Всё о моих демонах

Майкл Мар
Всё о моих демонах

– Обязательно передай. И поцелуй.

– Всем пока! Бертран, я жду тестовых снимков сегодня к вечеру. – Говорит Диана и бросает окурок на пол. Жёстко тушит его носком туфли и стреляет в меня убийственным взглядом.

Как только она удаляется, напряжение заметно спадает. Все разбредаются по своим делам и лишь Вера спрашивает у меня:

– Джей, а в чём дело? У нас же нет никаких дел.

– Просто мне показалось, слишком много для тебя за один день. Плюс она из очень хорошего агентства, а если она нашла время для тебя, то ты ей понравилась. Пусть побегает за тобой, набьешь цену.

– Ты серьёзно? Но она даже не видела снимков. Откуда ей знать?

– Я думаю у неё врожденный нюх. Или может она продала душу дьяволу. Кто их разберёт. И кстати она не единственная кто тобой заинтересовался. Просто она всегда знает обо всём первая.

– Ничего в голове не укладывается. Всего лишь час назад, мне казалось, что я бездарность.

– Так бывает. Это, в конце концов, Лос-Анджелес. Тут происходят странные и удивительные вещи каждый день. Давай, иди, собирайся. Пойдем, поедим.

– Окей, я быстро.

Она убежала снимать макияж и переодеваться, а я представил, что эта овца Диана уже позвонила директору агентства и успела рассказать, что я по каким-то причинам скрываю от них новую девочку. Ладно, плевать. Как обычно, что-нибудь придумаю.

Спустя пятнадцать минут, Вера собралась, мы со всеми распрощались и пошли перекусить в кафе неподалёку. Мы проскользнули в заднюю часть наполовину заполненного кафе в гавайском стиле и я остановил выбор на столике в углу. Вера заказала себе фирменный овощной салат с мидиями и безалкогольный мохито, а я взял свежевыжатый сок и фрукты в мятном йогурте. Организм отчаянно требовал витаминов.

– Ой, я так устала. Я не думала, что это так выматывает.

– Тебе очень повезло, что ты была в руках профессионалов. Они лучшие.

– Наверно. Они такие классные. Всё очень быстро произошло.

– Давай отметим, – говорю я ей, когда приносят напитки.

– Давай. Но я так устала, что даже выпила бы.

– Ты аккуратнее с этим на людях в середине дня. Можешь прослыть алкоголичкой. Это не очень цениться в сфере моделей. Среди писателей и рок-звёзд – да. А среди моделей – нет.

– А что цениться среди моделей?

– Хм. Бесконечные фотографии с показов, аккуратненькая капсула от Тиффани для кокаина, вечные разговоры о диетах ну и какая-нибудь идиотская медицина.

– Да уж. Не сильно широкий набор.

– Зато каждый мечтает быть тобой или быть с тобой. Так что всё в принципе справедливо.

– Сомнительная справедливость. Хотя может и правда. Какая кому разница. Зато я на обложках, а они нет. – делает заключение Вера и показывает язык.

– Именно. Ну как тебе в квартире? Всё хорошо? Всего хватает?

– Да. Всё отлично. Соседок почти не вижу. Стараюсь, подольше гулять. Ты же сам не отсюда, наверно помнишь, как тебе было всё тут интересно вначале. Места со съёмок фильмов, океан, променад, туристы.

– Да, поначалу всё так и есть. Замечаешь каждую деталь. А спустя время, обычно ты даже засыпаешь с мыслью, как бы поскорее свалить из этого чёртового города.

– А почему так происходит, как ты думаешь?

– Не знаю точно, но лично у меня этот город ассоциируется с разочарованием. Даже твои успехи несут в себе немного расстройства. Плюс давление со всех сторон. Опять же не ко всем. Только к тем, кто постоянно под прицелом внимания и кому приходится крутиться. Вот так вот, зайка.

– Да уж, тут не до океана будет. И что, ты никак не отдыхаешь?

– Отдыхаю, сплю например когда. Или когда уезжаю куда-нибудь подальше. Остальное время я чувствую себя как гинеколог, который попал на вечеринку проституток. Каждый подходит со своими проблемами. А мне приходится всё улаживать.

– Ну а с друзьями, например? Как видишь, у меня тут в принципе никого и нет.

