Душман. Последний выстрел

Александр Леонидович Аввакумов
Душман. Последний выстрел

Раздался сильный грохот. Павел автоматически вжал голову в плечи. Электричка на большой скорости промчалась по железнодорожному мосту и исчезла в темноте.

***

Лавров вышел из вагона электрички и быстро спустился в метро. Доехав до нужной ему станции, он направился к себе домой. Стараясь не разбудить хозяина, он осторожно открыл входную дверь и прошмыгнул в прихожую. Положив в кейс парик и оружие, он, осторожно ступая, прошел в туалет и смыл с лица остатки грима. Задержавшись на минуту перед зеркалом, он посмотрел на себя.

«Ты здорово прокололся, Лавров, – произнес он мысленно. – Во-первых, этот полковник чуть не убил тебя. Во-вторых, и самое главное, что ты не убил его. Теперь, наверняка, милиция уже знает, кто стрелял в него и сейчас, они уже расклеили десятки тысяч ориентировок по всей Москве с твоей фотографией».

Еще раз, пристально взглянув на свое лицо, он погасил свет и вышел из туалета.

Утром он включил телевизор в надежде услышать хоть какую-то информацию о вчерашнем происшествии. Однако он не услышал ни одного слова.

– Ты что, Павел, с утра сидишь у телевизора? – поинтересовался у него хозяин квартиры.

– Да хочу узнать, как вчера сыграл «Спартак».

– Спроси меня, и я тебе скажу. «Спартак» вчера выиграл со счетом два ноль.

Лавров быстро позавтракал и, собравшись, вышел на улицу.

«Стоит или не стоит искать генерала Медведева? – спросил он себя. – Если полковник Пышный остался жив, то, наверняка, сейчас генерал уже знает, что Лавров не погиб и занимается розыском похищенных ценностей. Следовательно, генерал уже начал против него свою контригру. Не исключено, что его люди начали розыск, а он обложил себя непробиваемой охраной».

Павел огляделся по сторонам и, не заметив ничего подозрительного, направился к станции метро. Сев в поезд, он поехал в центр города.

«Слушай, Лавров! А вообще стоит ли тебе искать генерала? Может, Морозов и не передавал им никаких ценностей? Почему ты решил, что он их отдал? Ты же сам видел этот разбитый вертолет, трупы летчиков, Артура. Почему погиб Артур? Ведь только он один знал шифр к кейсу. Выходит, его мог убить и Морозов, узнав этот шифр. А почему бы и нет? Тогда розыск генерала, пустая трата времени».

Заметив лавочку, Павел направился к ней. Достав сигареты, он прикурил и сел на скамейку. Он попытался вспомнить, что ему рассказывал Морозов о своем месте проживания, однако, сколько он не вспоминал, ничего существенного вспомнить не смог.

«Неужели я позабыл или он мне не рассказывал об этом? Если бы он мне что-то рассказывал, я бы точно вспомнил. Выходит, не говорил. Единственно, что он рассказывал, это о военном училище. Значит, нужно ехать в Рязань и начинать его розыск именно с училища. Там в отделе кадров лежит его личное дело, в котором указаны все его родственные связи, их адреса». Лавров стал с лавочки и, остановив такси, поехал на Казанский вокзал. Купив билет до Рязани, он стал ждать прибытия поезда.

***

Он шел по улицам Рязани, обходя большие лужи на тротуаре. За пятнадцать лет после того, когда он последний раз здесь был, город практически не изменился. Все те же маленькие, покосившиеся от времени, деревянные домики соседствовали с каменными «хрущевками», в которых размещались небольшие магазины. Павел остановился у КПП и, глубоко вздохнув, толкнул ручку двери.

– Вам кого? – обратился к нему постовой.

– Пригласи дежурного офицера. Я, майор ФСО Борисов, мне нужно с ним переговорить.

Постовой снял телефонную трубку и начал докладывать о его прибытии кому-то из своих командиров. Ждать пришлось недолго. В дверях КПП показался дежурный по училищу офицер в звании майора.

– Здравствуйте, майор, – специально не по уставу, обратился к нему Павел. – Я, майор ФСО Борисов. Дело в том, что мне необходимо получить справку о вашем выпускнике. С кем я могу решить этот вопрос?

