Душман. Последний выстрел

Александр Леонидович Аввакумов
Душман. Последний выстрел

«Симпатичная девушка, – подумал он. – Сидит и делает вид, что я ей абсолютно безразличен, хотя сама бросает взгляды, тем самым заставляя меня невольно обратить на нее внимание».

Она снова подняла глаза и с нескрываемым интересом посмотрела на Лаврова. В какую-то долю секунды их взгляды встретились. Лицо девушки вспыхнуло и стало еще миловиднее и привлекательнее. Павел улыбнулся ей и подмигнул. Они вышли на одной остановке.

– Девушка! Можно я вас провожу? – обратился к ней Лавров. – Скажите, как вас зовут?

Она посмотрела на него и, улыбнувшись, тихо произнесла:

– Хорошо, ведь мы живем с вами в одном доме. Меня зовут Марией.

– Не может быть, значит, я угадал! – воскликнул удивленно Павел и, подхватив девушку под руку, направился к эскалатору.

***

Павел ехал на старенькой «шестерке», которую приобрел два дня назад у мужчины, который проживал в соседнем подъезде. Машина была не на ходу, и ему пришлось изрядно попотеть, прежде чем она завелась и поехала. Сейчас, он направлялся в город Серпухов, в котором проживали родители Вадима Морозова. Только от них он мог узнать место, где проживает его бывший заместитель. Машину Лаврова обогнал черный тонированный «Мерседес», обдав старенькие «Жигули» грязными брызгами.

«Шикуют люди, – подумал он, – ведь мог проехать спокойно. Нет, решил показать, кто он и кто я».

Впереди показались жилые дома. Павел невольно посмотрел на часы. Как он и предполагал, дорога заняла около трех часов. Выехав на оживленный перекресток, он свернул налево и остановил машину у продуктового магазина. Лавров вышел из машины и направился к сотруднику милиции, который стоял недалеко от него.

– Товарищ капитан, – обратился к нему Павел. – Вы не подскажите, как проехать к этому адресу?

Он протянул листочек бумаги, на котором был указан нужный ему адрес.

– Вам нужно проехать еще два перекрестка, а затем свернуть направо. Там определитесь с домом.

Лавров вернулся к машине. Через десять минут он уже стоял около нужного ему дома. Прежде чем нажать на звонок, он огляделся по сторонам и, убедившись в безопасности, нажал на кнопку. Дверь открылась. На пороге стоял молодой человек в черной кожаной куртке.

– Вам кого? – спросил он у Павла.

– Я из БТИ. Мне нужен хозяин дома.

– Извините, но его сейчас нет дома. Приходите завтра.

– А хозяйки тоже нет дома?

По лицу мужчины пробежала недобрая улыбка.

– Я же вам по-русски сказал, чтобы вы пришли завтра. Вы что меня не поняли?

– А вы кто? Судя по записи в домовой книге, в доме прописано лишь два человека. Вы, надеюсь, не квартирант?

Этот вопрос, по всей вероятности, окончательно вывел его из состояния равновесия. Мужчина вытянул вперед руку, стараясь схватить Павла за грудки. Куртка его разошлась в стороны, и Лавров увидел рукоятку пистолета, которая торчала из висевшей подмышкой кобуры. Павел вовремя отреагировал на этот выпад мужчины и, схватив его руку, с силой заломил ее за спину.

– Я из ФСО. Дернешься, убью на месте, – прошептал он в ухо мужчины.

Он ловко вытащил из кобуры мужчины пистолет и отпустил его руку.

– Кто вы такие и что делаете в этом доме? – спросил его Лавров. – В доме еще кто-то есть?

Мужчина кивнул головой, давая понять, что он не один.

– Мы из охранной организации «Рубеж». Нас направили сюда, чтобы мы узнали у хозяина квартиры, где его сын. Однако, когда мы приехали сюда, хозяев не было дома, вот и решили дождаться их.

– Позови старшего. Я хочу переговорить с ним.

Мужчина скрылся за дверью. Через минуту к Павлу вышел мужчина средних лет. Лавров протянул ему удостоверение личности.

– Вам необходимо срочно покинуть этот дом. В противном случае я вынужден буду позвонить в милицию, и у вас возникнут большие неприятности за незаконное проникновение в чужое жилище. Даю вам две минуты.

