Всё о моих демонах

Майкл Мар
Всё о моих демонах

Глава 1.
Клиент

На улицах Лос-Анджелеса ранний, жаркий вечер. Я еду в такси и размышляю о предстоящей встрече. Как же я не люблю брать клиентов от малознакомых мне людей. Вечно с ними куча проблем и бесполезной возни. Сегодняшняя клиентка, так вообще, отказалась говорить, кто ей меня посоветовал. Но подъехав к бару, где мы договорились встретиться с клиенткой, мне ничего не осталось, как расплатиться с таксистом и выйти в сумерки города. Я лишь приоткрыл дверь бара, как тут же ощутил запах корицы и пива, а глазам предстало унылое местечко с тусклым светом и завсегдатаями пьяницами у барной стойки. Да уж, место не совсем в моём вкусе. Остаётся надеяться, что я тут ненадолго. Меня тут же охватывает это идиотское и паническое чувство – я не знаю, куда мне сесть. Но ещё раз осмотрев помещение мне удалось найти оптимальное место не под назойливым светом ламп и, что главное не возле туалета. По пути к столику, прохожу мимо барной стойки, окликаю бармена и прошу принести мне Jamesone (марка виски) и воду в бутылке. Он заметно насупливается, но принимается за заказ. Видимо, у них тут не принято гонять официантку, ради пижонов вроде меня. Не мои проблемы, ребята.

Перед тем как сесть за стол, брезгливо достаю салфетку из подставки, смахиваю орешки со стола и только после этого сажусь в кресло. Вынимаю из пиджака телефон. Понимаю, что это не тот телефон, кладу его обратно в карман и достаю другой. Открываю почту и только успев мельком взглянуть на тему письма от неизвестного адресата с пометкой "ВАЖНО", как возле меня, раздаётся женский голос:

– Здравствуйте, Вы…

– Видимо я, если вы Сара.

– Да, это я.

– Что ж, присаживайтесь, выпьете чего-нибудь?

– Не знаю, может кофе…

– Нашу беседу лучше начать с алкоголя, а уж потом завершить её кофе. Вы уж мне поверьте.

Когда официантка подходит с моим заказом, я прошу её принести бокал вина для Сары. Девушка выглядит немного нервной. Хотя одета она слишком прилично для такого места. Значит, этот бар выбран неспроста, здесь её никто не знает. А ещё, за последнее время, её нервы достаточно расшатались, ибо её руки дрожат, а под глазами видны настолько тёмные круги от бессонных ночей, что даже макияж не может скрыть этого. Дождавшись, пока официант принес её вино, и она пригубит немного из бокала, я задаю ей привычный для меня вопрос:

– И так, Сара, расскажи мне, с чего всё началось.

– Вы даже не представляете, сколько раз я пересказывала эту историю самой себе, но сейчас, я и правда не знаю с чего начать. Всё звучит слишком ужасно, когда я пытаюсь произнести это вслух. Словно…– она закусила губу и занервничала пуще прежнего, – словно это может повториться.

– Попробуй начать с того, когда всё круто повернулось. Остальное я спрошу сам.

– Хорошо. Я приехала в этот город почти год назад. Мне обещали неплохую работу в элитном агентстве недвижимости. Я прошла онлайн собеседование, и когда получила положительный ответ, у меня было чувство, словно в лотерею выиграла. Я приехала в Лос-Анджелес, оставив всё позади и сожгла все мосты, что оставались в моём маленьком занюханном городишке.

На удивление, то, что мне обещали, оказалось правдой. Когда я приехала прямо из аэропорта на личное собеседование, которое было чистой формальностью, меня даже ни о чём повторно не спрашивали. Я только подписала заявление о приёме на работу, помощница шефа отвезла меня на квартиру, которую предоставляла компания, рассказала мне всё и целые выходные у меня были на изучение города. Знаете, для девушки из такой глуши как я, попасть в Лос-Анджелес уже целое приключение. Спустя пару дней я начала работать. Всё шло неплохо, и я прекрасно справлялась со своими обязанностями.

