Единственный дракон. Книги 1 и 2

Наталья Сапункова
Единственный дракон. Книги 1 и 2

– Ах, не звал? – не думала отставать сестра. – Значит, когда тебе помогать, куда же без Валенты, а как прогуляться – иди домой? Нет, подумай хорошенько, разве мне нельзя пойти с тобой? Дома надоело!

– Хочешь в Варгу? – шевельнул бровью Ардай.

Впрочем, он уже сдался. Одета Валента вполне простенько, сгодится. Какая, в самом деле, разница, с ней тащиться на другой конец города или без неё, с ней даже веселее. А насчет того, хранит ли она секреты – так он знает, что хранит. С этим порядок.

– Только имей в виду, придется идти к рынку у Каменных ворот. Поищем кузнеца по имени Червен.

– В такую даль, пешком, по жаре? – поразилась Валента.

– Постой, я же тебя не упрашиваю составить компанию?

– Нет, я просто удивляюсь, почему нельзя полететь? На рынке есть, где посадить руха.

– Потому же нельзя, почему я переоделся, – сердито буркнул Ардай. – Меня запомнит смотритель башни. И упряжь без гербов попробуй отыщи у дяди. Короче, ты идешь?

– Да. Но пожалуйста, скажи, от кого ты прячешься?

Он решил не скрывать.

– Да ни от кого, на всякий случай. Я ищу ведьму. Лесную ведьму, поняла?

– Что? – сестра застыла с приоткрытым ртом.

– Да. Это веселая такая рыжая девушка, очень симпатичная. Я надеюсь, она мне поможет. Только даже не вздумай отговаривать, поняла? Ну что, ты идешь?

Не дождавшись ответа, он повернулся и пошел по улице. Спустя несколько минут Валента догнала его, схватила за руку.

– Я с тобой.

Следовало ожидать. Любопытство родилось раньше всех на свете девчонок.

И тут же он с некоторой досадой подумал, что Эйда с ним не пошла бы, услышь она про лесную ведьму…

Дорогу Ардай отлично знал, ошибиться не боялся, хоть и шел, кажется, по этим улицам впервые. Потому что видел их сверху. Он помнил в подробностях весь город Аш, хоть никогда не задумывался об этом. Сверху, конечно, всё другое. Видно много больше, и, в то же время, не видно многого. Этих щербатых камней на мостовой не видно, и вон того фонтана, скрытого беседкой.

Живот уже сводило от голода, поэтому, заметив на углу торговца лепешками, Ардай направился прямо к нему. Лепешка с соленым творогом и зеленью за полдиррема оказалась чудо как хороша, так что когда Валента отказалась присоединиться, Ардай только обрадовался. Запить этот нехитрый обед можно было лишь водой из фонтана – хвала Ашу, в каком ещё городе найдешь столько прекрасных студеных фонтанов прямо на улице? Ардай низко склонился над каменной чашей, зачерпнул воду горстью, выпил, потянулся еще. И вдруг услышал:

– Доброго дня тебе, тетушка Сарита, – звонко сказала Валента.

Он пролил воду и наклонился ниже.

– Здравствуй, милая, – приветливо ответила Сарита. – Ты что это здесь делаешь одна?

– Я гуляла, заходила в лавки. Дядюшка разрешил купить, что захочу, да и тетушка Мизина дала поручения. Дома сидеть скучно, – сестра говорила сахарным голоском, совершенно ей не свойственным. В другое время Ардай прыснул бы, но не теперь. Интересно, как долго придется сидеть в этой неловкой позе, опустив голову к самой воде и мечтая, чтобы Сарита его не узнала? И он разрывался между двумя желаниями: чтобы Сарита поскорее проваливала куда-нибудь, и чтобы она постояла ещё и рассказала что-нибудь стоящее. Проговорилась, где Эйда, например.

– Ты тоже ходила по делам, тетушка Сарита? – безмятежно продолжала Валента.

– Да, милая. А где же твои покупки?

Какая добрая, вежливая – поразился Ардай. А с ним или с матерью просто ядом брызжет.

– Ой, там столько всего, тяжело. Оставила в лавке, слуга потом принесет, – вывернулась Валента.

– Но тебе не следует бывать одной в этой части города, ты ведь дочь именя. Мизина должна была послать с тобой слугу, – заметила Сарита. – Или вот он – с тобой? – это она обратила внимание на Ардая.

– Он? Нет. По-моему, это какой-то дурачок местный, он тут всем пожелания раздавал. Мне сказал, что я выйду замуж за летучее чудовище, что это, как думаешь? Эй, ты, – Валента хлопнула его ладонью по бедру. – Повтори, что мне сказал.

Ардай хрюкнул и наклонился ниже, теперь его голова почти касалась воды.

– Над этим не смеются, дочь именя, – совсем другим голосом сказала Сарита. – Предсказание безумного – не шутки. О Провидение, храни нас! Непременно расскажи об этом дядюшке. Как же легкомысленны вы, молодые! Добра тебе, Эстерелла!

– И тебе добра, тетушка Сарита, – сказала Валента ей вслед.

Теперь, наконец, можно было выпрямиться. Сестра покатывалась со смеху.

– Спасибо тебе за дурачка! – шутливо поклонился Ардай.

– А как ещё я должна была объяснить, почему ты сидишь тут кверху задом? Напился хоть водицы?

– Расхотелось! А ты нашла, и правда, о чём шутить.

– Ты-то чего бурчишь? Будь это действительно было предсказанием безумного, а так – чего? И как ещё, скажи, я спровадила бы её поскорее? Видишь, как она перепугалась, что тоже страшное предсказание получит…

– Ты молодец, – признал Ардай со вздохом, – кто бы спорил.

– Лучше спроси, откуда она вышла! – Валента прищурилась. – Танцуй! Теперь мы точно знаем, где твоя ненаглядная!

– И где же? – Ардай огляделся по сторонам. – Ну, не тяни! Если всё так, как ты говоришь, я тебе точно спляшу. Готов поспорить, тут не живут родственники Сариты.

С одной стороны улицы – ряд домов, с другой – высокий забор. Он знал, что за забором большая усадьба: дом, службы и сад, но чья она?

– Это монастырь сестер-отшельниц, а при ней школа для девочек, – сказала Валента. – Я была там с отцом. Помнишь?..

Ардай помнил. Кто такие сестры-отшельницы, он представлял себе смутно, да и не интересовался этим вовсе, по правде говоря. Отшельницы – это женщины, которые на первое место ставят уединение, так получается? Ну, и пускай уединяются на здоровье, пусть прячутся за своим забором. А школу при Обители не слишком давно и, говорят, с одобрения самого императора организовала вдова какого-то вельможи из Ита. Вроде бы оттого, что здешняя знать огорчает императора своей невоспитанностью и необразованностью…

Год назад им прислали приглашение, для Валенты. Сама Валента от него не пришла в восторг, но матери идея отдать дочку в школу, как ни странно, понравилась, и отец согласился. Он отправился в Аш обсудить условия, Валента напросилась с ним. И этим все закончилось. Вернувшись, та наотрез отказалась туда поступать.

– Да это просто тюрьма! – заявила она. – И ладно бы просто тюрьма, там ещё ни минутки нет свободной, целый день заставляют заниматься разной ерундой и ещё наказывают, если что не так! Что угодно, только не это!

Отец решил примерно так же.

– Деньги на ветер, – сказал он матери. – Если бы мы собирались отправить дочку в Ит ко двору, тогда, может, и следовало бы учить её чему-то такому. Меня уверили, что без их рекомендации нельзя попасть на придворный бал! Но она туда и не собирается, так? Не вижу смысла портить ей жизнь на год или два. А все ужимки, дворцовые порядки, этикет – тебе ведь без всего этого неплохо живется, милая? Поверь, остальному дочка и дома научится не хуже. И эти сестры-отшельницы – мне никогда особенно не нравились их порядки, ты знаешь, Мия.

– Ты помнишь, как неловко мне было в Ите… тогда? – на глаза матери навернулись слезы. – Но мне простительно, я ведь не дочь именя… как она.

Отец обнял ее.

– Ерунда. Ты лучше любой дочери именя. И моя дочь – лучшая из дочерей всех на свете именей, потому что она моя дочь.

– Да, но если она выйдет замуж! Ты ведь уже думаешь о том, как устраивать её брак?

– О Провидение! – отец рассмеялся. – Брось беспокоиться, Мия. Если она выйдет за вельможу, то быстро всему научится. Но сразу скажу, у меня нет на примете ни одного вельможи…

Все это пронеслось в голове у Ардая, когда он смотрел на высокий каменный забор.

– Эйда может быть здесь, ты полагаешь?

– Полагаю? Конечно. Я уверена! Сарита вышла вон оттуда, из-за угла, парадный вход в школу именно там. Хочешь посмотреть?

– Да нет же. Это и дорого, и вообще… Зачем Сарита стала бы… Эйда всего лишь дочь торговца зерном… – Ардаю все не верилось.

– Да почему нет? Очнись ты! – всплеснула руками Валента. – Они возьмут любую девушку, за которую заплатят. А деньги у Сариты есть, она получила их от нас и от старосты, не забыл? Зато здесь ты ее драгоценную дочку ни за что не достанешь! Нет, она правда сумасшедшая, раз так тебя боится? Я не понимаю.

– Не достану, говоришь?

– Нет, – вздохнула Валента. – Это действительно как тюрьма. А Сарита ещё наверняка предупредила, чтобы к Эйде никого не пускали. Зато девушки из школы посещают балы, я слышала. Но Сарита ведь знает, что мы с тобой будем на балу, я сама ей сказала! Значит, Эйду ты там не встретишь.

Ардай присел на край фонтанной чаши и потер рукой лоб.

– Там есть башни для рухов.

– Да, но эти башни наверняка заперты, по ним не спустишься вниз.

– И там наверняка есть прислуга, можно подкупить кого-нибудь.

– Да там одни сестры-отшельницы! Давай ты успокоишься пока, иначе точно изобретешь какую-нибудь глупость! И вообще, ты хотел разыскать какую-то ведьму, помнишь? Так пошли. Я мечтаю взглянуть на ведьму, тем более она рыжая и симпатичная.

– Да! – Ардай вскочил. – Ей можно заплатить, и она поможет! Это же проще всего!

На рынке у Каменных ворот имелась не одна кузня, а много, целая улица. А найти эту улицу легко было по металлическому грохоту – несмотря на жаркую середину дня, работа здесь кипела. Все двери были распахнуты настежь, у каждой разложен товар, за которым приглядывали мальчишки-подмастерья, или вовсе никто не приглядывал.

– Я ищу одного мастера, однорукого Червена, знаешь такого? – спросил Ардай у первого же мальчишки, одарив его мелкой монеткой.

Тот показал на другой конец улицы.

Кузница была, прямо скажем, маленькой и неказистой, и оттуда не доносился перестук молотков. Ардай зашел внутрь, Валента, поколебавшись – следом. Там дышала жаром печь, и – никого.

 

– Чем помочь, молодежь? – дюжий человек вошёл вслед за ними. – Мы пообедать решили. Желаете скоб, гвоздей, или особого чего?

Кузнец приветливо улыбался и, точно, был одноруким.

– Мир тебе, господин Червен, – поздоровался Ардай. – У меня другая нужда. Не подскажешь, где найти Шалу? Она велела, при случае, у тебя спросить.

Ардай был готов к тому, что кузнец посмеется и скажет, что никакой Шалы знать не знает. Мало ли какой каверзы можно ждать от рыжей? Но нет, кузнец даже не удивился

– Шала тебе нужна? Погоди-ка. Эй, жена! – он выглянул наружу.

Из пристроя рядом показалась женщина с маленьким, перемазанным кашей ребенком на руках, остановилась в дверях, окинула незваных гостей не слишком приветливым взором.

– Жена, тут Шалу спрашивают, не знаешь ли, где она теперь?

– Как где? У наместника во дворце, где же еще! – бросила женщина, и скрылась.

– Ну вот, значит. У наместника во дворце, – повторил Червен. – А больше точно ничего не желаешь? У меня гвозди самые лучшие.

Ардай и Валента переглянулись.

– Ты шутишь, добрый человек? – уточнил Ардай осторожно.

– Нет, – вроде бы удивился кузнец. – А ты разве за шутками ко мне пришел? Что ж сразу не сказал?

– Ну, тогда спасибо, – пробормотал Ардаю. – Понадобятся мне гвозди – приду. Мир тебе.

– И вам мир…

Когда вышли, Валента рассмеялась.

– Что, теперь пойдем во дворец наместника?

– А что, давай сходим, – решил Ардай. – Ты не устала? Я могу сначала проводить тебя домой, хочешь?

– Не хочу, – вздохнула Валента. – Отыскать лесную ведьму во дворце наместника – такое я ни за что не пропущу. А она точно ведьма?

– Даже не сомневайся.

У парадного подъезда дворца, конечно, стояла стража, но к чему им парадный подъезд? Ардай ещё мальчишкой выяснил, как через незаметную калитку, которая редко запирается, попасть на задний двор, а оттуда – в сад, а там уже запертых дверей вообще не встретишь. Он мог бы без труда провести Валенту хоть до главного бального зала, хоть до рабочего кабинета наместника – стражи там, конечно, полно, но тех, кто уже внутри, вряд ли остановят. Но сейчас, пожалуй, следовало попасть на кухню. Правда, Ардай слабо представлял себе, что девушка вроде Шалы может делать на дворцовой кухне. В горничные или прачки она тоже не годится. Может, поискать среди помощников садовника?

Из-за жары все задние двери дворца были распахнуты настежь, и стражник пока им попался только один – он сидел без жилета в расстегнутой до пояса рубахе и пил что-то из большой кружки.

Ардай поймал за руку молоденькую горничную, вроде бы не слишком занятую работой.

– Постой, красавица. Мне нужна помощь, хорошо заплачу, – он потянул из кармана монеты. – Моя сестра недавно стала работать здесь, во дворце¸ пока не знаю, где именно. Ее зовут Шала. Она вот такого роста, рыжеволосая… – он постарался как можно точнее описать внешность ведьмочки.

Горничная такую не встречала, но взялась разузнать. Ее красноречивый взгляд мог бы сказать Ардаю, что девушке интересны не только деньги, ещё она не прочь услужить красивому парню и продолжить знакомство. Он не обратил внимания.

Отыскать садовника и выяснить про его помощников тоже получилось быстро. Оказалось, что помощников-девушек садовник не приемлет, а рыжих – особенно. Оставалось ждать. Хорошо ещё, что во дворе тоже имелся какой-никакой фонтан, из которого можно напиться.

Валента присела на скамью в тенёчке и извлекла из кармана вышиванье – Ардай и не ожидал, что сестра носит с собой рукоделие. Ему тоже следовало чем-то заняться, чтобы не привлекать внимание своим праздным видом, и он взялся помогать мальчишке-дровосеку, коловшему дрова для кухни. Сначала тот колол, а Ардай складывал, потом поменялись.

– Не умеешь, – сделал вывод мальчишка, – эконом тебя не возьмет. Он вредный.

Вот так новость. Ардай-то считал, что неплохо умеет. Впрочем, у дровосека это, действительно, выходило ловчее. Тут смотря с чем сравнивать.

– Ладно, – не стал он спорить. – Мне и не надо. Ты тут при кухне?

– Не-а… Я только дрова…

– Еще где-то работаешь?

– В разных местах, – мальчишка отложил топор и присел. – В ратуше иногда, в некоторых домах. Мне хватает.

И Ардай решил – а почему нет?

– Ты ведь знаешь монастырь отшельниц, это неподалеку от западной стены? – спросил он, и не ошибся.

– Знаю, конечно, тоже там работал. Вообще, туда мой брат ходит рубить.

Ардай подумал – вот оно! Это и есть шанс.

– И как там, расскажи, – попросил он небрежно.

Паренек смерил его взглядом с головы до ног.

– Хочешь к ним? Лучше не ходи. И экономка там злая, и вообще… И говорю же – там мой брат…

– Я брату твоему мешать не собираюсь, не бойся. А экономки всюду злые, – согласился Ардай. – Что там – вообще?..

Их тетушка Мизина тоже среди работников слыла въедливой.

– Эти отшельницы почти все из Ита, и порядки там нездешние, – пояснил дровосек. – Посмотришь – поймешь. Здесь всё проще. Я вот бедный парень, видишь, дрова рублю, что заработаю – то и мое. Но со мной не обращаются так, будто я – сор под ногами. А там, если ты слуга, то и головы поднять не смей. И ни один господин к черной работе не прикоснется. А здесь, бывает, господа и сами себе дрова рубят, если им хочется.

Это была чистая правда. Ни отец, ни мать никакую работу не считали постыдной. Ардая дрова рубить отец и научил когда-то, а мать и сестры не надрывались, конечно, на кухне и на скотном дворе – зачем, на все своих рук не хватит, – но могли и сами сделать работу любой работницы. Так было принято, так жили все вокруг.

– Значит, говоришь, что господа из Ита слишком отделяют себя от всех прочих, – уточнил Ардай.

– Вот именно. И девушек, которые учатся, разделяют. Дочери именей по-другому одеты и они не убирают свои комнаты. Правда, наказывают всех одинаково – запирают в темный чулан, ну, и еще по-всякому. Мне горничные рассказывали. Эта лира-хозяйка ведь поначалу собиралась принимать только именьских дочек, но среди них что-то маловато нашлось желающих. Теперь берут всех, кто заплатит.

– Понятно, – процедил Ардай.

Вот какая жизнь у его Эйды в этой почтенной обители. И всё ради того, чтобы он не смог… А чего, собственно, он не смог бы? Видеть её? Выкрасть? Увезти? Это он непременно сможет. Только оставит на самый крайний случай.

– Как тебя зовут? – запоздало поинтересовался Ардай.

– Ну, я Иствен Ир, а ты кто такой?

– Меня зовут Ардай. Слушай, я заплачу тебе дирр… нет, два дирра, если ты поможешь мне попасть в эту школу для именьских дочек. Что скажешь?

Дровосек Иствен Ир подумал немного и удовлетворенно хмыкнул.

– А это очень просто, если ты не против порубить там дрова.

– Вовсе не против.

– И придётся притвориться хромым. Согласен? Тогда говори, где тебя найти, я все устрою.

На том и порешили.

А Шалу во дворце не нашли, конечно. Всё-таки намутила ведьма…

Вечером, за ужином, Ардай рассказал дяде Ильмару о маге Каюбе.

Дядя не спеша прожевал кусок жареной курицы, и посмотрел на Ардая.

– Дин Каюб, говоришь? Он мне не друг. Да и тебе с ним дружить незачем, – и он подвинул к себе блюдо с салатом.

План проникновения в монастырь блестяще удался, и спустя два дня Ардай попал за высокий забор, окружавший монастырь сестер-отшельниц, а также школу для девушек госпожи Митты, почтенной вдовы господина первого императорского казначея. Маленькая востроносая тетка, зачем-то просветившая Ардая насчет начальницы школы, говорила о ней с почтительным придыханием.

Ардай рубил дрова. Рубил и рубил, уже больше часа махал неудобным тяжёлым колуном под бдительным присмотром востроносой тетки, которая то и дело выглядывала из окошка. Вряд ли это была сама экономка, но что карга редкая – без сомнения. Ко всему прочему рукоять у колуна оказалась неровной, и ладони Ардая уже горели от мозолей. Когда там бал, послезавтра? Вряд ли он теперь сможет явиться туда без перчаток. Взять бы сюда старые кожаные перчатки, так ведь не догадался. И вряд ли дровосеки колят дрова в перчатках…

Что он ожидал? Хоть издали увидеть Эйду. Помахать ей рукой – уже хватило бы для начала. Но нет, до сих пор он видел лишь пустой задний двор, черный вход, ведущий в кухню, и старую, с выщербленными от времени стенами башню для рухов, что возвышалась в десяти шагах. И невысокий забор, что огораживал эту часть двора – через него он вполне мог заглянуть. И еще каргу в окне, из-за которой он не решался слишком явно заглядывать через забор.

А ведь Эйда где-то за этим забором. Или она могла бы, наверное, выглянуть из какого-нибудь окна – он ведь не знает, что за окна сюда выходят. Но если она увидит его, то не узнает. Иствен и Валента потрудились, чтобы обезобразить его до неузнаваемости.

Эйда ведь ждет, что он её отыщет. Не может не ждать…

Слишком длинные штаны мешали, но подвернуть их нельзя – штаны скрывали ремень, с помощью которого Ардай изображал хромоту и кривобокость. Ремень притащил Иствен, и научил, как его носить, перекинув через плечо, пропустив под пояс, через штанину и под пяткой. На плечо, чтобы не давило, Ардай подложил кусок кожи. Ремень оказался неплохой придумкой, без него мудрено было бы так скривиться, а главное, долго выдержать это положение.

Вдобавок лицо Ардая было подрисовано. Уму непостижимо, где Валента раздобыла краски для лица, но её стараниями Ардай стал более смугл, раскос и с нездоровыми синяками под глазами – тот еще красавец. Зато теперь он немножко походил на Иствена – и правильно, «брат» же. И еще стеклянный шарик за щекой, который мешал говорить внятно – на этом настоял Иствен. Чтобы на братца был похож. Не проглотить бы…

Удалось немного рассмотреть башню для рухов – Ардай прикинулся дурачком и понес складывать возле нее дрова. Тут же выскочила карга, накричала на него и показала, куда складывать, но он успел заметить, что дверь заперта не на замок, а на задвижку. Накануне он видел эту башню сверху, и другие тоже, всего их целых три – никто ведь пока не запрещал наездникам летать где угодно, в том числе и над этой треклятой школой-обителью. Так вот, башни сверху затянуты сетью, на них не сядешь. А внизу садиться, во дворе – чревато, что взлететь помешают, уж больно неприветливо тут…

Вот, дрова наколоты. Карга-надсмотрщица уже поглядывала выразительно – дескать, сколько копаться можно? Он убрал площадку от щепок, откатил в сторону колоду, на которой колол, отнес топор на место, не забывая напоследок озираться по сторонам. Нет, всё, всё. И скособоченное плечо ноет нещадно.

Востроносая в окне поманила Ардая рукой, веля зайти. Он зашёл и оказался в маленькой комнатушке-кладовке, там был стол со стульями, мешки стояли, корзины, а сама женщина, оказывается, сидела и зашивала мешок. Ардай неловко поклонился, проклиная всё на свете, и особенно ремень на плече.

– Чтобы я тебя не видела больше, калека, – заявила востроносая. – Разве так работают? Заплачу сполна, помни доброту, – она протянула ему монету в пятнадцать дирремов.

За такую работу – однако! Не прогадали Иствен с братцем, его сюда послав…

Ардай, взяв монету, опять поклонился.

– Иди вон, поешь, – востроносая показала на дверь внутрь дома, и её голос как будто стал чуточку добрее.

–– Благодарю, лира, пусть Провидение будет с тобой, – прошепелявил Ардай.

Он не отказался бы напиться, а поесть – его скоро накормит тетушка Мизина, и уж её обед точно будет что надо.

– Ступай-ступай…

Он прошёл в указанную дверь и очутился в небольшом коридоре, имеющем два выхода. Один – это ступени вниз, и там, определенно, была кухня – тянуло напитанным запахами жаром, и что-то то и дело гремело и звякало. Другой выход вёл куда-то ещё, Ардай похромал туда.

Так, несколько ступеней верх, поворот и ещё вверх… Он попал на длинную галерею, опоясывающую дом. Отсюда были видны ворота и кусок сада за забором: дорожки, беседки, вот две девушки идут в одинаковых зеленых платьях. Но нет, Эйды нет среди них.

Тут скрипнули порота, Ардай встрепенулся и пригнулся, чтобы его ненароком не заметили снизу. В ворота въехал всадник на лошади, следом за ним протопали четверо пеших стражников. И всё бы ладно, но лицо всадника Ардай отлично разглядел – это был его недавний знакомец, императорский маг Каюб. И что же он тут забыл, интересно?

– Куда ты пошёл?! – завизжала снизу востроносая. – А ну иди сюда!

Он, помедлив немного, проковылял вниз, едва не споткнувшись, опять поклонился, чуть не застонал. Ох, плечо…

– Ошибся, лира, прости… – еще и струйку слюны пустил изо рта по подбородку, пусть полюбуется.

«Лира» сморщилась и отвернулась.

– Пошел вон отсюда!

– Кушать хочу, лира, – и он, отвернувшись, пошлепал на кухню.

 

Подумал – попробуй теперь меня выстави. Кто же знал, что придется пожалеть об этом совсем скоро?

В кухне трудились три женщины, одетые в одинаковые коричневые платья и холщовые передники. Одна из них, та, что мыла посуду, вытерла руки и налила Ардаю миску супа. Он несколько раз поклонился в знак благодарности, сел за стол, с краю, у самой двери, и попробовал варево. Было не так уж плохо, но шарик во рту мешал, да и вообще, есть не хотелось. От волнения, наверное. Что здесь, в монастыре отшельниц, делает императорский маг со стражей? В гости пришел?

– Вкусно? – спросила повариха.

Он закивал.

– И что же будет? – вздохнула судомойка, которая теперь вытирала тарелки.

– Да ничего не будет, – ответила третья, в тот момент солившая что-то в большом котле.

Она не спеша размешала, зачерпнула ложкой, подула, попробовала, добавила ещё соли и довольно кивнула.

– Ничего не будет, – повторила она. – Не в первый раз.

– Жалко девочку.

– Нашла кого жалеть – горную колдунью. Поглядим, не обведет ли она господина мага вокруг пальца! Как в прошлый раз, помните? И почему они слетаются сюда, как мухи на пирог?

– Эй, вы потише, – повариха посмотрела на Ардая, который слушал, застыв с ложкой в руке.

Он тут же скользнул под стол, скорчился там и забормотал:

– Боюсь, мухи, мухи, жжжжж… – и подумал, не слишком ли переигрывает, корча из себя придурка.

Повариха заглянула под стол.

– Эй ты, не бойся, мух нет. Вылезай, доедай. И где такого дурачка нашли?

Нет, видно, не слишком. В самый раз. Это ради тебя, Эйда.

Ардай вылез, сел на место и опять принялся болтать ложкой в супе. И вдруг услышал голос Каюба, рядом, в паре шагов от себя, возле кухни. Конечно, он помнил этот голос, ещё как…

– Ты поступила правильно, сестра. Её нельзя запирать в подвале, – сказал Каюб.

И это всё, что можно было расслышать, потому что маг и неизвестная «сестра» прошли мимо. Хлопнула дверь, потом ещё одна, дальше и глуше.

– Ты поел? – спросила повариха.

Ардай замотал головой и энергичнее заработал ложкой. Повариха сняла передник и вышла, тут же её примеру последовала судомойка.

– Ты, мальчик, умеешь посуду мыть? – спросила оставшаяся повариха.

Ардай что-то промычал в ответ. Мыть посуду он сейчас не согласился бы ни за какие богатства.

– Так умеешь? – не поняла та.

Но тут, к удовольствию Ардая, в глубине дома что-то мелодично зазвонило, и женщина отложила работу и тоже скинула передник.

– Подожди меня. И только попробуй что-нибудь стащить! – сказала она, погрозив пальцем, и торопливо убежала.

Ардай сразу отодвинул тарелку. Следовало убираться отсюда подобру-поздорову. Собственно, уже десять раз можно было уйти из этой проклятой обители-школы, ведь работу свою он закончил и деньги получил. Просто уйти, проковылять мимо привратницы, и все дела. Маг приехал, подумаешь. Кому это интересно?

Между тем в коридорчике перед кухней стало оживленно, то и дело мимо пробегали женщины, вот волоком протащили какую-то мебель, и – за что, Провидение? – там опять появился Каюб. Ардай не мог разобрать, что маг говорил. Но он был близко, и говорил, похоже, с кем-то из стражников. И они как будто приближались к кухне.

Ардай огляделся. Спрятаться под стол? Это смешно. Что магу делать в кухне? Совершенно нечего.

Дверь. Справа от Ардая была ещё одна дверь, он сделал шаг, легонько потянул за ручку – дверь бесшумно открылась на хорошо смазанных петлях. А за ней коридор. Длинный.

– Мы заберем её ночью, не раньше, – сказал кому-то Каюб. – Нельзя привлекать внимание. Но тебе не о чем волноваться, сестра.

Тонкий, блеющий женский голос что-то ответил.

Ардай сбросил с плеча надоевший ремень, чтобы не мешал, прошел в дверь и тихо прикрыл её за собой. И вовремя, потому что тут же услышал шаги и голос Каюба в кухне.

– Заприте все двери, – сказал тот. – Все двери, сестра. На всякий случай. Я не знаю, какой силы у неё колдовство…

Слышно было, как ушёл маг, но возня в кухне продолжалась, и вот в замок вставили ключ и повернули. Теперь Ардай был заперт в тёмном коридоре.

– Здесь был мальчик-дровосек, он ушел? – громко спросил в кухне незнакомый, высокий и визгливый голос.

– Да, лира, – чуть запнувшись, ответила одна из кухарок.

– Так ушёл или нет? Узнайте у привратницы!

– Он ушёл! – почти сразу ответили откуда-то снаружи. – Привратница видела!

Значит, привратницы тоже какое-то время не было на месте, и она решила не усложнять себе жизнь излишней правдивостью.

Ардай опять услышал звук запираемого замка, и всё стихло. Он выплюнул, наконец, надоевший шарик, сунул его в карман, и присел на корточки у стены.

Вот же влип в передрягу! Глупее не придумаешь. И что теперь делать? Поднять шум, чтобы выпустили? Не похвалят его, конечно, но и не убьют же?

Ну нет. Тут не совсем понятное происходит, так что какие он неприятности при этом огребёт, только Провидение знает. Успокоиться надо, подождать. Когда-нибудь откроют замки. Может, и удастся потихоньку выбраться, а и не удастся – всё равно, здесь уже не будет Каюба. А обмануть сестер-отшельниц – что ж, до сих пор удавалось, может, снова повезет…

Вот только дома поднимут тревогу, когда он к вечеру не объявится. Если Валента ничего не придумает. Хотя, может статься, что Валента тревогу и поднимет. Хоть бы догадалась сестренка подождать, схитрить, скрыть всё от дяди и тетушки Мизины…

Итак, он в тёмном коридоре. В одном месте на полу лежит полоска света, выбивается из-под двери. Но там ещё есть двери, в разные стороны, он вроде их поначалу несколько заметил, так почему не попробовать, что за двери, заперты ли? А чем кончается коридор? Если тупик, почему окна нет?

Он встал, пошел вперед, тихо, мягко, стараясь не скрипнуть половицей. Как в лесу на охоте. Ладонью вёл по стене. Стена не оштукатурена, голый камень. Ага, вот дверь, запертая, за ней темно и тихо. Через пять шагов – ещё дверь, и тоже заперто, и темно…

И тут он услышал звуки и голоса, из-за той двери, где был свет. И замер на месте, весь обратился в слух. Это совсем рядом…

– Так что, милая, мы поговорим? – спросил Каюб.

– Ты получишь выкуп за меня, – ответила какая-то женщина. – Можешь сам назвать сумму.

– Когда это я гонялся за выгодой? Ты перепутала меня с кем-то, девочка. Ты сама большая ценность. А раз уж оказалась в моих руках… – Ардай расслышал улыбку в голосе мага.

Он сделал осторожный шаг к двери – пол не скрипнул.

– Взять своё – не преступление. Но я попалась. Ты прав.

– Я рад, что в чем-то ты со мной согласна. Это уже моя маленькая победа.

– Нет. Потому что других не будет, маг.

Каюб холодно рассмеялся.

– Почему? Ты в моих руках, и знаешь, что это значит. Ты не можешь сопротивляться. Совсем не можешь. Как тебя зовут?

– Лиолина Дьянна.

– Вот видишь. Не хочешь, а отвечаешь. Скажи ещё раз.

– Лиолина Дьянна.

– А ещё? Скажи пять раз.

– Лиолина Дьянна, Лиолина Дьянна, Лиолина Дьянна, Лиолина Дьянна, Лиолина Дьянна.

– Кто твой отец? Где он?

– Его звали Иман Дьян. Он давно умер.

– Твоя мать?

– Ринна Ивина. Она умерла. Я сирота.

– У твоих родителей есть браться или сестры?

– Нет. Я одна.

– А кто же тогда заплатит выкуп, который ты мне сулишь?

– Я сама.

– О, ты так богата? Одного из соддийских князей зовут Дьян, это твой отец?

– Нет.

– Твой родственник?

– Нет… Да…

– Дальний родственник.

Каюб опять рассмеялся, прошелся по комнате – Ардай слышал скрип половиц под его ногами.

– Я чувствую, Лиолина Дьянна, наши беседы будут содержательны и очень интересны. Это вопрос времени, ведь так?

– Да, это так.

Ардай словно сам ощутил усилие, с которым были сказаны эти слова.

Потом послышался хлопок двери и шаги – в комнату зашел кто-то еще, и женский голос сказал что-то невнятно.

– Хорошо, сестра, уже иду, – ответил Каюб. – не беспокойте пока нашу гостью, пусть поскучает. И не волнуйтесь, она сейчас бессильна.

– Не ошибайся на мой счет, маг, – подала голос пленница, а ведь без сомнения, что она была именно пленницей.

Ардай мысленно обозвал её дурой. Потому что в её положении куда лучше, чтобы маг ошибался. Вот сидела бы и помалкивала.

– Да? – рассмеялся Каюб, и смех его теперь показался не таким сухим и холодным, как раньше. – Не беспокойся сестра. А ты, девочка, ну-ка произнеси свое имя сто раз.

– Лиолина Дьянна, Лиолина Дьянна … – начала пленница.

– Видишь, сестра, как её зовут на самом деле? Хорошо, пойдем. А ты продолжай.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49 
Рейтинг@Mail.ru