– Сейчас мы свяжемся с нашим отделом кадров. Может, они вам чем-то помогут. Давайте, я вас провожу к ним.

Лавров прошел через вертушку и направился вслед за дежурным офицером. Они вошли в здание и поднялись на второй этаж. Офицер скрылся за дверью, оставив его одного в приемной. Вскоре дверь открылась, и его пригласили к начальнику.

– Чем могу помочь? – произнес сидевший за большим столом военный в звании подполковника.

– Мне нужна справка о вашем выпускнике Морозове Вадиме Семеновиче.

– А, что нельзя было направить официальный запрос? – поинтересовался подполковник, возвращая обратно удостоверение личности.

– Я бы на вашем месте не стал задавать подобных вопросов. Если я приехал к вам лично, значит, это дело не терпит отлагательств.

Подполковник снял трубку и отдал распоряжение. Пока подчиненные исполняли приказ своего начальника, он предложил Лаврову чашку чая.

– Вы случайно не выпускник нашего училища? – спросил подполковник. – Что-то лицо мне ваше знакомо.

– Нет. Я не учился в вашем училище. Вы меня, наверняка, с кем-то путаете.

– Возможно, майор. Вы сами знаете, через мои руки проходят сотни людей, может, я действительно вас путаю с кем-то из наших выпускников.

Чтобы больше у хозяина кабинета не возникало никаких к нему вопросов, Лавров взял со стола газету и углубился в чтение. Через двадцать минут дверь открылась и подполковнику занесли личное дело Морозова.

– Вот посмотрите, майор, – произнес он и протянул Павлу папку.

Лавров достал из кармана пиджака блокнот и начал выписывать интересующие его сведения.

«Выходит, он родом из Чебоксар, а я и не знал, – подумал он. – Это же рядом с Казанью. Интересно, кто сейчас там живет? Родители, брат? Это хорошо, они, наверняка, могут рассказать, где его искать. А, вот и запись о браке. Интересно, кто у него жена и откуда? Вот, здорово! Она оказывается из Казани и живет на улице Пушкина. Это же в центре города. Нужно обязательно навестить этот адрес».

Записав последний адрес, он вернул подполковнику личное дело.

– Спасибо, – коротко поблагодарил его Павел. – Вы нам очень помогли.

– Не стоит благодарности, майор. Всегда к вашим услугам.

Лавров развернулся и вышел из кабинета.

***

Павел набрал телефонный номер и, сев за стол, стал ждать ответа. Наконец трубку подняли.

– Здравствуй, Тамара. Это Павел, – тихо произнес он.

На другом конце провода повисла тишина. Там явно не ждали этого звонка. Прошло около минуты, прежде чем ему ответили.

– Здравствуй. Я же просила, чтобы ты больше мне не звонил.

– Я бы хотел с тобой поговорить и все объяснить. Ты можешь меня выслушать?

– Ты, что не русский? Ты русский язык понимаешь или нет? – несколько возмущенно и громко произнесла Тамара. – Я же сказала, что вычеркнула тебя из своей жизни. Я не хочу быть вдовой при живом муже. Эти вечные командировки, я их просто не вынесу.

– Их больше не будет, Тамара. Сейчас, у меня последняя командировка. Ты слышишь меня? Последняя!!!

– Я это все уже слышала. Я тебе не верю!

– Я клянусь! – чуть ли не закричал Павел. – Ты слышишь меня?

– Все, Павел. Я не хочу с тобой разговаривать и прошу тебя больше мне не звонить.

На том конце послышались короткие гудки отбоя. Лавров положил трубку и посмотрел на Николая Лукича, который стоял в дверях.

– Все ясно, – двусмысленно произнес старик. – Извини меня, но я все слышал. Это, конечно, не мое дело, но ты должен как-то определиться со своей жизнью. Женщина права, ей нужна семья, а не мужик, который месяцами мотается по России. Я смотрю, ты собрал свои вещи, уезжаешь?

– Да, Николай Лукич. Мне срочно нужно съездить в Казань и Чебоксары. Это ненадолго, от силы неделю.

