Душман. Последний выстрел

Александр Леонидович Аввакумов
Душман. Последний выстрел

***

Павел сидел за столом и внимательно слушал инструктаж полковника Морозенко. Несмотря на то, что все это он хорошо знал, он слушал простые и прописные истины. Лавров все больше убеждался в том, что планируемая руководством ФСК операция по возврату ценностей с территории Чечни преследует больше коммерческие, а не военные цели.

– Товарищ полковник! – неожиданно для Морозенко, перебил его Лавров. – За все время нашего общения, вы ни разу не произнесли цифр по объему и весу данного груза. Ведь от этого зависит количество людей для его транспортировки?

Полковник удивленно посмотрел на Лаврова, словно увидел его впервые.

– Вес доставляемого вами груза около трехсот пятидесяти килограммов. Это говорит о том, что вам понадобится для его транспортировки около двадцати человек. Ваша задача заключается в том, что вам необходимо забрать его и доставить к месту, где вас будет ждать два вертолета.

– А, что погрузить его в «вертушки» прямо на месте нельзя?

– Вы все правильно поняли. Погрузить на месте нельзя. Это связано с тем, что сразу там два вертолета приземлиться не смогут, кроме этого, мы можем засветить сам источник, который вот уже длительное время хранит этот груз.

– Все ясно, товарищ полковник. Скажите время начала операции?

– Вылет завтра, в четыре утра. Вертолеты вас высадят вот в этом районе, – произнес он и ткнул остро отточенным карандашом в точку на карте. – Вот здесь вас будет ждать проводник, который доведет до этого населенного пункта. Здесь вы встретитесь с человеком, который передаст вам этот груз, после чего вы возвращаетесь самостоятельно на место высадки, где группу подхватят «вертушки». Могу сказать одно, что проводник человек проверенный и надежный. Можешь ему доверять, как себе.

– Товарищ полковник? Он в курсе, что это за груз?

– Ему это не нужно знать. Об этом знают лишь два человека, вы и тот, кто вам его передаст. Для остальных, придумайте сами. Еще вот что, в стычки с местными жителями старайтесь не вступать. Нужно пройти весь этот путь тихо, словно мышки.

– Что еще известно о группе Дату Вахаева? Где она расквартирована?

– Группа Вахаева расквартирована в селе Гойское. Это наши последние разведданные. Много боеприпасов не берите. Вас посылают лишь для того, чтобы доставить груз, а не вести боевые действия. Возьмете новые радиостанции, они значительно легче армейских станций и более удобные. Радисты вам дадут свою частоту и время выхода в эфир. Запомни, «Душман»! Никакой самодеятельности. Взяли, доставили и все. Надеюсь, что ты все это хорошо усвоил. И всегда помни о Тамаре, это поможет тебе с честью выполнить задание.

Лицо Павла моментально потемнело. Морозенко, мельком взглянув на Лаврова, сразу же понял, что ему не стоило все это говорить. Однако, отступать он не умел.

– Что, не нравится? Зато надежно. Генерал Медведев и полковник Пышный хотят, чтобы ты об этом никогда не забывал. Вот доставишь груз и живи, как хочешь.

– Скажите, товарищ полковник, а если бы я не позвонил тогда в Москву Виталию Марковичу, чтобы тогда было?

– Ничего. Мы бы тебя и без него нашли. Ты штучник. Таких людей, как ты, можно пересчитать по пальцам.

– Спасибо, товарищ полковник, – произнес Лавров поникшим голосом.

– Если все ясно, можешь идти. Я сегодня улетаю, если у тебя в течение дня появятся ко мне вопросы, можешь зайти и задать их. Срок операции – десять дней. Ты понял?

Павел, молча, кивнул головой и вышел из кабинета.

***

Вечером Лавров пригласил к себе Морозова и, закрыв за ним дверь, усадил за стол.

– Вот что, Вадим Семенович, – обратился он к нему, решив, что так будет лучше, – я, что тебя пригласил к себе? Завтра утром начинается операция, ради которой нас всех здесь собрали. Цель этой операции, доставка секретного груза из Чечни на «большую землю». Что за груз, я не знаю, но, судя по заинтересованности в нем крупного руководства ФСК, думаю, что он достаточно ценен. В операции задействованы двадцать человек, это вместе с нами. Приказано идти налегке, без груза. Берем минимум боеприпасов, так как операция рассчитана всего на десять дней и нам приказано в бой с противником не вступать. Вам нужно отобрать людей для операции. Отберите самых выносливых и подготовленных бойцов. Вопросы есть?

