Всё о моих демонах

Майкл Мар
Всё о моих демонах

Он указал рукой на лежащую на полу Сару, о которой я уже и забыл, с того момента, как узнал, что Ганс, это на самом деле Йен. Она лежала и смотрела на меня взглядом подстреленного зверька. Неизвестно, сколько она пробыла тут, но судя по истрёпанной и грязной одежде – не мало. И обращались с ней явно плохо. То, что она была в длинной классической чёрной юбке и рубашке василькового цвета, означало, что похитили ее, скорее всего, прямо с работы. Порезанное лицо нескольких местах, сбитые коленки и заметно поредевшие волосы доказывали, что её пытали и избивали. На некоторых пальцах не хватало ногтей. Бедная девочка. Слишком много страданий, для одного человека.

– И что с ней?

– Таких любопытных свидетелей, мы не очень жалуем. Знаете, это мешает бизнесу и прочее. А сегодня, как говорится, есть шанс, одним выстрелом убить двух зайцев.

– Мистер Корс, я понимаю, что вы по несколько часов проводите перед зеркалом, тренируя и восхваляя своё ораторское искусство, но прошу вас, у меня раскалывается голова. Можно покороче?

– А вы наглец, – он посмотрел на меня с прищуром и продолжил, – Но мне это нравится. Всё просто. Если вы отдадите нам диск с информацией и убьёте сейчас Сару, добро пожаловать в нашу организацию. Я обещаю вам, что больше вы не будете никогда знать ни проблем, ни отказов и конечно же в вашем случае это как страшный сон, ни скуки.

– А если я, например откажусь? – я догадывался, что они именно так захотят посадить меня на крючок, но до последнего не хотел верить в эту версию. Главное теперь, что бы мои опасения по поводу моего отказа не оправдались.

– Во-первых, я посчитаю вас очень глупым человеком. Это уже, что-то да должно значить. Во-вторых, боюсь, я не могу быть уверен в вашей преданности делу. Ну и наконец, в-третьих, если вы не можете предоставить иных, схожих с этим доказательств, вашей преданности, боюсь ни о каком соглашении не может быть и речи.

– А…

– Да. И ручку, вам всё равно придётся вернуть.

– И без подписей? Просто я выполню два ваших условия, мы пожмём руки и всё?

– Именно так. – Рой Корс кивнул головой. – Не знаю, как для вас, но для меня рукопожатие двух мужчин, которые отвечают за свои слова, очень много значит.

– И для меня тоже. – Я встал, посмотрел на Сару, которую убивать я точно не собирался. Посмотрел на девушку, в которую думал, что влюбился, а оказалось я даже имени её не знал. Мельком взглянул на Йена, выдававшего себя за Ганса и только что обрушившего все мои надежды стать первым межпланетным продюсером. На охранников возле дверей и смотреть не стал, от их вида становилось дико страшно и некомфортно. И наконец, встретился взглядом с самим Корсом. Было видно, что в его гладких речах, невероятных перспективах и прочей медовой лести, кроется страх. В самом начале разговора, он вышел из себя и сказал, что у нас нет времени. И посмотрите теперь на него. Того и гляди, предложит отобедать. Но это всё, что бы скрыть свой страх. Не нужен ему ни я, ни мои таланты. Его интересует только диск и ничего более. Как только я им его отдам, меня сразу же прикончат.

– Тогда, – произнёс Корс, – не будем терять попусту времени. Роб, дай мистеру Шэдоу свой пистолет.

– Сэр? – подал голос охранник.

– Быстро! – процедил сквозь зубы Корс и оскалился.

– Есть сэр.

Когда охранник подошёл и вручил пистолет мне в руки, то другой страж, а так же Эмма, достали своё оружие, сняли с предохранителя и держали его наготове. Это видимо в случае того, если я вдруг решу геройствовать.

