Жена Чудовища

Наталья Сапункова
Жена Чудовища

Глава 1. Нежданная невеста

Во дворе замка стояли кареты, много карет, словно не две невесты уже явились в Нивер, а двадцать две.

– Ты дрожишь, Тин, – леди Фан накрыла своей рукой руку Тьяны, – можем прямо сейчас уехать.

– Не можем, тётя, – упрямо возразила Тьяна, – мы не затем добирались так долго.

Только упрямство у неё и осталось, потому что, по правде говоря, остальные чувства в дороге иссякли. Иссякли мужество, страх грядущей бедности, дочерний и сестринский долг, и голос крови, который твердил, что отцовский замок и земли надо сохранить за своей семьей. И любопытство, которого, прямо скажем, было совсем чуть-чуть…

Увидеть своими глазами Чудовище замка Нивер.

Лет десять назад она услышала про него впервые, рассказал кто-то из гостей отца: о том, что один из сыновей герцога Нивера похож на зверя, а не на человека. Он воистину кошмарен на вид. Доказано, что это результат колдовства. Должно быть, герцогская семья серьезно провинилась перед Всевышним…

Все слушали и ужасались, а юной Тин, которая тоже ужасалась, очень захотелось увидеть этого несчастного хотя бы в щёлочку. Только чтобы он, конечно, её не заметил. Говорят, не стоит дразнить судьбу неуместными желаниями – теперь она приехала сюда в качестве одной из невест лорда Валантена Айда. Который и есть то самое Чудовище.

Кто-то стукнул снаружи в окно кареты:

– Баронесса Рори?

Тётя приоткрыла дверцу:

– Я леди Фан, сопровождаю эссину Тьяну Рори.

– Понятно. Добро пожаловать в Нивер, леди.

На встречающем была шляпа с узкими полями и зеленый кафтан поверх такого же зеленого камзола.

– Меня зовут Доннан, леди, я помощник управляющего. Соблаговолите следовать за мной, ваш сундук отнесут, – он с вялым любопытством скользнул взглядом по Тьяне.

Мощёный тесаным камнем двор оказался мокрым, кое-где стояли лужи и пришлось подбирать подолы, чтобы не запачкать – недавно прошел дождь. Впрочем, небо уже очистилось и воздух был приятным и свежим.

– К сожалению, вы припозднились, леди. Две невесты прибыли вчера и уже встретились с лордом Валантеном, – заметил между делом помощник управляющего.

– И что же, как прошла их встреча? – не удержалась леди Фан.

– Очень хорошо, леди. Лорд Валантен очарован, э… обеими невестами очарован, леди. Пожалуйте сюда, – он опять коротко взглянул на Тьяну, пропуская их в высокие, окованные начищенной медью двери.

Они прошли коридором, поднялись по лестнице и оказались на просторной галерее, выходящей открытой стороной… о, там было море, голубое, спокойное, бескрайнее. Доннан невозмутимо шёл дальше, за ним леди Фан, а Тьяна, не удержавшись, остановилась у перил.

Великолепно. На море, должно быть, можно смотреть бесконечно долго. Неужели их окна тоже будут выходить на море?

С противоположной стороны на галерею вышли несколько человек: мужчина, толстый и важный, в строгом костюме из тонкой чесучи, две женщины в шитых серебром платьях, и девушка, прелестная, с золотистыми волосами, в пышном дневном платье из шуршащего шёлка. Собственно, не слишком интересное зрелище представляли собой эти четверо, чтобы оторвать ради них взор от прекрасной морской дали, но Тьяну словно толкнули в бок, и она посмотрела. Конечно, мимо шествовала ещё одна невеста Чудовища… лорда Валантена, то есть. Соперница. Это так же понятно, как если бы было вышито на корсаже её платья.

Такая красивая, такая нарядная была эта девушка. Незнакомая. Так гордо она проплыла мимо. Тьяна в своем простом дорожном костюме рядом с ней смотрелась служанкой. Спутники незнакомки снисходительно мазнули взглядами по Тьяне и леди Фан, не найдя в них ничего стоящего внимания. Они прошли, тётя проводила их взглядом и пожала плечами, как бы говоря Тьяне: ну а чего ты хотела, глупенькая? Думала, тебя ждут с распростертыми объятьями?