Мужчина, молча, кивнул. Через минуту вместе с ним дом покинули еще трое сотрудников «Рубежа».

– Дверь закройте, – приказал им Павел. – Если я вас еще здесь увижу …

Он не договорил, так как всем и так было ясно, что их может ожидать, если они проигнорируют эти слова. Мужчины сели в автомашину и направились к центру города.

***

Павел не успел сесть в свой автомобиль, как вернулись охранники. В этот раз они, похоже, были настроены воинственно. Старший из них решительно толкнул рукой калитку дома и вошел во двор, словно хозяин. Вскоре за ним последовали и остальные. Лавров не стал испытывать судьбу, он позвонил в милицию и сообщил о проникновении в дом. Не прошло и пяти минут, как дом был заблокирован нарядами милиции.

«Плохо работают, топорно, – подумал Павел, наблюдая, как из дома выводят одного за другим охранников «Рубежа». – Неужели у бывшего генерала Медведева нет более достойных людей, чем эти, которые только и могут ходить по периметру забора и нести охранную службу».

Машины с задержанными охранниками отъехали от дома Морозовых, и улица в какой-то миг опустела. От этой пустоты Лаврову стало как-то не по себе. Он достал сигарету и закурил.

Лавров проснулся от громкого разговора. Мимо машины прошла небольшая группа молодежи, громко смеясь и разговаривая. Кругом было темно. Павел перевел взгляд на дом Морозовых. В одном из окон, несмотря на плотно закрытые шторы, он увидел тонкий лучик света. Рука привычно коснулась рукоятки пистолета. Он вышел из машины и, оглядевшись по сторонам, направился к дому. Ловко преодолев забор, он оказался посреди двора. Стараясь не шуметь, он осторожно двинулся вдоль дома. Наконец он достиг окна. Павел посмотрел сквозь щелку и увидел пожилую женщину, которая что-то искала в небольшом комоде, стоявшем у дальней стены. Он сделал только один шаг. Под ногой что-то громко хрустнуло. В комнате моментально погас свет.

«Напугал, – невольно подумал он, – топчусь под окнами, как слон».

Вдруг открылась входная дверь дома, и оттуда появилась небольшого роста женщина.

– Галина Павловна! Это вы куда? – спросил ее Лавров. – Я к вам в гости, а вы из дома.

– Кто вы? Я вас не знаю.

– Зато я вас хорошо знаю. Знаю, от кого и почему вы прячетесь. Так что, может быть, вернемся в дом и поговорим минут пять. Не бойтесь, я вас не трону.

Женщина попыталась прошмыгнуть в незакрытую дверь, но Павел вовремя схватил ее за локоть и плотно закрыл дверь.

– Где ваш сын? – спросил ее Павел.

– Я не знаю, где он находится. Я его давно не видела.

Лавров внимательно посмотрел на нее. В глазах женщины была решимость, и он понял, что она никогда и ни под какими пытками не скажет ему, где находится Вадим.

– Дело в том, Галина Павловна, что ваш сын похитил очень большие деньги. Чтобы остаться живым, ему необходимо вернуть эти деньги государству. Если он этого не сделает добровольно, то я отберу у него эти деньги и верну их владельцу. Останется ли он при этом живым, я гарантировать не могу, все будет зависеть от него. Однако, помимо меня, его ищут и другие люди. Им тоже нужны эти деньги. Они, конечно, не хотят вернуть их владельцу, поэтому, наверняка, убьют вашего сына, независимо от того, отдаст он эти деньги добровольно или они их отберут силой. Надеюсь, что вы поняли теперь, почему ваш сын вдруг стал сказочно богат, вернувшись из Чечни.

Женщина молчала. Похоже, она не верила ни одному услышанному слову. Лавров развернулся и вышел из дома.

***

Павел сидел в машине и наблюдал за домом. Он периодически запускал двигатель, чтобы не замерзнуть в салоне. Ему хорошо было видно, как в доме погас свет, и он стал ждать выхода из дома матери Морозова. Время шло, а женщина не выходила.

«Может, она решила переночевать в доме? – подумал Лавров. – Почему ты уверен, что она должна обязательно направиться к сыну? А, вдруг его действительно нет в Москве?».