– Друзья ещё хуже. Для них как им кажется, я должен сделать ещё больше. Причём бесплатно. И вне очереди.

– Да уж. Нелегко тебе приходится.

– Да не то что бы. Мне это даже нравится. Гораздо хуже, когда мне нечем себя занять или нет никаких дел. Вот это действительно пытка. Но такого я не припомню со старшей школы.

– Это здорово. Интересно. А в какой самой необычной стране ты был?

– Хм. Дай подумать. Они все по своему необычны. Но думаю самая, это была Япония. Их менталитет нам не познать никогда. Не всей нации, правда, но большинство. Особенно старшее поколение. А когда я ездил по островам и смотрел на их историю, я так и не понял, почему они не стали самой великой державой. Так как такой стойкости духа, чтению традиций, дисциплине и пытливости ума, я нигде не встречал.

– А ты был в храме Шаолиня? Или видел самураев?

– Шаолинь, это в Китае. А настоящих самураев, к сожалению больше не осталось. Их потомки так и мечтают работать на Уолл-Стрит или в компьютерных корпорациях. Они стали войнами операционных систем, а не мастерами меча. Это грустно, но прогресс не щадит никого.

– Да. Наверное. Я слышала, что в Латинской Америке, у одного племени есть компьютер и спутниковый интернет. Но стирают они до сих пор в реках руками, а еду добывают охотой. Странно. Да?

– Странно, – я соглашаюсь с ней, а сам думаю, какая она всё-таки наивная, раз с лёгкостью верит любой рекламной утке в интернете. А ещё, думаю о том, чья заказная статья это была и какой марки ноутбук упомянут в ней.

– Джей, не хочу быть грубой, но скажи, когда мне заплатят? Я не давлю, просто в этом городе так много соблазнов и я хотела кое-что себе купить.

– Обычно платят через неделю после съёмки. Но ты скажи, сколько тебе нужно, я дам тебе аванс. А с них потом заберу.

– Сотен пять было бы более чем достаточно. Но если нет, то сколько сможешь.

– Пять, так пять. Только пройдём мимо банкомата. Хорошо?

– Конечно.

– Куда думаешь пойти?

– Да я присмотрела себе несколько вещей. Выберу что-нибудь из них.

– Правильно. Развейся. Уверен скоро у тебя будет много работы, некогда будет прохлаждаться.

– А ты не мог бы со мной сходить? По магазинам и просто так бы пошлялись.

– Прости, не могу. Слишком много дел.

– И ноги у этих дел, наверно ещё красивее и стройнее чем у меня?

– Нет, они волосатые, толстые и вряд ли хорошо будут смотреться на каблуках от Manolo.

– Да я шучу. – она заливисто смеётся, и треплет меня за руку.

– Кстати, у меня есть встречная просьба к тебе. Завтра у меня очень важная встреча. Но у меня такая штука, как бы тебе сказать. В общем, такая вещь, она очень личная, я не хотел тебя в неё посвящать, но так уж вышло, что я оказался в затруднительном положении. Дело в том, что я был женат когда-то и у меня от моей бывшей жены, есть ребёнок. Его зовут Конар и ему два года. Он живёт с матерью. Но она уезжает на выходные, и попросила меня остаться с ребёнком. Что бы я его забрал к себе. Я не смог отказать и оказался в ловушке. Короче говоря, я хотел попросить тебя, чтобы ты посидела с ним несколько часов.

– Уау! Ничего себе! Ну ты меня и ошарашил!

– Мы с тобой мало знакомы, а это очень личная вещь, сама понимаешь. Так как, ты сможешь?

– Хм, я подрабатывала няней у себя в городе. Кстати, почему бы тебе не обратиться к няне?

– Жена очень негативно к ним относиться, и попросила никаких нянь. Да и я сам их недолюбливаю. А тебе я доверяю. Да, даже своего ребёнка.

Бинго! Попадание в самую цель! Такой вывод я сделал, после того как увидел выражение лица Веры на мою последнюю фразу. Я, доверяю ей. Это то, что она хотела услышать. Я не прогадал. И так, последний штрих с ребёнком и она полностью подвластна мне. Только какой-то странный взгляд был в конце. Надеюсь, я не переборщил.