Примерно спустя неделю, на новом рабочем месте, директор компании, пригласил меня на деловой ужин. Я думала, там будут партнёры компании и поэтому жутко нервничала и даже попросила аванс, что бы купить новые вещи. Но как оказалось, на ужине были только мы вдвоём. Он был очень мил и обходителен. Много спрашивал о моём прошлом и чего я хочу от жизни. Вы должны понять, я не из тех наивных дурочек, которые приезжают в мегаполис, с целью заарканить первого встречного обеспеченного мужчину. Но и в сказочную любовь с первого взгляда я давно уже не верила. Я просто хотела жить в своё удовольствие, усердно работать и сама обеспечить себе будущее. Тем более мне было хорошо известно, что Бад Хирш, глава моей компании, женат и у него есть дети. За ужином его постоянно дёргали звонками и он жутко нервничал. В конце вечера, предложил составить ему компанию на одно событие, день рождения его друга. Как он сказал, жена будет в отъезде, а ему одному туда идти совсем не хочется. Я согласилась, так как понимала, что в этом городе мне необходимы связи. И конечно немаловажный факт, что Бад, мой начальник не приставал ко мне и даже ни на что не намекал тем вечером.

На следующих выходных, за мной заехала машина, и отвезла на виллу, где и проходило это мероприятие. Когда водитель сообщил, что мы приехали и я вышла из машины, меня встретили девушки в масках волчиц, а по всей территории сада, прилегающего к вилле горели факелы. Меня это так восхитило, что показалось, будто я попала в кино. При входе, эти самые девушки, дали мне кружевную маску и я вошла в дом. Увидев там Бада, я тут же подошла к нему и он познакомил меня с его другом, в чью честь и был этот праздник. Его друг без остановки осыпал меня комплиментами, подносил напитки и постоянно шутил. По началу, всё было очень весело и жутко интересно. В зале, где мы стояли было примерно человек тридцать. Все мужчины были в смокингах и чёрных масках, а девушки в масках волчиц и почему то в одинаковых чёрных полупрозрачных платьях, тогда мне это не показалось странным. Наверное из-за того, что это было моё первое мероприятие в таком обществе и я посчитала, что в Лос-Анджелесе, вечеринки проходят именно так. К нам подходили разные люди, о чём-то говорили, я пыталась завязать с ними непринуждённый разговор о делах, но мистер Хирш постоянно напоминал мне, что я не на работе и даже не знакомил меня с ними.

Выпивку всё подносили и подносили. Знаешь, как это бывает, когда ты просто не замечаешь, что уже держишь в руках десятый бокал. Незаметно, я поняла, что опьянела и решила выйти проветриться. Отойдя на террасу, я издали наблюдала за моим начальником и его другом, они о чём-то шептались и украдкой поглядывали на меня. Ко мне подошла молодая девушка, которая работала на обслуживании и протянула бокал с шампанским. Когда я ответила ей что мне уже достаточно, она буквально всучила его в мои руки. Решив не спорить, я взяла бокал и почувствовала, что к нему приклеена какая-то бумажка, рассмотрев её, я увидела на ней надпись – "БЕГИ". Я хотела окликнуть её и спросить, что это значит, но когда я оторвала взгляд от записки и подняла голову, то уже не смогла её найти. Зато встретилась взглядом с другом Бада, который помахал мне в знак того, что бы я вернулась. Я подошла к ним, он немного приобнял меня и стал говорить насколько я неотразимо выгляжу и прочее в этом духе.

