Единственный дракон. Книги 1 и 2

Наталья Сапункова
Единственный дракон. Книги 1 и 2

Он громко позвал Зиндану, отозвалось эхо, гулкое, как в лесу. Дрожь пробежала по телу парня, растаяв в кончиках пальцев. Не может быть в такой комнате такого эха, вот не может, и всё! Но тут – было…

Он позвал ещё раз, и ещё. И понял, что ему хочется убежать из этой странной комнаты. Как из леса, где за каждым кустом притаился непонятно кто и наблюдает. И кресло продолжало качаться, хотя пора бы ему уже остановиться!

– Тетушка Зиндана, я принесла свежее молоко! – донесся снаружи звонкий голос. – Ты дома, тетушка Зиндана? Я поставлю тут, у крыльца.

И наваждение вдруг пропало, исчез страх. И кресло – вот дела! – сразу же перестало качаться. Ардай перевел дух. Постоял, прислушиваясь – может, откликнется знахарка, выйдет забрать молоко. Нет, тихо.

Так можно простоять полдня. Валента ждет и беспокоится. Он вышел, осторожно прикрыв за собой дверь. В холодке, в траве возле крыльца заметил глиняный кувшин.

Что ж, пусть так…

Древний город Аш был прекрасен. Немного городов повидал пока Ардай Эстерел в своей жизни, но был убежден – Аш особенный. Зубчатые стены и башни его Цитадели так красивы во время восхода и на закате, вызолоченные солнцем, и в дождь они тоже хороши, но по-другому, и в туман, и вообще всегда. Ардай привык сначала смотреть на город сверху. Цитадель – в центре. От неё улицы разбегаются прямыми лучами, но чем дальше, тем больше они путаются, пересекаясь сотней переулков. У самой Цитадели – большие старинные дома, каждый из них особенный, мудрено найти два похожих, и у каждого – затейливые флюгеры на крышах, изображающие рыб, птиц и животных, чаще всего – летящего руха. Обязательно – башня для рухов, даже если у хозяев нет ни одной собственной птицы. И сад почти у каждого дома.

Река Эль здесь шире, чем возле Варги, через неё перекинуты три каменных моста, огражденные затейливым ажурным бордюром кованых перил. А в Сардаре, богатом и пыльном, гораздо больше роскошных домов и только один мост, каменный уродец, на который лишний раз не хочется смотреть.

Говорят, что Ит, столица, способен потрясти кого угодно, Ардай так не считал. Впрочем, город он помнил смутно, потому что был там совсем маленьким. Отец возил их с матерью представлять императору, обычная церемония, без которой никак. Когда-нибудь и Ардай тоже повезет в Ит, ко двору, молодую жену и первенца. Почему-то больше всего запомнилось, как мать собиралась на большой прием во дворец – её наряд был не привезен из Варги, а заказан в Ите, волосы она не повязала, а накрыла тонким шелковым платком, и надела поверх венец из золотых бляшек с цветными камнями. Это все было необычно и красиво. Так мать никогда больше не одевалась.

Город Ит… Отец брал Ардая с собой на руха, чтобы показать город, они летали так много раз. Огромная серая крепость у моря казалась мрачной в любое время дня, а вот просторная гавань, корабли – это понравилось. Сам вид моря, беспокойного и бесконечного водного простора, потрясал воображение, и Ардай, как только выдавалась возможность, тащил отца в гавань, к морю. Там имелось много башен, отец сажал руха на одну из них, платил монетку смотрителю, а потом они долго ходили от корабля к кораблю.

– Ты хочешь стать капитаном, малыш? – крикнул однажды Ардаю старик в странной одежде из шелка и кожи, в маленькой плоской шапочке, к тому же весь заросший бородой, и слова он выговаривал странно, ломано, хотя понятно. – Может, взять пока тебя матросом на мой корабль?

– Спасибо, не надо! – звонко крикнул Ардай в ответ. – Я буду наездником в Летучей Гвардии императора!

– О, это тоже неплохо, – согласился необычный старик, а отец засмеялся.

– Господин, скажи, рух может перелететь море быстрее твоего корабля? – прокричал Ардай.

Старик развел руками.