– Ваш выход, мистер Шэдоу. – произнёс Корс и указал ладонью в сторону Сары.

Я встал лицом напротив неё, спиной к остальным и немного приподнял пистолет. Я никогда никого не убивал. Своими руками. Видел ли я как убивают? Да, видел. Знал ли я о том, что кого-то собираются убить? Ещё как. Но чтобы своей рукой, лишить невинного человека жизни, у меня видимо кишка тонка. Если бы кто-то направил оружие на меня, тут и говорить не о чем. Выстрелил бы не задумываясь. Но Сара не хочет меня убить. Она вообще никого убивать не хотела. С другой стороны, эта бедняжка Сара, такого натерпелась, что убить её, пожалуй, гораздо снисходительнее, чем оставить в живых. Но не так. Не в грязном подвале, как бешеную собаку. И не мне это делать. Хотя, у меня есть все шансы быть убитым в таком же подвале. В этот раз, помощи ждать неоткуда. МакДугл не приедет на помощь. Шон предал меня. Даже демоны покинули меня. Хотя, если на чистоту, я сам попросил их сделать это. Кто знает, может всё пошло под откос, когда мои демоны оставили меня? Может всей своей удивительной, насыщенной и сумасшедшей жизнью я обязан им? Или может демоны это и есть я? Как бы то ни было, я бы сейчас не отказался от их компании. Ведь я оказался в круге из предателей, половина из которых, как минимум, желает мне смерти. Дурная какая-то вышла неделька. Даже по моим меркам. Но не буду кривить душой, интересная. И я не намерен заканчивать её вот так сегодня.

– Нет! – произнёс я и опустил пистолет.

– Повторите? – спросил Корс.

– Не хочу. Правда. Я никогда не был сторонником насилия, и становиться таковым не собираюсь. Тем более, эта девушка ни в чём не виновата. Вы хоть знаете, почему она засунула нос в ваши дела?

– Знаю. И её предупреждали о последствиях.

– И вы считаете, она недостаточно настрадалась? – я вновь повернулся к ним лицом.

– Все её страдания, были с лихвой компенсированы.

– Мистер Корс. Очень жаль, что при вашем статусе и прожитых годах, вы так и не поняли. Иногда, деньги не способны всё решить.

– Это как раз я понимаю, – он встал и подошёл вплотную ко мне. – И когда деньги не работают, работает сила и власть.

– Не в этот раз.

– И что же нам делать с вами? – было видно, что он заранее знал, что я не смогу этого сделать. Что же тебе подонок от меня нужно?

– Как вы сказали, есть второй вариант. Альтернативный, – похоже, я знаю, что ему нужно. – Если вам не удаётся посадить меня на крючок таким способом, то я могу предложить другой. Дело в том, что в моей квартире, есть ряд определённых документов, которые я уверен вас заинтересуют.

– Сомневаюсь. Мы обыскали всю вашу квартиру…во второй раз, – в этот момент он повернулся и его взгляд был направлен на Эмму, – и ничего интересного там не нашли.

– Серьёзно? – когда дела твои плохи, иди в самый смелый блеф, на который ты только способен. – Тогда бы этой встречи не было. Ведь при тщательном обыске, вы бы нашли ручку. И очень интересные и секретные материалы. Наверное, ваши специалисты хороши только в глубоком минете.

– Сэр, разрешите вырвать ему язык, – подала голос Эмма, – он ему всё равно не понадобиться.

– Молчать! Ты уже сделала достаточно ошибок. – Впервые, я увидел, как Корс по-настоящему разозлился. – Джейсон, вы утверждаете, что та самая ручка по-прежнему находится в вашем доме?

– Да. И то, что я могу предоставить вам как альтернативную версию моей гарантии на преданность, там же. И будьте уверены, это гораздо весомее и интереснее, чем исподтишка заснять на камеру, как я убиваю беззащитную девушку.