– Ну, раз так, – говорит Вера, – то конечно я посижу. Я кстати ещё ни разу не была у тебя дома.

– Не переживай, я привезу тебя. И спасибо тебе. Выручила.

– Да ладно тебе. Это пустяки, по сравнению с тем, сколько ты всего делаешь для меня.

– Давай не будем считать, – говорю я и допиваю сок.

– А что сегодня у тебя вечером?

– Ряд встреч. И надеюсь поскорее заснуть. Представь, почти не спал сегодня.

– А что такое?

– Сначала работал допоздна. А потом не мог уснуть. Старая болезнь. Бессонница. А таблетки я не люблю. Вот и мучаюсь.

– Бедный. Тебе нужно отдохнуть. Столько работаешь, помогаешь всем.

– А что я могу сделать? Если остановлюсь, всё потеряю, – отвечаю я ей и протягиваю официанту карточку, чтобы расплатиться. И снова у неё этот взгляд. Странно это всё как то.

– А я вот нигде никогда не была. В плане стран. Очень хочу в Милан. Там так красиво и весь стиль и мода там.

– Обязательно побываешь. Не подгоняй так события. Всё будет.

– И ещё раз за всё это спасибо. Я обожаю тебя.

– И я тебя. Ну что, пойдём? Нужно ещё снять наличные.

Мы встаём из-за стола и направляемся к банкомату в соседнем здании. Я снимаю деньги и протягиваю их Вере.

– Держи. Но не трать всё сразу.

– Хорошо. Тогда скажешь мне завтра куда приезжать?

– Да, конечно, если получится, я пришлю машину, – говорю я на прощание, и мы расходимся в разные стороны.

Чёрт и что это были за взгляды? Я ей вроде ясно дал понять ещё вначале, что не интересуюсь ей как девушкой. Не то, что бы я не хотел её. Даже очень хотел бы, кстати говоря. Но правило есть правило – не трахай то, на чём ты можешь заработать. Это всегда всё портило. Мешало рационально думать. Надо впредь быть с ней поосторожнее.

Тот час, что я проспал в студии, прибавил мне немного бодрости. Значит, есть шанс продержаться до вечера и не заснуть на ходу. Теперь мне пора на телестудию. Я хватаю такси, называю шофёру адрес и мы трогаемся. Только я начал погружаться в мысли о проекте, как неожиданно раздался звонок от клиента, которому я звонил раньше.

– Алло, мистер Шнайдер?

– Привет, Джейсон. У меня от тебя пропущенный звонок.

 

– Да. У меня садится батарея и я буду краток. – вру, чтобы сократить разговор, к которому я оказался не готов.

– Я слушаю тебя.

– Вкратце, дело сделано. Они больше не вместе. Её, уже бывший парень, больше не доставит вам проблем.

– Что ж, хорошие новости. Всё прошло без осложнений?

– Да. В принципе да.

– Точно? Какой-то у тебя неуверенный голос.

– Абсолютно. Вам не о чем беспокоится. Единственное, сами понимаете, она сейчас немного расстроена и разочарована. В общем, мой совет, лучше с ней не связываться пару дней. Дайте ей побыть одной, пережить случившееся и только потом свяжитесь с ней и предложите провести недельку на солнце у океана. Ни в коем случае не давите на неё. И главное, не вздумайте дать ей понять, что вы в курсе, что она рассталась с парнем. Это основное, остальные подробности я вам пришлю по почте.

– Я услышал тебя. Спасибо за скорость работы. Буду ждать письма от тебя.

– До связи, мистер Шнайдер, – я заканчиваю разговор и кладу трубку.

Вроде всё даже очень гладко прошло. Главное теперь, чтобы он сделал всё правильно, а так же не узнал об истории с Шоном. Такие люди как он ничего не прощают. По слухам, его дед был одним из крупнейших бутлегеров во времена сухого закона. Так что старая школа даст о себе знать, если всплывёт, что Шон трахнул его ненаглядную. Ладно, поживём, увидим.