Кстати, издалека девушку можно было бы принять за Дивону, если бы не такое чудесное платье. Неужели все невесты, выбранные королем для Чудовища, почти на одно лицо?

– Следуйте за мной, леди, – сказал Доннан с некоторой досадой, – прошу, не отставайте.

Видно, тоже не сомневался, что ей тут делать нечего. Одно беспокойство для прислуги, вот кто они сейчас в замке Нивер.

Окна их покоев не выходили на море, но это мелочи, конечно. Леди Фан первым делом уселась за стол, выдернула из бювара чистый лист и, обмакнув перо в чернила, принялась писать. Потом она вызвала горничную.

– Передай это скорее герцогу, пожалуйста, – она вручила девушке записку вместе с мелкой монеткой, загодя извлечённой из кошелька, – постарайся. И скажи там заодно кому следует, чтобы нам принесли горячей воды.

Видимо, девушка постаралась, потому что воду скоро принесли, а саму леди Фан пригласили к его милости герцогу – та едва успела умыться и переодеться из дорожного платья в строгое и чуть кокетливое шёлковое, уместное для такого визита. Это было красивое платье, и оно очень нравилось Тьяне… уже лет пять или шесть, как нравилось. Мамина сестра леди Фан, или всегда неунывающая тётя Элла, не была так стеснена в средствах, как семейство Рори, но и она нечасто покупала себе шёлковые платья.

Вернулась леди Фан с плохой вестью.

– Тин, девочка моя, – она взяла Тьяну за руки, – невеста уже выбрана. Мы опоздали. Зато мы остаёмся на праздник… будет бал, потом свадьба и снова бал… ты только представь! И ещё охота, прогулки, ты развеешься, повеселишься, познакомишься с множеством благородных господ. Как хорошо, что мы приехали, правда?

– Замечательно! – обрадовалась Кора. – Эссина Тин, вы не должны отвечать за всех! За чужие глупости… простите, миледи, – девушка смутилась, но упрямо закончила, – это было бы несправедливо. Зато на балу всё равно побываете, раз уж у вас новое платье!

За новое бальное платье заплатила тётя Элла. И шилось оно на сестру, на Тьяну пришлось спешно его подгонять, и хорошо ещё, что она тоньше Дивоны – надо было всего лишь ушить, а не расставлять корсаж. И чтобы приехать сюда, они заняли сто дреров у ростовщика. Да уж, замечательно…

Ещё недавно всё было хорошо. Их доходов хватало, чтобы жить сообразно положению, ездить иногда в гости к соседям и принимать их у себя, выбираться на Большой Королевский турнир раз в год, весело справлять Новогодье с большим костром, с поездкой на охоту и на бал в Ратушу. Что поделаешь, когда-то предкам Рори достались не самые плодородные земли.

Отец умер, бароном стал старший брат, и в первую же зиму, сбежав праздновать Новогодье вдали от матушкиных наставлений, он проиграл в кости их пятилетний будущий доход. Теперь брат в долговой тюрьме, сломлен и болен, а матери, которая бросилась занимать деньги на любых условиях, их просто никто не давал. Это было рискованно, у брата нет наследника, так что после его смерти титул и майорат уйдут к дальней родне, а баронесса с дочерями останутся ни с чем.

Они уже почти свыклись с нуждой и отчаяньем, научились скрывать их, насколько возможно, тем более что главные беды всё-таки ожидались в дальнейшем. Пока они ещё жили в своем замке и были хозяевами на своей земле.

Три месяца назад в Рори привезли письмо от короля. Привез двоюродный брат отца, служивший на небольшой придворной должности в столице. В письме его величество Клайдергар предлагал баронессе Рори доставить старшую дочь, эссину Дивону Рори, в замок Нивер для представления герцогу Ниверу, который подбирает супругу для младшего брата.

Все сначала изумились: с чего бы герцогу брать в невестки дочь небогатого барона? А Тьяна сразу вспомнила ту давнюю историю. Что второй сын герцога родился похожим на покрытого шерстью зверя.

– Супругу для Чудовища? – спросила она неосторожно.

– Придержите язык, юная эссина! – поморщился дядя, – лорд Айд родной брат герцога. Обращать внимание на недостатки внешности таких особ – дурной тон.