– Раз нужно, так нужно, держать не буду. Вот что, Павел. Я собираюсь уехать погостить к своему старому другу. Когда вернешься, меня дома не будет. Адрес друга я напишу и оставлю на столе. Поэтому можешь смело приезжать и жить здесь без меня.

– Спасибо, – тихо поблагодарил он хозяина квартиры и, подняв с пола спортивную сумку, направился к выходу.

Он вышел на улицу и оглянулся назад. Сквозь стекло окна он увидел Лукича, который махал ему рукой. Он тоже махнул ему рукой и направился к станции метро.

Самолет на Казань вылетел строго по расписанию. Павел сидел около иллюминатора и с интересом рассматривал огни большого города, которые словно миллиарды огоньков медленно исчезали в темноте. Вскоре за бортом стало совсем темно, и он, задвинув шторку, стал читать газету « Вечерняя Москва». Неожиданно взгляд Павла остановился на небольшом некрологе. В нем извещалось о трагической гибели полковника ФСК Пышного.

«Выходит, умер, – с каким-то внутренним облегчением подумал он. – Значит, пока я не являюсь подозреваемым, ведь меня там никто не видел».

Он положил газету на свободное место и посмотрел на стюардессу, которая разносила прохладительные напитки. Лицо девушки чем-то напомнило ему лицо Надежды.

«Как же так, Лавров? Звонишь Тамаре в Смоленск, а сам все время ищешь в девушках черты покойной Надежды? Видно, ты ее так и не можешь забыть», – подумал он, принимая из рук девушки стаканчик с соком.

Он невольно усмехнулся про себя и вернул девушке пустой стакан.

***

Дом жены Морозова Лавров нашел быстро. Им оказалось знакомое ему здание на углу улиц Пушкина и Профсоюзная. Поднявшись на второй этаж, Павел позвонил в электрический звонок. За металлической дверью раздались осторожные шаги, которые стихли у порога.

«Наверное, разглядывает меня в дверной глазок», – подумал он.

– Кто там? – раздался испуганный голос из-за двери. – Я никого не жду.

– Здравствуйте. Я армейский друг вашего зятя. Мы вместе с ним воевали в Чечне. Он мне оставил этот адрес.

– Вадима дома нет, – ответила женщина. – Он вообще здесь никогда не жил.

– Галина Ивановна, откройте! Я действительно друг вашего зятя. Посоветуйте мне, где его можно найти? Другого адреса я не знаю.

– Он сейчас в Германии. Приедет лишь через три дня, вот тогда и приходите. А сейчас уходите или я вызову милицию.

 

Павел развернулся и стал спускаться по лестнице вниз. Выйдя на улицу, он достал сигарету и закурил.

«Что делать? Ждать три дня или поехать в Чебоксары и поговорить с его родителями и родственниками? Наверное, это самый оптимальный вариант», – решил он и поехал на автовокзал.

Ему повезло, он сумел попасть на последний автобус, который уходил в столицу Чувашии. Дорога заняла несколько часов. Вечером он уже был в Чебоксарах. Павел остановил такси и поехал в гостиницу. Разместившись в номере, он направился в ресторан гостиницы.

Утром, на следующий день, Лавров поехал по адресу проживания родителей Морозова. Однако, со слов соседей, те продали дом и переехали на постоянное местожительство куда-то в Подмосковье. Поблагодарив соседей за информацию, Павел поехал по родственникам. Но и здесь его ожидало фиаско, во всех указанных в личном деле Морозова адресах его родственники уже не проживали довольно длительное время. Возвращаясь обратно в гостиницу, Павел случайно столкнулся с женщиной, которая проживала рядом с родителями Вадима. Именно она сообщила о том, что родители Морозова переехали в Подмосковье.

– Знаете, я только что столкнулась с братом Вадима. Поинтересуйтесь у него, он, наверняка, знает, где проживают его родители.

– Где вы его видели?

– Да вон он, в шляпе и сером плаще.

– Спасибо, – коротко бросил Павел и устремился за мужчиной.

Он догнал его на остановке автобуса. Тот достал из кармана плаща сигарету и закурил.

– Можно прикурить? – обратился к нему Павел.

Мужчина протянул ему коробок со спичками.