Сейчас только середина дня, а я уже сбился со счёта такси. На этот раз шофёр азиат. Я сразу вспоминаю о своей недавней поездке в Гонконг. Там был настолько отвратительный воздух, что я чуть не бросил курить. На этой мысли мы подъезжаем к Уан Калифорния Плаза. Я расплачиваюсь с шофером и выхожу из машины. Войдя в здание, я захожу в лифт и привожу себя в порядок перед зеркалом. Вспоминая тему будущего обсуждения, меня охватывает волнение и небольшая эйфория, так как в проекте, под моим именем написано – автор идеи. Чёрт, всё гениальное просто. Хотя и казалось поначалу авантюрой или даже шуткой. Но почему бы и нет. Должно получиться, просто обязано. Я слишком давно мечтал о чём то подобном.

Лифт поднимает меня на тридцать восьмой этаж, двери автоматически открываются и я уверенной походкой вхожу в лобби. Передо мной широкая стойка ресепшена за которой сидят три девушки секреторного вида. Знаете, словно они родились в этих белых блузках, с гарнитурой на нежных ушках и с приветливой улыбкой на слегка загорелых личиках. Я подхожу к одной из них, представляюсь и говорю, что у меня назначена встреча. Она сверяется со списком и просит меня немного подождать. Пока я жду, решаю занять время осмотром людей вокруг меня. Телевизионщики, маркетологи, ведущие и прочие. Как же я хотел с самого детства влиться в такую команду. Влиять на мышление людей средством телевидения и магии голубого экрана, играться с их сознанием. Словно художник с красками, удивлять их, баловать и поражать неожиданными сценариями реалити-шоу, новостей и рекламных блоков. И вот, наконец-то мне улыбнулась удача и несколько месяцев назад ко мне пришла та самая идея. И сегодня, я стою здесь, в офисе одной из самых крупных телевизионных компаний в стране и жду встречи с генеральным продюсером и коммерческим директором. На первоначальной стадии презентации идеи им всё понравилось, остались детали. Эти мысли так насыщают мой организм адреналином, что пальцы на руках немеют и мне кажется, что у меня даже встаёт, хотя может это от слишком глубокого декольте одной из ведущих новостей, которая стоит недалеко от меня и что-то говорит по телефону. Всегда мечтал переспать с ведущей новостей. Не с типичной куклой, которая в рубрике погоды, а именно с дикторшей, которая рассказывает о политике, экономике и прочем. В них есть, какая-то власть, дерзость и недоступность.

– Мистер Шэдоу, – окликает меня секретарша, – Вас готовы принять в красной переговорной.

– Вы не могли бы меня проводить?

– Да, конечно

Я следую за девушкой и на ходу поправляю рубашку. Чёртовы белые ворсинки на чёрной рубашке. Они всегда меня выводят из себя. Никогда не понимал откуда они берутся. Человечество высадилось на луну и изобрело поезд, который едет со скоростью семьсот километров в час, а вот средство от доставучих белых ворсинок, изобрести не может. Мы останавливаемся возле красной широкой двери. Секретарша услужливо открывает для меня её и с улыбкой предлагает зайти в переговорную. Я привычным жестом поправляю причёску и захожу внутрь.

– Оу, Джейсон! Рады снова тебя видеть. – доноситься из-за стола голос мужчины в очках.

– Я вас тоже всех! А где Патрисия? – спрашиваю я, когда не нахожу генерального продюсера канала, среди присутствующих.

– Скорее всего, доедает чьё-то сердце, – отвечает мне Дэриал, коммерческий директор компании.

– Что ж, главное, что не моё. – отшучиваюсь я в ответ

– Сейчас она придёт. Будешь что-нибудь?

– Воды. Было бы хорошо воды, без газа.

– Принеси воды, а нам кофе, – он вальяжно обращается к секретарше.

– Как в целом? Скоро новый сезон всех шоу. Наверно полно работы? – говорю я присаживаясь в ближайшее кресло из красной кожи.

– Знаешь, телевидение это такой странный круговорот событий, что порой тебе кажется, ты только завершил одно шоу и есть время на отдых, как не замечаешь, что уже подкрался новый сезон. Но, слава Богу, этих замарочек, лично я лишён. Творите вы, а я всего лишь зарезаю ваши непомерные бюджеты, зарабатываю и считаю деньги.

– Перефразируя на более простой язык, тебя тут ненавидят больше всего. – Я добродушно ухмыляюсь.