– Что ж, – Корс начал ходить взад вперёд по комнате, – это меняет дело. И что вы конкретно можете мне предложить?

– Мистер Корс, не ломайте комедию, – я определённо решил, что если играть, так по крупному, – если вы хоть немного узнали обо мне, то поняли, что мелкими сошками я не интересуюсь. Вы догадываетесь, что в моём личном архиве, так сказать на чёрный день, хранится информация об очень интересных людях. И моё чутьё, которое, кстати сказать, меня никогда не подводит, подсказывает, что такой информации у вас не имеется. Думаю, это будет честная сделка.

– Вы в этом уверены? – спросил Корс, не смотря мне в глаза.

– Определённо. И ещё… – произнёс я и взял театральную паузу.

– Я слушаю. – мистер Корс приподнял правую бровь и впился в меня взглядом.

– Там куча материала о МакДугле и его отделе.

– Хм. Хорошо. Если это так, то сделка выходит честная. А с вашим стремлением не замарать свои руки, я очень знаком и понимаю вас. Как бы мы тут не старались изменить мир, но к создателю мы придём голые, и ничто от него не скроется. Так что лишний грех на душу никому не хочется брать.

– Рад, что вы понимаете, о чём я. – произнёс я и отдал пистолет охраннику. – Есть исполнители, что делают грязную работу. А есть люди, которые могут мыслить. Такие как мы с вами. Согласитесь, это несколько другая каста.

– Не спорю, мистер Шэдоу. Но, что, же делать с Сарой? – он многозначительно посмотрел в тот угол, где бедная девушка кусала себе губы и так сложилась в клубочек, что казалось её можно вынести в кармане.

– С ней? – я посмотрел в тот же угол и не представлял, как её можно спасти. – Может, вам просто следует её отпустить? Дайте ей пожить пару лет, всё равно, скоро она окажется в психушке. После таких потрясений, это единственный пункт назначения.

– А зачем ей такие страдания? – спросил Рой.

– Последние пару вздохов перед смертью. – Предположил я. – Вы же не нацисты в конце концов.

– Мы другие. Просто другие. Не плохие, не хорошие. В ваших словах есть смысл, Джейсон. Но какой-то он неопределённый. Я же предпочитаю факты. Понимаете?

– Прекрасно. Но всё же, девушка, ни в чём не виновата. Отпустите её. Я отдам вам всё, что вам нужно. И наше с вами соглашение вступит в силу.

– Обязательно, – на этот раз он подошёл ко мне вплотную, положил руку на плечо и посмотрел мне в глаза. – Я уверен, мы с вами прекрасно сработаемся. И да, вы правы. Всё, что случилось с девушкой, это целиком наша вина. Не ваша.

– Рад это слышать, – медленно произнёс я.

– Йен, возьми людей, и поезжайте с мистером Шэдоу к нему домой. Проследите, что бы ему ничего не помешало. А затем, доставьте ко мне как можно скорее.

– Слушаюсь сэр. Эмму взять с собой? Она же уже была в его доме.

– Нет. – сказал Корс и улыбнулся. – Эмма нужна мне здесь. Для одного дела.

 

– Мистер Шэдоу, извините за неудобства, но вам придётся это надеть. – Сказал Йен и протянул мне небольшой чёрный мешок.

– На голову? – спросил я.

– Именно так. Таковы правила.

– Ладно, как скажете, – сказал я, и на последок посмотрел на Сару. Она была в такой прострации, что я сомневался в её вменяемости и в том, что она представляет где сейчас находится. Одними губами, беззвучно, я произнёс “Мне жаль” и смиренно надел мешок на голову.

С помощью двух охранников, я вышел из этой темницы в надежде, что больше никогда сюда не вернусь. Мне даже начало казаться, что у меня развилась клаустрофобия, пока я сидел в этой комнате. Определённо, это был худший момент в моей жизни.