Он посмотрел в сторону дома и увидел, как какая-то тень выскользнула из двери дома и исчезла за углом.

«Неужели она догадалась, что я наблюдаю? – подумал он. – Если это она, то нужно посмотреть, куда она пошла».

Павел вышел из машины и, скрываясь в тени здания, направился вдоль улицы. Однако, человек, вышедший из дверей дома, буквально растворился в темноте. Лавров вернулся назад и обратил внимание, что дверь жилища приоткрыта.

«Если хозяйка ушла из дома, то почему она не закрыла за собой дверь? Здесь явно что-то не так», – решил он и осторожно приоткрыл дверь.

В прихожей было темно, и он не сразу увидел неподвижное тело, лежавшее на полу. Нащупав на стене выключатель, Лавров включил свет. В свете тусклой лампы он увидел на полу распростертое тело Галины Павловны. Около ее головы растекалась большая лужа крови. В воздухе пахло порохом.

«Вероятно, стреляли из бесшумного пистолета, так как выстрела я не слышал, – сделал он вывод. – Интересно, рассказала ли эта женщина о месте, где находится ее сын или нет? Наверное, нет, поэтому он и застрелил ее. Вероятно, рассчитывают, что если Морозов не приехал на похороны брата, то на похороны матери приедет обязательно».

Вдруг он услышал голоса во дворе. Павел метнулся к окну и, отодвинув занавеску в сторону, увидел двух сотрудников милиции, которые внимательно осматривали дворовые постройки. О том, что они оказались здесь не случайно, он уже не сомневался.

«Умно сделано. Одним ударом они решают сразу две проблемы – вытаскивают на похороны матери сына и отделываются от меня», – промелькнуло в голове Лаврова.

Стараясь ничего не задеть в темноте, он прошел в другую комнату и выглянул в окно. Не заметив ничего подозрительного и опасного, он открыл створку окна и осторожно вылез во двор. Он сделал всего несколько шагов, когда услышал у себя за спиной мужской голос.

– Стоять! Руки вверх! Малейшее движение и я стреляю!

Лавров медленно поднял руки и повернулся лицом к работнику милиции. Перед ним стоял молоденький лейтенант, в руке которого «плясал» пистолет «Макарова». Он явно волновался и то и дело оглядывался по сторонам в надежде увидеть кого-то из своих сотрудников. Почему он не кричал и не звал их на помощь, Павел не знал. По всей вероятности, лейтенант рассчитывал на свои силы.

 

– Лейтенант, опусти пистолет, а то ненароком застрелишь, – вполне дружелюбно произнес Лавров. – Ты же видишь, я даже не пытаюсь оказать хоть какое-то сопротивление. Я вообще-то человек законопослушный и спокойный. Сейчас приедем в отдел и там разберемся с этим инцидентом.

– Ты мне зубы не заговаривай. Я таких людей как ты, видел не раз. Вы, убийцы, хотите показаться другим людям мягкими и пушистыми.

«Убийца! – словно искра промелькнула в голове. – Следовательно, они прибыли сюда по заявке о совершенном убийстве».

Павел внимательно присмотрелся к окружавшим его постройкам.

«Если бежать, то это нужно делать сейчас, потом будет поздно. Нужно отобрать у него пистолет и, взобравшись на крышу этого небольшого сарая, уйти по ней в другой двор. Там уже другая улица, и вряд ли она сейчас заблокирована сотрудниками милиции», – подумал он.

– Лейтенант! Опусти пистолет. Этим предметом не шутят!

За спиной милиционера что-то хрустнуло. Он вжал голову в плечи и резко обернулся на звук. Недолго думая, Лавров выбил у него из рук пистолет и бросился к сараю. Миг и он оказался на крыше сарая.

– А, а, а…! – закричал лейтенант и почему-то повалился на землю. Из-за угла дома выскочил сотрудник милиции и бросился вслед за Павлом. Лавров спрыгнул с крыши и, преодолев забор, оказался на пустынной улице. Заметив, что милиционер, также, успешно преодолел препятствие, он рванул во двор двухэтажного дома. Он заскочил в первый попавшийся подъезд и замер, прижавшись к стене. Через секунду во дворе дома появился сотрудник милиции. Он явно был озадачен, что не видит человека, которого преследовал. Он расстегнул кобуру, достал из нее пистолет и, толкнув дверь подъезда, осторожно вошел в него. Сильный и точный удар Лаврова в челюсть отбросил его в сторону. Он с силой ударился головой о стену и потерял сознание.