– Именно. Но мне хотя бы говорят об этом. А кое-кого тут бояться больше чем …

– Мне нужно это немедленно! Слышишь? Сейчас же! Ты, жалкий ублюдок, пришли мне этот чёртов контракт или клянусь, я устрою тебе такой фистинг, что твой новый бойфренд провалиться в твою задницу! Вот так и нужно было с самого начала! Всё! Отбой.

Мы дружно оборачиваем головы в сторону двери и видим, как Патрисия, буквально врывается в кабинет, снося всё и всех на своём пути. Патрисия одета в бежевые брюки, туфли на высоком каблуке с красной подошвой, чёрную рубашку, видимо боди, её волосы распущены, а на губах еле заметная красная помада. Что касается запаха, пахла она Dior, властью и контролем. Резюмируя, Патрисия представляла собой опасную и властную женщину сорока семи лет, хотя на вид благодаря уходу за телом, пластике и хорошему освещению выглядела на тридцать пять. От её вида, все мужчины хотели и одновременно обладать ей и в то же время спасаться бегством. Всегда казалось, что ты ей что-то должен, даже если видел её в первый раз жизни. И это не только от того, что она была невероятно привлекательна и горяча как лава в преисподней. Скорее всего, всё дело было в уровне её интеллекта. Мужчины боятся умных женщин. Нет, они боятся не превосходства, просто редко встретишь равного тебе соперника. Особенно если кроме ума есть ещё и коварство.

– Чёртов мудак. Пытается поиметь меня, не сводив в кино.

– Кто дорогая? Кто посмел? – спросил Дэриал, убирая свои папки с бумагами подальше от Патрисии.

– Мой поганый бывший. Пытается отобрать у меня мой же дом и переехать туда со своим хреновым любовником.

– Странно, подобную историю я уже слышу третий раз за месяц. – Подмечаю я, как бы между делом.

– Ой, Джейсон, прости, не заметила тебя. Как поживаешь?

– Да в порядке. Спасибо.

– А что это кстати значит? На счёт того, что ты слышишь это третий раз за месяц? Кто-то тебе рассказал обо мне и моём заднеприводном муже?

– Нет, просто подобные истории. Что мужья стали уходить теперь не к молоденьким и глупеньким актрискам или секретаршам, а к молоденьким мальчикам с тугими попками. И в особенности от сильных женщин. Интересно, с чем связана такая эпидемия?

– А ты не понимаешь? Просто мужчина нашего времени скукожился до такой степени, что ему легче сменить веру или ориентацию, чем стать настоящим мужиком и взять всё в свои руки.

– Ну я не уверен, что все такие. Думаю всему виной эти псевдо семейные психоанализы, на которые вы, женщины, тянете своих мужей, что бы решить семейный кризис и прочую чушь. Они и толкают мужчин на подобные поступки. Плюс, эти тренинги в стиле – “Как быть сильной персоной и не подавлять своего партнёра”.

– Джейсон, я разве похожа на женщину, которая ходит на тренинги?

– Нет, ты похожа на женщину, которая создаёт подобные тренинги. Только не подумай, я в хорошем смысле. – Моё мнение, как в прочем и Патрисии, совпадает о том, кто такие коучи и с чем их лучше есть. – Но мы, же не только о тебе говорим. А так, в общем.

– Спасибо, это ещё хуже. И да, во всём виноваты женщины. Кто бы сомневался.

– Перестань, всё не так категорично, тут всё гораздо сложнее. – говорю я и заставляю себя замолчать, дабы не продолжать спор. Только разозлить Патрисию мне сейчас ещё не хватало.

– В любом случае, настоящих мужиков становиться всё меньше. Скоро их внесут в красную книгу и будут охранять.

– Если только от таких хищниц как ты, Патрисия.

– Спасибо, Джейсон, я оценила. Ладно, что у нас сегодня? Дэриал, начинай, я пока подготовлю свои вопросы.

– Окей. Так, Джейсон, смотри. Мы прикинули бюджет на первую часть проекта и я уже могу сказать, что нашим рекламным бюджетом мы это не покроем. Масштаб проекта невероятно велик. Есть, конечно, вариант получить деньги с правительства под какой-нибудь эгидой, но мы обычно против этого. Все лавры достанутся им. Резюмируя, нужно найти ещё довольно большую сумму.