Шаркая ногами по полу коридора, я пытался не впадать в панику и не думать о том, что могло бы со мной произойти, не сочини я им историю про ручку. Но что-то мне подсказывало, что я не понадоблюсь им после того как отдам материалы и диск. Мёртвый, я для них гораздо безопаснее, а значит и полезнее. Единственный козырь в рукаве, оставался таймер. Но поверят ли они?

Когда я наконец, почувствовал свежий воздух, предполагая, что это выход из коридоров подземелья, позади меня, раздался выстрел. Его звук, эхом, отскакивал от стен и возвращался обратно, в ту маленькую комнатку, из которой я только что вышел. Видимо именно так, Рой Корс, решил загладить вину перед Сарой. В качестве извинений, он лишил её жизни. Вместо букета цветов с открыткой “Прости”, у неё будет похоронный венок. Надеюсь, хотя бы похороны у неё будут. Как я понял, они не любят оставлять никаких следов. Хотя, для бедной Сары, это уже не имело никакого значения. Прости меня Сара, я так и не сделал свою работу.

Глава 19
Иллюзия свободы

Уже с полчаса мы ехали в машине по направлении к моему дому. Первые двадцать минут, я ехал с мешком на голове и только когда мы въехали в город, Йен снял его с меня. В машине, негромко играла классическая музыка, а пейзаж за окном был будничным. Но для меня, отчего-то всё играло яркими красками. Словно всю жизнь, я был слепым, и только сегодня наступил день, когда я прозрел. Очень хотелось попросить водителя остановится и дать мне пару часов, что бы просто прогуляться. Боюсь, только он окажется глух к моей просьбе. Если было бы можно выбрать единственное место в городе, без сомнения, это был бы променад. Вечно кипящая жизнь, толпы людей, в которых приятно затеряться, что бы не чувствовать постоянное одиночество, океан, песок. Сёрферы, что рассекают волны, серферши, что соблазняют своими бикини. Определённо, этот жгучий микс, украшенный веточкой мяты, моё любимое место. Место, где я мечтаю сейчас оказаться.

Что делать, я ещё не решил. Даже намёка на план не было. Что мне делать, когда я окажусь дома? Сказать, что потерял ручку? Или её украли? Единственный выход, попытаться сбежать. Один единственный пистолет, что у меня был, остался в номере отеля, так, что отбиться не получится. Да и куда мне одному, против этих морских пехотинцев. Устроить сцену на улице, когда мы будем выходить из машины, а вокруг будут люди? Да всем же всё равно на других. Соединённые Штаты Безразличия, в которых никому нет дела до другого, пока это не коснётся его самого. Я бы и сам ни за что не вмешался бы, увидев, как здоровые охранники сворачивают в охапку белого паренька и запихивают его в джип. А сейчас, сошёл бы с ума от радости, если хоть кто-то из прохожих вызвал полицию. Или просто отвлёк охранников, что бы я смог убежать.

Увидев на часах время и дату, я понял, что провёл в том подвале чуть более десяти часов. Это означало, что в запасе у меня ещё десять, пока таймер не выйдет в ноль и не случится массовая рассылка, загруженных мною файлов.

Спустя две подряд выкуренные мною сигареты, мы подъехали к моему дому. Рабочие, до сих пор ремонтировали дорогу, поэтому из машины мы вышли метров за двадцать от дома. Я проходил мимо дорожных рабочих, со смуглыми и неприветливыми лицами и надеялся телепатически передать им, что мне грозит опасность. Я был готов отписать им всё своё имущество, которого к слову, у меня практически не было и накопленные деньги, лишь бы они вступились за меня или вызвали полицию. Но я прекрасно понимал, всю безвыходность положения. Стоило бы мне хоть попытаться это сделать, как трое охранников, не включая Йена, за шесть выстрелов, столько было рабочих, избавили бы меня от любой надежды. Так что не было никакого смысла в этой идее. Лучше постараться сделать так, что бы из-за меня больше никто не умер.