– Думаю, что нет. Руху потребуется отдых, на моем корабле, например. Хотя он полетит быстрее корабля, если, конечно, ветер не будет слишком уж свежим и попутным. Вот дракон, тот шутя перелетит. Что ж, имень, жаль, что ты не хочешь наняться матросом. Надумаешь – приходи, пока я не отчалил, – он помахал рукой, и отошел от борта.

Ардай в то время уже научился худо-бедно складывать буквы, но тех, которые были выписаны на борту корабля, он даже не знал. Тогда, было дело, Ардай искренне пожалел, что не может хотя бы ненадолго наняться матросом на этот красивый корабль. Они пошли дальше вдоль пристани, и отец объяснил:

– Если очень нужно, сильный рух перелетит и море, потому что он может отдыхать в воздушных потоках. Конечно, очень хорошо, если по пути удастся сесть, чтобы отдохнуть и подкрепиться, но не всегда так везет. А попутный ветер несет и птицу, не только корабль, поэтому хороший рух всегда быстрее корабля. Потом ты всему научишься, сын.

– Значит, летать на рухах лучше, чем плавать на кораблях? – простодушно заметил Ардай.

– Вот именно, – согласился отец. – По мне, так никакого сравнения. А вот есть еще океаны, это тоже моря, но очень-очень большие. Их рух не перелетит, конечно.

– А дракон?

– Этого не знаю…

Вот что Ардай запомнил надолго, а дворцы и парки с фонтанами не произвели на него никакого впечатления. Может, просто мал был?

Перед тем, как уезжать из столицы, отец посадил Ардая в седло и поднялся в небо на рассвете, они облетели город. Всё равно мощная крепость казалась страшной, некрасивой, а вот море, освещенное первыми рассветными лучами, было прекрасным.

– Ит – настоящая военная крепость, – сказал отец. – Она может выдержать долгую осаду неприятеля. Иначе нельзя, это же императорская резиденция. А вот Аш давно для такого не годится, хотя лет триста назад его Цитадель тоже была мощным укреплением.

– Цитадель – ненастоящая крепость? Это почему? – Ардай огорчился за Аш, ведь этот город был «свой», можно сказать.

– Потому что рядом – Хозяева Драконов, они не любят, когда их соседи воюют. Поэтому у нас в Приграничье давно не было войн.

– Как жалко, – огорчился Ардай.

– Что ты, глупыш, – отец тронул ладонью его волосы, – это просто отлично. Лучшего и желать нельзя.

Ардай очнулся от воспоминаний – не вовремя они нахлынули. Сестра что-то кричала ему из-за спины, но её голос относило ветром. Аш был уже близко, можно было рассмотреть, как в город, в его главные Южные ворота входил купеческий обоз.

Это дело не быстрое – каждый купец лично платил серебряный дирр и получал квиток у начальника стражи. Сзади, за вереницей груженых фур, столпились простые путники, кто на лошадях, что пешком. Досадовали, небось, что подзадержались и не успели пройти впереди торговцев. Им тоже следует заплатить, но сущую мелочь, – за бричку, запряженную парой лошадей – полдиррема, с наездника брали по четвертаку, с пешего – по восьмушке. Невеликая плата даже для человека небогатого. По правде говоря, Ардай считал её сущей бессмыслицей, только время терять. Дань традиции, куда денешься. Тем более что после трех часов пополудни и до заката вход в город бесплатный для всех, кроме торговцев. Мало кто ждет этого часа, чтобы избежать платы, разве что самый ни на есть бедняк. Говорят, что отдать мелкую монетку на благо города – подкупить его, чтобы был благосклонен, подарил удачу. А после захода солнца ворота закроют, вход в Аш опять станет платным – целый дирр для любого. Не желаешь раскошеливаться – не надо, вот постоялый двор у дороги, ночуй, жди утра. Ну, а если кто местный, тот к воротам и не поедет, в невысокой внешней стене города немало укромных калиток и проходов. Дань традиции, да. Повод для лишней веселой байки.

Ардая всё это не касается. Он пролетит над городской стеной прямо до башни у дома дяди Ильмара. Это привилегия наездников – для них вход, а точнее, «влет» в город бесплатен. Так было всегда. И он влетел в город, снизился и пронесся над самыми воротами – просто баловство, чтобы позлить стражников. Один посмеялся, другой погрозил кулаком.