– Нет, товарищ капитан. Задача ясна.

– Тогда езжайте на склад и получите новые средства связи и обмундирование.

Морозов встал из-за стола и вышел из комнаты. Оставшись в комнате один, Павел взял в руки свой АКС и быстро разобрал. Достав из тумбочки оружейное масло и ветошь, он стал его чистить. Неожиданно в комнату вошел майор Прохоров. Он остановился около двери и, увидев Лаврова, нерешительно затоптался на месте.

– Проходите, товарищ майор, – предложил ему Павел. – Что-то случилось?

– Да, капитан. Я хотел с вами поговорить.

– Ну, что? Проходите, садитесь, где вам удобней, товарищ майор.

Майор сел на стул. Он перекинул ногу на ногу и снова посмотрел на него. Павел повернулся к нему лицом и, отложив в сторону собранный им автомат, сделал вид, что готов к разговору.

– Ну, что я могу сказать, сегодня я получил исчерпывающий ответ из ФСБ Казани. Они опросили соседей по указанному вами в анкете адресу. Все эти люди в один голос утверждают, что вы погибли, а если быть точнее, что человек с этими анкетными данными погиб четыре года назад.

Прохоров не мог сдержать торжествующей улыбки. Сейчас, он ждал реакции сидящего перед ним человека. По его расчету, человек должен напугаться известию, однако на лице Лаврова не дернулся ни один мускул.

«Все ясно, – подумал Павел. – Теперь все стало на свои места. Несмотря на то, что я обратился к полковнику Морозенко с просьбой оградить меня от действий майора Прохорова, они там, в Москве, не предприняли ничего. Следовательно, моя гибель в Чечне или по моему возвращению оттуда не вызовет ни у кого никаких вопросов. Если они возникнут у желающих проследить судьбу капитана Лаврова, то они всегда готовы преподнести им официальный документ, что подобного человека никогда не было, что он погиб в огне еще четыре года назад в городе Казань».

– Что вы можете по этому поводу сказать мне?

– Ничего. Потрогайте меня и вы сразу же поймете, что перед вами сидит человек, а не фантом.

– Я уже доложил наверх все эти сведения, – сделав небольшую паузу, произнес он.

– Какова реакция начальства? – с усмешкой спросил его Павел. – Может, вы за меня полетите в Чечню, товарищ майор? Кто я, хорошо знает ваше руководство и мне сейчас просто интересно ваше стремление разгадать этот ребус. Вы не боитесь, что чрезмерный интерес может погубить не только вашу карьеру, но и вас самих?

По лицу Прохорова пробежала еле заметная тень страха. Сейчас он не понимал, почему этот сидящий перед ним молодой человек вместо того, чтобы впасть в панику, сидит и нагло улыбается, глядя на него.

– Что вы улыбаетесь, Лавров?

– Смешно, товарищ майор. Я сам себя сейчас спрашиваю, почему я до сих пор не арестован? Ну, арестуйте меня, майор, закройте в камеру. Что вам мешает это сделать? Вы для чего сюда пришли? Сказать, что я не Лавров? Тогда скажите, кто я? Позвоните генералу Медведеву и поинтересуйтесь у него в отношении меня. Интересно, что он вам скажет?

Прохоров молчал. Сейчас он уже пожалел, что зашел в комнату Лаврова. Построенный им план по вербовке Лаврова рассыпался, словно карточный домик. Он рассчитывал, что сидящий перед ним человек испугается и начнет просить, чтобы он не сообщал об этом руководству, однако все произошло совершенно по-другому. Этот человек не только не испугался, а сам предложил сообщить эту информацию генералу Медведеву.

«Неужели он понял, что я хотел его завербовать? – подумал майор. – Неужели он просчитал и цель этой вербовки?».

– Товарищ майор, скажите, с какой целью вы хотели меня завербовать? Может, вас интересует цель проводимой нами операции, которую возглавляет генерал Медведев?