Я была в хорошем настроении, улыбалась и благодарила его. Но мои мысли крутились вокруг той записки и девушке, что дала мне её. Освещение сменилось на красный цвет и его глаза вдруг радостно заблестели от чего-то увиденного позади меня. Обернувшись, я увидела, как все девушки в волчьих масках, скинули с себя платья и остались абсолютно голыми. На них остались лишь маски и серебряные пояса вокруг талии. Они подходили к мужчинам и начинали раздевать и ласкать их. Я стояла в полном ступоре, не в силах пошевелиться и смотрела на происходящее. Неожиданное и ледяное прикосновение чьих-то рук привело меня в чувство. От испуга, я подпрыгнула и обернулась. На меня в упор уставились две пары глаз мистера Хирша и его друга. Их взгляд источал похоть и демоническую радость. В один миг всё пронеслось перед моими глазами, от приезда, до записки от девушки. Я начала пятиться назад, а они наступали на меня и скалились. Я не заметила, как оказалась в центре этого безумия и уже с разных сторон кто то начинал меня трогать и манить к себе. Взвизгнув от ужаса, который меня охватил, я тут же бросилась в сторону открытой двери. Я бежала по лабиринтам коридоров, которые казались мне бесконечными и слышала звуки погони за собой. Когда выход был уже так близок, меня схватили, заломили руки и насильно вернули обратно в зал. Огромный охранник, что заломил мои руки, словно куклу бросил меня на пол в центре зала и я увидела, как круг из людей, начинает смыкаться вокруг меня. Кто-то приказал раздеть меня и держать…

Девушка вдруг прервала свой рассказ, уставилась на свой бокал и в следующую секунду осушила его одним глотком. Мне было любопытно и я хотел скорее услышать продолжение истории:

– И что же было дальше?

– Думаю, вы и сами догадались. Лично я поняла, что со мной будет в туже секунду. И поверьте, никогда не забуду того чувства, что завладело мной в тот момент. Но я не могу его описать. Точнее, не хочу. Они держали меня, я была совсем голая, кто-то постоянно приказывал, что со мной делать волчицам, одно из последних, что я помню, это как одна из девушек шепнула мне – "Просто представь, что смотришь фильм и расслабься". И после этих слов, я тут же отключилась.

Иногда, сознание ко мне возвращалось и я видела лишь лица, которые сменялись одно за другим и члены сменялись один за другим и там было что то помимо членов и рук. Меня насиловали до рассвета и казалось, что кто-то истошно кричал. Как я поняла позже, кричала там только я. Все остальные лишь смеялись. Потом меня посадили в машину и отвезли домой. Дома я проспала больше суток.

На следующий день ко мне приехал Бад. Он открыл дверь своим ключом, и я даже не успела убежать. Я была парализована ужасом и лишь слушала, что он мне говорил.

Его предложение оказалось конкретным и выбирать было особо не из чего. Либо я молчу и никому не рассказываю о случившимся и в этом случае со мной всё будет хорошо. То есть, я продолжу работать на него и получу внушительную денежную компенсацию. Либо меня больше никто и никогда не увидит, если я вздумаю рассказать кому-нибудь о случившемся.

 

Как вы уже догадались, я выбрала первый вариант, но поклялась, что отомщу. И месть пусть будет нескорой, но безжалостной. Шли месяцы, я понемногу приходила в себя и дела мои шли успешно, но не было, ни дня, что бы я не вспоминала ту чудовищную ночь…

Сара закончила свой рассказ, её взгляд был одновременно пуст и в то же время переполнен ненавистью. Что ж, история бесспорно интересная, но на первое место среди моих дел, точно не тянет. Вспомнив, что у меня есть ещё несколько важных дел сегодня вечером, и у меня осталось не так много времени, я сразу решил перейти к сути:

– И так, Сара, чего же ты хочешь?

– Я много думала об этом. Представляла, как могу покарать его. И знаете, всегда в своих фантазиях я оставалась неудовлетворенной, если идея заключалась в банальном убийстве. Это казалось слишком лёгким наказанием для такого ублюдка как он. И поэтому, я знаю лишь одно, я хочу, что бы его жизнь превратилась в ад и он страдал так, что бы мечтал о смерти. И естественно, что бы в конце своих мучений он понял, за что ему всё это и от кого.

– Если я правильно тебя понял, то ты хочешь доставить ему больше душевную боль, чем физическую. И что бы это было не в миг, а тянулось долго и болезненно.

– Совершенно верно.

– Хорошо, тогда на подготовку мне потребуется месяц. Когда всё будет подготовлено, я согласую с тобой детали и оплату. Уверен, тот человек, который порекомендовал тебе меня, кем бы он ни был, не забыл упомянуть стоимость моих услуг.

– Не переживайте, я не потратила ни цента из той "компенсации". Уверена её хватит.