Глава 3. Визит в Обитель

На Цитадели вовсе не было ворот, вход туда свободен с четырех сторон. Были ворота, конечно, были, в давние времена, и подъемные мосты были, и глубокий ров с водой. Ров и поныне есть, с водой, там цветут кувшинки и плавают утки. Через ров перекинуты горбатые мостики с перильцами, самые обычные мостики, не подвесные, там иногда рыбаки сидят с удочками. На Южном мостике, есть поверье, надо поцеловаться с невестой, чтобы никогда не расставаться. Так-то вот, смех, а не крепость. Но издали – глаз не оторвать…

Дядя Ильмар как-то обмолвился, что Аш построили горные колдуны, когда-то это был их город. Может, поэтому он такой особенный.

Ардай покружил над центром города, над площадью. У дворца наместника – флаги, под стеной привязаны птицы в одинаковой упряжи, и много их, десятка два или больше, у дворца городничего, что напротив – то же самое, люди бегают, снуют туда-сюда.

– Тебе, похоже, повезло, сестричка, – он повернулся к Валенте. – Важные гости прибыли, наверняка будет бал и дяде пришлют приглашение. То есть, тебе приглашение, конечно.

– Можно подумать, ты не пойдешь на бал?

– Что я там не видел.

Он повернул от крепости, ещё пара минут, и вот – дядин дом, высокая башня, к которой устремился притомившийся Бак. Эх, и лентяй же, куда там – через море лететь…

Их заметили, дядин слуга уже бежал через двор к башне. Сейчас их ждет обильный завтрак и все новости города, в которые примется посвящать Валенту экономка, тетушка Мизина, а самого дядю Ильмара они могут не увидеть до вечера – так обычно и бывало. Очень уж он занятой человек, хотя чем занимается – мало кто поймет.

На этот раз дядя вышел к ним сразу, пожал руку Ардаю, ласково потрепал по щеке племянницу.

– Ты вовремя, девочка, – заметил он одобрительно. – Будет прием у наместника, готовь наряды.

– А я почти ничего не взяла с собой, дядя, – вздохнула Валента.

– Ерунда, закажем тебе новое, – махнул тот рукой, и Валента чуть не запрыгала от радости и бросилась ему на шею.

Ардай вздохнул. Подумаешь, бал у наместника. Ему не слишком хотелось туда идти, особенно из-за последних событий, но ради сестры придется – ей нужен сопровождающий, а дядю Ильмара на такое действо ничем не заманишь.

 

– Судя по тому, что ты тут, с рухом не получилось, – сказал дядя Ардаю, когда Валента ушла с тетушкой Мизиной. – Ничего, бывает. Рухов на твой век хватит. Дома все здоровы?

– Все хорошо, – Ардай вынул письмо, переданное матерью, дядя взял его и тут же развернул, пробежал глазами, потом на ближайший стул и углубился в чтение.

Мать написала много, мелким, бисерным почерком – и когда успела, ночью, что ли? Догадалась, что сын захочет сбежать из Варги в Аш?

На лицо дяди Ильмара легли резкие тени, делая его много старше, почти стариком. Собственно, он, младший брат Гая Эстерела, и так казался старше него. Они были очень похожи внешне, и одновременно – не похожи. По правде говоря, более разных людей трудно было представить. Отец – тот весел и жизнелюбив, спину держит прямо, а голову – высоко, и в глубине его глаз всегда прячется улыбка. Дядя улыбается редко, чаще он угрюм и задумчив, сутулится, а его волосы, которые он стягивает на затылке, обильно сдобрены сединой.

Однажды Ардай услышал, как в ответ на очередную подначку дяди Кира насчет того, что жениться-то надо, дядя Ильмар заявил:

– Моя возлюбленные – наука и магия, и я им верен.

– То-то они тебя заездили, – хмыкнул дядя Кир. – Твой брат со своей возлюбленной куда счастливее. И она подарила ему пять детей, а тебе твоя – что?..

Дядя Ильмар терпеть не мог дядю Кира, может быть, потому, что тот все никак не оставлял его в покое.

