Жестокая война. Ближний Восток в огне

Владимир Вольфович Жириновский
Жестокая война. Ближний Восток в огне

Мы готовы подписаться под этими словами и сегодня, как и под следующими за ними оценками Владимиром Жириновским мировой ситуации:

«Наступил исторический час. Отбросьте противоречия между вашими странами, забудьте обиды. Все плохое, что было между вами, было спровоцировано западным миром.

Вас искусственно делили на части, незаконно отобрали Кувейт у Ирака, разделили Йемен на два государства, мучают Афганистан, создали искусственные границы Пакистана, провоцируют насилие в Алжире и т. д.

Не надо ничего бояться. Разросшаяся военная экономика Запада требует длительных войн, только тогда будут заказы для военной промышленности США.

Для них опасна молниеносная война, тогда рухнет экономика и государство США.

Если мы в новых условиях не проявим нужную солидарность, то они будут мучить отдельные регионы планеты, населенные в основном мусульманами и православными, издеваться над ними, периодически нас обстреливать.

У нас с вами самое мощное оружие в мире, самые большие территории, самое компактное население. Мы с вами соседи и братья. Нам хватит земли и ее благ.

Это они, обворовав всю планету, пытаются получить дополнительные источники энергии, чтобы каждый день заводить двигатели 200 миллионов американских автомобилей.

А для этого им нужна арабская нефть и других мусульманских стран и слабая Россия, чтобы она не могла защитить вас, мусульман.

Поэтому они нам поставили у власти в 1985 году продажную клику Горбачева, который поломал равновесие, сложившееся в мире в эпоху Брежнева.

События 11 сентября – это агония Америки. Это последняя, самая мерзкая провокация Соединенных Штатов.

Объединим наши ряды! Сплотим наши страны!

Поможем друг другу экономически и в военном отношении!

Прекратим всякие выпады против мусульманских и православных стран, исходящие от некоторых подкупленных центров, расположенных в наших с вами странах.

Не поддавайтесь вражеской американской пропаганде! Нефтяные короли и хозяева ВПК Америки – вот ваш и наш главный враг. Простые американцы тоже протестуют против правящей клики в Вашингтоне.

Окажите ваше влияние на обманутых чеченцев на Кавказе. Надо покончить с этой болевой точкой России, с тем чтобы Россия смогла оказывать большую помощь всем мусульманским странам.

Вы знаете мою честность и преданность делу мусульманских народов. Уже 10 лет я единственный из российских политиков и в масштабе всего мира открыто поддерживал Саддама Хусейна, Муаммара Каддафи, руководство Ирана, требовал признания правительства талибов в Афганистане и старался своей деятельностью помочь мусульманским странам планеты.

Мусульмане и православные! Объединим наши усилия в борьбе за торжество разума и справедливости на нашей многострадальной Земле!»

Эти оценки, выводы и призывы вряд ли кто-нибудь сможет оспорить и в настоящее время. Они по-прежнему актуальны. Особенно сегодня, когда идет война США и их союзников против Сирии с использованием множества террористических группировок.

Так как на стороне Сирии выступили такие державы, как Россия и Иран, то поддержка турками и американцами террористов фактически может сыграть роль недостающего пока жестокой войне детонатора превращения ее в третью мировую войну. Тем более что после жесткой расправы нанятых США подонков с Хусейном и Каддафи тень этой войны уже давно лежит на выжженных солнцем горах и равнинах Ближнего Востока и Северной Африки.

ДЖИХАД ИЛИ ГАЗАВАТ?

Для европейского исследователя проблем мусульманского мира крайне полезно ознакомиться с духом джихада в изложении наиболее известных исламских богословов с сохранением особенностей исламского звучания.

Все их поучения преисполнены интонаций, насыщенных чрезвычайным богопочитанием и богобоязнью. «От имени Аллаха милостивого, милосердного».

С точки зрения исламской культуры и учений борьба (джихад) в ее кратком и исчерпывающем смысле представляет собой один из главных и базовых принципов ислама.

Предводитель мусульман Мухаммед, когда он утверждал основы ислама, заявил: «Высшей фазой всех поучений является ислам. Молитва – это основание, а джихад – это вершина исламского учения».

Жизнь верующего есть постоянная борьба и бесконечная схватка. Мухаммед говорит: «Джихад верующего продолжается до дня воскрешения».