Уже возле двери, до меня дошло, что ключей от дома у меня нет. Как и оружие, они остались в сумке в номере отеля. Но Йен, словно прочитав мои мысли, аккуратно отодвинул меня, достал из кармана связку ключей, выбрал один из них и открыл дверь.

– Добро пожаловать к вам домой. – Сказал он, и его лицо расплылось в необычайно любезной улыбке.

– Спасибо. – Ответил я и вошёл домой в компании моих конвоиров.

Меня обуревало такое чувство, словно я не был дома несколько лет. А сейчас вернулся после долгого путешествия. Почему я не ценил уют и ауру своего дома? Я бы не отказался сейчас от простого безделья и повалялся бы на диване. Наверное смотрел какой-нибудь фильм, ел лапшу с морепродуктами из ближайшего тайского ресторана, а может был бы даже не один.

Единственная вещь, которая оказалась непривычной и делала меня нервной, не считая незваных гостей в моём доме, так это полное отсутствие музыки. Телефона теперь у меня не было, поэтому под любопытные взгляды охранников, я подошёл к музыкальному центру, в который был вставлен i-pod, включил систему и не выбирая определённую композицию тыкнул на первую попавшуюся. Я всегда говорил, что моя жизнь полна иронии, но что бы настолько, ещё не было никогда.

This is the end

Beautiful friend

This is the end

My only friend, the end

Слова песни группы Doors разносились по моему дому и как бы я ни старался, не мог скрыть нервной улыбки, что никак не хотела сходить с моего измученного лица. Я предложил всем кофе, но они отказались. Йен даже намекнул, что сейчас не время пить кофе, но я указал ему на то, что в подвале, мне никто этого не предложил. А две минуты ничего не изменят. Стоило мне только насыпать молотый кофе в турку, как в дверь постучали. Охранники незамедлительно вытащили оружие из кобуры и прицелились в сторону двери.

– Спокойно, – сказал я и нажал на пульте управления пару кнопок. На небольшом телевизоре, на стене в столовой появилось изображение от камеры, что висела над входной дверью. Перед ней был один из рабочих, которого мы только что видели возле дома. – Да расслабьтесь вы. Они всю неделю электричество отрубают. Наверно и сейчас что-то случилось.

– Может, не будешь открывать? У нас же дела, – сказал Йен.

– Серьёзно? В дом вошли пятеро мужчин, и не отвечают на стук. Что бы ты подумал и предпринял как истинно честный американец?

– Насторожился.

– Я быстро. И уберите стволы!

Я уже понял, что все они, включая Йена, всего лишь слуги Корса. Так, что пока мой обман не откроется, можно обращаться с ними как угодно. Хуже уж точно не будет.

– Что вам нужно? – спросил я, когда открыл дверь и посмотрел на рабочего.

– Прошу прощения, мистер, – начал говорить тот с сильным акцентом. – Мы меняем трубы и нам нужно, что бы вы на пятнадцать минут перекрыли воду.

– А подождать это не может? – ну совсем не охота мне сейчас вспоминать, где перекрывается вода.

– Простите, но нет. Иначе начальство мне такую взбучку даст. А без этого никак.

– Без чего? Взбучки?

– Нет, без перекрытия воды.

– Я даже не знаю, где это делается.

– Если вы позволите, – рабочий наклонил голову, ему явно было неудобно, – я могу показать вам. Там в подвале, должен быть рычаг и…

– У меня есть подвал? – на полном серьёзе спросил я.

– Да, – рабочий снова замялся, – так, во всяком случае указано в плане дома.

– Ну ладно, только если можно, побыстрее.

– Конечно-конечно, – сказал рабочий и после моего приглашения, зашёл в дом.

Не только я был не рад внезапно появившемуся гостю. Йен сильно нахмурился, вопрошающе подняв брови, а охранники снова потянулись за пистолетами, спрятанными в кабуре.