– Морозов? – спросил его Лавров, возвращая спички.

– Да, – удивленно произнес мужчина и испуганно посмотрел по сторонам.

– Не удивляйтесь, Морозов. Я из федеральной службы охраны. Давайте отойдем в сторону и поговорим.

Павел протянул ему свое удостоверение. Мужчина мельком взглянул на него. Лицо его побелело.

– Что вам нужно от меня?

– Вы меня не интересуете. Меня интересует ваш брат Вадим Семенович. Где он сейчас?

– Я не знаю. Он собирался уехать в Германию. Последний раз я его видел с месяц назад.

– Зачем он выехал в Германию?

– Он хочет там купить небольшой дом и перебраться на постоянное местожительство.

Лавров взял его под локоть и отвел в сторону.

***

– Мой брат вернулся из Чечни совершенно другим человеком. Он практически ничего нам не рассказывал, и как мне показалось, он кого-то боялся. Перед тем как лечь спать, он лично закрывал двери и окна. Однажды, когда его не было дома, я случайно увидел на столе заграничные паспорта на него и его жену.

– Вадим, насколько я понял, ты хочешь уехать заграницу? – спросил я его. – Тебе что, здесь не нравится?

– Что значит, нравится или не нравится? Просто там спокойно. Там никто не стреляет и никто ничего не предъявляет.

– Это, в каком смысле?

– В самом прямом. Я здесь немного подсуетился и купил родителям дом в Подмосковье. Пусть хоть под старость поживут, как люди.

– Ты думаешь, они поедут?

– Если захотят жить, то поедут. Тебе тоже бы не помешало куда-нибудь уехать из города.

– Что значит, куда-нибудь? Откуда у тебя деньги?

– Деньги братишка я тебе подарю. Сейчас у меня много денег. Хватит и тебе.

Я тогда не поверил ему. Я хорошо знал Вадима, у него никогда не было денег. Все, что он зарабатывал, моментально тратилось его женой.

– Что так смотришь? Скажи сколько тебе нужно, чтобы начать новую жизнь? – спросил он меня, словно он был Остап Бендер, а я, Шура Балаганов.

– Это ты серьезно или просто шутишь?

– Серьезней не бывает. У меня много денег и сейчас отдельные люди захотят их отобрать. Я боюсь за вас. Я не хотел вас втягивать в это дело, но так получилось. И поэтому, если вы все уедете куда-то подальше от Чебоксар, будет лучше не только вам, но и мне.

– Вадим! Где ты взял такие большие деньги?

– Я не хочу рассказывать об этом. Да и зачем тебе все это знать. Меньше будешь знать, дольше проживешь. И запомни, я тебе ничего не рассказывал, и ты не знаешь, где я нахожусь. Вот возьми, здесь деньги.

Вадим протянул мне полиэтиленовый пакет, в котором находились деньги.

– Я завтра уеду, ты тоже уезжай, как можно быстрее. Это не шутка. Эти люди, которые разыскивают меня, способны на все. На следующий день он уехал. Вскоре уехали и наши родители. Я тоже хотел уехать, но против моего отъезда была жена. У нее здесь живут все родственники, и она отказалась уезжать отсюда.

Он закончил свой рассказ и посмотрел на Павла. Лавров молчал, и это его молчание все больше и больше пугало брата Морозова.

– Скажи, кто к вам приезжал? Я имею в виду, кто интересовался твоим братом?

– Да, приезжали недели две назад двое молодых ребят, интересовались Вадимом. Говорили, что вместе с ним служили в Чечне. Интересовались, приезжал ли он в Чебоксары.

– И что вы им ответили?

– Ничего. Сказал, что последние полгода он не писал и поэтому не знаю, где он может находиться.

– И они вам поверили?

– Не знаю. Это их дело. Единственно могу сказать, что одного из этих парней я видел вчера. Мы с ним столкнулись в центре города. Он прошел мимо, словно не узнав меня.

– Ты можешь мне описать, как он выглядел?

Мужчина задумался.

– Как выглядел? Да вроде бы, как обычный молодой мужчина. Единственно, что я запомнил, у него на левом виске было родимое пятно размером с небольшую сливу. Второй парень стоял немного в стороне, и я плохо его рассмотрел.