Для всякого мусульманина жизнь, которая протекает без борьбы (джихада) и без духовного искания, есть жизнь невежества и тьмы, ибо: «Всякий, кто встречает смерть и не исполнил джихад (пока был жив), или не имел стремлений к джихаду (пока был жив), уходит в смерть в невежестве».

Исламские богословы учат, что в общем здании совершенства и величия ислама джихад находится на вершине совершенства.

Джихад (исламская борьба) – это хорошо обдуманная позиция, тщательно спланированное движение и удар, который вмиг устранит врага.

В большинстве случаев джихад осуществляется в виде мирных и интеллектуальных собеседований, в других случаях он проходит в форме быстрых революционных действий, порою в виде вооруженной борьбы – «решительных ударов в лицо тем, кто совершает злые дела».

Об этом в Коране говорится так: «Приглашай (всех) на путь Аллаха мудрым и прекрасным поучением, и спорь с ними способами, которые сочтешь наилучшими и наиболее красивыми».

Первоначально под джихадом понималась борьба в защиту и за распространение ислама. Само слово «джихад» означает «усилие» или «борьбу за веру» («борьба на пути Аллаха»).

В отношении этой борьбы в Коране содержатся неоднозначные указания, отражающие конкретные условия деятельности пророка Мухаммеда в мекканский и мединский периоды его жизни: 1) не входить с «многобожниками» в конфронтацию и склонять их к истинной вере «мудростью и хорошим увещеванием»; 2) вести с врагами ислама оборонительную войну; 3) нападать на неверных, но так, чтобы военные действия не приходились на священные месяцы; 4) нападать на них в любое время и повсюду.

В разработанных позднее факихами (толкователями Корана) концепциях джихада этот термин наполняется новым содержанием.

Имеется различие между понятиями «джихад сердца» (борьба с собственными дурными наклонностями), «джихад языка» (проведение одобряемого и запрещение порицаемого), «джихад руки» (принятие дисциплинарных мер в отношении преступников и нарушителей норм нравственности) и «джихад меча» (вооруженная борьба с неверными, причем убитому мусульманину в бою с врагом уготовано вечное райское блаженство).

Если говорят слово «джихад» без дальнейших уточнений, это обычно означает именно вооруженную борьбу с неверными во имя торжества ислама.

Впрочем, для полной определенности в этом значении у мусульман еще выступают слова «фатх» и «газават», то есть «борьба с неверными путем нанесения им ударов, изъятия их собственности, разрушения их святилищ, уничтожения их идолов».

Джихад считался одной из главных обязанностей мусульманской общины (уммы), хотя это оспаривалось еще в самом начале распространения ислама.

Так, видный исламский теолог Суфьян ас-Саури (716—778, по данным Википедии) – автор знаменитых сборников «Аль-Джа- ми аль-Кабир» и «Аль-Джами ас-Сагир» – утверждал, что джихад – акт, рекомендуемый только мусульманам, который становится их обязанностью только тогда, когда они подвергаются нападению.

В эпоху Нового времени аналогичной точки зрения придерживались мусульманские секты бабитов и ахмадитов.

С точки зрения объекта вооруженной борьбы они различают шесть типов джихада: 1) против «врагов Аллаха» (то есть тех, кто угрожает существованию уммы, тех, кто преследует мусульман, и язычников); 2) против тех, кто покушается на неприкосновенность границ (то есть против агрессии извне); 3) против вероотступников; 4) против «притеснителя»; 5) против разбойников; 6) против монотеистов-немусульман, отказывающихся платить дань или налог.

Выбор между «мечом» (смертью) и переходом в ислам предлагался только язычникам.

Что же касается «людей Писания», то есть иудеев и христиан, то к ним отношение более мягкое, так как ислам признает христианских пророков. В странах за пределами Аравии целью джихада становилось не обращение в ислам местных жителей, а подчинение их мусульманскому государству с переходом на положение зимми – лиц, обязанных платить дань.

Однако с вероотступниками соглашение о переходе в разряд зиммиев не допускалось. Для них была уготована только казнь.

Согласно классической доктрине, в случаях, когда мусульмане подвергаются нападению извне, от участия в джихаде освобождаются несовершеннолетние, душевнобольные, слуги, женщины, больные и немощные, лица, не имеющие походного снаряжения, те, кто не получает разрешения на участие в джихаде от родителей, и должники, не получающие такого разрешения от своих кредиторов.

По предписаниям этой доктрины, касающимся взаимоотношений воюющих сторон, на территории противника запрещено убивать женщин и несовершеннолетних, если те не сражаются против мусульман.