– Он только перекроет воду и уйдёт. – Сказал я, опередив неуместные вопросы.

– Мистер, пройдёмте со мной, пожалуйста. Не хочется хозяйничать без вашего присмотра.

– Ладно, – ответил я и поплёлся в заднюю часть дома.

– Роб, – прозвучал голос Йена, – сопроводи их. На всякий случай.

– Есть сэр. – Сказал охранник и пошёл вслед за нами.

Of our elaborate plans, the end

Of everything that stands, the end

No safety or surprise, the end

I’ll never look into your eyes…again…

Перед задней дверью дома, рабочий осмотрел комнату и в правом углу, на полу нашёл металлическое кольцо. Умелым движением дёрнул его на себя и открыл небольшую дверку, что видимо, вела в подвал. Я до этого дня никогда и не знал о его существовании. Владелец дома, приходил сюда иногда, делал какие-то вещи с бойлером, электрическим щитком и уходил. Причём я даже не знал, где именно он это делает. Один за другим, мы спустились по невысокой лестнице на минусовой этаж, и оказались в полной темноте.

Рабочий включил свой фонарик, висевший у него на ремне и прошёлся вглубь подвала. Зря он им его показал. В случае неверного движения, это место и станет его могилой. Да и вполне возможно, что моей.

– Ага, – произнёс он, когда видимо нашёл, что искал. – Вы не подержите?

Так вышло, что я был замыкающим и просьба подержать фонарик, адресовалась охраннику. Он ничего не сказал и молча, взял фонарик в руку.

– Повыше, пожалуйста. Да, вот так.

Пока он крутил какие-то вентили, я подумал, как бы сильно испугался этот несчастный дорожный рабочий, если бы знал, какие дела тут разворачиваются. Думаю, он бы плюнул на указания начальства и близко не подошёл к моему дому.

Когда я подумал, что так и не поставил кофе вариться, наверху раздался шум. Шум бьющегося стекла, падающей мебели и …было похоже на звуки выстрелов.

– Что за чёрт? – охранник развернулся и посвятил фонариком на проём в потолке, который являлся дверью в подвал.

Когда я инстинктивно повернулся в его сторону, то увидел, как весьма ловким движением, сзади, на шею охранника накинулась то ли леска, то ли удавка и рабочий, что стоял за его спиной, начал с силой её натягивать. Ничего не успевший понять охранник, принялся сопротивляться и пытаться скинуть леску. Но рабочий оказался настолько проворен и сдавил леску с такой силы, что из шеи охранника начала литься кровь.

Смесь внезапных звуков в виде грохота наверху и булькающих звуков изо рта умирающего охранника, привели меня в полное оцепенение. Словно разряды, на поле битвы, вопросы взрывались в моей голове. Что делать? Кому помогать? Бежать? Остаться? Что происходит?

Время тянулось так медленно, хотя готов поспорить, что все события заняли не более десяти секунд. Когда охранник опустился на колени и обмяк, рабочий смотал леску, засунул её в карман жилета, перевернул охранника, достал из его кобуры пистолет и быстрым шагом пошёл на меня.

– Я…я… – пытаясь подобрать слова, я пятился назад, пока не вжался в стену.

– Сиди тут и не высовывайся. – Сказал он твёрдым голосом. – Понял?

– Да. – Только и смог произнести я.

Он в два счёта взобрался по лестнице и убежал туда, откуда доносились звуки выстрелов. Не в силах стоять, я упал на пол и готов был молиться. Не богу, не дьяволу. Просто молиться о том, что бы они все друг друга там перестреляли. Я точно никогда не видел этого рабочего. И абсолютно уверен, что это не парень МакДугла. Тогда, чёрт возьми, кто он такой? Чёртова неделя! Чёртовы люди! Чёртов я, в конце концов!