***

Сделав большой круг, Лавров вернулся к своей машине. Около дома Морозова стояло несколько милицейских автомашин. В стороне от них стояла машина скорой помощи. С этого места ему хорошо было видно, как из дверей дома двое сотрудников милиции вынесли носилки с покрытым простыней телом и погрузили его в машину скорой помощи.

Павел достал из кармана куртки сигареты и прикурил. В машине было прохладно, однако запустить мотор он не решился, так как работающий мотор автомобиля мог привлечь внимание оперативников.

«Интересно, – подумал он, – приедет домой Вадим или нет? Наверняка нет, ведь все эти убийства связаны с деньгами, которыми он завладел. Что он сейчас думает и переживает ли, что стал виновником этой семейной трагедии?».

Прошло еще часа три, прежде чем разъехались работники милиции. Павла клонило в сон, и он делал большие усилия, чтобы не задремать. Во рту было противно от табака и страшно хотелось есть. Он посмотрел на часы, они показывали начало седьмого утра. Только сейчас он понял, что не ел уже более суток. Его внимание привлек «Москвич», который остановился напротив дома Морозовых. Из машины вышел пожилой мужчина и шаркающей походкой направился к дому. Около калитки его окликнула соседка, женщина лет пятидесяти. Она что-то сказала ему, и мужчина бросился к дому. Он не вышел, а скорее вылетел из дома и с криком бросился обратно к машине. Павлу было трудно разобрать, что кричал этот мужчина водителю. Мужчина, сидевший за рулем, вышел из машины и обнял старика за плечи. Лавров не мог ошибиться, этим человеком был Вадим Морозов. Стоило ему выйти из машины, как к нему устремились с двух сторон люди, одетые в штатские костюмы.

«Поймали на живца, – почему-то с непонятным злорадством, подумал Павел. – Для этого они и убили мать, чтобы выманить его к дому. Вот, сволочи!».

Лавров завел автомашину и, стараясь не попадать в их поле зрения, поехал вслед за машиной, увозящей Морозова. Проехав два перекрестка, машина остановилась около металлических ворот, из-за которых просматривалось небольшое двухэтажное кирпичное здание. Ворота открылись, и машина исчезла в большом дворе.

«Похоже, весь двор и вся примыкающая к нему территория просматриваются, – решил Павел, наблюдая, как медленно закрываются за машиной ворота. – Интересно, сколько людей несут охрану этого дома?».

Он отъехал от дома и остановился в метрах пятидесяти, напротив продуктового магазина. Заметив подъехавшую к магазину машину, перевозившую хлеб, Лавров устремился к ней. Переговорив с водителем, он купил у него два теплых батона и снова сел в машину.

Вскоре к дому подъехали две автомашины. Из них вышли шесть человек и направились к воротам. Один из них позвонил в звонок и посмотрел в объектив телекамеры. Прошло несколько секунд, и они скрылись за высоким забором дома.

***

Дождавшись темноты, Павел ловко преодолел забор и направился вдоль стены в сторону дома. Теперь он хорошо знал, что в доме находятся всего трое мужчин, так как все остальные уехали минут сорок назад. Он достал из кобуры пистолет и быстро навернул на ствол глушитель. Убивать он никого не собирался, однако ствол был единственным гарантом его жизни.

Неожиданно дверь дома открылась, и из нее вышел крупный мужчина с помповым ружьем в руках. Осмотревшись по сторонам, он включил мощный фонарь и направился в сторону забора, освещая все на своем пути. Лавров прижался к стене и почувствовал, как у него бешено заколотилось сердце, какой-то непонятный спазм крепко сжал горло. Он попытался глубоко вобрать в себя воздух, но у него не получилось. Это его не напугало, подобное состояние он испытывал и ранее, и оно, как правило, возникало у него перед боем или дракой. Луч света скользнул по стене в метрах пяти от него и побежал дальше. Он перевел дыхание и, стараясь не шуметь, направился дальше. Ему удалось перебежать двор, прежде чем охранник успел обернуться. Выключив фонарь, мужчина направился к дому.