Взрослые же мужчины обращаются в военнопленных. Это правило не распространяли на мужчин, неспособных к военным делам и к продолжению рода (старики, монахи).

С военнопленными имам (глава общины, духовное лицо, а иногда и предводитель армии, если вспомнить знаменитого имама Шамиля, командующего отрядами кавказских горцев) мог поступить трояко: предать смерти, освободить за выкуп или превратить в рабов.

Если он решал предать военнопленного смерти, то до выполнения этого решения никто не имел права калечить последнего или подвергать физическим мукам.

Имам мог также освободить военнопленного, переведя его на положение зимми.

Военнопленных, обратившихся в ислам, убивать не разрешается. Некоторые из ранних исламских теологов, например Хасан аль-Басри (642—728, по данным Википедии), квалифицировали убийство военнопленного как запрещенное или достойное порицания дело.

 

Согласно всем мазхабам (школам исламского богословия), подлежит уничтожению то имущество противника, которое нельзя переправить на мусульманскую территорию.

Однако такого единодушия не было в отношении скота. Органично связанная с обычаем набегов, практиковавшимся племенами Аравии в доисламские времена, идея джихада впоследствии разрешала и освящала территориальную экспансию мусульманских государств, а в Новое и Новейшее время использовалась в целях антиколониальной борьбы.

В последние десятилетия торжество ислама во всемирном масштабе, как цель джихада, используются главным образом в борьбе с Израилем и США.

Современная мусульманская литература делает акцент на оборонительных положениях джихада, причем некоторые авторы ратуют за включение основанного на доктрине джихада «мусульманского международного права» в ныне действующее международное право.

Джихад в широком смысле трактуется как приложение максимальных усилий для достижения экономической и военной мощи, способной противостоять агрессии, как борьба за укрепление национальной независимости, осуществление программ социально-экономического развития и выполнение конкретных задач (борьба за урожай, против эрозии почв, за ликвидацию неграмотности).

С понятием джихада тесно связаны такие понятия, как «дар ал-ислам», «дар ал-сулх», «дар ал-харб» и «газават».

Дар ал-ислам (территория ислама) – собирательное обозначение всей совокупности мусульманских стран, находящихся под властью мусульманских правителей, жизнь в которых полностью регулируется шариатом (исламским правом), в противоположность дар ал-харбу.

Дар ал-сулх (территория мирного договора) – термин для территорий, заключивших при завоевании договор с мусульманами. Договор определял размер дани и правовое положение жи- телей-немусульман. При этом за пределами условий договора продолжают действовать прежние порядки.

К концу VIII века, когда эти положения были сформулированы, большинство областей, заключавших договоры, вошло непосредственно в состав халифата (хотя и при сохранении местных династий).

С распадом халифата все области, которыми правили государи-мусульмане, рассматривались как дар ал-ислам вне зависимости от состава населения и характера отношений с соседними чисто мусульманскими государствами, а договоры с немусульманскими государствами носили характер обычных межгосударственных соглашений.

Дар ал-харб (территория войны) – термин, объединяющий немусульманские страны за пределами дар ал-сулх, которые рассматривались мусульманскими правоведами как страны, находящиеся в состоянии войны с мусульманами, причем отсутствие военных действий считалось временным перемирием.

Одной из разновидностью джихада является газават. Г азават (мн. число от «газва» – «набег») – это короткая священная война.

Мусульманские газаваты восходят к распространенной в кочевых обществах практике набегов с целью захвата добычи. В кочевых обществах Аравии газават играл важнейшую роль. В их основе лежала экономическая необходимость в перераспределении ресурсов внутри общества.

Позднее термином «газават» обозначались рейды мусульман против «неверных» в ходе военной конфронтации мусульманского мира со своим окружением. В XIX веке в России газаватом называли войны кавказских горцев против политики России.

В 20-х годах XX столетия газават на территории бывшего Советского Союза предстал в форме басмаческих вооруженных выступлений под исламскими лозунгами, направленных против Советской власти. В последнее время опасные рецидивы газавата имеют место на территории Чечни и Дагестана.

Вот такие общие, но крайне необходимые разъяснения.

Является ли джихад частью жестокой войны на Ближнем Востоке? Думаем, что да, является.

В какой трактовке и с каким конкретным содержанием – это вопрос, решаемый в каждом отдельном случае при учете всех объективных и субъективных обстоятельств места и времени.

Рейтинг@Mail.ru