Не прошло и минуты, как все звуки затихли. Я не знал, чего мне боятся больше. Если люди Корса выжили и убили рабочих, мне определённо конец. Они посчитают, что это моих рук дело, пытками узнают, что никакой ручки в моём доме нет. Максимум может их испугать, что если я не отменю таймер, то смысл ручки будет потерян, но они могут и не поверить мне. А если они все мертвы, а рабочие живы, то я и не знаю, чего мне ожидать. Неизвестность, один из самых извращённых маньяков, что есть в жизни. Она убивает тебя медленно и изнутри. Сводит с ума и заставляет так сильно бояться, что ты уже надеешься на худшее, но лишь бы оно поскорее разобраться во всём.

– Вылазь, – произнес голос сверху. Лица сказавшего это, я не увидел.

А может, просто предложить им, что я останусь в этом подвале навсегда? Ну серьезно, кому это помешает? Всем будет только лучше от этого.

– Эй, ты там жив? – снова произнёс голос.

– Да. Поднимаюсь. – Нет, всё же кому-то это не даст спокойно спать.

Я медленно поднимался наверх, смотрел только на ступеньки и гадал. Больно ли умирать? И что нас ждёт всех потом? Но моё летаргическое настроение, испортили две пары рук, которые помогли выбраться мне на поверхность гораздо быстрее, чем я бы это сделал сам.

 

The west is the best

The west is the best

Get here, and we’ll do the rest

The blue bus callin’ us…

– Отвечай! – сказал рабочий, – Это ЦРУ? ФБР? Кто?

Понятно, ребята Корса уже покойники. Но кто, же вы то такие, парни? Кому я ещё жить мешаю?

– Чего? – переспросил я.

– Окей! – сказал мужчина, взвёл курок пистолета и нацелился мне в голову. – Что это за типы? И какого хрена им от тебя было нужно?

– Это сложно объяснить. Особенно, под дулом пистолета.

– Они законники? Спецслужбы?

– Нет. Наоборот.

– На банду они не похожи. И не мафия, это точно. Тогда кто?

– Это организация. – Из-за очередной, практически смертельной дозы адреналина в моей крови, я начал говорить так быстро, что сам не понимал своих слов. – Организация, у которой есть компроматы на всех. И так вышло, что эта информация оказалась у меня. Они хотели заполучить её обратно. Плюс там компромат на них самих. Они работают по всему миру и держат всех за яйца. А ко мне домой приехали, так как …так как думали, что диск именно тут.

– А о своих делах? Что ты им рассказал о своих делах? – не унимался рабочий, держа меня на прицеле.

– Ничего. Они и так почти всё обо мне знают. Парни, понятия не имею, кто вы такие, но поверьте, это очень серьёзные люди. И если им надо, они узнают, в какой последовательности трахали вашу школьную любовь с момента потери девственности, до сегодняшнего дня. И ещё, я на хрен не понимаю, кто вы такие! Но могу сказать одно, если мы не уберёмся отсюда в ближайшие минуты, сюда приедет целая армия и будет уже не до вопросов.

– Что будем делать? – к разговору подключился другой рабочий.

– Надо везти его к боссу.

Они с силой подняли меня за руки, и повели через весь дом. Точнее, то, что от него осталось. Вся мебель была перевёрнута и изрешечена пулями. Стёкла выбиты, а турка с кофе, так и стояла на не включенной плите. На полу, в неестественных позах лежали трупы охранников и Йена. Пока мы ждали в гостиной, один из рабочих проверял насколько безопасно на улице. Песня группы Doors подходила к концу. Правда сейчас я уже не был так иронично настроен. Конец ли это? Я уже сомневаюсь, что эта история, вообще когда-нибудь может закончиться. Джим Моррисон, как мог, ответил мне на это:

It hurts to set you free

But you’ll never follow me

The end of laughter and soft lies

The end of nights we tried to die

This is the end

Рейтинг@Mail.ru