– Замечательно. Прошу меня извинить, но мне нужно идти. Поверь, я действительно сочувствую тебе и не сомневайся, он поплатиться за содеянное с лихвой. Но помни, твоя жизнь отныне закончена. Начни новую. У каждого человека есть на это право.

– Возможно. В ту ночь я точно умерла. Но жить заново так и не стала.

– Дай себе время.

– Пожалуй, только оно у меня и есть. И кстати, – она начала рыться в своём портфеле, с огромным желанием найти там что-то. Наконец, она протянула мне коричневую папку, – это вам. Здесь много информации, которая будет вам полезна. Тут половина жизни Бада. Встречи, расписание, контакты и прочее. Надеюсь, это пригодится.

– Благодарю. Это сильно сократит время на подготовку. Береги себя. Я скоро свяжусь с тобой.

Я прощаюсь с Сарой, оставляю на столе деньги и выхожу из бара. Уже на обочине дороги, я всматриваясь в сумеречный город в поисках такси и вдруг ощущаю хорошо знакомое чувство. Оно всегда начинается с прохладного дуновения ветра, даже если стоит знойный день. Моя кожа покрывается мурашками и пульс учащается. Мне даже не нужно оборачиваться, чтобы понять, что за моей спиной стоит один из них. Кто же это будет на этот раз?

– Та ещё история, приятель. Я даже немного возбудился. – произнёс зловещий голос за моей спиной и заставил меня обернуться.

– А, это ты. Мистер Бесчувственный. – я посмотрел в глаза демону и подумал, что собственно только его и можно было сегодня ожидать.

– Как формально, Джейсон. Прекращай, мы слишком долго знакомы.

Демон по-приятельски подмигнул мне и похлопал по плечу. Как всегда, он был одет в тёмно-серый костюм в тонкую полоску, такую же шляпу с узкими полями, галстук на белой рубашке привычно отсутствовал. Он обернулся назад, в сторону бара из которого я только что вышел и спросил:

– Что? Поймал себя на мысли, что не испытываешь никакой жалости к этой крошке? После всего, что с ней случилось и как с ней обошлись?

– Абсолютно ничего. – Я подтверждаю его догадку и мотаю головой. – Если бы я каждый раз распускал сопли по каждому с кем плохо обошлись, то превратился бы в тряпку. У меня нет на это времени, старик.

– Ну так уж и нет. Ты мог бы просто ей посочувствовать или приобнять, успокоить. – он продолжает надо мной издеваться, зная, как я это ненавижу.

– Лучше я помогу ей делом, чем пустыми обещаниями, что всё будет хорошо. У неё больше никогда не будет хорошо. И ты это прекрасно знаешь. Эта месть, ничего не решит. Сейчас, она для неё имеет смысл. А что потом? У неё потеряется последний смысл жизни и она окончательно тронется.

– Возможно, определённо возможно, Джейсон. Вот только, что это значит для тебя? – демон вытащил из-за спины элегантную чёрную трость с серебряным набалдашником, закрутил ей в воздухе и обернулся вокруг себя.

– Говорю же! Абсолютно ничего! – он уже начинает выводить меня из себя и я повышаю голос.

– Не забывай. Ты можешь врать всем, кроме нас. Мы видим тебя насквозь.

– Правда, что ли? Ну и, что же это для меня значит? – я скрещиваю руки на груди и всем своим видом показываю, что мне всё равно.

– Для тебя это значит одно. В твоей голове вновь закрутились шестерёнки и мысли, как составить план действий и за какие ниточки дёргать, что бы выполнить этот заказ. Тебе плевать на эту крошку. Но тебе не плевать на себя и то, чем ты занимаешься. Тебе важно быть нужным. Тебе, мой старый и верный друг, важно быть тем самым парнем, который решит вопрос. Вот и всё.

Я хотел было, что-то возразить, но демон залился злобным смехом и тут же исчез. Как всегда. Приходят, когда не зовёшь, исчезают, когда не просишь. Очередной вечер закончился разговором с одним из моих демонов и я остался наедине с собой. Ничего сверхъестественного. Просто такие они, мои будни.

Глава 2
Инсценировка

– Бахилы! Бахилы наденьте, мать вашу! – я закричал из комнаты, услышав, как спецгруппа заходит в дом.