Лавров заметил, как побелело лицо майора Прохорова.

«Я сгорел, – с ужасом подумал майор, – Лавров просчитал меня. Если он позвонит сейчас в Москву, у меня начнутся проблемы».

– Уходите и больше сюда не приходите. Если хотите нажить неприятности, я вам в этом помогу.

Майор тяжело поднялся со стула и на негнущихся от волнения ногах вышел из комнаты Лаврова.

***

Павел вышел из комнаты. В коридоре в две шеренги стояли двадцать человек. Это были те люди, с которыми ему предстояло десантироваться в глубоком тылу и выполнять поставленную руководством задачу. Он хорошо знал, что кто-то из них не вернется обратно на базу и навечно останется в горах Чечни, и поэтому был удивлен тому, что эти люди добровольно подвергают опасности свою жизнь, чтобы получить за этот риск какие-то небольшие деньги. Если бы он мог сейчас добровольно распоряжаться своей жизнью, и от его решения не зависела жизнь дорогого ему человека, то он, наверняка, отказался бы от этой необычной для него командировки.

– Морозов! Доложите о готовности группы.

Из строя вышел его заместитель и коротко доложил о готовности группы. Выслушав доклад, Павел обошел строй и, убедившись, что все его бойцы неплохо выглядят в этой непривычной ему камуфлированной форме, он дал команду на погрузку. Бойцы, подхватив мешки с боеприпасами, бегом устремились на плац, где их ждал грузовой автомобиль.

Через полчаса автомобиль уже мчался по дороге на аэродром. Они быстро разместились в «вертушке», напоследок помахав рукой водителю автомашины. Вертолет оторвался от земли и стал набирать высоту.

Через двадцать минут после их вылета Дату Вахаев получил информацию об этом. Он быстро собрал своих полевых командиров и стал ставить им новые конкретные задачи.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Лавров поднялся со своего места и, придерживаясь за шпангоуты фюзеляжа вертолета, направился к кабине пилотов.

– Капитан! – прокричал он штурману вертолета.

 

Тот повернулся к Павлу и вопросительно посмотрел на него.

– Далеко до высадки? – поинтересовался у него он.

– Еще минут двадцать–двадцать пять! – выкрикнул штурман, стараясь перекричать шум двигателей. – Что-то случилось?

– Высади нас здесь.

– Не могу, капитан. Мне приказано доставить вас в нужную точку.

– Я сказал, высади нас здесь. Ты что, не понял? Мы сами доберемся в нужную нам точку.

Штурман пожал плечами и посмотрел на пилота.

– Жираф большой, ему видней! – прокричал он и, отвернувшись от Павла, стал что-то кричать летчику.

Вертолет резко повернул вправо и стал медленно снижаться. Наконец он коснулся колесами земли и застыл на месте. Штурман открыл дверь «вертушки» и отошел в сторону.

– Пошли! – громко скомандовал Павел и первым прыгнул на землю.

Вслед за ними на землю полетели вещевые мешки. Лавров махнул рукой, и МИ-8, взревев мотором, стал медленно подниматься вверх. Когда улеглась пыль, поднятая лопастями машины, Павел построил бойцов. Выдвинув вперед разведку из трех человек, они быстрым шагом направились в сторону лесного массива. Все шли, молча, каждый понимал, что нужно как можно быстрее уйти с места высадки и раствориться в зелени леса. Прошло минут пять, и место высадки группы снова стало девственно чистым, словно здесь никогда и не было людей.

– Товарищ капитан! – обратился к нему Морозов. – Почему мы высадились в пятидесяти километрах от планируемой точки?

– Вадим! – перешел на «ты» Лавров. – Сразу видно, что ты никогда не бывал на войне. Там, где ты планируешь высадку, там тебя всегда ожидают враги.

– Вы считаете, что нас там действительно ждут чеченцы? Хотите сказать, что они знают о нашей операции?

– Я в этом не сомневаюсь, Вадим. Ты знаешь, что такое тайна? Как умные люди говорят, что это за тайна, когда ее знает один человек? А когда ее знают двое, то знает и свинья. То, что мы с тобой здесь должны сделать, стоит больших денег. А там, где деньги, там всегда измена, ты поверь мне.