– И насколько большую

– Сложно точно сказать, ибо осуществление проекта будет только через пять лет. Я даже не говорю, что техника может измениться, которая потребуется для съёмки, вся экономика может круто поменяться.

– Ну и всё же, о каких примерно деньгах мы говорим?

– На данный момент не хватает девяносто миллионов. Но это на данный момент. Дальше сумма будет только расти.

– Прости, а могу узнать, сколько у вас есть?

– Джейсон, дорогой, я как коммерческий директор не могу тебе открыть некоторых вещей. Но уверяю, что сумма почти такая же, которой не хватает.

– Вот как? Вы запускаете шестой сезон самого эпичного сериала в истории телевидения, который бьёт все рейтинги, а на мой проект не хватает денег?

– Джейсон, пойми, этот и другие сериалы снимаются в павильонах, которые находятся за несколько миль отсюда. А ты же предлагаешь устроить реалити шоу с прямой трансляцией с самого Марса! До которого, как ты знаешь, только лететь почти год. Есть разница?

– Окей, я тебя услышал. Цифры затрат вы посчитали, а цифры прибыли? – спрашиваю я и откидываюсь на стуле

– О конечной сумме рано пока что говорить, так как много пробелов есть как в самом сценарии шоу, так и в том, кто же всё-таки будет вкладывать деньги. Но уверяю тебя, сколько бы ни пришлось затратить на шоу, прибыль гарантирована, это порвёт все рейтинги. Но нам с Патрисией, пришла идея, как минимизировать расходы и тем самым увеличить прибыль. Всем нам.

– Я слушаю.

– Оставьте нас, – обращается Дэриал к своим подчинённым.

Пока они собирают свои вещи и выходят из кабинета, я успеваю выключиться и вернуться на несколько месяцев назад и вспомнить, как ко мне пришла эта идея.

Мы с Шоном сидели на открытой террасе в баре, было уже за полночь и мы прилично напились. Домой никому из нас не хотелось, как в прочем и идея кого-то снять на ночь и устроить вечеринку, тоже не радовала в тот вечер. Хотелось просто сидеть, болтать, не спеша напиваться. Мы вспоминали истории с колледжа и особенно ту, как мы снимали документальный фильм о тёмной стороне нашего обучения. Мы насобирали так много материала, что опубликуй мы его, колледж непременно бы закрыли. Там было всё. Скрытые камеры запечатлели взятки преподавателям, иногда в денежном эквиваленте иногда в эквиваленте оральных ласк от студентов и студенток, продажу наркотиков на территории колледжа и прочее, что явно не входило в учебную программу. Наверно это был наш с ним первый опыт шантажа. Кстати, этот фильм помог сдать нам немало экзаменов. И пока мы придавались воспоминаниям, на плазменном телевизоре за спиной Шона, шло интервью с руководителем проекта экспедиции на Марс в один конец. И когда Шон произнёс, “Кто знает, может нам ещё удастся снять своё кино”, меня словно озарило. Я обожаю это чувство, когда всё твоё тело покрывается мурашками, внутри сначала холодно, но потом внизу живота становиться так горячо, а мозг начинает вырабатывать идеи со скоростью пулемётной очереди и тебе срочно нужно выплеснуть эту информацию. Иначе, тебе кажется, что тебя разорвёт изнутри.

– Шон, мы снимем своё кино.

– Только давай не сегодня. Сегодня, я даже не хочу снимать одежду, когда буду ложиться спать.

– Обернись. Посмотри.

– Неплохая задница у блондинки, согласен. – ответил он, увидев компанию девушек у стойки бара. – Но если ты имел ввиду снять групповое лесбийское порно, то я пас на сегодня.

 

– Да не туда придурок! Выше. На телевизоре.

– И? Ремейк на Звёздные Войны? Или о чём ты? – спрашивает он, когда до него наконец доходит куда нужно смотреть.

– А что если сделать реалити-шоу на Марсе?

– В смысле?

