эту грандиозную задачу и стала причиной для отставки. Текст, обнародованный им в 2006 году, называется – «Что делать?» Вот несколько отрывков:

«России нужна революция. Но это не должна быть привычная революция власти, сводящаяся к тому, что одну элитную группу сменяет другая под модными на данный момент лозунгами. Нет. Нужна революция граждан. Это совершенно другая революция. Она не сопровождается столкновениями противоборствующих сторон. При ней не происходит смены одних граждан другими. Это попросту невозможно. При такой революции кардинально меняются сами граждане (точнее – их постоянно существующая потенциально активная часть). Меняются их базовые установки, стратегии поведения, формы активности, способы взаимодействия с себе подобными».

Рейтинг@Mail.ru