– Спасибо за помощь. Я тоже вас попрошу, забудьте и про меня, если хотите, чтобы с вами ничего не произошло. Я вам советую уехать из города.

Лавров повернулся и направился прочь от остановки.

***

Лавров ехал на автобусе. Поездка в Чебоксары, кроме информации о наличии у Морозова крупной суммы денег после возвращения его из Чечни, практически ничего не дала, за исключением того, что Вадима разыскивают какие-то неизвестные лица.

«Выходит то, что он остался жив во время чеченской операции, стало известно не только ему одному, но и людям генерала Медведева, – размышлял Павел. – Неужели туда направлялась новая группа? Впрочем, чему здесь удивляться, ведь на кону стояли такие большие деньги».

За окном мелькали ели, среди которых иногда, словно какие-то посторонние вкрапления, появлялись кучки берез в золотистом наряде.

«Ну, а ты зачем его разыскиваешь? Чтобы отобрать похищенные им деньги или тобой движет жажда мести?», – неожиданно для себя подумал он.

Этот вопрос явно застал его врасплох. Он вспомнил умирающего Харламова, себя, висящего на кресте, госпиталь. Именно тогда он принял решение, что должен найти этого человека и спросить его, почему он так поступил с ними. Ни о каких деньгах он тогда и не думал, так как никогда не стремился к личному обогащению.

Он снова оторвался от размышлений и взглянул в окно автобуса. Нарушая все правила движения, их автобус справа обгоняла иномарка.

« Что же он делает?», – подумал Павел, разглядывая лицо водителя в окно.

Водитель, молодой мужчина лет тридцати, словно услышав мысли Лаврова, посмотрел на него. Слевой стороны его лица около виска он отчетливо увидел родимое пятно размером с небольшую сливу. Павел хотел внимательнее рассмотреть этого человека, но машина, прибавив газу, промчалась мимо автобуса и устремилась вперед, в сторону Казани.

«Не может быть! – чуть не вскрикнул Лавров. – Неужели они вышли на меня в момент контакта с родственником Морозова? Получается, что они все это время следили за ним. Вот это здорово! Нужно отдать должное генералу Медведеву за четко разработанную комбинацию. Значит, он решил через меня найти Вадима, а потом просто ликвидировать меня».

От этой мысли Павлу стало не по себе. Он снова вспомнил годы, проведенные им в «Белой Стреле», когда ему приходилось вести нелегальный образ жизни. Тогда за ним стояли ресурсы ФСБ, сейчас он действовал один.

«Интересно, где они будут меня встречать, – подумал Лавров, – на въезде в город или на автовокзале? Они, наверное, не в курсе, что я родом из Казани и, довольно, хорошо знаю город. Ну что, ребята, потаскаю я вас по городу. Покажу вам все проходные дворы. Посмотрим, что вы умеете».

На въезде в город Зеленодольск Павел снова увидел уже знакомую ему иномарку. Пропустив мимо себя междугородний автобус, машина последовала за ним в сторону города.

– Ты не можешь меня высадить прямо здесь? – поинтересовался он у водителя, когда автобус свернул на улицу Фрунзе.

Водитель вопросительно посмотрел на него, однако, увидев у него в руках удостоверение личности, притормозил автобус. Павел быстро вышел из автобуса и вскочил в стоящий на остановке троллейбус. Оглянувшись назад, он заметил иномарку, которая проследовала вслед за автобусом.

***

Павел вышел из номера и направился к лифту. В холле он заметил молодого мужчину, на левом виске которого было родимое пятно. Лавров предполагал, что рано или поздно они его вычислят, но чтобы так быстро, это было неожиданностью для него.

«Откуда они узнали обо мне?», – подумал он, ожидая лифт.

Вдруг его словно прострелило.

«Как же я мог это не учесть. Ведь когда я приходил к полковнику Пышному, я почему-то забыл забрать в его доме видеокассету. Вот как они узнали обо мне, а я все ломал голову».

От этой мысли ему стало немного обидно за себя.

«Что с тобой, Павел? Прокол за проколом. Что тебе нужно, чтобы ты снова стал прежним ликвидатором? Сейчас ты снова в ловушке, и эти люди готовы в любой момент накинуть тебе петлю на шею».