       Я быстро выхожу из тёмной комнаты в прихожую, замечаю перед собой несколько мужчин в костюмах и указываю им на коробку, которая стоит возле двери.

– Там на всех хватит. Наденьте.

Они кивают и достают из коробки, приготовленные для них комплекты. В целлофановых пакетах аккуратно сложены бахилы, перчатки и шапочка для волос.

– Ты бы ещё костюм химзащиты им дал, – услышал я из-за спин мужчин знакомый голос.

– Была бы моя воля, я бы вообще твоих ребят не впускал, после них ещё больше дерьма приходится разгребать.

– Ну не ворчи, – мужчина проходит внутрь, надевая на ходу перчатки и здоровается со мной.

Я приветствую его и мы заходим в комнату. Дэйв МакДугл, куратор по особым спецоперациям настолько засекреченного правительственного отдела, что ни ЦРУ, ни ФБР ни даже АНБ о нём ничего не знают. Как я слышал, приказы ему отдаёт лично президент, хотя возможно даже это неправда. На его счету сотни пропавших и убитых людей, но сам он никогда не выпустил ни одной пули из пистолета. Дэйв, представлял из себя коренастого, лысого ирландца, американского происхождения, с пронзительными серыми глазами и большими кулаками. Скорее всего, это гены от его предков, которым пришлось силой завоевать положение в этой стране. Сам же он не обладал особыми боевыми качествами, зато его мозг был гораздо страшнее любого оружия и стрелял он всегда точно в цель. В своей организации, он был начальником специального подразделения по решению особо сложных проблем и в своё время многому меня обучил.

Мы познакомились с ним при весьма щекотливых обстоятельствах и были по разные линии фронта. Мне заказали состряпать особо неприятный компромат на брата президента и мне это даже почти удалось. Но тогда я не подозревал о том, насколько МакДугл и его отдел сильны во влиянии и умении решать вопросы. Почти в финале моего задания, он меня выследил и уже намеривался устранить, как человека с отсутствием патриотизма и нежелательного свидетеля. Но перед этим, попросил поподробнее рассказать, как мне удалось осуществить свой план. Мне было нечего терять и я рассказал всё как есть. Он сильно удивился, насколько элегантным и в тоже время простым оказался мой план. Затем, он кому-то позвонил, а затем предложил мне войти в его команду. Я сказал, что соглашусь только при условии фриланса. Так как лучше бы сдох в том вонючем подвале, чем стал бы госслужащим. Даже такой сверхсекретной и мощной организации, на которую работал Дэйв. Он лишь пожал плечами и что-то пробормотал о поколении идиотов. Но к компромиссу, в итоге мы пришли. Я решаю любые вопросы по первому зову секретного отдела, а в обмен получаю некоторые денежные бонусы и их помощь если мне понадобиться. Да, ещё конечно же я получил свою жизнь, но по взгляду МакДугла в тот момент, было предельно ясно – я жив, только пока хорошо себя веду.

Он оказался хорошим парнем, хотя периодически доставал меня своей манией к перестраховке. Но при этом высоко ценил мой перфекционизм в исполнении заданий. В какой-то степени, он стал моим ментором по профессии которой даже нет. И было видно, он получал удовольствие, когда делился со мной разными хитростями и опытом.

– Ну, рассказывай, что тут у нас сегодня? – спросил Дэйв, осматривая комнату, – Управление подняло меня среди ночи из-за этого.

– Честно говоря ничего интересного или впечатляющего. Так, будни. Просто твоё управление не доверяет мне как обычно. Без тебя – ни-ни.

– Это ты сам виноват, дружище. Они тебе много раз предлагали перейти к нам на постоянку. Но ты же вольная птица, которая не любит клетки. Да и тебе бы пришлось завязать со всем прочим. Никаких частных проектов и всё такое.

– Это да. Но напомни мне, пожалуйста, – я понижаю голос до шёпота, – что посоветовал мне ты, когда я спросил, стоит ли мне переходить в твою контору?

– Шли их к чёрту, – так же шёпотом, но с улыбкой ответил МакДугл.