Дивона, побледнев, медленно сползла по стенке – она тоже сразу поняла, о ком речь. Мать и тётя Элла, как раз гостившая в Рори, бросились к ней и принялись приводить в чувство, прибежала Кора с холодной водой в чашке…

Дивона с Тьяной немало вечеров посвятили болтовне про лорда Чудовище и фантазиям, на какого зверя тот на самом деле похож. Тьяна даже рисовала его угольком. Ей всегда нравилось рисовать.

– Портрет Дивоны понравился королю, – сказал дядя, обращаясь теперь больше к Тьяне, которая так и застыла посреди комнаты, не участвуя в суматохе, – он считает, что и лорду Айду она тоже понравится.

– Ох, – мать закрыла руками лицо, – мы ведь можем сказать, что Дивона уже помолвлена и день свадьбы назначен?

– Вы глупые курицы, – тихо сказал дядя, – уберите отсюда девочек, давайте сначала поговорим. Зачем их вообще позвали?

– Да, действительно, – леди Фан просительно посмотрела на Тьяну, – дорогая, уведи сестру, успокой её и сама не тревожься.

Та сразу послушалась, вдвоем с Корой вывела Дивону из комнаты, но сразу за дверью шепотом велела служанке справляться самостоятельно. А подслушивать необязательно под дверью, в соседней каморке есть окошко, закрытое со стороны комнаты старым гобеленом. Было отлично и слышно, и видно.

– У лорда Айда уже было две жены, если не ошибаюсь? – сказала тётя Элла.

– Ошибаешься, кузина, – отрезал дядя. – У него была всего одна жена. Бедняжка умерла от родов. А вторая… они ещё не успели пожениться. Она ехала домой после помолвки, и карета опрокинулась на мосту. Такое случается.

Тьяна застыла в ужасе. Да, это именно так и следует понимать: жён лорда Айда преследует рок! Или то самое заклятье, которое обезобразило само Чудовище?

– Десять тысяч золотых дреров, – спокойно и четко сказал дядя. – Повторить? Десять тысяч. Золотом. Получит семья следующей супруги лорда Валантена Айда. Вы поняли, кузины? Десять. Тысяч. Ты, Мерит, заплатишь долги своего никчемного мальчишки и назначишь какое-никакое приданое остальным девочкам. Помнишь, дорогая, что кроме Дивоны у тебя их ещё четыре? Какая жизнь их ждёт после того, как вы потеряете Рори? А ещё твой сын харкает кровью, говорят. Так что потребуются деньги и на его лечение, и на то, чтобы его женить и не выпускать отсюда, пока он не произведёт наследника мужского пола. Потому что в противном случае вы всё равно рано или поздно потеряете Рори.

 

Мама заплакала, закрыв ладонями лицо.

– Не надо так, прошу, кузен, – сказала тётя.

– Почему же не надо, кузина? Всё именно так и есть. И вот что ещё, дорогая: король послал такое предложение по меньшей мере семи девушкам, чтобы у лорда Айда был выбор. Невеста должна быть привлекательной, девственной, хорошо воспитанной, её отец должен иметь титул не ниже баронского. Так что ваше теперешнее согласие – лишь попытка, которая даёт шанс получить десять тысяч дреров!

Мать и тётя молчали, мать продолжала плакать.

– Наконец, стать матерью будущего герцога Нивера дорогого стоит, – добавил дядя.

– Что, кузен?.. – голос тёти дрогнул.

– А как вы думали, зачем нужен этот брак? Ради наследника Ниверов! – дядя понизил голос, – ходят слухи, что сам герцог не может иметь детей. После детской болезни. А прибегать к услугам колдунов в этом вопросе они не желают, есть, видимо, причины. Вся надежда на лорда Валантена.

– На Чудовище?!

– А что? Его жена умерла родами. Ребенок тоже умер, но он был обычным младенцем без признаков проклятья. Значит, лорд Валантен может иметь здоровых и красивых детей, если его супруга сумеет произвести их на свет. Так что же вы думаете, войти в такую семью, заполучить такую родню и такие связи – это пустяк?