Он резко развернулся и направился к себе в номер. Проходя мимо мужчины, он заметил, как тот весь напрягся и готов был броситься на него с кулаками. Теперь он досконально рассмотрел этого мужчину. Он оказался среднего роста, с хорошо развитым торсом, что говорило о том, что он раньше занимался или спортивной гимнастикой или акробатикой. Его светлые, тонкие, прямые волосы были зачесаны назад, открывая большой покатый лоб. Серые глаза мужчины были довольно маленькими для его лица и поэтому больше были похожи на амбразуры ДОТа.

– Извините, молодой человек. У вас огня не найдется? – спросил его Лавров.

– Нет, я не курю, – слегка заикаясь от волнения, ответил мужчина.

– Вы случайно не меня ждете, молодой человек? Мне вот по телефону назначили встречу, а я этого человека и в глаза никогда не видел. Вот и спросил вас об этом. Раз это не вы, тогда я поехал вниз.

Павел шел по узкому длинному коридору гостиницы, чувствуя спиной пристальный взгляд молодого человека.

«Интересно, сколько их? Двое, трое или больше? Они, наверняка, сейчас плотно держат адрес тещи Морозова, следовательно, мне там делать нечего. Если Вадим не глуп, то он едва ли сунется в этот адрес. На чем же ты сюда приедешь, на поезде или самолете?», – размышлял он, ожидая лифта.

Наконец двери перед ним раскрылись, и он вошел в лифт. В лифте уже находился пассажир. Им оказался молодой, спортивного вида парень, в синих американских джинсах и клетчатой рубашке. Павел нажал на кнопку, и лифт медленно пошел вниз. Панель, на которой находились кнопки, была полированной, и это позволяло Лаврову контролировать действия парня, стоявшего у него за спиной.

Лавров заметил, как в руке парня оказался нож. Он резко развернулся в сторону и ударил его в лицо головой. Удар получился сильным. Парень выронил нож и схватился за разбитое в кровь лицо. Не давая тому опомниться, он снова нанес удар коленом в пах. Глаза парня от боли полезли на лоб. Ноги у него подкосились, и он упал на пол. Павел успел подобрать с пола нож, прежде чем открылась дверь лифта. Лавров вышел из лифта и нажал на кнопку девятого этажа. Лифт закрылся и медленно двинулся вверх, увозя в своей капсуле, скорченное от боли тело молодого человека.

Лавров вышел из дверей гостиницы и взмахом руки остановил проезжавшую мимо него автомашину.

«Если два человека генерала Медведева в гостинице, то, наверняка, столько же стерегут и адрес тещи Морозова», – решил он.

– Вон, около того дома тормозните, – произнес Павел, обращаясь к водителю. – Если можно, то подождите меня минут десять. Вот вам аванс.

Водитель взял деньги и, свернув налево, припарковался у обочины.

***

Перед тем, как войти во двор, Лавров осмотрелся по сторонам. Людей, которые могли бы насторожить его, он не увидел. Он быстро пересек двор и, открыв дверь, вошел в полутемный подъезд дома, в котором сильно пахло кошачьей мочой и грязным человеческим телом. После яркого солнечного дня подъезд показался ему казематом.

«Как люди живут в таких скотских условиях?», – невольно подумал он, нащупывая в темноте очередную лестничную ступеньку.

Через секунду- другую глаза стали различать предметы и цвет дверей. На площадке между вторым и третьим этажами Павел увидел молодого мужчину, который при виде его отвернулся и стал что-то рассматривать в грязное окно.

 

«А, вот и третий, – решил Лавров. – Плохо играет. Такие, как он, люди в подобных домах не живут».

Лавров поднялся этажом выше и, не звоня, толкнул дверь. Осторожно ступая, направился к двери, из-за которой раздавалась громкая музыка. Павел слегка приоткрыл дверь. В щель он увидел молодого человека, который рылся в комоде хозяйки.

– Тихо, не дергайся, а иначе убью на месте, – услышал Павел у себя за спиной.