– В прямом. Они отбирают группу, которая летит с билетом в один конец на Марс. А все эти трансляции с космических станций никому уже давно не интересны, несмотря, на то, что они из космоса. А что если написать сценарий, отобрать людей, даже снять подготовку отбора, сам полёт, и конечно круглосуточно вести онлайн трансляцию их быта на планете. Уверен там будет много социальных конфликтов. Представь, какую аудиторию это соберёт! Считай, что это будет “Шоу Трумана” в космосе.

– Чёрт, а ведь и правда. Камеры двадцать четыре часа в сутки. Непредсказуемый сюжет. Может даже повезет, и их ракета взорвётся в космосе.

– Ты чертов психопат, но вынужден с тобой согласиться.

Следующие два часа мы потратили на обсуждение проекта во всех деталях и фантазировали на счёт сценария. Когда мы были уже предельно пьяны, а наши идеи скатились к съёмкам порно в космосе, мы разъехались по домам. Прежде чем уснуть, я подумал, что неплохо было бы это воплотить, но к сожалению, это был всего лишь пьяный разговор и не более. Но к моему удивлению, утром от Шона пришло сообщение, в котором он предлагал встретиться и обсудить что-то важное. Как оказалось, он не спал всю ночь и просчитывал варианты как бы нам создать это шоу. И кому его впоследствии продать. Он мне показывал презентации, сделанные на скорую руку, охват аудитории, цифры и прочее. Сперва моя голова, которая была охвачена похмельем и трещала от его рассуждений готова была взорваться, лишь бы он наконец заткнулся, но потом я немного оклемался и подумал. А почему бы и нет? Мы написали с ним все важные моменты и отправили нашим знакомым аналитикам на просчёт и составление презентации. Позже всё это мы представили телеканалу, в чьём офисе я сейчас сижу в данную минуту. Наша идея была воспринята ими на ура и тут же взята в оборот. И сейчас, находясь в том же самом месте я нетерпеливо ждал, как именно меня хотят поиметь и что они придумали. Нехорошее у меня предчувствие. Дерьмовое, я бы даже сказал.

– Так вот, предложение следующие. – продолжил Дэриал, когда в кабинете остался он, я и Патрисия, – Подготовку и сбор кандидатов на полёт, как и намечалось, мы снимаем на настоящих полигонах для подготовки космонавтов. А вот сам полёт и жизнь в космосе, мы снимаем в павильонах наших студий и естественно корректируем весь сценарный ход и прочее. Так мы сильно сэкономим и всё будет под нашим контролем.

– Что? В павильонах? Все съемки? Я не понял, вы хотите очередную мыльную оперу снять? Или последний герой? Но люди же будут другие! Как вы хотите снимать их, когда они будут в космосе.

– Джейсон, успокойся! Давай без истерик. Во-первых, это только предложение. Во вторых сначала выслушай, а потом давай строгие оценки. Прости, но мы этому полжизни отдали, а у тебя, сколько телевизионных проектов, напомни?

– Да причём тут это? Вы не понимаете, это совсем другое, рано или поздно откроется, что это снималось на этой планете, а не на другой, и прежде всего ваша компания будет высмеяна, а уж потом я.

– Ну один раз это уже прокатило и позволю себе заметить, у них не было таких спецэффектов как у нас.

– Шутки на счёт полёта на Луну по-прежнему в моде, я так понимаю?

– Ну как знать, может и не шутки, – говорит Дэриал, многозначительно смотря на меня.

– Ребят, ваш план по швам трещит. Вы только представьте себе, что этот чёртов корабль взорвётся в космосе или кто-то умрёт или родит. Правительство и так и так будет всё транслировать на землю. И как вам ситуация, у нас значит в шоу всё у них славно, а через пятнадцать минуть во всех новостях, что корабль взорвался.

– Так мы сделаем несколько вариантов. А потом всё волшебство монтажа. Ты будешь удивлён, насколько техника спецэффектов продвинулась. Это же касается и проблемы с лицами людей. Подменить одни на другие – пара пустяков. За это не переживай, предоставь это нам, – говорит Патрисия, при этом что-то помечая у себя в ежедневнике.

– И всё же, риски слишком велики. Они не стоят этой экономии.

– Ты прав Джейсон, полностью прав. Но реальность сегодняшнего дня такова, что денег просто нет, и точно не будет. Если же ты найдёшь недостающую сумму, то мы будем рады осуществить план задуманный тобой. Такие условия пойдут?