Мама перестала плакать, тётя Элла прошлась по комнате, сказала задумчиво:

– Мне рассказывали, что его никто не видел, он прячется от людей. И что он не очень похож на человека.

– И всё равно, рискнуть одной дочерью, чтобы спасти остальных – разве оно того не стоит? – сказал дядя уже как-то устало.

Тьяна отодвинулась от окна. Она услышала достаточно.

– Послушай, это будут смотрины! – сказала она потом удручённой сестре. – Это не предложение лично тебе. Ты можешь не понравиться. Зато съездишь в Нивер. Тебе не надоело сидеть в Рори и носа никуда не высовывать? Я бы съездила.

Конечно, денег на поездку не было. Но раз их всё равно придётся достать, чтобы исполнить приказ короля?..

– Так поезжай. Я не хочу рисковать, – помотала головой Дивона. – Я лучше прыгну с башни, чем выходить за Чудовище.

Тем же вечером Тьяна предложила заменить сестру в поездке. Нет, тогда она не собиралась жертвовать собой, а всего лишь хотела побывать в Нивере, развлечься и взглянуть на Чудовище. Но её предложение решительно отвергли, – раз король выбрал Дивону, то ехать должна Дивона и никакие замены тут неуместны.

Сестру уговорили, впрочем. Убедили. Она сдалась и на всё согласилась. Дядя сам ссудил им часть денег. Дивоне заказали платья и белье, купили кое-какие вещи, чтобы не было совсем уж совестно показаться в герцогском замке. К тому времени уже было известно, что невест осталось только пять.

За десять дней до отъезда Дивона сбежала со своим давним поклонником, вторым сыном соседнего лорда, который пока не сватался официально и женихом не считался. Его семья тоже не одобряла случившееся. Тем временем Тьяна о многом успела передумать, а ещё нежданно подешевели сено и шерсть, продажа которых давала Рори основной доход, пал любимый вороной конь покойного отца, приехал староста из деревни и слезно просил баронессу пригласить хорошего колдуна из города, потому что у крестьян начал болеть скот. Письмо от брата, которое все они трепетно ожидали со дня на день, тоже не обещало приятных известий.

– Я поеду в Нивер и постараюсь выйти замуж за Чудовище, – решительно заявила Тьяна.

Теперь она не думала о том, что поездка будет прогулкой. Она собиралась именно быть выбранной, выйти замуж. Как?..

Это Тьяна представляла себе смутно. Но она постарается.

– Тин, Тин, не уезжай, пожалуйста! – закричала Кая, сама младшая сестра.

– Но ты ведь не Дивона, девочка моя, – мама опять заплакала.

– Нас не выгонят, я думаю, – покачала головой леди Фан, – в крайнем случае пригласят на бал. Не пропадать же новым платьям. Но это слишком серьезный шаг, понимаешь, Тин? С трудностями можно справиться как-то иначе.

– Не пропадать же новым платьям! – отважно улыбнулась Тьяна.

Хотя новые платья, оставленные сестрой, беспокоили её меньше всего. А невест теперь было только три, считая с ней, с эссиной Рори – об этом написал им дядя из Гарратена. Из-за платьев они и задержались, и теперь получили бесповоротный отказ. Невеста уже выбрана.

– Тётя, а давай спустимся в парк? – предложила Тьяна, – интересно, тут можно выйти к самому морю?

– Через парк?.. – тётя пожала плечами, – не думаю, милая. И мне нужно написать письма, скоро уходит почтовая карета. Если хочешь, пройдись одна, но не сходи с главной аллеи.

Уже другая горничная проводила Тьяну вниз, к выходу в парк.

– Пожалуйста, эссина. Видите вон ту башню? Перед ужином на ней поднимут синий флаг, а чуть позже пробьют в барабан. Хорошей вам прогулки, – девушка поспешно закрыла дверь и убежала, это было хорошо слышно.

Тьяна оглянулась. По лестнице поднимался молодой человек, привлекательный, хорошо одетый. Он без интереса посмотрел на Тьяну и скрылся в дверях. Это от него горничная сбежала, как испуганная белка?