– Леша! Ну что там? – спросил его второй охранник, вышедший из двери. – Нашел кого?

– Да нет там никого. Наверное, тебе, Евгений, показалось!

– Я, что пьяный? Я же видел, как какой-то мужчина преодолел забор. Наверное, где-нибудь спрятался.

– Ну и где он мог здесь спрятаться? Он же не фантом? Это только призраки могут появляться и исчезать бесследно. Дай, лучше сигарету, курить хочу.

– Кури свои сигареты, меньше кашлять будешь. Ты когда сам сигареты покупать будешь?

– Что, пожалел? А еще другом называешься.

Мужчина достал из кармана куртки пачку сигарет и протянул одну Алексею. Тот прикурил и, словно ожидая дальнейших распоряжений, посмотрел на Евгения.

– Ты на всякий случай обойди вокруг дома, а вдруг он где-то там.

– Сейчас, перекурю и посмотрю. Ты сам подумай, кому это нужно проникать сюда? Да и что здесь брать?

– Ты меня не уговаривай. Я сказал и точка, – строго произнес Евгений и скрылся за дверью дома.

Мужчина дважды глубоко затянулся и щелчком пальцев отбросил сигарету в сторону. Он сделал всего два шага в сторону, когда почувствовал, что ствол пистолета уперся ему в бок.

– Не дергайся, если хочешь жить, – услышал он за спиной голос незнакомца. – Опусти ружье и медленно встань на колени. Будешь выполнять мои команды, будешь жить. Понял?

Мужчина опустил оружие на землю и встал на колени.

– Сколько вас в доме?

– Еще трое, – с трудом произнес он. – Двое охранников и задержанный мужчина.

– Где он находится?

– В подвале. Вход в него из кухни.

Лавров ударил его по голове рукояткой пистолета. Мужчина ойкнул. Тело его обмякло, и он, словно мешок с картошкой, повалился на землю. Павел быстро связал его руки ремнем и, подобрав с земли ружье, направился к двери. Лавров толкнул дверь рукой и, щурясь от яркого света, вошел в помещение.

– Лешка! Это ты? – услышал он голос Евгения. – Ну, как? Нашел?

Лавров сделал несколько шагов и оказался в небольшой комнате. В комнате сидели два охранника, один из которых что-то ел, а второй смотрел на работающие мониторы видеонаблюдения. Заметив в руках Павла оружие, обедавший мужчина бросился к ружью, которое лежало на койке. Лавров выстрелил из ружья по монитору. В этой небольшой комнате выстрел был настолько оглушительным, словно это был не выстрел из ружья, а выстрел из орудия. Мужчины повалились на пол, закрывая голову от разлетевшегося на мелкие части монитора.

– Лежать! – закричал Павел. – Убью!

Мужчины послушно выполнили его приказ. Он взял в руки наручники, которые лежали на столе, и пристегнул мужчин к батарее отопления.

– Где ключи от подвала? – обратился он к ним.

Мужчины переглянулись между собой.

– Я еще раз повторяю, где ключи от подвала?

– В тумбочке стола, – произнес Евгений.

Павел открыл ящик стола и, взяв ключи, направился на кухню.

***

Лавров открыл замок и, нащупав рукой выключатель, включил свет. В дальнем от входа углу на полу лежал мужчина.

– Вадим! – окликнул его Павел. – Давай, вставай, выходи.

Мужчина оторвал голову от пола и повернулся к нему лицом. Несмотря на множественные кровоподтеки на лице, Лавров сразу понял, что перед ним не Морозов Вадим, а кто-то другой, внешне похожий на него.

– Я не Вадим, – прохрипел мужчина. – Я его двоюродный брат. Сколько вам можно об этом говорить.

– Все равно, вставай, – скорее приказал, чем просто произнес Лавров. – Нужно уходить отсюда, если хочешь остаться в живых.

Мужчина с трудом поднялся с пола и, шатаясь, направился в его сторону.

– Погоди, я сейчас, – произнес Павел.

Через минуту он появился снова. Впереди него двигались трое скованных наручниками охранников. Он быстро закрыл за ними дверь подвала и посмотрел на мужчину.