– Что тут случилось? – небрежно поинтересовался Ардай, когда Ильмар закончил читать и сложил листки. – Случайно не очередной болван из столицы едет биться с драконом?

– Очередной болван, да, – кивнул дядя. – Из столицы. Только он не с драконом биться приехал, а инспектирует Приграничье. А то как бы мы не забыли случайно, что являемся подданными его величества. Кстати, будет большая выставка рухов и гонки, и смотр наездников с призами, наместник распорядится. Если захочешь, можешь попробовать выиграть себе птицу.

Ардай ушам не поверил. Какая удача, так просто не бывает! «Можешь попробовать»… Да уж конечно, он попробует!

Видя, как у племянника заблестели глаза, Ильмар Эстерел усмехнулся и добавил:

– Мия написала мне, что ей пришлось выдать письменное обязательство не сватать девушку, в которую ты влюблен. Я в недоумении. Что это значит? И ещё, она упомянула, что некоторые вещи боится доверять бумаге, но ты расскажешь сам, если захочешь. Итак, ты захочешь?

– Да, конечно, – не стал возражать Ардай.

– Тогда пойдем. До завтрака ещё есть время.

По узкой лестнице они поднялись в мансарду, где дядя Ильмар устроил себе кабинет. Там был огромный стол, удобные кресла и множество шкафов, заставленных тяжелыми фолиантами. Нечасто Ардаю приходилось сидеть в одном из этих кресел.

– Погоди-ка, – перед тем, как сесть напротив, дядя вынул из шкафа шкатулку, а из шкатулки – маленькую пирамидку из желтого-коричневого камня, и поставил на стол.

– Хранитель тайн. С ним никто не услышит, о чем будем говорить мы двое. Видишь ли, Мия нечасто секретничает, поэтому я немного обеспокоен. Итак?..

Пирамидка была полупрозрачной, неровного, теплого цвета, на нее хотелось смотреть…

Все происшествия вчерашнего дня, всё его недоумение и беспокойство сложилось в совсем короткий рассказ. Собственно, Ардай рассказал только о дракончике и странном отношении к нему тетки Сариты. О Шале умолчал. Дядя Ильмар долго сидел, не поднимая глаз, потом грустно улыбнулся.

– Ты представить себе не можешь, как я завидую. Тебе. Ты держал в руках дракона. Ну, что ж, надеюсь, всё обойдется. Вообще, я думаю, это знак для тебя. Хороший знак. А насчет девушки… Не считаю нужным вразумлять. Бесполезно ведь. Запрещенное становится вдвойне желанным. Только одно скажу – судьбу не обойдешь. Если девушка предназначена для тебя, ты её получишь. Например, когда-то никто и подумать не мог, что именно Мия станет женой моего брата. Я тебе больше скажу – сам Гай страшно удивился бы, узнай он это заранее.

– У меня нет судьбы, дядя, – сказал Ардай. – Я недавно узнал, что у меня нет судьбы. Мне нельзя обращаться к предсказателям.

– Вот как? – дернул бровью Ильмар. – Интересно.

Снизу донесся звон колокольчика – это тетушка Мизина сообщала, что завтрак подан и их ждут в столовой.

– Я бы хотел почитать что-нибудь про драконов, что ты мне посоветуешь? – поторопился спросить Ардай.

– Хм. Если это происшествие сделало тебя любознательнее, то я просто благодарю Провидение, – не без сарказма заметил Ильмар, однако встал, подошел к одной из полок и собственноручно снял с неё устрашающих размеров книгу. – Вот с этого можешь начать, – глаза его смеялись, – а вот этим продолжить, – он показал пальцем на другой фолиант, – ещё тебе было бы невредно посетить библиотеку при ратуше, там тоже есть немало интересного. Но скажи, мальчик мой, разве разыскать невесту не входит в твои планы? Мия напрасно беспокоится на этот счет?

– Еще как входит, дядя, – заверил Ардай. – Разве одно другому мешает?

– Ну-ну, – дядя бережно поставил книгу на полку. – Успехов тебе в начинаниях.