Глава 2. Помолвка

Гулять по главной аллее было скучно. Тьяна свернула на боковую дорожку и не спеша дошла до ажурной кованой калитки в каменной стене. Дорожка продолжалась и за ней, но уже не казалась такой ухоженной, как по эту сторону забора. А калитка была приоткрыта…

Пологий спуск превратился в своего рода лестницу из широких каменных плит – несколько шагов вперед, один вниз, опять несколько вперед. Но идти было легко, и Тьяна отбросила сомнения – она всегда успеет быстро вернуться. К тому же море показалась внизу, вот ещё немного…

Скоро она очутилась на широком каменистом берегу, кругом были нагромождения скал, к воде вёл узкий проход. И никого, совсем никого вокруг. Высоко подобрав юбку и осторожно, чтобы не споткнуться, Тьяна принялась пробираться к воде. И вдруг…

Какое-то массивное тело легко и почти неслышно спрыгнуло откуда-то сверху прямо перед ней, в нескольких шагах. От неожиданности Тьяна отпрянула, всё-таки споткнулась и упала, и закричала, и даже постаралась отползти немного, с ужасом глядя на животное, которое…

На животное?..

Его мохнатая бурая шкура с рыжими подпалинами была мокрой, с неё ещё стекала вода. Он медленно оглянулся… да, только что ловкий и подвижный, теперь, услышав Тьяну, он двигался очень медленно.

Его морда… нет, его лицо тоже было покрыто короткой шерстью. И это, конечно, было никакое не животное. Глаза… Тьяна вздрогнула, когда со звериного лица на неё глянули никак не звериные, а человеческие глаза: зеленоватая радужка, с двух сторон окруженная белым, как у людей.

Чудовище.

Так же медленно человек-зверь отвернулся, и Тьяна услышала:

– Вам уже лучше, эссина? – голос был низкий, немного хриплый, но, определенно, человеческий, – сможете встать самостоятельно?

– Да-а… – выдохнула Тьяна и поднялась сначала на колени, потом на ноги, придерживаясь за камень, это вышло ничуть не изящно и недостойно благородной эссины.

Человек-зверь всё же наблюдал за ней искоса.

– Теперь повернитесь и уходите отсюда той же дорогой, которой пришли, эссина. Сможете по пути не упасть в обморок? – явная усмешка в его голосе разозлила Тьяну.

– Простите, милорд, – наконец она сообразила обратиться, как должно, – я не хотела. Это получилось случайно. Мне очень жаль, поверьте.

– Вы понимаете, в какую сторону вам сейчас следует идти, эссина?

– Да, милорд, – кожаная подошва туфли скользнула по камню, отчего Тьяна опять чуть не упала.

– Гм. Дышите глубже, – заметил лорд Айд. – И не бойтесь так. Я не кусаю юных дев, хоть они, возможно, и вкусные, – и он ещё вздумал шутить…

– Я не боюсь, милорд! – Тьяна невольно повысила голос. – И не падаю в обмороки. Я просто оступилась. Ещё раз простите, милорд, мне действительно очень жаль.

– Я вас уже простил. Вы собираетесь уходить или нет?

Тьяне, по правде говоря, не хотелось уходить вот так, даже не поглядев толком на брата герцога. Раз уж им повезло случайно встретиться. И почему он сразу её прогоняет? Почему бы им не поговорить немного? Он разговаривает, как благородный человек. Будет хотя бы что рассказать сестрам…

– Простите, милорд, – она кашлянула, чтобы голос стал звонче, – простите, но я ехала сюда, как ваша возможная невеста, и была готова не бояться вашей… не совсем обыкновенной внешности, милорд. Я испугалась, потому что не ожидала никого здесь встретить, а вы появились так внезапно. И я немного разочарована, что вы отказали мне даже в официальном свидании, а ведь нам пришлось проделать немалый путь, причём по вашему приглашению. Так почему бы нам сейчас… я хочу сказать, просто не поздороваться, хотя бы?

– Гм… – вот теперь в его голосе появилась некоторая растерянность, – вы тоже невеста? Эссина Рори, верно? – и вдруг он коротко рассмеялся. – Хорошо. Пройдите немного вперед, прошу вас. Только не оборачивайтесь. Мне нужно одеться.

Тьяна послушно прошла несколько шагов вперед. Мгновением позже она судорожно вздохнула и ощутила, как щеки наливаются жаром…

Да, он ведь был раздет. Он встал спиной к ней, потому что…

О, Пламя Творящее!