Лавров замолчал и ускорил шаг. Его примеру последовали и другие бойцы его группы.

***

Руслан сидел около крупнокалиберного пулемета и пристально смотрел в серое утреннее небо. Рядом с ним на разложенной бурке спал его напарник, парень из соседней деревни, лет восемнадцати. Похоже, ему снился какой-то сладкий и приятный сон, так как на его лице то и дело появлялась по-детски открытая улыбка.

Руслан толкнул его ногой и, когда тот открыл глаза, строго произнес:

– Спишь? А кто службу нести будет? Я один, что ли? Скажи спасибо Аллаху, что Дату не застал тебя в таком виде. Он бы убил прямо на месте.

– Прости меня, Руслан. Я даже не заметил, как уснул. Просто провалился в какую-то яму и все. Ну, что? Вертолетов еще не было?

– Пока нет. Судя по времени, они должны будут появиться здесь с минуты на минуту.

Хамит, так звали напарника Руслана, поднялся на ноги и, сделав несколько приседаний, сел около пулемета, открыл крышку и поправил патронную ленту. Где-то вдали, на востоке, раздался шум мотора.

– Кажется, летит, – тихо прошептал Руслан, будто его могли услышать люди из вертолета.

Словно в подтверждение его слов, из-за горы показался вертолет МИ-8. Неожиданно к нему с земли потянулся огненный шлейф трассирующих пуль. Это открыл огонь один из пулеметных расчетов, не выдержав нервного напряжения.

– Руслан! – закричал Хамит. – Что они делают? Ведь приказали стрелять, лишь, когда вертолет приземлится и высадит людей!

МИ-8 резко развернулся и скрылся за горой.

– Шайтаны! – выкрикнул Руслан непонятно кому, то ли экипажу вертолета, то ли стрелявшему расчету пулемета.

Он быстро вскочил на ноги и побежал к автомашине, которая стояла в кустах. Сев в джип, он помчался к месту, где находился пулеметный расчет, открывший огонь по вертолету.

– Кто стрелял? – грозно закричал Руслан, выскакивая из салона машины. – Я спрашиваю, кто из вас открыл огонь по вертолету?

Перед ним стояли трое мужчин, которые по возрасту могли годиться ему в отцы. Они, молча, переглядывались между собой, не зная, что ответить родственнику их полевого командира. Наконец, один из них вышел вперед и тихо произнес:

– Это я стрелял. Он был невысоко, и я думал, что смогу в него попасть.

– Попал?

– Нет.

– А, я вот попал, – произнес Руслан и сильно ударил его кулаком в лицо.

Мужчина пошатнулся, но устоял на ногах. Он хотел еще раз ударить в это заросшее черной бородой лицо, но что-то остановило его. Руслан опустил руку и направился обратно к машине.

– Это аванс, все остальное получишь от командира.

– Руслан, если так получилось, то может, мы полазим по горам. А вдруг вертолет их высадил в другом месте.

Он посмотрел на мужчин и безнадежно махнул рукой. Искать среди гор место высадки группы русских было бесполезно, однако принятое им решение прочесать местность будет хоть каким-то оправданием перед командиром.

– Хорошо. Возьмите еще человек десять и прочешите местность. Вдруг повезет, и вы наткнетесь на них. Только запомните, в бой с ними не вступать, они нам нужны живыми.

– Все поняли, Руслан.

Он сел в машину и поехал в штаб, где его с докладом ждал Дату Вахаев.

***

– Командир! Впереди чеченцы, – прохрипел боец и повалился рядом с Лавровым. – Их человек десять, не больше. Похоже, они ищут нас.

Павел повернулся лицом к Морозову.

– В бой не вступать. Нужно их взять на ножи.

– Есть, на ножи, – тихо ответил Морозов.

Он махнул рукой, и семеро бойцов скрылись в кустах.

– Товарищ капитан! Можно мне с ними? – обратился к нему Харламов.

– Отставить. Морозов знает, сколько ему нужно бойцов. Лучше укройся и приготовься к бою.