Ардай засел в библиотеке при ратуше. Пришлось, чтобы сбежать от захватившей дом суеты. Бал, бал и еще раз бал! Костюмы, шёлк, упряжка с бляхами – может, попросить у дяди старые дедовские бляхи с изумрудами? Новые сапоги, галун для плаща нужен золотой, а не серебряный, когда ты, наконец, примеришь новую рубашку? Эта не подойдет, кайма на вороте не того цвета!

Дядя Ильмар привычно запирался в своем кабинете, никому даже в голову не приходило его беспокоить. Зато никому, опять же, не приходило в голову оставить в покое его несчастного племянника!

Даже разумница Валента несколько раз вбегала к Ардаю в комнату и требовала подтвердить, что новая юбка не широка, а такая, как надо. Тоже выдумала, спрашивать его про юбку! А следом ковыляла экономка и горячо убеждала и Валенту и семенящую за ней портниху, что юбку надо заузить по крайней мере на две ладони.

Кто бы, скажите, от всего этого не сбежал? Вот-вот, и теперь Ардай сидел на неудобной, жесткой скамье за низким столом из тяжелых полированных досок в старинной библиотеке города Аша, и читал книгу, которую отыскал на дальней полке. Ещё несколько, тоже про драконов, лежали на краю стола, их принес старик-библиотекарь. Некоторые показались слишком мудреными и потому неинтересными, некоторые имелись у дяди, а эта порадовала тем, что оказалась понятной и даже увлекательной, но вот содержание! Ардай то и дело недоверчиво кривился и качал головой. Хотя, конечно, верил, как же не верить? Чтобы сомневаться в старой книге, надо хотя бы что-то знать наверняка.

Самки дракона откладывают яйцо один раз в жизни. Всего-то? Неудивительно, что драконов становится всё меньше. Получается, каждый драконий детеныш, появившийся на свет – просто драгоценность.

Когда дракон вылупляется из яйца, рядом ударяет молния…

Вот это неправда. Не было молнии. Но братишка заболел, и знахарка сказала – из-за дракона. То есть какое-то лихо случается, необязательно молния.

Только что вылупившегося драконыша нельзя выносить на солнце, зато рядом с ним непременно надо развести огонь в серебряной чаше. То, что чаша серебряная – тоже важно?

И самое главное, над вылупившимся драконышем следует трижды повторить заклинание, а потом читать его один раз в день, на рассвете.

За последним утверждением следовал текст, набранный очень мелко. Все равно, Ардай, вне себя от волнения и любопытства, склонился к самой странице, но – что за дела! Буквы, составляющие текст заклинания, были ему неизвестны. Они совсем не походили на привычный алфавит.

Картинка, изображающая вылупление дракона, тоже удивила. Драконыш, на ней изображенный, был не такой. У него имелись крылышки, чем-то похожие на крылья летучей мыши. Получается, что «их» дракончик и впрямь родился уродцем, потому и умер. Или все-таки не умер? Встретить бы Шалу, может, она сказала бы?

Пропустив часть текста, содержащее нечто многословное и практически бессмысленное, Ардай уперся взглядом в интересный абзац, разъясняющий, как кормить нововылупленного дракона. Дракончика, по утверждению некоего мудрейшего Искада Равиюрта, следовало выпаивать молоком пополам с кровью – о, Провидение! И, громы и молнии, это, конечно, должна быть кровь юных девственниц. По-видимому, драконам необходимо иметь запас этих самых девственниц, без них просто никуда.

Этому надо верить? Драконы так красивы. Великолепны. Они волшебны. С ними можно разговаривать. Они сильнее всех. Но если люди для драконов пища, то все правильно – этих зверей надо убивать, и точка. Убивать при любой возможности. И не совсем понятно, при чем тут честный поединок, это какая-то нелепая традиция. Потому что из книги следует, что хваленое драконье миролюбие – ложь. Где-то же они добывают себе кровь девушек?

Ардай выпрямился, прикрыв ладонью уставшие глаза, а когда опустил руку – вздрогнул от неожиданности: рядом стоял человек. Человек был одет в черное с серебром, его длинные волосы, собранные сзади, темные с обильной проседью, тоже казались черненым серебром. А одежда была хоть и добротной, недешёвой, но изрядно поношенной, оттого черный цвет потерял яркость, был словно подернутым пылью. На груди незнакомца, на серебряной цепи, висел круглый медальон, и даже Ардай понял, что это за вещь. Изображения весов, глазастой совы и клубка змей сплелись вместе на серебряной пластине, вдоль обода шла витиеватая надпись. Перед Ардаем стоял ученый маг в звании личного императорского советника.

Ардай встал и, положив руку на грудь, склонил голову в приветствии.

– Доброго дня и удачи тебе, господин маг.

Тот кивнул в ответ.

– И тебе, имень… Эстерел, – он разглядел гривну на шее Ардая.

Что же, столичному господину известны гербы всех именьских родов империи? Их слишком много. Но маг и императорский советник – без сомнения, особый человек, и голова у него тоже особая.

– Который из Эстерелов твой отец, молодой имень? – голос мага был холодный, сухой, и, в общем, приятный. Но вот что – этому голосу следовало подчиняться. Трудно было сразу сказать, отчего такое впечатление, но оно возникло сразу.

Парень проглотил комочек в горле.

– Я Ардай, сын Гая Эстерела.

– Вот как? Ардай, сын Гая. Что ж, рад знакомству. У твоего дяди, Ильмара Эстерела, тоже есть сыновья?

– Нет, господин. Дядя не женат.

– Понятно. Стало быть, ты – старший сын старшего сына, наследник. А родные братья у тебя есть?

– Да, один брат. Он ещё маленький. Ты, я вижу, знаком с моей семьей?

Быстрая усмешка мелькнула на тонких бледных губах императорского советника.

– Да, нам приходилось встречаться. Я давно сижу в библиотеке, и всё это время наблюдаю за тобой, Ардай, сын Гая. Ты изучаешь книги о драконах. Зачем? Про этих тварей лучше не знать лишнего и держаться от них подальше. И будешь жить долго и беззаботно, как твой отец и дед, – очень явственная насмешка прозвучала в голосе черного господина.

Ардай выпрямился и внутренне подобрался. Насмешничать в адрес его семьи? Определенно, этот паук с медальоном зря так делает…

– У моего отца слишком много забот, но они для меня скучны, господин. Хочу для себя другие.

И это была почти правда.

– Вот как? – приподнял бровь императорский советник. – Так зачем тебе знать про драконов, сын Гая?

– Мне любопытно, вот и все.

– И все? Назови хотя бы три причины, почему тебе любопытно? – не отставал тот.

– Они очень сильны, летают слишком хорошо, и могут слишком много.

– Эта одна причина. Ещё две?

Ардай подумал, что столичный маг не в ладах с арифметикой. Ведь три причины названы! Ну, что ж, раз так…

– Мне интересно. Я вижу их каждый день, но не знаю о них ничего. Это вторая причина. А третья причина, господин – хочу выяснить, что сделали колдуны с сестрой моей невесты. Чтобы я мог успокоить ее.

Эта «третья причина» не была такой уж важной, но следовало что-то сказать, и он сказал.

– Сестра невесты – одна из тех, на кого выпал жребий? – сразу понял советник. – И что же, ты узнал из этой книги что-то, способное успокоить? – снова усмешка блуждала на его тонких губах. Не видя обложки, он уже понял, что за книга раскрыта на столе.

– Не слишком, – признал Ардай.

– Что ж, сын Гая, я рад нашему знакомству. Уверен, оно продолжится и не разочарует нас обоих. Ты уже окончил курс дальконтской школы?

– Я ещё не был в школе, господин маг. Поступлю туда этой осенью.

– Вот как? – бровь советника взлетела еще выше. – Сколько же тебе лет, сын Гая?

– Восемнадцать.

– Ну-ну, – пробормотал маг, и повернулся было, чтобы уйти.

 

– Господин маг!

– Да, сын Гая? – он оглянулся.

– Господин, прости меня, я был чудовищно невнимателен. Я не запомнил твое имя. Как же я расскажу о нашей встрече дяде?

Советник сухо рассмеялся.

– Да, вижу, ты сын своего отца. Слишком много самолюбия и дерзости, слишком мало трезвого расчета. Но ты на самом деле порадовал меня своими ответами. Наша встреча предопределена, сын Гая. А зовут меня Дин Каюб. Так и скажи дяде. И не забудь добавить, что я его непременно навещу.

И маг ушел, легко ступая по старым скрипучим половицам. Ардай посмотрел ему вслед, пожал плечами, и подумал, что вполне обошелся бы без близкого знакомства с этим господином.

Пронзительно скрипнула половица, шевельнулась занавесь на боковой двери – не на той, через которую ушёл Каюб. Та дверь вела на длинную лестницу, а потом – сразу на улицу, а эта, сбоку – во внутренние помещения ратуши. Ардай моментально узнал тонкую руку с серебряным браслетом на запястье, которая откидывала занавесь. Валента, сестра. Он совсем забыл, что та обещала прийти, мало того – сам просил её об этом.

Валента зашла, безмятежная и веселая, и словно споткнулась о его тяжелый, насупленный взгляд.

– Что с тобой, брат?

– Да ничего, – он тряхнул головой. – Просто устал.

Ну, встретил старого знакомца отца и дядюшки, почему это должно портить настроение?

– Понятно, – вздохнула сестра, – и как тебя вообще паутиной тут не затянуло?

Как будто не она сама часами корпела над книжками.

– Я немного побродила по ратуше. А ты заждался? – Валента виновато вздохнула. – Вот, держи, как просил… – она вытряхнула из своей сумки тугой сверток, развернула, это была холщовая куртка, простая, поношенная.

– Ага, спасибо, сестренка, – он сгреб куртку, выудил из кармана пару монеток, оставил на столе для библиотекаря и подтолкнул Валенту к выходу, – убегаем отсюда. Видеть больше не могу эти книги.

Но их путь лежал через просторный зал ратуши, и там Ардай остановился у запертой стеклянной витрины, в которой на задрапированной черной ткани висел клинок без ножен. Драконий меч, драгоценная реликвия Аша. Ардай не первый раз стоял тут и разглядывал этот меч, но сейчас он поневоле смотрел на него уже с другим интересом. Обычная рукоять, удобная, наверное, сам клинок не чрезмерно длинный, как раз по росту достаточно высокому мужчине, но не великану, ни в коем случае. Самому Ардаю такой меч подошел бы вполне. Неплохой меч, но что в нем особенного? И как достать дракона, громадного дракона таким оружием? Это ведь совсем не то, что сражаться с человеком, совсем-совсем не то…

– Господин имень желает взглянуть ближе? – вкрадчиво спросил кто-то рядом.

Ардай вздрогнул, оглянулся – позади откуда-то возник пожилой человек в костюме служителя ратуши.

– Да, я хотел бы.

– Это стоит три дирра, господин имень. Я хранитель меча. Если пожелаешь, открою витрину и ты сможешь взять его.

– Три дирра? Просто за то, чтобы подержать меч в руках?

– Совершенно верно. Правило двести пятьдесят три, – хранитель указал туда, где у входа на каменной подставке лежал свод законов и правил, тоже толстенный фолиант. – Три дирра платит имень, желающий взять в руки драконий меч. Любой другой, не имеющий именьского звания, платит шесть дирров.

– Готов поспорить, что таковых не находилось за последнее время, – пробормотал Ардай.

– Да, я согласен, открой, – добавил он громче и отсчитал деньги.

– Я принесу ключ. Подожди немного, имень, – хранитель не спеша удалился.

– У тебя так много денег, что девать некуда? – тихонько возмутилась Валента, Ардай лишь досадливо отмахнулся и опять принялся рассматривать меч.

Отец, интересно, брал его в руки за три дирра? А тогда, когда приходил сюда со своей горной колдуньей? Она ведь сказала, что меч ненастоящий…

Хранитель тем временем вернулся с ключом на длинной золоченой цепочке. С ним пришли четыре вооруженных стражника, которые тут же встали по двое у каждого выхода – это, получается, не считая того, что каждый вход в ратушу с наружной стороны и так охраняют по четыре стражника, которые стоят навытяжку и салютуют каждому входящему.

Наконец витрина была торжественно отомкнута.

– Ты готов, имень? Можешь взять.

Стражники отсалютовали копьями, поедая Ардая глазами.