Она донимала разговорами неодетого мужчину, который перед этим недвусмысленно попросил её удалиться?

Но в том-то и дело, что Тьяна не отнеслась к нему, как к мужчине, потому что он не похож на обыкновенных мужчин. И она даже не подумала, что он раздет, ведь он одет своей шкурой, одет так, что не видно и кусочка голой кожи. И тем не менее он – мужчина, за которого она собралась выйти замуж. И который предпочёл ей другую. И уж конечно, себя он воспринимает не как зверя.

– Пожалуйста, повернитесь ко мне, эссина Рори, – услышала Тьяна тот же низкий, чуть глуховатый голос. – Тут мало места, мне не хотелось бы нечаянно вас задеть.

Она повернулась, не без опаски взглянула вскользь. Лорд Айд остался босиком, но надел штаны и легкую, просторную полотняную куртку с завязкой на поясе, похожие по крою куртки, только шерстяные, носили в холода работники в Рори.

Ничего удивительного, если тесный, по нынешней моде камзол ему не по вкусу.

– Итак, добрый день, эссина Рори. Надеюсь, вы простите мне некоторую вольность в одежде. Я не ждал гостей.

– Конечно, милорд, – сказала она тихо.

– И мою неосторожность тоже простите. Я вас сразу не заметил. Здесь не должно быть посторонних, так что я не смотрел по сторонам.

– Я понимаю, милорд.

– Нас должны бы представить друг другу, эссина, но раз обстоятельства сложились именно так, что же… Я, как вы поняли, лорд Валантен Айд, – он наклонил голову.

– Меня зовут Тьяна Рори, я дочь барона Рори, из Скарата, милорд.

– Тьяна Рори? – удивился он. – Здесь ждали Дивону Рори, насколько я помню.

– Дивона моя сестра. Старшая сестра. Она не смогла приехать, поэтому я её заменила.

– Гм… – лорд Айд внимательно смотрел на неё. – Я не только не отказывался от свидания с вами, я даже не знал о вашем приезде. Теперь понятно, почему. Тьяна – это прекрасное имя, эссина, но, боюсь, оно никому здесь не нравится. Тьяной звали мою покойную мать, которая, как считают, принесла несчастье роду Айдов.

Действительно, это что-то объясняло.

– Я поняла, милорд, – она совсем растерялась и не решалась поднять на него взгляд. – Простите, мы не знали этого.

– А как вы сюда попали, эссина Тьяна? Не через забор же перелезли? И зачем?

– Нет, конечно, я не лезла через забор. Калитка была открыта. Я просто хотела к морю.

Внезапно Тьяна разозлилась на собственную робость. Она ведь не виновата, что носит именно это имя. В том, чтобы заменить сестру при брачном предложении, нет ничего особенного. Она не годится в жены этому… лорду Айду? Ну и замечательно. Он тоже не мужчина её мечты!

Но он ни в чём не виноват. И действительно не кусается.

И она посмотрела прямо ему в… лицо. Это не было мордой зверя, даже подумать так ей показалось нелепым, потому что человеческие глаза смотрели на неё с пониманием и легкой усмешкой. И она не содрогнулась и не захотела сразу отвернуться. Скорее, стояла и разглядывала его, стараясь запомнить облик – потом можно будет нарисовать. Даже пожалела, что прямо сейчас под рукой нет бумаги и рисовального угля.

Волосы на его голове были густые и длинные, до середины спины, и немного вились, хотя от остальной шерсти они отличались разве что длиной. Узкий, почти человеческий нос, тонкая темная, почти черная кайма губ, немного раскосые глаза и человеческая посадка головы. Шея была довольно толстой, а плечи широкими, слишком развернутыми, слишком человеческими. Фигура же в целом – мощной, угловатой какой-то, босые ступни ног – просто огромными, с немного загнутыми темными когтями. Он на её глазах ловко спрыгнул с высокой скалы. Он очень странно выглядел и для человека, и для зверя, этот лорд Айд. Как будто кто-то с помощью злого колдовства перемешал, сплавил вместе в одном котле черты разных зверей и добавил к ним человеческие…

 

Хотя почему «как будто»? Скорее всего, так оно и было. И вот что ещё: с некоторым замешательством Тьяна поняла, что вовсе не считает этого лорда-зверя ни кошмарным, ни уродливым, ни просто неприятным. Он был даже в чем-то привлекательным – но по не по-человечески. Не как мужчина, за которого нужно выйти замуж. Но ведь от неё этого уже и не требуется, правда?