Лавров медленно повернулся и увидел парня, которого буквально с минуту назад заметил в коридоре подъезда. В руках парня был пистолет «Макарова». Лавров сделал шаг назад и поднял руки. Стараясь прикинуться простачком, Павел произнес:

– Ты это, что учудил? Убери пистолет, я и не собираюсь ничего делать. Просто проходил мимо, смотрю, дверь открыта, ну и решил посмотреть, что там.

– Не нужно мне парить мозги. Я хорошо знаю, кто ты. Я тебя хорошо рассмотрел на пленке в доме полковника Пышного. Ведь это ты его застрелил?

– Ты что-то путаешь. Я не знаю никакого полковника Пышного.

– Давай, заходи в квартиру, там и поговорим, – произнес парень и движением пистолета продемонстрировал свои требования.

Павел толкнул дверь и оказался в комнате. В углу на полу лежала женщина, около головы, которой растекалась красная лужа крови. Вещи женщины были демонстративно разбросаны по всей квартире.

– Женя! Как ты и предполагал, он пришел к ней. Что теперь с ним будем делать?

Мужчина повернулся к Лаврову и посмотрел на него оценивающим взглядом.

– Что, что? Замочим его здесь.

В этот момент в коридоре раздались грузные шаги. Мужчины с оружием в руках встали около двери, на какой-то миг, позабыв о Лаврове. Этого оказалось достаточно, чтобы он принял решение. Резким ударом в челюсть свалил одного из них на пол, а второго ударил ножом в бедро. Мужчина, взвыв от боли, дважды выстрелил в сторону Павла, но промахнулся. Лавров снова ударил мужчину. Удар пришелся в область шеи, от которого тот захрипел и упал на пол. Нагнувшись над ним, Павел пошарил в его карманах и достал удостоверение охранного предприятия.

«Значит, это не ФСБ, – с неким облегчением подумал он. – Это в какой-то степени облегчает мою задачу».

Подобрав с пола оружие охранников, он быстро направился из дома. Выйдя на улицу, он попытался найти нужную ему машину, но той на месте не оказалось.

«Выходит, это меня искал водитель автомашины, – решил он. – Сейчас, главное, как можно быстрее покинуть этот микрорайон».

Не останавливаясь, он направился в сторону гостиницы.

***

Лавров прошел в гостиницу, минуя главный вход. Поднявшись к себе на этаж, он быстро открыл свой номер и невольно остановился на пороге. Все его вещи, выложенные из спортивной сумки, лежали на кровати. Дно сумки было вспорото. Сунув вещи обратно в сумку, он поспешил из номера. Павел вышел из гостиницы и, остановив попутную машину, направился на автовокзал. Сев в автобус, идущий в Чебоксары, он задумался. Теперь у него были лишь два человека, способных что-то сообщить ему о местонахождении Вадима Морозова.

Автобус тронулся и, выехав на улицу Татарстан, стал набирать скорость. За стеклом проплывали до боли знакомые улицы города, по которым он так любил бродить с Надеждой.

«Почему я снова вспомнил ее? Ведь ее давно нет в живых, – уже не в первый раз спрашивал он себя. – Почему я до сих пор никак не могу ее забыть?».

Он невольно посмотрел по сторонам. По улицам города шагали десятки, сотни симпатичных девушек и молодых женщин, однако, все они почему-то не вызывали того чувства, которое он испытывал, когда рядом шла Надежда. Автобус резко затормозил на перекрестке, и, тем самым, оторвал Павла от грустных воспоминаний. Он взглянул в окно. Автобус остановился около кинотеатра «Идель» и подсадил двух пассажиров.

«Сейчас единственным источником местонахождения Морозова могут быть лишь его ближайшие родственники. Посмотрим, звонил ли он своему брату или нет? Через него можно узнать и адрес проживания его родителей», – подумал он.

Лавров закрыл глаза и погрузился в дремоту. Выйдя с автовокзала, Павел подошел к группе таксистов, стоявших около киоска.

– Ребята! Кто свободен? – обратился он к ним.

– Я, – ответил мужчина небольшого роста. – Вам куда?

Лавров назвал адрес и сел на заднее сиденье автомашины.

– Если можно, то давайте заедем в какой-нибудь спортивный магазин. Мне нужно купить сумку. Кто-то порезал у моей сумки днище.