Харламов лег рядом с Павлом и положил перед собой винторез. Это было новое для Лаврова оружие, и он, осмотрев его перед убытием группы в рейд, оставил себе автомат АКС, хорошо знакомый ему еще со времен афганской войны. Он приложил к глазам бинокль, стараясь с его помощью разглядеть, что творится там, куда ушла группа Морозова. До Павла донеслись еле слышные хлопки, словно кто-то хлопал в ладоши. Наконец он увидел Морозова, который махал ему рукой.

– Вперед! – скомандовал он и, встав с земли, направился в сторону Морозова.

– Командир, мы уничтожили их. Пришлось немного пострелять, так как они заметили нас раньше, чем мы сумели подойти к ним на рывок.

Павел осмотрел трупы, убитых оказалось восемь человек.

– Спрячьте трупы и соберите оружие. Нужно, как можно быстрее уходить из этого района. Я думаю, что в нашем распоряжении еще есть около часа.

По приказу Морозова бойцы быстро стаскали трупы убитых чеченцев в яму и забросали их ветками. Когда все было закончено, Лавров снова повел свою группу по одному ему известному маршруту. Рядом с ним, ругаясь, шел радист.

– Когда у нас эфир? – спросил его Павел.

– Через час, – коротко ответил, тяжело дыша, радист. – Командир, может, остановимся минут на пять, я в таком темпе двигаться уже не могу.

Лавров оглянулся. Цепочка бойцов растянулась метров на шестьдесят. Судя по потным лицам, солдаты очень устали и нуждались в кратковременном отдыхе.

– Привал! – скомандовал Лавров и, сбросив вещевой мешок, повалился на землю. К нему подошел Морозов и, взглянув на него, словно спрашивая у него разрешения, присел рядом.

– Командир! Может, поделишься со мной и расскажешь, куда и зачем мы двигаемся?

– Вадим! Зачем это тебе? Пока я тебе не могу ничего об этом рассказать. Все узнаешь по прибытию на место.

– Значит, не доверяешь? – тихо произнес он. – Ведешь нас, словно телков на бойню. Я перед тем, как умереть все же хотел бы знать, за что кладу свою голову?

– Ты не прав. Просто, я сейчас не имею права тебе рассказать о цели этого рейда. Подожди, придет время, и все узнаешь об этом. Ты лучше расскажи, как новые стволы?

Морозов посмотрел на Лаврова. Он сразу же понял, что тот хочет перевести этот неприятный для него разговор в другое русло.

– Мне лично понравился мой винторез. Стреляет точно и тихо. Они даже не поняли, что произошло, когда первые их люди повалились на землю под нашими выстрелами. Пока они приходили в себя, мы их всех уложили.

– Я оставил себе автомат. Привык я к нему. У меня такой же был в Афганистане. Ты не поверишь, но он меня, ни разу не подвел.

Где-то вдали раздался выстрел. Горное эхо подхватило его и понесло по горным вершинам, то заставляя его усиливаться, то затихать. Павел повернул голову в сторону выстрела. В небе зависла зеленая ракета.

– Поднимай людей, уходим, – произнес Лавров и, встав с земли, забросил за спину вещевой мешок.

Через минуту группа, вытянувшись в цепочку и ускоряя шаг, направилась в горы.

***

Руслан поднялся с земли, вытирая кровь с разбитого ударом кулака лица.

– Дату, за что? – произнес он и выплюнул выбитый зуб.

– Если бы ты не был моим родственником, то я бы тебя расстрелял прямо здесь. Ты сорвал операцию, открыв огонь по вертолету. Ты приказал своим бойцам начать прочесывать местность, зная, в отличие от них, что это спецназ русских. Может, ты забыл, что произошло с нами тогда, на дороге?

– Дату! Откуда я мог знать, что они нарвутся на русских? Ведь мы не знали, где они высадились.

– Это ты расскажешь их семьям, а не мне. Как же так, ты был недалеко от них и ничего не услышал?

– Я не знаю, как все это произошло, но боя я не слышал. Может, они стреляли из бесшумного оружия?

Дату сидел за столом и молчал. Судя по последней информации, полученной им с базы русских, группа была действительно вооружена подобным оружием, и это давало им ряд преимуществ. Он расстелил на столе карту и стал отмечать на ней место стычки его людей с группой русского спецназа.