– Неужели у вас нет этого чудного списка толстосумов, которые с радостью распрощались бы с деньгами, лишь бы удивить свою очередную тёлку. Плюс ваши продюсеры на это натасканы.

– Всё так, мой милый друг. Мы бы этим занялись при условии, что идея проекта исходила бы от самого канала. Но она пришла к нам извне. Поэтому мы не имеем права на поиски экстра ресурсов. Политика компании. Плюс, невозможно получить железных гарантий, что рейтинги будут так высоки, как ты считаешь.

– Вы хуже коммунистов, – злобно изрекаю я и пытаюсь закурить.

– Ты даже не представляешь себе насколько. И не кури тут, пожалуйста. – говорит Патрисия абсолютно безапелляционным тоном.

– Боже! У меня голова сейчас лопнет, – выкрикиваю я и кладу сигарету обратно.

– Ты лучше наберись терпения. Это ещё не все плохие новости, – говорит Патрисия, не сводя с меня взгляда.

– Что ещё? Только давайте сразу уже. Не тяните.

– В общем, мы связались с организаторами полёта. Со всей их верхушкой. Если в вкратце, то ты далеко не первый с такой идеей. Расслабься. Это не отнимает у тебя тех прав, что ты автор идеи для нашего канала. Но это является огромной проблемой для трансляции проекта. На данный момент около двадцати студий претендуют на эксклюзивную трансляцию.

– Твою мать! – я ударяю ладонью по столу, – Вот козлы. И сколько они хотят за эксклюзив?

– Нисколько. Они хотят рекламное время на канале.

– И сколько? Много?

– В пределах допустимого. Но если они согласятся, будем торговаться. Правда есть ещё одно условие. Главный над этим проектом, встречается лично с каждым, кто ему предлагает подобные шоу. Хочет так сказать убедиться, что мы не превратим это, как ты выразился в очередную “мыльную оперу”, а всё будет сверх реалистичным и всё такое. Ведь это дело всей его жизни и бла-бла-бла.

– Так в чём проблема? Вы не можете встретиться с ним?

– Под описанием этого проекта, стоит твоё имя, Джейсон. Тебе и лететь.

– В смысле лететь? А где он находится?

– Он в Нидерландах. И я бы советовала поторопиться, – сказала Патрисия, постукивая ручкой по столу, – у него там очередь из агентов. Кто его заинтересует, тот и получит всё. Вот только по слухам, он ещё тот засранец, хоть и умный. Но я слышала, что ты как раз мастер решать неразрешимые задачи. Вот и дерзай.

– А собственно, что будете делать вы? Ждать пока я вам принесу всё готовое? Мне может и отснять ещё всё за вас?

– Джейсон, при всём уважении к тебе и людям, которые поручились за тебя, вынуждена сказать, что проект сырой. Ты пришёл с идеей и просишь потратить на неё огромную сумму и кучу ресурсов, да ещё что бы везде за тебя всё решили. Знаешь сколько у нас этих уникальных и гениальных идей? – произнесла Патрисия, ритмично отбивая каждое слово длинными ногтями.

– Ладно, я понял тебя. Давайте подходить к концу встречи. – Говорю я немного расстроенным и уставшим тоном. Пора валить отсюда. И поскорее.

– Здравая мысль. – поддерживает меня Дэриал.

– И так, ваши условия? – спрашиваю я у них

– Мы берёмся за создание шоу, при условии, что ты найдёшь недостающую сумму и уговоришь этого голландского гения дать нам права на эксклюзив. Если же ты только добиваешься его разрешения, а денег не находишь, вторую часть шоу мы снимаем в павильонах. И плевать мне, на его сверх реалистичность. Все условия ясны? – Патрисия подвела итог и встала с кресла, дав всем понять, что встреча окончена.

– Все, – киваю я, – мне нужны данные по аудитории вашего канала, медиа-киты, человек который в курсе всех дел со спонсорами и вся раскладка по откатам.

– Не вопрос. Что-нибудь ещё?

– Ага, поцелуй наудачу.

– Это к Патрисии, но будь осторожен, можешь остаться без яиц.

– Ещё раз так пошутишь и сам без них останешься. – парирует Патрисия, поворачиваясь к Дэриалу

Рейтинг@Mail.ru