– Вот именно. А здесь сегодня всё стандартно. Мы имеем одну шлюху, один политический скандал, который не выйдет наружу, один заброшенный дом, один набор обряда Вуду и кучу, так называемых специалистов, которые мне больше мешают, чем помогают.

Дэйв начал внимательно осматривать комнату и его взгляд останавливается на абсолютно голой девушки на полу, которую кто-то уже прислонил к стене. Дэйв опустился на корточки, и аккуратно поднял голову девушки за подбородок. Она, в полуобморочном состоянии с капающей слюной подняла свой взгляд на МакДугла и посмотрела куда-то сквозь него и что-то при этом забормотала.

– Какая же ты дура девочка. Была б немного умнее, жила бы себе и радовалась. А нам бы не пришлось грех надушу брать. – Грустно произнёс Дэйв осматривая её тело на наличие следов насилия. – Что ты ей дал?

– Самый дешёвый и низкокачественный героин, который только смог найти.

– Молодец. Так, а ты видел эти следы у неё на шее? Они довольно свежие.

– Да, твоему помощнику, Питу, пришлось схватить её за шею, когда она пыталась сбежать. Но ничего, какая шлюха и без побоев.

– Тоже верно. Что придумал, кстати?

– Хотел сначала крест и распять её, но вспомнил, что это уже было в прошлом месяце. Не хочу, что бы полиция сделала из этого серию. Так что сегодня обряд Вуду. Тем более она чернокожая.

– Пойдёт. Никто не захочет с этим возиться.

Он встал во весь свой рост и снова принялся пристально изучать комнату. Заметив кровавые надписи на стене, которые сделаны часом ранее, помощником Питом, который был прислан управлением МакДугла, он произнёс:

– Слышал? Пару месяцев назад была адская бойня в пригороде? Там ещё годовалого ребёнка, убийца пытался засунуть обратно в лоно матери. – сказал Дэйв, постукивая сигаретой себе по ладони.

– Ага, та ещё жесть. Это хоть не ваша работа была?

– Послушай, мы, конечно многое творили, но не на столько. Думаю это и правда, маньяк.

– Лучше не рассказывай мне о ваших делах. Дольше проживу. Надеюсь. – я иронично улыбаюсь, хотя признаюсь, что часто об этом думал.

– Хорошо. Так вот, этот маньяк выпотрошил целую семью. Выкачал из них всю кровь, и нарисовал ею картину. Прямо на стене. Не помню, что там было именно, но суть в том, что когда с места преступления было снято оцепление, одни одарённые предприниматели вырезали эту часть обоев, на которой была кровавая картина, и продали на аукционе за три миллиона.

– Ужас. Этот мир обречён. – я в удивлении застываю и не верю услышанному.

– И не говори. Порой мне кажется, что мы уже в аду. Люди, это теперь не только рабочая сила, а ещё краски и расходный материал. – Дейв потирает уставшую массивную шею и грустно улыбается.

– Боюсь, ад, место немного посимпатичнее. И там наверно сразу видно кто и что из себя представляет.

– Думаю когда-нибудь мы и сами об этом узнаем. – наши взгляды встречаются и мы понимаем, что скорее всего так и будет.

– Слушай, я вот подумал, неужели этой шлюхе нельзя было заплатить и чтобы она просто молчала? – Я заранее знаю, что это глупый вопрос. Просто захотелось резко сменить тему. – Даже если бы ей очень хорошо заплатили, это было бы минимум вдвое дешевле, чем стоимость наших услуг.

 

– Скорее всего, там наверху посчитали, что так надёжнее. Ну предложили ей денег. Она их к примеру даже взяла, а потом, что ей помешает пойти в пару независимых газет для ещё одного гонорара и выложить всю историю. А если бы она до туда дошла, а не валялась бы тут сейчас, пришлось бы опять имитировать очередную войну или революцию. А это, как ты знаешь, дело очень затратное.

– Кстати, а что она узнала?

– Джейсон, ты знаешь, это не по правилам. – Произнёс Дэйв с усмешкой и посмотрел на меня исподлобья.

– Да знаю, старина! Никому из нас не хочется разделить её участь, – согласился я и кивком головы указал на девушку.