Их взгляды встретились, и Тьяна вдруг увидела в глазах Чудовища удивление. Да-да, он был удивлен.

– Вы больше не хотите подойти к воде? – спросил он и посторонился, давая дорогу, – пойдемте. Заодно можем поговорить. Я ведь должен вам свидание и беседу? Не бойтесь меня, эссина Рори.

Это всё было вопиющим нарушением приличий. Им нельзя встречаться наедине, их должны были официально представить друг другу. Только теперь-то к чему об этом беспокоиться?

Она прошла мимо Чудовища, к морю.

У самой воды была полоса мелкой разноцветной гальки шириной в несколько шагов. А море… оно раскинулось перед Тьяной, тихое, спокойное, блистающее легкой рябью, прозрачное у самых её ног и дивное в своем смешении синевы и зелени – дальше, до самого горизонта. Оно было таким разным – где-то освещенное солнцем, где-то в тени туч, скопившихся теперь в одном месте, справа у дальнего края неба, – как сор, который горничная смела веником.

От моря, даже такого послушного и ласкового, шаловливым котенком норовившего достать туфельку Тьяны, всё равно веяло невероятной мощью, словно кто-то большой, опасный, сильный прилег отдохнуть тут и пообещал вести себя хорошо.

Морю-котенку, видно, надоело попусту дразнить Тьяну, и очередной волной оно достало её, плеснуло на подол и на туфельку.

– Идите сюда, эссина, – позвал её лорд Айд.

Он уже принес откуда-то темный шерстяной плащ и постелил на плоский камень.

– Вот, присядьте. Прошу вас.

Она села на плащ, стараясь спрятать мокрый подол. Похоже, туфля тоже промокла.

– Вы не против, если я сяду позади вас, и мы поговорим?

– А почему позади, милорд? – простодушно удивилась она, – разве так нам будет удобно разговаривать?

– Гм… то есть, я не смущаю вас своим видом? И не пугаю?

– О нет, милорд, – она спокойно посмотрела ему в лицо, давая понять, что пугаться тут нечего.

И это было действительно так, в конце концов.

– Хорошо, эссина, – он сел перед ней в паре шагов, прямо на гальку, непринужденно обхватив рукой колено.

Его ноги были почти по-человечески длинны. А в целом это был большой, расслабленный, сильный зверь, и при этом готовый, кажется в любой момент прыгнуть. Зверь с очень выразительными человеческими глазами… это единственное, что немного смущало. Точнее, это дарило ощущение, что перед Тьяной сидел человек в маске и карнавальном костюме.

А цвет глаз лорда Айда был смесью синевы и зелени. Как цвет моря там, где на воду падают солнечные лучи.

– Эссина, почему не приехала ваша сестра, Дивона Рори?

– У неё был жених, милорд, хотя помолвку и не заключали. Они поженились без согласия родителей, – опустив голову и осторожно подбирая слова, объяснила она.

И увидела, как он быстро улыбнулся, показав клыки гораздо длиннее остальных зубов. И невольно вздрогнула. Он заметил и слегка нахмурился, сжал губы. Потом сказал:

– Говоря проще, они убежали. Но вашему семейству нужны деньги, поэтому решили не упускать такой случай. И пришлось приехать вам. Да, видите ли, я интересовался своими «невестами». Единственный и любимый брат очень вас подвёл.

Она стиснула в кулаке ткань юбки и посмотрела прямо ему в глаза.

– Да, милорд. Всё именно так.

– Вы сразу согласились быть проданной, или долго плакали, убивались и в конце концов позволили себя уговорить?

Вот это уже было грубо. И обидно. Разве она дала ему повод?..

– А вы как думаете, милорд? – она постаралась взглянуть на него как можно холоднее.

– Я хочу услышать ответ. Пожалуйста, эссина.

– Я сама захотела ехать вместо сестры. Как вы верно заметили, нам очень нужны деньги. Рори – майорат. Вся надежда на брата.

– Я понимаю. Говорите, что решили ехать добровольно? Вам этого даже не предлагали? Не уговаривали?

– Не предлагали. Ведь сам король выбрал сестру, – пробормотала Тьяна, – я сразу сказала, что могу заменить её, но об этом и слышать не хотели.

– Да, король выбрал, – кивнул лорд Айд, – взял на себя этот труд. Он считает, что знает всё о моих предпочтениях. Я ему благодарен за заботу, конечно.

Кажется, в его глазах мелькнуло веселье.

– А он… знает? – зачем-то уточнила Тьяна и опять покраснела.

Странный, неправильный у них получался разговор!

– Да, пожалуй.

То есть он сейчас однозначно сообщил Тьяне, что она ему не нравится.

– Значит, вы сами предлагали себя на место сестры? А почему, эссина?

Тьяна вздохнула. Он желает слышать правду? Хорошо, пусть получает.

– Потому что я боялась вас намного меньше, чем Дивона, милорд, – она теперь смотрела на него прямо, не опуская глаз. – И потом, раз невест много, то шансы выйти за вас замуж были не слишком велики. Зато мне хотелось приехать в Нивер. Мы последнее время редко где бывали, милорд.

– Я понял, – и он беззвучно рассмеялся, запрокинув голову.

Опять показались клыки, но не испугали Тьяну – она уже знала о них.

– Вы боялись меня намного меньше, – задумчиво повторил лорд Чудовище.

– Прошу, не обижайтесь, – вздохнула Тьяна, – сказать, что я совсем не боялась вас было бы ложью, конечно. Вы ведь понимаете, какие слухи ходят о вас по Грету, – она внезапно умолкла, раскаиваясь, что сказала лишнее, – простите, милорд.

Он взглянул на девушку, его глаза по-прежнему смеялись, и она перевела дух, улыбнулась.

– И всё же я не очень понял, вы намеревались ни в коем случае не стать моей избранницей? Или вы отважная маленькая птичка, решили пожертвовать собой ради семьи и всё же выйти за меня замуж?

В конце концов, это было ужасно с его стороны, говорить с ней так прямо и откровенно!

Он внимательно и вместе с тем требовательно смотрел на Тьяну, ждал ответа. А ей не хотелось его обманывать.

– Я хотела выйти за вас замуж, милорд, – со вздохом признала она. – Да, чтобы помочь семье. Вы знаете, почему.

– Значит, вы всё же отважная маленькая птичка. Хотите навеки отдать себя мне, кошмарному созданию, немного напоминающему человека. И всё это ради ваших близких. Вы спасёте их ценой себя, и они никогда не смогут вернуть вам этот долг. Скорее, забудут о нём уже скоро. Вы уверены, что они действительно не выживут без вашей жертвы?

– Не надо так говорить, милорд, – попросила Тьяна, которой было очень неприятно это слышать. – Многим девушкам приходится выходить замуж так, как решат родители, их желания не берут в расчет. Так что выйти замуж не такая уж жертва.

– Даже если нужно выйти за меня? Вы искренни, эссина?

– Милорд, я встречала людей более неприятных, – быстро сказала она, не успев подумать, стоит ли.

Его глаза опять ей улыбнулись… только глаза, показывать клыки лишний раз он остерегался.

– Это правда, милорд, – добавила она.

Это было правдой. Чем дольше смотрела она на лорда Айда, тем менее отталкивающим он ей казался. Хотя, нет, неправильно, отталкивающим он не был с самого начала.

Его спокойные, плавные, точные движения – он не был неуклюжим, несмотря на громоздкую фигуру. Его глаза, умеющие выражать так много. Его спокойный низкий голос, и манера обо всём говорить легко и кратко. Кажется, за всю свою жизнь Тьяна никогда так не разговаривала ни с кем из мужчин. И сейчас бы не решилась, будь лорд Айд просто мужчиной.

Что сразу отвратило бы её от него, так это запах, запах зверя. Но от него ничем таким не пахло. Здесь, на берегу, крепко пахло лишь морем – терпко и пряно, необычно. И ничего похожего даже на запах пота или немытого тела.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39 
Рейтинг@Mail.ru