– А если я захочу сейчас убежать? – полюбопытствовал он, осторожно снимая клинок.

– Ты будешь убит на месте, – улыбнулся хранитель меча. – Правило двести пятьдесят пять.

Ардай поднес клинок ближе к глазам, разглядывая каждый дюйм. По полотну шел еле видный зернистый рисунок, но не такой крупный, как на дарретских клинках, и на капское оружие тоже не похоже.

Он взял меч за рукоять, взмахнул им, сделал выпад, потом тряхнул мечом, заставив лезвие колебаться. Дрожь, которая вошла в кулак, была не такой, как от капского меча. Действительно, ничего выдающегося. Очень похожий клинок, по весу и качеству, имелся у них в оружейной, и он был не из тех, что отец особо запирал в сундуке. Только такой рисунок на полотне Ардай видел впервые, ну так мало ли чего он еще не видел…

– Это действительно настоящий драконий меч? А может, подделка?

– Подделка?! – хранитель перестал улыбаться. – Настоящий ли меч? Это подлинное сокровище, которым не одну сотню лет гордится Аш! Видишь полоски у рукояти? Их восемь! Этим мечом были убиты восемь драконов! Восемь! А ведь известны мечи, убившие всего двух, трех драконов!

Действительно, на лезвии у самой рукояти были не слишком ровно нацарапаны полоски.

– Я понял. Прости, господин хранитель, – Ардай примиряющее улыбнулся. – Но чем он уникален? Почему я не вижу в нем никаких особых свойств?

– Его особое свойство – убивать дракона, – важно пояснил смотритель. – Будучи драконом, ты бы, наверное, что-нибудь ощутил, господин имень. А может, и нет, мне это неизвестно. Этот меч не должен отличаться от прочего оружия, потому что главное его качество происходит из магических сфер, способностями понимать которые Провидение наделяет лишь избранных…

– Понятно, благодарю тебя, – прервал его Ардай.

Про себя он точно знал, что понимать никакие сферы не способен. И всё же… Это должно быть как-то проще.

– Хочешь подержать? – он протянул меч Валенте, бросив осторожный взгляд на смотрителя.

Тот благодушно кивнул, давая понять, что больше денег не попросит. Валента покачала в ладонях клинок, с такой опаской, как будто тот вот-вот раскалится и его придется уронить, и отдала смотрителю.

– Пойдем, – сказал Ардай. – Поиграли, и хватит. Благодарю, господин хранитель.

А отцовская колдунья сказала, что меч – подделка. Вполне можно предположить, что она что-то смыслила в этих… сферах.

У самого входа. Странно, он не замечал раньше. Узкая, меньше стета шириной, и одной высотой с дверью, эта мозаичная картина была такой же, как и все прочие тут. Должно быть, её постоянно заслоняла она из всегда распахнутых дверных створок. А теперь створки оказались полуприкрытыми, и Ардай увидел…

Там был изображен человек с окровавленным мечом и раненый дракон. Дракон выгнулся, запрокинув голову и распластав крылья, и, наверное, кричал, а на его зов сверху спускался другой дракон. Человек пока не видел того, второго, на его лице была написана радость победы, самое главное: он держал в руке отрубленный конец драконьего хвоста.

– Что это значит? – Ардай повернулся к Валенте.

Та пожала плечами.

– А что такое? Человек сражался с драконом. Мало ли что можно отрубить ненароком…

Отойдя немного от ратуши, в узком переулке, Ардай переоделся. Снял дорогой жилет из тонкой крашеной кожи, в котором щеголял в Аше, плотно свернул и положил в сумку. Надел принесенную сестрой куртку, убедился, что она надежно скрывает широкий тисненый пояс, который был бы слишком приметен на небогатом пареньке из предместья. Сапоги тоже хороши, пожалуй, но с ними проще. Выбрать у обочины место, где пыли больше, потоптаться – вот, в самый раз. И ворот у рубашки застегнуть, чтобы не видно было гривну.

– Хочешь затеряться? – рассмеялась Валента. – Что ты задумал? Так или иначе, я с тобой.

– Сестрёнка, я вовсе не звал тебя, разве не ясно?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49 
Рейтинг@Mail.ru