– Что именно, сказать не могу. Сам ещё не все детали узнал. Зато без страха, могу уверить тебя, что этот сенатор конченый кретин. Ну ладно он решил вспомнить восьмидесятые. Ну снял он шлюху на улице. Да плевать даже, что он заставлял её вдувать ему кокаин через задницу под Sister Sledge– “We Are Family”. Но этот идиот, решил, почему бы не пригласить его хорошего знакомого, вице мать его президента крупнейшей табачной компании и под ритмы и мелодии восьмидесятых не обсудить с ним махинации с новым законом о налогах. И всё бы ничего, ну кто поверит грязной тупой уличной девке. Но эта дура по утру сказала, что записала всё на диктофон. И не делай такие удивлённые глаза, я не знаю куда она его запихнула в тот момент. Так вот и сказала, что либо он ей даёт двадцать штук, либо она растрезвонит всем кому сможет об этом.

– И правда дура. Но они не лучше. Может, проще было их, ну того, – Я сделал характерные движения большим пальцем по горлу.

– Может, но не накануне переизбрания. Не очень подходящее время. – Дэйв снисходительно ухмыляется, в очередной раз вспомнив о моей аполитичности.

– И не начинай. Я никогда не голосовал и не собираюсь начинать эту дурную привычку.

– Да ясно всё с тобой. Ладно, давай завершать. Ты не подумай, я рад тебя видеть, но в более спокойной обстановке. Да и спать хочется.

– Жаль, а я думал мы устроим потом барбекю на заднем дворе. – говорю я, еле сдерживая хохот. – Ну смотри, в принципе всё подготовлено, осталось только свечи поставить соответствующие обряду, отрезать головы курицам и накурить тут травкой. Возьму для этого одного из твоих?

– Да хоть всех. Ну а как девочку решать будем?

– Этим, – я протягиваю Дэйву сверток, обёрнутый в коричневую тряпку.

– Всегда завидовал твоей фантазии, – говорит Дэйв, разворачивая свёрток и разглядывая старый нож, увешанный бусами и костями.

– Это ещё не всё. Сейчас принесу остальное, – говорю я и удаляюсь в другую комнату.

Вернувшись, я достаю из спортивной сумки мёртвую курицу, чёрные свечи, маленькую куклу из веточек и банку с пеплом. Вытащив это всё, я начинаю расставлять свечи по контуру пентаграммы на полу. Я прошу Дэйва отрезать голову курице и разбрызгать кровь на пол, ссылаясь на то, что сегодня ел салат с курицей и манго и мне не по себе от вида мёртвой птицы. По правде говоря, я просто не хотел запачкать костюм кровью.

Дэйв судя по всему тоже не захотел марать руки и доверил это одному из своих парней. Справившись со всеми приготовлениями, МакДугл позвал своих людей, чтобы они перетащили девушку в центр пентаграммы и раскинули её руки и ноги по окончаниям звезды. Когда было всё подготовлено, а лишнее убрано, я подозвал одного из них и спросил:

– Так, как там тебя зовут?

– Я…

– А впрочем, неважно. Значит, слушай и чётко следуй инструкциям. Вот, возьми этот нож. Только аккуратнее, не за рукоятку. А за лезвие. Не смажь мне отпечатки. Дальше, там, в районе солнечного сплетения, поставь нож остриём вниз и ударь со всей силы по нему, что бы пробило всё тело, – я вижу, как парень вопросительно смотрит на Дэйва, видимо ожидая подтверждения.

– Выполняй. Это приказ, – говорит ему Дэйв холодно и строго

– И давай побыстрее, нам уже нужно убираться отсюда. Нужен один хороший и чёткий удар.

Помощник Дэйва аккуратно взял нож за лезвие, присел на корточки, приставил острие точно к тому месту куда я сказал и приготовился к удару. Напоследок, он поднял на меня взгляд, словно спрашивая, всё ли делает правильно. В ответ я лишь кивнул, и на секунду мне показалось, что мы где-то в древности и совершаем обряд жертвоприношения и всё это во благо какой-то великой цели. В голове звучит помпезная музыка, я пытаюсь хотя бы на немного уйти от этой реальности и абстрагироваться от происходящего, так как понимаю, что если хоть на мгновение дам слабину и пойму какой ужас мы тут творим, я наверно сойду с ума. Здесь и сейчас.