«Итак, если это произошло здесь, то они, наверняка, постараются уйти в горы, там меньше людей, а это значит, что проследить их маршрут будет гораздо сложнее. С другой стороны, как бы они там не кружили, вот это место они обойти не смогут и обязательно выйдут на него, так как другого пути у них нет. Следовательно, нужно разделить отряд на две половины. Одна будет их преследовать и гнать именно сюда, вторая устроит засаду и будет ждать их на этой точке», – подумал он, откладывая карандаш в сторону.

Он оторвал свой взгляд от карты и посмотрел на Руслана.

– Умойся и пригласи ко мне командиров, – приказал Дату.

Парень кивнул головой и скрылся за дверью. Через десять минут все командиры собрались в комнате Дату.

– Вот что, уважаемые командиры, – начал издалека Дату. – Как мне стало известно, русские все же высадили свой отряд. Наши люди не только прозевали эту высадку, но и при попытке преследования их были уничтожены.

Он снова разложил карту и посмотрел на собравшихся в комнате людей. Несмотря на то, что основная их часть вообще не владела умением читать топографическую карту, Дату все же стал показывать на ней место высадки русского спецназа. Все командиры, затаив дыхание, наблюдали за движением его карандаша.

– Два наших отряда, – произнес Дату и посмотрел в сторону двух командиров, – погонят русских к ущелью. Вы не должны вступать с ними в бой, а просто всегда обозначать свое присутствие у них за спиной. Остальные наши отряды будут ждать русских вот здесь.

Карандаш Дату уткнулся в точку на карте. Все перевели взгляд с его лица на карту.

– Вот здесь мы и навяжем им бой. Главное, захватить в плен командира, так как только он один знает конечную точку их движения. Надеюсь, сейчас все будет сделано так, как я говорю. Аллах с нами, правоверные.

– Аллах, Акбар, – хором произнесли командиры и стали, не торопясь, выходить из комнаты.

***

Бойцы группы Лаврова торопились, стараясь как можно быстрее оторваться от преследующего их противника. Пока им удавалось уходить от боевого столкновения, но это только пока. Павел хорошо понимал, что это удается сделать не потому, что противник слаб и старается не вступать с ними в бой, а, по всей вероятности, просто это в его планы пока не входило. Сейчас он шел, размышляя над всеми этими моментами.

«Откуда они узнали о нашем рейде? Ведь о нем знали лишь несколько человек: генерал Медведев, полковник Пышный? Где произошла утечка? Ведь, если бы я самостоятельно не изменил маршрут, то на месте высадки нас бы просто всех расстреляли из пулеметов. И сейчас, почему они не пытаются нас атаковать, ведь их значительно больше, чем нас? На их стороне знание местности, население. Выходит, они нас просто гонят на засаду, где все и закончится. Неплохо придумано, сразу чувствуется военная тактическая мудрость. Выходит, что ими командует достойный уважения командир».

– Харламов! Позови ко мне радиста, – приказал он бойцу.

Через две минуты, тяжело дыша, около Павла уже шел радист.

 

– Михайлов! Выходи на связь, – приказал он ему. – Морозов! Всем привал!

– Есть, – коротко бросил радист и устроился между камней.

Он включил станцию и начал сканировать эфир. Наконец ему удалось поймать нужную волну. Он, молча, протянул Лаврову микрофон, а сам отошел в сторону.

– База, я «Душман», база, база, я «Душман»!

– Слушаю, «Душман», я база, – услышал Павел сквозь треск эфира.

– База, для первого. Пришлось свернуть в сторону, хозяин был дома. У вас где-то сквозит, срочно заткните щель.

– Все понял, «Душман». Продолжайте двигаться по маршруту. Все остается в прежнем режиме. Брат ждет тебя в назначенное время.

Лавров подозвал к себе радиста и передал ему станцию.

– Командир! Что будем делать, они наступают нам на пятки? – обратился к нему Морозов.

– Ничего. Скоро ночь. Я думаю, что ночью они нас атаковать не решатся. Нужно воспользоваться этой возможностью, другой такой у нас может и не оказаться.

– Я что-то тебя не понял, командир?

– Все просто. Когда наступит темнота, мы двинемся не вдоль подножья горы, а постараемся подняться выше и пропустим их вперед. Пусть они считают, что гонят нас на засаду, а мы пойдем за ними, укрываясь за их спинами. Я один раз уже использовал подобный прием в Афганистане. Там нас тоже, как и здесь, гнали на засаду.

– Все понял, командир. Ну, что поднимать людей?

– Не нужно. Пусть немного отдохнут. Нам еще шагать и шагать.

Где-то вдали послышались выстрелы. Морозов посмотрел на Павла, ожидая его команды.

– Не дергайся, Вадим. Если бы они хотели напасть на нас, то уже давно бы это сделали. Просто они обозначают для нас свое присутствие.

Морозов полез в карман куртки и, достав пачку сигарет, протянул ее Лаврову. Он посмотрел на Морозова как-то не по-доброму и оттолкнул от себя его руку.

– Ты что? Курить в темноте. Тебя же первый снайпер легко снимет. Прикажи бойцам не курить.

– Понял, – тихо ответил Морозов и направился к группе бойцов, которые отдыхали недалеко от них.

***

Отдохнув около часа и дождавшись темноты, Лавров повел свою группу вверх по склону горы. Все бойцы великолепно понимали, что темнота и тишина передвижения могут спасти их от смерти. Поэтому Павлу не приходилось никого из них подгонять. Вскоре все идущие вслед за ним бойцы, стали отставать, сказывалось отсутствие у них горной подготовки. Остановив измученных переходом солдат, он дал команду на отдых. Павел лег на камни и, укрывшись плащ-палаткой, включил фонарик. Он минут десять изучал карту и прежде чем ее свернуть, подозвал к себе радиста.

– Сколько у нас осталось времени до выхода в эфир? – поинтересовался он у него.

Солдат посмотрел на светящиеся стрелки своих часов.

– Двадцать минут, товарищ капитан.

– Хорошо, подождем немного, пусть люди отдохнут.

Через полчаса он поднял людей, и они снова стали подниматься в горы. Это был, наверное, самый сложный переход с момента их высадки. Они с большим трудом форсировали небольшую горную речку с сильным течением. Темнота, скорость воды и скользкие острые камни оказались нелегким испытанием для многих солдат. Два солдата получили ранения, поскользнувшись на мокрых камнях. Только сейчас Павел понял, что сто раз оказался прав, не взяв с собой большой объем груза, который при форсировании водной преграды мог бы погубить солдат.

– Привал! – скомандовал он, заметив небольшую пещеру. – Завесьте вход плащ-палаткой и разведите огонь. Нужно обсохнуть и поесть.

Выставив охранение, он вернулся в пещеру, где уже полыхал небольшой костер.

– Вот что, Вадим, – обратился он к Морозову. – Возьми трех бойцов и направляйся обратно к речке. Скоро начнет светать, и я бы хотел знать, сколько человек преследует нас. Как только они пройдут, тут же направишь ко мне одного из бойцов. Нужно будет двигаться за ними, держа их на расстоянии видимости.

– Все понял, командир, – произнес он и стал выкрикивать фамилии бойцов, которые направятся вместе с ним обратно к реке.

Вскоре их фигуры скрылись в темноте ночи. Положив под голову мешок, Лавров лег и стал рассматривать звездное небо. Горный воздух, чистый и прозрачный, давал возможность охватывать большое количество звезд, которых невозможно видеть в городских условиях.

«Да, здесь совершенно другие небо и звезды, не то, что в Афганистане, – подумал он. – Здесь вроде бы и звезд больше, и расположены они совершенно по-другому».

Он закрыл глаза и, чтобы немного отвлечься от возникших проблем, стал думать о Тамаре.

«Интересно, а она думает обо мне или нет? – подумал Лавров. – Нет, я должен сделать все, что мне поручили. Нельзя подвергать ее жизнь опасности».

В какой-то момент он почувствовал, что его спина стала замерзать. Он повернулся на бок, но острый камень уперся ему в ребра. Тихо выругавшись, он поднялся на ноги и, подтянув к себе мешок, достал из него банку тушенки. Судя по банке, эта тушенка была из старых армейских запасов, и он, вонзив в ее дно нож, моментально ощутил пряный запах тушеного мяса. Вспоров банку, он начал есть мясо, заедая его сухими галетами.

Где-то недалеко раздались несколько выстрелов, и снова стало тихо. На востоке небо стало серым, и с гор пополз белый сырой туман. Отбросив в сторону пустую банку из-под тушенки, Лавров поднялся и посмотрел на часы.

«Начало третьего, – подумал он. – Сейчас чеченцы должны спохватиться, что мы ушли, пока они отдыхали, и будут предпринимать попытки догнать нас и снова сесть нам на хвост».

– Командир! Время выхода в эфир, – произнес подошедший к нему радист. – Что будем делать?

– Выхода в эфир, не будет, – в ответ произнес он.

Из пелены тумана показались три фигуры, в которых он сразу же признал Морозова и двух его бойцов.

– Ну, что доложишь? – обратился он к своему заместителю.

– Нас преследует отряд численностью в пятьдесят человек, – начал свой доклад Морозов. – Как ты и предполагал командир, они пошли вдоль подножия горы.

Лавров, молча, кивнул головой. Он был доволен, что мог просчитать действия своих врагов.

– Часа через два они поймут, что потеряли нас и предпримут попытку прочесать местность, чтобы снова найти и взять наше движение под контроль. Когда они повернут обратно, чтобы зачистить местность, мы спустимся и продолжим движение по ранее намеченному маршруту.

Морозов невольно улыбнулся. Ему явно понравилась задумка командира.

***

Дату со злостью отшвырнул микрофон радиостанции и с нескрываемой злостью посмотрел на Руслана.

– Эти болваны, похоже, потеряли русских в этих горах. Я же говорил им, что командир противника человек опытный, прошедший Афганистан. Нет, до них это не дошло. Сейчас бегают в горах, словно сайгаки, и ищут их. Что я скажу Гелаеву? То, что у меня глупые и ненадежные командиры? Я знаю, что он мне скажет. Он заставит меня самого искать этот отряд.

Он замолчал и посмотрел на своего родственника.

«Не нужно было все это говорить при нем. Зачем я показал ему свою слабость? Ведь я командир и всегда должен быть в его глазах образцом твердости и непогрешимости», – подумал Дату.

Руслан тоже молчал. Он впервые в жизни видел своего командира и родственника таким растерянным и беспомощным. Он хотел сказать несколько слов в поддержку, но вовремя остановился, так как хорошо знал, что это ему не понравится.

Дату снова взял в руки микрофон и стал отдавать команды командирам отрядов, преследующих группу «Душмана». С каждой сказанной им фразой голос его приобретал металлический оттенок, пока не стал предельно жестким.

– Если вы еще раз потеряете их, я сам надену на ваши шеи ошейники и, как гончих собак, поведу вас по следу. Вы, поняли меня?

Не дожидаясь ответа, он швырнул микрофон и вышел из комнаты. Взглянув на шипящую радиостанцию, комнату покинул и Руслан. А в это время небольшой отряд под командованием Мурата Газаева поднимался в горы. Вдруг один из идущих впереди отряда бойцов поднял руку.

– Всем стоять! – зычно крикнул Мурат и, осторожно ступая по камням, направился к разведчику.

– Ну что?

– Похоже, они здесь ночевали, – тихо произнес разведчик. – Видите свежие окурки?

Газаев осмотрелся по сторонам и действительно заметил несколько свежих окурков, которые были оставлены спецназовцами, словно для показа. Недалеко от большого валуна он заметил консервную банку из-под мясных консервов. Он сделал несколько шагов и нагнулся, чтобы поднять ее с земли. Поднимая, он услышал легкий щелчок, словно кто-то щелкнул пальцем по пустой банке. Вдруг из-под его ног вырвался столб яркого пламени. Тело человека стало необычайно легким, и он, широко взмахнув своими сильными руками, поднялся над землею. Его тело, искромсанное десятками осколков, отлетело в сторону и, словно бесформенный мешок, упало на камни. Стоявший недалеко от него разведчик, истошно закричал, схватившись руками за распоротый осколками живот. Видевшие все это чеченцы стали медленно отходить назад, считая, что вся лежавшая перед ними местность заминирована русским спецназом.

Рейтинг@Mail.ru