– Пошли, – коротко бросил он ему. – Мне еще нужно забрать видеокассету. Не хочу оставлять им свое изображение.

– Кто вы? Почему я должен вам верить и идти за вами?

– Если понравилось, то можешь оставаться здесь. Я не заставляю тебя верить мне. Если бы я знал, что ты не Вадим, то не стал бы из-за тебя рисковать своей жизнью. Может, ты еще не понял, кто убил твоего родственника в Чебоксарах? Может, ты думаешь, что мать Вадима умерла своей смертью? Короче, ты идешь со мной или остаешься здесь?

Мужчина поднялся со стула и направился вслед за ним из дома. Павел вышел на улицу и прикладом ружья разбил видеокассету. Размотав пленку, он швырнул остатки кассеты в кусты.

– Вот теперь можно и уходить.

Они пошли к калитке. Выйдя на улицу, Лавров направился к своей машине.

– Садись, – предложил он мужчине. – Нужно уезжать отсюда, пока нас никто не видел.

Мужчина послушно сел в автомашину.

– Куда тебя подбросить? Я плохо ориентируюсь в вашем городе, и ты мне подсказывай, куда ехать. Надеюсь есть место, где тебя не найдут эти люди?

Мужчина с подозрением посмотрел на Павла. Он явно ему не верил, поэтому считал, что это очередной трюк, чтобы разговорить его. Лавров поймал его взгляд и невольно усмехнулся.

– Знаешь, ты действительно прав, мне тоже нужен твой брат. Я хочу спасти его от верной смерти, хотя он этого явно не достоин. Мы с ним воевали вместе в Чечне, и он бросил меня и еще одного бойца в лапы этих людей. Чеченцы распяли меня и этого молодого парня на крестах, но нам чудом удалось выжить. Тогда, вися на кресте, я поклялся, что если останусь живым, то найду и убью твоего брата. Так что убить его у меня есть все основания.

– Я не верю вам! – произнес брат Морозова. – Вы хотите, чтобы я привел вас к нему?

– Это был бы лучший вариант, но я на него не рассчитываю.

– Тогда для чего вы меня освобождали?

Лавров промолчал, ему не хотелось говорить о деньгах, так как это еще больше могло напугать родственника Вадима.

– А, вы с ним похожи, – как бы, между прочим, заметил Павел.

– За это и пострадал, так как они приняли меня за него. Не знаю, как вас, но их почему-то больше волновали деньги. Я бы им все рассказал, если хоть что-то знал об этом. А так, они меня молотят, а я молчу. Говорю, что я не Вадим, а они не верят.

– Мне тоже показалось, что ты Вадим, когда эти люди вытаскивали тебя из машины. А сейчас, присмотревшись, могу сказать, что ты похож, но ты не Вадим. Куда нам дальше?

– Вот за этим поворотом дом. Останови около него.

Машина Павла свернула в узкий переулок и остановилась около небольшого покосившегося от старости деревянного дома.

***

Лавров вышел из машины и жестом руки показал мужчине, что он пойдет впереди. Мужчина, улыбнувшись, остановился и пропустил его вперед.

– Этот дом пустой, – тихо произнес мужчина. – Он принадлежал моей теще, которая умерла три года назад. Сейчас в этом доме никто не живет.

Павел осторожно вошел в сени и сделал лишь два шага, когда что-то тяжелое ударило его по голове. Перед глазами поплыли разноцветные круги, которые стали вращаться, увеличивая скорость вращения с каждой долей секунды, пока все это не сконцентрировалось в одну точку. Ноги у него подкосились, и он мягко повалился на пол. Мужчина положил на место скалку и, порывшись в карманах Лаврова, достал ключи от автомашины и вышел из дома. Он открыл ключом дверь машины и, сев за руль, завел ее. Через мгновение машина сорвалась с места и скрылась за поворотом дороги.

 

Павел очнулся минут через пять. Сильная боль раскалывала голову. Он нащупал в кармане спичку и зажег ее. В дрожащем свете горящей спички он увидел деревянную скалку, лежавшую на столе.

«Все ясно, – подумал он. – Хорошо, что не убил. Такой скалкой можно было легко расколоть голову на две половины».

Он потрогал место удара и почувствовал под рукой кровь. Шатаясь, словно пьяный, он вышел из дверей дома и стал искать глазами свою машину.

«Вот и машины нет, – словно подводя черту по итогам этой ночи, подумал он. – Что делать, обращаться в милицию или поискать ее по городу? В милицию обратиться несложно, но попробую обойтись без них».

Заметив машину, он поднял руку. Однако она не только не остановилась, а наоборот увеличила скорость и исчезла за поворотом.

«Вот уж не везет, так не везет», – подумал Лавров и направился вдоль улицы.

Заметив огни приближающейся машины, он поднял руку. В этот раз ему повезло. «Жигули», скрепя тормозами, остановились в метрах пяти от него.

– Ты меня не покатаешь по городу? – обратился он к водителю. – У меня угнали машину, вдруг повезет, и я наткнусь на нее.

– А деньги у тебя есть? Покажи!

Павел достал из кармана деньги и продемонстрировал их водителю. Прежде чем сесть в машину, он попросил у водителя из аптечки бинт. Водитель помог ему наложить повязку, и они поехали по улицам города.

– Закурить можно? – спросил он у водителя и, получив положительный ответ, достал из кармана сигареты и закурил.

Вглядываясь в машины, припаркованные у тротуара, он обдумывал план своих действий по розыску Морозова.

«Искать его здесь в городе абсолютно бесполезно. Он, наверняка, залег где-нибудь, и будет сидеть до тех пор, пока не поймет, что опасность миновала. Покойную Галину Павловну, наверное, похоронят не здесь, а в Чувашии. Так что лучше всего сегодня вечером выехать в Чебоксары. Именно там вероятность появления Вадима Морозова самая большая».

Его размышления прервал голос водителя.

– Слушай, друг! Это не твоя машина стоит у продуктового магазина? – произнес он и указал рукой на стоящий автомобиль.

– Моя ласточка, – облегченно вздохнув, ответил ему Лавров.

Рассчитавшись с водителем, Павел пересел в свою автомашину. Он еще раз облегченно вздохнул, заметив, что ключи зажигания лежат на соседнем кресле. Он завел автомашину и направился в сторону Москвы.

***

Павел сидел напротив Марии и ждал, что она ответит на его приглашение съездить с ним в Чебоксары. Девушка была на каникулах, и до начала учебного года оставалось еще около недели. Она никогда не была в этом городе, однако, ее удерживала дома больная мать.

– Ты не переживай, Мария, если не можешь, то не можешь. Я все понимаю. Просто мне было бы намного приятнее, если бы ты украсила мой визит в этот город. Я сам не хочу задерживаться в нем более трех суток. Для меня, главное, это разыскать и встретиться со своим сослуживцем.

– Я даже не знаю, что тебе сказать. Если честно, то я бы с удовольствием поехала с тобой, но на кого я оставлю маму? Кроме меня за ней ухаживать некому.

Лавров улыбнулся и положил свою ладонь на ее тонкую изящную кисть.

– Я не настаиваю, Мария, я только предложил тебе съездить со мной.

– Как у тебя голова, болит? – переводя разговор в другое русло, спросила она. – Как ты мог так удариться, ума не приложу. Так можно, Лавров, и голову потерять.

– Я ее давно уже потерял, – смеясь, заявил он. – Вот, как увидел тогда тебя в электричке, так и потерял.

Неожиданно лицо девушки стало серьезным. Улыбка моментально исчезла с ее лица, а взгляд стал жгучим и пронзительным. От этого взгляда Павлу стало как-то не по себе.

– Маша! Что случилось, что с тобой? – спросил он ее. – Я никогда не видел тебя такой.

– Знаешь, Павел, я не из тех девушек, с которыми так можно шутить. Если ты решил «поматросить» и бросить меня, то можешь уходить прямо сейчас. Ты что думаешь, что сводил меня пару раз в кино и кафе, и я должна упасть к твоим ногам?

Лавров был просто ошарашен этими словами. Он никак не думал, что его шутливая реплика может вызвать у нее такую реакцию.

– Маша! Ты извини меня, но я не знал, что ты обидишься на эти слова. Но поверь мне, я не шутил. Ты мне действительно дорога, и я бы многое отдал за то, чтобы ты поверила в эти слова. Я много мотался по стране, и никогда меня не тянуло домой. Все это, может быть, оттого, что у меня уже давно нет дома, и меня давно никто не ждет. И вот теперь у меня появилась ты, и я сейчас просто боюсь потерять тебя.

– Павел, я хочу верить тебе, но меня настораживает и пугает одно – твоя неискренность со мной. Я чувствую, что ты что-то скрываешь от меня.

Лавров внезапно покраснел, словно Мария прочитала его мысли. Сейча, он просто не знал, что ей ответить. Ему было страшно признаться в том, чем он занимался все это время, но и молчать он тоже не мог. Мария могла неправильно понять и истолковать его молчание.

– Знаешь, Мария, пройдет немного времени, и я все расскажу тебе. А, сейчас, извини меня, не могу. Понимаешь, давал подписку о неразглашении секретов своей службы. Надеюсь, что ты меня поняла?

Девушка радостно улыбнулась. Глаза ее загорелись каким-то неистовым светом. Лицо стало еще больше напоминать ему лицо его первой любимой девушки, которую убили бандиты в день их свадьбы.

«Какое невероятное сходство», – подумал Лавров.

Где-то в глубине его израненной души что-то щелкнуло, и комок подкатился к горлу, мешая ему не только говорить, но и дышать.

– Что с тобой, Павел? – испуганно спросила Мария. – Тебе случайно не плохо?

– Нет. Просто внезапно возникла головная боль, – соврал он ей.

– Пойдем домой. Тебе нужно отдохнуть.

Они встали из-за стола и, рассчитавшись с официантом, направились к выходу.

***

Как и предполагал Павел, похороны Галины Павловны прошли в Чебоксарах. Как нестранно, но двоюродного брата Вадима он на кладбище не увидел. Похоронная процессия состояла лишь из нескольких старушек, соседей по старому месту проживания, ее мужа и снохи. Лавров стоял в метрах ста от тропинки и внимательно наблюдал за отцом Вадима, которого, похоже, что-то насторожило. Он шел по кладбищенской аллее, и все время испуганно крутил головой, словно рассчитывая кого-то увидеть сквозь густые заросли кустов. Наконец его голова застыла в одном положении. Павел приложил к глазам небольшой бинокль и среди кустов увидел темный силуэт мужчины. Мужчина, словно почувствовав на себе взгляд, повернул голову в его сторону. Лавров не мог ошибиться, этим мужчиной был Морозов Вадим.

«Вот и увиделись, – подумал Павел. – Я знал, что обязательно найду тебя. Вот и нашел».

Вдруг Вадим сорвался с места и, словно лось, ломая кусты и перепрыгивая через ограды и могилы, бросился бежать в сторону лесопосадки. Лавров перевел взгляд в сторону и увидел трех мужчин, которые бросились бежать вслед за ним. Сунув бинокль в карман куртки, Павел бросился наперерез Морозову. Вадим бежал, не разбирая дороги, ветки больно стегали его по лицу, он боялся, что мог легко выколоть себе глаза ветками кустарника. Где-то сзади него что-то щелкнуло, словно кто-то ударил хлыстом кнута по дереву. Бежавший за ними Лавров сразу понял, что преследователи стреляют из бесшумных пистолетов. Одна из пуль пропела рядом с его головой и, срубив ветку, впилась в дерево. Выстрела Морозов не услышал. Что-то с силой толкнуло его в бедро, отчего нога подвернулась, и он с криком полетел на дно довольно глубокого оврага, заросшего кустарником.

Павел вылетел из кустов, словно пуля, и ударил в челюсть одного из преследователей. Удар был настолько сильным, что сразу же опрокинул мужчину на землю. Не давая ему опомниться, Лавров несколько раз ударил его ногой по голове. Пистолет вылетел из рук охранника и упал к его ногам. Он нагнулся, чтобы поднять ствол с земли, однако ему не позволил сделать это второй охранник, который выстрелил в него почти в упор, метров с семи или восьми. Мужчина стрелял из рук вон плохо, и это спасло ему жизнь. Пуля ударила в дерево, выбив из его ствола довольно большую щепку.

Рейтинг@Mail.ru