По дороге к дому брата Морозова он купил большую и удобную сумку и переложил в нее все свои вещи. Сверху он положил два пистолета, которые отобрал у охранников.

– А кто вас интересует в этом доме? – неожиданно спросил его водитель.

– Морозов.

– Алексей, что ли? Так его нет.

– А где он? – удивленно спросил Лавров.

– Погиб в ДТП. Переходил через дорогу и попал под машину. Откуда она только взялась. Вы же знаете, улочка узенькая, и транспорт по ней вообще не ездит. А этот летел, словно на пожар. Завтра в одиннадцать похороны.

– Тогда это все меняет. Оставь меня где-нибудь около гостиницы. А то, как-то нехорошо получится, у людей горе и вдруг я. Если завтра за мной заедешь, буду благодарен.

– А, что не заехать? Заеду, – тихо произнес водитель и стал сворачивать вправо.

Машина, проехав еще метров пятьсот, остановилась около гостиницы. Расплатившись с водителем, Лавров направился в здание. Оплатив номер, он поднялся на третий этаж. Войдя в номер, он закрыл за собой дверь и повалился на кровать.

«Что делать? Брат Морозова мертв. Его, похоже, убрали охранники генерала Медведева. Теперь вся надежда на его жену. Интересно, знает ли она адрес проживания свекрови? А если нет?».

Он встал с кровати и, умывшись, снова лег. Вскоре он уснул.

***

В десять тридцать он вышел из гостиницы. Недалеко от входа он увидел знакомую машину, около которой стоял и махал ему рукой таксист.

– Ну, что? Вы поедете на похороны? – спросил он у Павла.

– Поехали. Может, мне удастся переговорить с его женой.

Лавров сел в машину, и они, медленно лавируя среди припаркованных автомобилей, выехали на улицу. Народу на похоронах было немного, в основном соседи да несколько крепких мужчин с места работы покойного. После поминок Павел подошел к жене и, извинившись перед ней, предъявил удостоверение офицера ФСО.

– Анна Федосеевна! Я специально приехал из Чечни, чтобы поговорить с вашим мужем. Я близкий товарищ брата вашего мужа и очень бы хотел встретиться с ним. Ваш муж пообещал устроить эту встречу, но из-за этой глупой смерти, по всей вероятности, не успел. Скажите, он вам не звонил?

– Звонил. Он позвонил мне вчера вечером и, когда я ему рассказала о смерти Алексея, почему-то сильно испугался. Он попросил у меня извинение за то, что виноват в смерти моего мужа. Вы меня извините, Анатолий Иванович, но я так и не поняла, в чем его вина. И еще он попросил меня никому не рассказывать об этом ночном звонке.

– Вот и мне он сообщил, что уезжает на время в Германию, и предложил встретиться в доме его родителей. Однако, насколько я знаю, родители недавно уехали в Подмосковье и сейчас не проживают здесь в Чебоксарах. Может, вы мне дадите их адрес, и я поеду туда?

Она, молча, достала из сумки ручку и на салфетке написала адрес свекрови. Лавров поблагодарил ее и, повернувшись, направился к такси, которое ожидало его на улице недалеко от кафе.

– Ты меня до Москвы не подбросишь? – обратился Павел к водителю. – Плачу за оба конца.

Водитель почесал свой давно облысевший затылок.

– Хорошо. Только давай я заеду домой, предупрежу жену.

Лавров кивнул ему и сел в автомашину. Водитель вышел из дома через тридцать минут. В руках он держал большой пакет с едой.

– Извини. Вот жена наложила продуктов в дорогу, словно я уезжаю на месяц.

– Заботливая она у тебя. Это хорошо, значит, любит.

Они ехали всю ночь и утром были в Москве. Расплатившись с водителем, Лавров направился к станции метрополитена. Спустившись вниз по эскалатору, он сел в последний вагон электрички. Поезд сорвался с места и резво рванул в темноту туннеля.

«Кто бы знал, что этот мой вояж в Казань и Чебоксары будет таким неудачным», – подумал он.

Он посмотрел на девушку, которая сидела напротив него.

Рейтинг@Mail.ru