– Давай уже, – выдёргивает меня из мыслей приказной тон Дэйва.

И я вижу, как огромный кулак парня, ударяет по рукоятке ножа, и лезвие проходит сквозь тело девушки с поразительной легкостью и упирается в пол. Она не издаёт ни звука. Я даже уверен, что она даже ничего не почувствовала. Настолько сильно она накачена наркотиками. Лишь её тёмные глаза, медленно и как-то нереально закрывались навсегда. Ну, вот вроде и всё.

– Оставь так и не вздумай трогать, – говорю я спокойным тоном и выхожу из комнаты.

Остальные следуют за мной, а МакДугл остаётся ещё ненадолго проверить не оставили ли мы чего лишнего и всё ли выглядит так, как мы планировали.

Собравшись перед выходом, мы договариваемся выходить по двое, что бы не привлечь внимание. Я прошу Дэйва подкинуть меня до стоянки такси в нескольких кварталах отсюда. Мы покидаем дом и направляемся к машине. Как только мы отъехали от дома, Дэйв обратился ко мне:

– Послушай, ты можешь прекрасно контролировать свои чувства и эмоции, но я знаю, что у тебя на душе. Я сам через это всё проходил. И я знаю, как ты не любишь дела вроде сегодняшних.

– Ты о чём? – говорю я, пытаясь придать голосу безразличный тон.

– Не парь мне мозги, ради Бога. Ты знаешь о чём. Что тебе не по духу, когда кого-то приходится лишать жизни. Да, мы не военные и не мясники. Но мы сами выбрали этот путь и никто нас не заставлял. И иногда приходится марать руки. Но это просто работа. Ни больше, ни меньше. И это очень важная работа. Если бы не мы, эта страна, да и может вообще весь мир, были бы в полной заднице.

– А разве этот мир не в заднице? Мы лишь немного оттягиваем конец света.

– Это тоже стоит немалого. – Отчеканил Дэйв не сводя с меня своего тяжёлого взгляда.

– Я пытаюсь это осознать, и я никого никогда не убивал. Точнее убивал, но никогда своими руками. Хотя уже и не знаю, что хуже.

– Знаешь, за все годы я понял одно. Выполненные задания, как например сегодня, никогда и никем мне не простятся. Самое главное, я сам не смогу себя простить. И чувство вины не пройдёт. Зато одна вещь меня никогда не подводила. Хорошенько напиться после подобного дела. Чего и тебе собственно говоря советую. Просто напейся до потери сознания и вырубись на сутки. Это не панацея, но временный эффект даёт.

– Спасибо, Дэйв. Наверное, это и правда единственный выход.

Для перестраховки, что для МакДугла очень типично, он высадил меня за сотню метров от стоянки такси и мы попрощались пожав друг другу руки. Я закуриваю, слышу, как его машина уезжает в противоположном от меня направлении и через секунду меня окликает мужской голос:

– Эй, парниша, закурить не найдётся?

– Не курю. – Устало произношу и повернувшись вокруг себя выдыхаю дым демону прямо в лицо.

– Заметил. – Ответил Мистер Жестокий.

– Держи. – я всё же протягиваю ему сигарету. – Думал ты уже и не появишься.

– Спасибо, у меня свои. – отвечает он и незажжённая чёрная сигарета зажатая между его зубов тут же вспыхивает огнём. – Как же не появлюсь. Я как и ты. Работаю без выходных и праздников.

В отличии от Мистера Бесчувственного, этот демон носил чёрное, потёртое пальто до самого пола, высокий и такой же чёрный и старый цилиндр, тяжёлые ботинки, а в руках вместо трости он держал, что-то походящее на полицейскую дубинку. Телосложение у них, как впрочем и у остальных было одинаковым. Внешность, тоже особо не отличалась. Но голоса были у каждого особенными. Они полностью отражали сущность каждого из демонов. Мистер Жестокий, обладал низким и хриплым басом, от которого мне всегда становилось жутко.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru